Adventurer #10
30 сентября 1999

Оттяг - "Я люблю свою работу" продавец алкоголя.

     (C) Dr. Laser

     НАША СЛУЖБА И ОПАСНА, И ТРУДНА...

     Этот день, как многие другие, начал-
ся  с  того,  что рано утром я отправился
торговать на базаре. Дело в том, что наша
аптека  расположена  на  пустынной улице,
которая,  к тому же, с односторонним дви-
жением. Вот и получается, для того, чтобы
свести  концы  с  концами, аптека (в моем
лице)  должна  торговать на выезде. Людей
на  базаре, как всегда, полным-полно, не-
которые  даже  что-то  у  меня  покупают.
Вдруг,  откуда не возьмись, вылетает муж-
чина  и  хватает с прилавка пузырек с зе-
ленкой.
     - Стойте! - кричу я. - Вы что делае-
те?
     Он смотрит на меня, как на сумасшед-
шего.
     - Как  что? - удивляется он. - Я по-
резал  палец  и  хочу его продезинфициро-
вать.
     И  что  бы  вы на это ответили? Я бы
тоже  хотел. Но я считаю, что если прода-
вец  и  покупатель  не могут быть взаимно
вежливыми,  то  пусть вежливым будет хотя
бы один из них.
     - Здесь  вам  не медпункт, а аптека,
говорю я. - Купите зеленку и тогда делай-
те  с ней, что хотите, хоть на землю лей-
те.
     Тем временем конфликт начинает прив-
лекать внимание прохожих.
     - Да  что  ты, в самом деле, жмешся,
возмущается  стоящий рядом со мной торго-
вец водкой. - Пожалел бы человека!
     Какой  нахал! Кто его вообще спраши-
вал! Ну что же, ты сам напросился.
     - Может,  тогда  вы  его  пожалеете?
ехидно интересуюсь я. - Отольете ему нем-
ного водочки?
     Зрители хохочут. Торговец водкой от-
ворачивается.   Мужчина  понимает,  каким
идиотом  он выглядит, но ложное самолюбие
не  позволяет  ему  сразу  признать  свою
ошибку.
     - Да зачем мне весь пузырек? - гово-
рит он.
     - Носите  с  собой на всякий случай,
отвечаю  я.  -  А то когда вы в следующий
раз  порежетесь, меня может здесь не ока-
заться.
     Зрители  опять хохочут. Пристыженный
мужчина расплачивается и отходит. Зрители
в большинстве тоже расходятся, но некото-
рые задерживаются посмотреть лекарства.
     - У  вас есть анальгин? - спрашивает
женщина.
     - Нет, - отвечаю я.
     - А в аптеке?
     - Тоже нет.
     - А может, хоть одну упаковочку най-
дете, а? Ну пожалуйста!
     Вот  оно, тяжелое наследие застойных
времен! Люди до сих пор считают, что весь
хороший  товар продавец прячет под прила-
вок, но, если хорошо попросить, может по-
делиться.  Но  я так не делаю, не потому,
что я такой честный (хотя до сих пор я ни
разу не попадался) и не потому, что боюсь
народного контроля (а чего его бояться?),
а  просто  потому, что мне нужна выручка.
Понимаете? ВЫ-РУЧ-КА!
     Однако, похоже мои объяснения до нее
не  доходят  и она уходит с обиженным ви-
дом.  Ее место занимает не совсем трезвый
мужчина.
     - Что у вас есть со спиртом? - спра-
шивает он.
     - Настойка пустырника, - отвечаю я.
     Он задумчиво чешет в затылке.
     - А подешевле?
     - Настойка валерианы.
     Он более задумчиво чешет в затылке.
     - А еще дешевле?
     Тут уже задумываюсь я.
     - Жидкость для укрепления волос.
     Его  лицо оживляется и не удивитель-
но: она стоит втрое дешевле настоек.
     - Дайте пять штук, - говорит он.
     Но  тут  его  опять одолевают сомне-
ния.
     - А  это точно со спиртом? - спраши-
вает он.
     - Да  вы  сами  можете  прочитать на
этикетке, - отвечаю я.
     Он  берет  пузырек  и  начинает  его
разглядывать.
     - "Спирт  эти-ло-вый",  - читает он.
Точно, со спиртом. Ну, спасибо.
     Он  рассовывает пузырьки по карманам
и  уходит. Да-а, если бы он знал, что его
ждет,  он бы не стал меня благодарить. Но
он сам виноват: если бы он повнимательнее
прочитал этикетку, то увидел бы, что пос-
ле  надписи "спирт этиловый" идет надпись
"масло  касторовое". Перефразируя извест-
ную рекламу, можно сказать: "Жидкость для
волос. Выпьешь - будет понос".
     А  вот и еще один покупатель. К при-
лавку  подходит  девушка  примерно  моего
возраста  и  начинает  рассматривать  ле-
карства.
     - Что  бы вы хотели? - не выдерживаю
я.
     - У  меня  вот  тут болит, - говорит
она,  показывая куда-то в область живота.
- Что вы можете мне посоветовать?
     Да-а,  только  что я ругал годы зас-
тоя,  но  сейчас,  похоже, мне придется о
них пожалеть. В то время, если у человека
чтонибудь  болело, он шел в больницу, там
ему  выписывали  рецепт, который он нес в
аптеку,  даже  не  заглядывая  в  него, а
иногда  даже  не  проверяя, действительно
ли то, что он дает, является рецептом.  У
меня  даже  был  случай,  когда не совсем
трезвый  товарищ  вручил  мне листок, где
было  написано: "5 бутылок вина, 10 буты-
лок  водки"  и в ответ на мои предположе-
ния,  что  он вручил мне не тот документ,
безапеляционно  заявлял,  что  это именно
тот,  который нужен. С большим трудом мне
удалось  прояснить  ситуацию.  Оказалось,
что этот товарищ направлялся в винный ма-
газин,  но сбился с пути и забрел в апте-
ку.  А что происходит сейчас? Все считают
себя ОЧЕНЬ УМНЫМИ, а потому считают визи-
ты к врачу пустой тратой времени и прихо-
дят сразу в аптеку, требуя "лекарство од-
новременно  от  запора и от поноса, а ос-
татком  чтобы  можно было поливать огород
на  даче".  Но  эта  девушка перещеголяла
всех.  Но  если  она  вообразила  себя на
приеме  у врача, почему я не могу сделать
тоже самое?
     - Разденьтесь,  я  должен вас осмот-
реть, - говорю я.
     - Прямо здесь? - смущенно спрашивает
девушка.  Похоже, она не уловила мою иро-
нию.  Стоящие  рядом  люди  начинают фыр-
кать.
     - Можете зайти за прилавок, если хо-
тите, - говорю я. Уж теперь-то она должна
догадаться, что я над ней смеюсь. Стоящие
рядом люди с трудом сдерживают смех.
     - Нет,  -  говорит  она,  -  здесь я
стесняюсь. Лучше я зайду к вам в аптеку.
     Она  разворачивается  и  уходит. Как
истиный джентльмен, я дожидаюсь, пока она
отойдет на достаточное расстояние и толь-
ко  после этого начинаю хохотать. Стоящие
рядом люди следуют моему примеру.
     Подходит какая-то старушка.
     - Что  у  вас есть от головной боли?
спрашивает она.
     - Есть  аскофен и кофицил, - отвечаю
я.
     - А какой лучше? - спрашивает она.
     Когда  мне задают такой вопрос,   я,
честное  слово,  жалею,  что  я не Михаил
Горбачев,  т.  к.  точно  и однозначно на
этот  вопрос  ответить  нельзя  (люди все
разные  и лекарства на них действуют по--
разному),  но от меня требуют именно точ-
ного и однозначного ответа.
     - Вы  понимаете,  что трудно утверж-
дать что-либо определенное. Учитывая осо-
бенности фармакокинетики и фармакодинами-
ки...
     К  счастью, старушка долго не выдер-
жала и перебила меня:
     - А у какого лучше состав?
     Слава  Богу,  мы  ступили на твердую
почву.  Тут  уж  я  точно знаю, что отве-
чать.
     - Состав  у  них совершенно одинако-
вый: аспирин, фенацетин, кофеин.
     - А  какое  дешевле?  - не унимается
старушка.
     - Цена у обоих одинаковая.
     - А у какого больше упаковка? - ста-
рушка делает последнюю попытку.
     - Упаковка  у  них  одинаковая: по 6
таблеток.
     Это  сообщение  заставляет  старушку
задуматься.  Она оказалась в том же поло-
жении,  что и знаменитый Буриданов осел и
я,  не желая, чтобы с ней случилось то же
самое, прихожу ей на помощь.
     - Может,  возьмете  и  то  и другое?
предлагаю я.
     Старушка соглашается, благодарит ме-
ня  и  уходит.  А ко мне подходит пожилой
мужчина.
     - Есть  у  вас  что-нибудь от гемор-
роя?
     - Есть свечи "Анузол".
     Я, конечно, знаю, что правильнее го-
ворить  "суппозитории", но тогда придется
всем объяснять, что это такое.
     - Я возьму, - говорит он. Засунув  в
карман коробочку, он поворачивается, что-
бы  уйти,  но вдруг, словно что-то вспом-
нив, спрашивает:
     - А с какой стороны их зажигать?
     Нет,  я, конечно, не лопнул от хохо-
та,  но  усилия, затраченные на то, чтобы
сдержаться, наверняка стоили мне несколь-
ких лет жизни.
     - Их  вообще не надо зажигать, - от-
вечаю я.
     - А  как  же  тогда  их применять? -
удивляется он.
     У  меня появляется сильное искушение
ответить  ему: "Засуньте их себе в задни-
цу!",  тем  более  что эта фраза содержит
очень точное указание к применению. Одна-
ко  не следует забывать о том, что я все-
таки воспитаный человек.
     - По  1 штуке 2 раза в день в прямую
кишку, - отвечаю я.
     - Это туда? - он опасливо кивает се-
бе за спину.
     - Туда-туда.
     Он уходит, а к прилавку подходит еще
одна старушка.
     - Скажите, а у вас есть паста Гайда-
ра? - спрашивает она.
     В  первый момент мне показалось, что
я ослышался.
     - Что  вы  сказали?  - переспрашиваю
я.
     - Паста Гайдара, - четко и ясно пов-
торяет старушка.
     Конечно,  я  мог  бы  просто сказать
"нет"  и отправить ее восвояси, но во мне
проснулся  профессиональный интерес. Дело
в  том,  что  за время учебы в училище, а
также работы в аптеке мне пришлось запом-
нить  несколько  тысяч названий лекарств,
но  среди  них  не было ни одного с таким
названием.  Да  и  вообще,  насколько мне
известно, в истории было всего два знаме-
нитых  человека  с такой фамилией, одного
из  которых почему-то считают хорошим пи-
сателем, а другого - хорошим экономистом.
Но  на  мой взгляд ни один из них не дос-
тоин  того, чтобы в его честь назвали ле-
карство.  И  тут, когда я уже готов приз-
нать поражение, меня осеняет.
     - Может,  вам нужна паста Теймурова?
спрашиваю я.
     - Да,  паста  Теймурова, - подтверж-
дает старушка. - А я как сказала?
     Но  я,  будучи не в силах это повто-
рить,  ограничиваюсь тем, что отпускаю ей
необходимое лекарство.
     Следующий  покупатель  - явно "новый
русский".  Его костюм стоит дороже, чем я
зарабатываю за год, из нагрудного кармана
выглядывает  мобильный  телефон, а на ры-
ночной  стоянке  его наверняка дожидается
шестисотый  "мерседес"  (в крайнем случае
пятьсот  девяносто  девятый).  В руках он
держит  две  туго набитые сумки. Из одной
выглядывает  горлышко  бутылки, из другой
палка  сервелата. Похоже, идет подготовка
к торжеству.
     - А  что это такое? - спрашивает он,
указывая на маленький бумажный пакетик.
     - Это  аспирин американский, - отве-
чаю я.
     - Ты  кого обмануть хочешь? - возму-
щается  он.  -  Американцы  не  стали  бы
класть аспирин в бумажки!
     Бывают  же  такие  люди, обо всех по
себе судят. Что ж, придется объяснять.
     - Дело  в  том, что мы получили этот
аспирин  в  упаковках  по  1000 таблеток.
Стоят  они очень дорого и их никто не бе-
рет.  Поэтому мы сами расфасовываем их по
10 таблеток, чтобы лучше брали.
     В  подтверждение своих слов я достаю
из  сумки  оригинальную упаковку - пласт-
массовую баночку с яркой этикеткой. Поку-
патель  сразу перестает сердиться и смот-
рит на нее с большим интересом.
     - И  сколько  такая стоит? - спраши-
вает он.
     Во дает! Можно подумать, он всю бан-
ку купить собирается.
     Я  называю  цену, которая равна моей
месячной зарплате.
     - Да  разве это дорого? - удивляется
он.
     Для  тебя,  может, и недорого, а вот
для тех, кто, как я, должен на эти деньги
жить  целый  месяц...  Тут  все мои мысли
разлетаются,  потому  что  я вижу, как он
бросает на прилавок деньги.
     - Дайте  мне этот пузырек, - говорит
он.  -  Будет  запас, чтобы не бегать все
время в аптеку.
     Сказать,  что  я просто обрадовался,
значит ничего не сказать. Теперь я могу с
чистой  совестью собираться домой. Однако
в этот момент к прилавку подходит мальчик
лет  пятнадцати  и  начинает  внимательно
разглядывать  напальчники. В конце концов
я не выдерживаю.
     - Что вы хотели? - спрашиваю я.
     В  течение  нескольких минут он, как
рыба,  открывает  и закрывает рот и нако-
нец, решается.
     - Скажите,  а  у вас нет размера по-
больше? - спрашивает он.
     Надо  же,  сколько  лет работаю, а в
первый  раз  слышу о том, что напальчники
бывают разного размера. Ну что ж, как го-
ворится:  "Век  живи, век учись". И тут я
догадываюсь, что он имеет в виду.
     - Мальчик,  -  говорю  я,  - это на-
пальчники, а не презервативы. Презервати-
вы  вот, - и показываю на пачку австрийс-
ких презервативов "Флирт".
     Он протягивает деньги и получает то-
вар.  С чувством исполненного долга я на-
чинаю  собираться. Сложив все лекарства в
сумку,  я  замечаю,  что  мальчик все еще
стоит у прилавка.
     - Что еще? - спрашиваю я.
     Он  опять открывает и закрывает рот,
но в конце концов спрашивает:
     - Скажите, а как их применять?
     - Инструкция в коробке, - отвечаю я,
мысленно   благодаря   предусмотрительных
австрийцев. Если бы после всех предыдущих
событий  мне бы еще пришлось рассказывать
о применении презервативов, меня бы точно
хватил кондратий.
     Наконец я покидаю рынок. Конечно,  я
устал,  но это меня не раздражает. Ведь я
люблю свою работу.





Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Реклама - реклама и объявления.
Coding - процедуры "пересчет адресов в экранной области" и "пересчет пиксельных строк снизу вверх".
Дискуссия - о том, кто же придумал наш журнал, кто дал название и кто был идейным воплотителем.

В этот день...   19 октября