ZX Element #02
06 июня 1998

Развлечения - Двое в гамаке.

            Нellо, рeорle!!!              
   Это я, Нeаven Aerорlаne! Гляньте, ка-  
 кой текстик я откопал. Полный улет.      
                                          
               Джон Грант                 
             Двое в гамаке                
                                          
Опубликовано в  журнале  Фантакрим  МЕГА  
                 1'92.                    
                                          
   Редактор постучал кулаком по лбу,  на  
котором и без того  была  набита  шишка.  
Шишка стала еще больше.                   
   Некоторые идеи  рождаются  спонтанно,  
некоторые - постигаются,  идею  же  этой  
книги ему всучили.  Он присутствовал  на  
Милфордской  писательской    конференции  
86-го года, стараясь оставаться  незаме-  
ченным, кроме, разумеется, тех   случаев  
когда  на  язык  подворачивалось  острое  
словцо и  следовало  блеснуть  красноре-  
чием, разнося в пух  и  прах  чье-нибудь  
занудное сочинение. И  вдруг,  словно  в  
жутком кошмаре,  редактор  оказался  под  
перекрестным обстрелом взглядов  присут-  
ствующих.                                 
   - Мы тут решили издать  супер-антоло-  
гию,  посвященную  НФ-сексу,  -  объявил  
знаменитый детский писатель, выделяющий-  
ся среди собратьев по перу буйной  шеве-  
люрой.                                    
   - И тебе быть ее редактором,-  тоном,  
не терпящим возражения, добавил бородач,  
скрывающийся под псевдонимом  от  много-  
численных поклонников. Редактор предпри-  
нял попытку утопиться в стакане апельси-  
нового сока, но соседи вовремя подброси-  
ли ему соломинку.                         
   - Это  дело   плевое,-  сказал  юнец,  
бывший на конференции  единственным  ки-  
берпанком,  вкручивая  в    механическую  
ноздрю понюшку кокаина. - Все, что  тебе  
требуется, чучело,  это  шарахнуть  этим  
ср...м читателям пару  миллионов  бл...х  
писем, чтобы они прислали  свои  пох...е  
истории. Но я уверен,  что  откликнутся,  
конечно, только истинные джентльмены  от  
фантастики.                               
   Левый глаз киберпанка  независимо  от  
правого принялся обшаривать помещение  в  
поисках указателя клозета.                
   - Неужели это и вправду так просто? -  
пролепетал Редактор (и почему он  только  
не остался сидеть дома, в Колчестере?).   
   - Естественно,  -  отрезала  одна  из  
трех баб-феминисток, видящих свое  пред-  
назначение в  постоянном  доказательстве  
от противного, - или  ты  это  сделаешь,  
или...                                    
   Она красноречиво огрела хлыстом голе-  
нище ботфорта под мини-юбкой.             
   Редактор понял, что проиграл.          
   - Сдаюсь. Я берусь за антологию.       
   Теперь же, находясь  в  уютном  мирке  
Колчестера,  он  обозревал    письменный  
стол, заваленный рукописями,  и  размыш-  
лял, не лучше ли  было  принять  смерть.  
Мучительную, но одну.                     
   Редактор поступил согласно совету юн-  
ца-киберпанка: ведь ныне даже  стариканы  
отваживаются на сцены необузданного эро-  
тизма в своих доселе целомудренных  опу-  
сах. Разве не об этом классическая  пор-  
носага Г. Гаррисона  "Нержавеющая  крыса  
желает тебя"? Разве не выполз из кладов-  
ки Дж. Вэнс со своими  "Слугами  Вакха"?  
Разве не размышлял Хайнлайн  об  истоках  
мазохизма в  "Луне-жестокой  любовнице"?  
Однако оптимизм Редактора давно уже  ис-  
парился. Уровень  рукописей, которые  до  
него добрались, не превышал уровня  гим-  
назических сочинений. Плотоядные  молоч-  
ные железы,  презервативы,  путешествую-  
щие во времени, фаллопиевы трубы  разме-  
ром в Галактику - подобной  чепухой  на-  
полнены  страницы  порножурнала  "ОМНИ",  
который дополз даже до Восточной Европы.  
   Волосы на  мошонке  Редактора  встали  
дыбом.                                    
   А ведь казалось,  что  он  предпринял  
все, чтобы  застраховаться  от  подобной  
белиберды. Каждому    автору    отправил  
письмо, в котором просил "уважаемого пи-  
сателя" в свойственной тому манере  раз-  
работать следующий сюжет:                 
   "Герой и героиня делят гамак в  неве-  
сомости. Никогда прежде  им  не  доводи-  
лось испытывать подобного  и  заниматься  
сексом друг с другом. Он говорит с  тон-  
ким намеком: "Дорогая, тебе не  кажется,  
что твой бюст  в  невесомости напоминает  
пару дынь экзотического сорта "Колхозни-  
ца"?", на что  его  партнерша  задумчиво  
отвечает: "Может быть, и  так,  но  меня  
больше беспокоит, что после твоей  преж-  
девременной эякуляции нам придется неде-  
лю очищать каюту!"                        
   Редактор брезгливо вскрыл  первый  из  
конвертов,   прибывших     с    утренней  
почтой.                                   
   Лорри  Невинен.  Всемирно   известный  
НФ-деятель и  соавтор  увенчанного  лав-  
рами Джанни Пургени.                      
   Мученик от  редакторства  с  отвраще-  
нием погрузился в чтение:                 
   "Ша,  бэби, - возбужденно  воскликнул  
Фанглорд, первый из  Фи-писателей,  зас-  
ланный в космос. - Ты только гля на  эти  
прибойные эффекты!                        
   Пупелла гля.                           
   "Сутра"  вращалась по  низкой  орбите  
вокруг черной дыры Х-135. Члены ее  эки-  
пажа были  защищены  от  издевательского  
воздействия чудовищной гравитации  двой-  
ными стенками корабля, сошедшего со ста-  
пелей "Дженерал Продактс".  Стенки  были  
изготовлены из листерина, состав которо-  
го был известен только  лифчикасам.  Эта  
странная раса обладала высокими техноло-  
гическими наклонностями, но при этом  не  
была даже  способна  проникнуться  идеей  
телефона. Листерин выглядел как  обычное  
стекло и во многом унаследовал его свой-  
ства. Так, он трескался, когда  по  нему  
лупили молотком. Но при всем этом у  не-  
го было одно полезное  качество:  листе-  
рин выступал как заслон против  гравита-  
ции, которая просто отскакивала от него.  
   - Эй, - снова воскликнул Фанглорд,  с  
восхищением изучая  собственные  генита-  
лии, - если здесь разместиться как надо,  
то прибойный градиент доделает  все  ос-  
тальное. Будет не хуже, чем у слона.      
   Пупелла не ответила. Ее внимание  бы-  
ло сосредоточено  на  другом.  Благодаря  
проекции ее тела относительно Х-135, ле-  
вая грудь пыталась сдавить женщине  гор-  
ло. Пупелла изящно переменила позицию, и  
грудь  переползла  на  лопатку,  нарушив  
равновесие остальных частей тела.         
   - Ого! - сказал Фанглорд. -  Интерес-  
но, как в подобной  ситуации  заниматься  
любовью?                                  
   Чертовски опасно, - отозвалась Пупел-  
ла, но мгновение  спустя  ее  комбинезон  
спланировал на пол. Опять-таки  благода-  
ря  прибойному  градиенту.  Женщина  об-  
реченно дрейфовала навстречу мужчине.     
   - Йоху! - завизжал Фанглорд. Все  его  
подростковые  мечты  воплотились  наяву,  
но, к сожалению, сбылись и все его  кош-  
мары. Он выудил из-за консоли сачок  для  
бабочек и принялся судорожно гоняться за  
результатами своего воплощенного  кошма-  
ра.                                       
   "Чудом пронесло", - подумала Пупелла.  
В следующее мгновение она  ощутила,  как  
сама материя вселенной  начала  выдавли-  
ваться через поры ..."                    
                                          
   И этот - один из самых лучших -  ска-  
зал себе несчастный Редактор.  -  Ну-ка,  
где-то здесь валялось упражнение  в  эк-  
зистенционалистском пост-модернизме  ка-  
кого-то Дж. К. Бильярда. Но вот куда  же  
я его, черт возьми, засунул ...           
       Э р о г е н н а я  з о н а         
           к а т а с т р о ф              
                                          
   Гамак. Двое. Они видят  гамак.  Гамак  
их не  видит. Двое  украдкой  производят  
эксперимент  по  лобзанию,  одновременно  
размышляя  об  убийстве  Джона  Фитцдже-  
ральда  Кеннеди.  Завершив  эксперимент,  
они удаляют свои одеяния, которые разле-  
таются по каюте,  зловеще  зависнув  над  
гамаком,  как  стервятники.  Изредка  их  
крылья из бретелек и  штанин  колышутся,  
попадая под струю неисправного кондицио-  
нера. Они - люди - экзаменуют тела  друг  
друга. В руке у  нее  устрица,  внезапно  
возникнувшая благодаря принципу  неопре-  
деленности Гейзенберга.  Она  обозначает  
свое желание быть  любимой,  кидаясь  на  
гамак, который  отбрасывает  ее  в  све-  
тильник. Он озирает доказательства  соб-  
ственной поспешности. "Да,- думает  он,-  
но можно ли это считать искусством?"      
   Нет, это чересчур,- решил Редактор. -  
Хотя у этой вещицы по крайней мере  есть  
одно достоинство - лично мне  она  непо-  
нятна. Большинство поступившей макулату-  
ры  просто  излишне  примитивно.  И  все  
же... и все же кое-кто из  авторов  явно  
пытался хоть что-то  сделать.  Например,  
рассказ Арктура Кварка определенно пока-  
зывает, что он-таки последовал моему со-  
вету  и  стал  посещать  вечерние  писа-  
тельские курсы.                           
                                          
   "Митчуму не верилось, что ему и в са-  
мом деле предстоит  "заняться  любовью",  
как это именуют земляшки. До сих пор ему  
не попадался  никто,  кто  бы  выказывал  
хоть мало-мальский интерес к сексу.  Для  
секса как-то не хватало места в  высоко-  
техническом мире - но вот теперь  доктор  
Сандра  Викрамасинх  сбрасывала  с  себя  
одежду.                                   
   Митчум прежде не догадывался, что эту  
вещь - одежду - можно запросто снять. Он  
с чисто научным  интересом  наблюдал  за  
процессом и, наконец,  впервые  осознал,  
почему у женщин так оттопыривается  впе-  
реди.                                     
   Он нервничал. (Это следует  признать,  
чтобы продемонстрировать глубину  харак-  
тера персонажа.) Затея с сексом -  штука  
загадочная, и все же Митчум понимал: де-  
ваться некуда и надлежит  все  проделать  
как можно лучше. Он с ностальгией  вспо-  
минал родной дом на  Каллисто,  где  его  
сородичи открыли способ экономить время,  
воспроизводя себя асексуально. И в то же  
время перед ним предстал  образ  отца  -  
Коммондора Каллисто, который  не  потер-  
пел бы, если  б  его  отпрыск  ударил  в  
грязь лицом перед земляшками.             
   Доктор Викрамасинх  закончила  стрип-  
тиз. Имперским движением своего мизинчи-  
ка она показала, что он должен  последо-  
вать ее примеру. Митчуму пришлось изряд-  
но потрудиться с  молниями,  кнопками  и  
застежками. Свой вакуумный скафандр Мит-  
чум носил не снимая без малого  тридцать  
локальных лет.  не  без  трудностей,  он  
все-таки смог обнажиться.                 
   И тогда  к  его  удивлению  случилось  
что-то невероятное. "Должно быть,  виной  
всему - невесомость. Ведь  не  могут  же  
части тела так  спонтанно  разрастаться?  
Надеюсь,  я  не  подхватил  какую-нибудь  
космическую  инфекцию?"  -  обеспокоенно  
подумал каллистянин.                      
   Доктор Викрамасинх, казалось,  разде-  
ляла его озабоченность, потому что  при-  
нялась мануально исследовать  пораженный  
орган, без  сомнения,  пытаясь  вылечить  
его прикосновением пальцев.  "Будем  на-  
деяться, что она не станет  прибегать  к  
иглоукалыванию". Мгновение спустя он ис-  
пытал резкое облегчение - опухоль  стала  
быстро спадать. Однако  доктор  Викрама-  
синх, судя по всему, была чем-то разоча-  
рована. Митчум удивился.  Внезапно  кал-  
листянин сообразил, что только что  стал  
свидетелем собственного участия  в  сои-  
тии. "Так вот он каков - секс!  -  поду-  
мал Митчум. - Вряд ли стоит еще раз  ид-  
ти на такой риск! Однако, похоже,  я  не  
ударил в грязь лицом!"                    
   Он  с  ностальгией  припомнил    сте-  
рильную жизнь  на  Каллисто,  подумал  о  
том, как горд будет его отец ..."         
                                          
   - Наверное,  Кварк  издевается   надо  
мной! - воскликнул Редактор. Слеза  оро-  
сила дряблую щеку. - Не  мог  же  он  на  
полном серьезе накатать такую дребе... С  
другой стороны ...                        
   Машинально  он  нацепил  на   рассказ  
Кварка этикетку со стандартным отказом и  
швырнул рукопись в  корзину  для  бумаг.  
"Этот опус - полный беспредел"  -  поду-  
мал Редактор сердито, но сразу же вспом-  
нил Аптека Энзимова.                      
   "... Клинч Бейли плавал в комнате от-  
дыха на гиперпространственном корабле  и  
уже начал сожалеть о своем согласии. де-  
ло было вовсе не в том, что его отправи-  
ли в космическое пространство и  скрытая  
форма агарофобии  стиснула  тело  словно  
в гигантском кулаке, а втом, что он чуть  
ли не три четверти  времени  проводил  в  
совмещенном  санузле,  отчаянно  пытаясь  
выдавить  хоть  несколько  капель  мочи,  
стараясь следовать заданному сюжету. "Ну  
почему самое интересное всегда  происхо-  
дит здесь, в комнате  отдыха,  совмещен-  
ной с туалетом, - печально подумал  бра-  
вый детектив, - в старые добрые  времена  
мы не беспокоились по подобным пустякам.  
К тому же чертовски неудобно  отливать в  
свободном падении,  когда  переполненный  
мочевой пузырь так и норовит  отшвырнуть  
тебя в противоположную сторону, как  ра-  
кету".                                    
   Его размышления нарушил появившийся в  
дверях Р. Дэниэль Оливье - партнер  Бей-  
ли по  расследованию  особо  тяжких.  Р.  
где-то раздобыл женский парик  пепельно-  
го цвета и густо размазал  на  пластико-  
вых губах помаду, а на не менее  пласти-  
ковых щеках - румяна. Пальцы робота сжи-  
мали портсигар удлиненной  формы.  Заме-  
тив, как взгляд Бейли скользнул по лицу,  
онона поднесла портсигар к  пластиково-  
му уху, невзирая на то, что из него  до-  
носились какие-то электронные хрипы.      
   - Привет, детка! -  поздоровался  ро-  
бот, подражая бабе-вамп.                  
   -  Привет,  Р.  Дэниэль,-   отозвался  
Клинч.                                    
   - Я решил стать женщиной, -  объяснил  
робот.                                    
   - Зачем?                               
   - Со времен Сьюзен Кельманды вы,  лю-  
ди, недооцениваете способность гидропон-  
ного мозга испытывать эмоции,  -  сказал  
Р. Дэниэль своим  собственным  скрипучим  
голосом. - Однако если б ты, Клинч,  мог  
отбросить  в  сторону  предрассудки,  то  
давно бы понял, что я люблю тебя. Снача-  
ла я не понимал, почему твоя любовь  бе-  
зответна, но из нюансов  твоего  поведе-  
ния мне стало ясно: ты просто не  можешь  
найти мужество сознаться в том, что  ис-  
пытываешь нежные чувства к объекту  муж-  
ского рода. Первый Закон  запрещает  мне  
делать авансы в твою  сторону,  так  как  
если  бы  ты  осознал  в  себе  гомосек-  
суальные наклонности, то испытал бы пси-  
хологическую травму.(Понимаю, что  иног-  
да ни к селу, ни к городу  упоминаю  про  
Три Закона Робототехники, но мне  бы  не  
хотелось, чтобы мои читатели их забыли.)  
Поэтому я все  утро  проторчал  в  кора-  
бельных мастерских, примеряя женскую ли-  
чину. Как я тебе нравлюсь, Клинч?         
   В мыслях Бейли царил хаос. Речь робо-  
та сорвала покров с  его  подсознания  и  
врубила тайные эротические устремления.   
   Р. Дэниэль с намеком поглядела  туда,  
откуда выглядывал  орган,  предназначен-  
ный природой для процесса выделения. Не-  
понятно  от  чего  он  стал  значительно  
крупнее.                                  
   - Я вижу, что была права в своем ана-  
лизе, - облизывая губы, томно  произнес-  
ла Р. Дэниэль.                            
   Из  приставки-портсигара   показались  
язычки пламени. Они расплавили румяна  и  
те потекли по пластиковым  щекам.  Бейли  
нашел это зрелище  невероятно  эротичес-  
ким... Мгновение спустя его тело  вреза-  
лось в переборку с зубодробительной ско-  
ростью.                                   
   Робот  отодрал  приставку  от  уха  и  
взглянул на нее с разочарованием:         
   _ Проклятый сексотрон!  -  выругалась  
Р. Дэниэль. - И все же  он  успел  метко  
погасить огонь вожделения..."             
                                          
   - Мгм... - протянул Редактор  и  ощу-  
тил нестерпимый позыв к рвоте.  -  Хотел  
бы я знать, передал  ли  старина  Арктур  
своему приятелю  грандмастеру  отеческий  
совет побывать на вечерних  писательских  
курсах?                                   
                                          
                                          
                                          
   Следующее произведение было  увенчано  
техасским почтовым штемпелем.             
   Не иначе как работа супергероя  наше-  
го киберпанка Фунта Стерлинга, известно-  
го знатока технологии грядущей подворот-  
ни и ценителя заборных лозунгов!          
   Тем временем освещение в комнате  из-  
менилось. Потрескивало статическое элек-  
тричество,  но  Редактор  был  настолько  
поглощен собственными переживаниями, что  
уже не обращал на окружающее ни малейше-  
го внимания. Раздался хлопок, и в  поме-  
щение вторглось нечто с шикарными бедра-  
ми и не менее шикарным бюстом. Это  неч-  
то  было  полностью  проигнорировано   -  
зрачки Редактора вновь бежали  по  нака-  
танным рельсам машинописных строчек.      
                                          
"... К счастью, я предпринял  меры  пре-  
досторожности и набил череп ультрагелин-  
нитом перед тем, как отправиться на  за-  
дание. Так что прорваться в карцер,  где  
сидела Лючия, было делом  нескольких ми-  
нут.                                      
   Я высунул язык и  тунгстеновым  нако-  
нечником моментально просверлил  дыру  в  
молибденовой двери рядом  с  таймер-зам-  
ком на ядерных батареях. Потом  прильнул  
открытой пастью к двери и осторожно  ик-  
нул.                                      
   Облако дыма и металлической стружки -  
дверь с  грохотом  опрокинулась  внутрь,  
чудом не задавив зажавшуюся в уголке Лю-  
чию.                                      
   Она была нага.                         
   Как обычно.                            
   Здесь, в ледяных  просторах  космоса,  
не было необходимости в одежде.           
   Она оглядела меня с удовлетворением.   
   - Так я и знала, что нагрянешь вовре-  
мя, Дирк,- пролепетала она.               
   - И я знал.                            
   - Надо сматываться отсюда побыструхе,  
- нежно прошептала  Лючия.  Ее  чудесные  
пластоидные соски  сияли  всеми  цветами  
радуги, отражая эмоции.                   
   - Угм, - согласился я.                 
   Мой последний укол фенилбарбкетомина-  
нитросульфата терял эффект,  так  что  я  
вытащил из кобуры шприц и ввел еще  одну  
дозу.                                     
   Мы убрались оттуда.                    
   Много-много позже  мы  обретались  на  
прогулочной палубе  "Мадонны".  Пока  на  
решетках скворчали бифштексы, я  поинте-  
ресовался:                                
   - Хочешь аперитив?                     
   - Угу, - угумкнула она.                
   - Надыбал клевые "колеса" на 61-й Ле-  
бедя,-  прокомментировал  я,  вытаскивая  
пузырек из бара. - Этот  чувак  ошивался  
за оградой космопорта т предложил  штуку  
за три "штуки". Так что я  запасся  ими,  
как удав. Они называются,- я прищурился,  
впялившись в  этикетку,-  пра-льна,  они  
называются парацетомол.                   
   Я подбросил таблетку, и она  медленно  
спланировала туда, где находилась бы моя  
ладонь, если б я в свое время  не  одол-  
жил ее хозяйке борделя на Дорк Б.         
   - Ну,- сказала Лючия, - да ты ж  пря-  
мо писаный красавчик!                     
   - Я знаю, - сказал я.                  
   - Слышь? А если мы погодим  со  жрач-  
кой и трахнемся в состоянии полной прос-  
трации. Все, слышь, считают, что я  тел-  
ка - ништяк. Я хочу сказать, - от смуще-  
ния она вся позеленела, включая парик, -  
что моя штучка может принять  все,  даже  
частотную модуляцию.                      
   Я присвистнул. Мысль была неплоха.     
   - Заметано,- сказал я. - Коль хочешь.  
   Потребовалось только нажать кнопку на  
груди и мои трузера свалились на пол. Но  
тут я заколебался.                        
   - Знаешь, Лючия, у  меня  совсем  нет  
уверенности, что это будет настоящая  лю- 
бовь, а не суррогат.                      
   - С  моей  стороны  верняк,-  сказала  
она, - я уже приняла таблетки. На!        
   Стараясь не задеть тунгстенового  на-  
конечника на языке, все еще  раскаленно-  
го от моей встречи  с  цельнометалличес-  
кой дверью,  она  эротическим  движением  
ладони запихнула мне таблетку в пасть.    
   Я сглотнул.                            
   Ухватился за вальяжные ягодицы Лючии,  
почувствовав любовь с первой таблетки.    
   Раздался громкий щелчок.               
   - Oh, shit! Ну дай  мне  только  доб-  
раться до Марспорта, удушу эту гниду-ме-  
ханика..."                                
                                          
   Редактор сложил листы и,  впервые  за  
все время  улыбнувшись,  разорвал  руко-  
пись пополам.                             
   Свет в кабинете стал ярче и  приобрел  
зеленоватый оттенок. пространство напол-  
нила  мелодия   вагнеровского    "Полета  
Валькирий" со вступлением  штраусовского  
"Так говорил Заратустра" в качестве кон-  
трапункта.                                
   В любых других обстоятельствах Редак-  
тор наверяка бы обратил на это внимание,  
но сейчас он,  как  загипнотизированный,  
продолжал листать страницы прибывших ма-  
нускриптов.                               
   Он обратился у последнему  с  ободком  
от кофейной чашечки на первой  странице.  
Этот  опус  переслал  ему   литературный  
агент Курта Винишьгута.                   
   "...Если бы только я не стремился до-  
казать Создателю свое  умение  трахаться  
вопреки избыточному весу, постоянным по-  
пойкам и дурным привычкам, - думал  Кен-  
гуру Трот,- этого никогда  не  случилось  
бы.                                       
   Он плавал по кабине.  Дерше  Мактавиш  
безостановочно хихикала, и все выступаю-  
щие части ее  тела  вздрагивали  в  такт  
смеху.                                    
   "Ну  вот,  начинается"Б-  расстроенно  
подумал он  несколько  мгновений  спустя  
после  того,  как  возложил  длань    на  
нее..."                                   
                                          
   Шварк!  Листики  влетели  в  корзину.  
Только теперь Редактор обнаружил, что  в  
кабинете произошли изменения.             
   В воздухе чувствовался запах серы.  В  
ослепительном  зеленом  свете   рельефно  
очерчивались все предметы.                
   Редактор  развернулся  в   крутящемся  
кресле.                                   
   Прямо перед ним стояла самая прекрас-  
ная женщина из виденных им в жизни и  на  
картинках из "Плейбоя". Ее нагота прово-  
цировала и в то же время  была  целомуд-  
ренной. Ее распущенные волосы платиново-  
го оттенка спускались до пышных  ягодиц.  
Ее груди были подобны двум полным лунам.  
Соски гордо пронзали  воздух  за  неиме-  
нием прозрачной блузки.                   
   У Редактора перехватило дыхание.  Она  
заговорила грудным контральто  с  акцен-  
том, который невозможно было отгадать:    
   - Я пересекла Галактику  ради  беско-  
нечной любви к тебе,-  воскликнула  она,  
простирая чудесной формы руки.  -  Приди  
ко мне в объятья и сольемся  в  экстазе!  
Позволь мне быть твоей демонической  лю-  
бовницей!                                 
   Мощным рывком Редактор  катапультиро-  
вался из кресла.                          
   Мгновение спустя дверь кабинета  зах-  
лопнулась за ним,  оставив  инопланетную  
гостью в недоумении. В  путешествиях  по  
неизведанным просторам космоса  ее  раса  
выработала наиболее  действенный  способ  
входить в контакт с аборигенами. Но  эти  
странные  земляне,  видно,  выпечены  из  
другого теста. Она знала лишь  несколько  
слов на земном языке, но прежде, чем  ее  
восхитительное тело  было  разложено  на  
молекулы и транспортировано  обратно  на  
корабль, память зафиксировала  последние  
слова, которые прокричал землянин, выбе-  
гая из здания:                            
   - Не надо! О Боже,  это  чересчур,  я  
просто не вынесу! Смилуйся, Бо ...        
   Потом она исчезла, оставив после  се-  
бя след серы на паркете и пустую корзин-  
ку для ненужных бумаг.                    
   Ксенобиологи ее расы благоговейно бу-  
дут изучать эту кипу бели... ценного ис-  
следовательского материала.               
                                          
Сорyright Ьy Jоhn Grаnt 1990.             
                                          
Сорyright Ьy Симона Влюбляйтискайте       
          1991, перевод на русский язык.  
СорyLEFT  Ьy Нeаven Aerорlаne 1997,       
          набрано в редакторе  "Слово  и  
          Дело" 7.0 специально  для  Рrо  
          Наckers' Dynаsty Рress,  отде-  
          ления  Рrо  Наckers'   Dynаsty  
          Рrivаte Соrроrаtiоn.            
          рh (017) 243-0-244 (Сергей).    



Другие статьи номера:

Введение - От авторов.

Игрушки - Heavy on the magic.

Игрушки - Defender of the crown.

Игрушки - War in the middle earth.

Игрушки - Dommdark revenge.

Игрушки - Monstrland.

Прогаммистам - Интеллект.

Прогаммистам - Алгоритм.

Прогаммистам - переброска SCR за INT.

Интервью - IMP DMS RUSH.

Интервью - FATALITY.

Интервью - SERGEY STURM LGN.

Развлечения - Prodigy.

Развлечения - Двое в гамаке.

Развлечения - Законы Мерфи.

Развлечения - Пословицы.

Чугуний - Модем.

Чугуний - Часы в компьютере.

Чугуний - Турбо для Байта.

Чугуний - Байт-01.

Почтовый ящик - Письма.

Разное - Рек-тайм.

Разное - RUSH I_S_P_A.

Разное - Развитие Амиги.

Разное - Модели Амиги.

Разное - Байки из склепа.

Разное - Опрос.

Разное - Дистрибьюция Черного Ворона.

Разное - Дистрибьюторы СНГ.

Разное - Мозаика.

Программы - Text print v1.6

Программы - Принтер.

Программы - Редактор Last battle.

Программы - Fast zero v1.4+

Программы - Real commander.

Программы - Quick commander.

Подвал букиниста - Резервация.

Из неопубликованого - Поскриптум.

Из неопубликованого - Вступление.

Из неопубликованого - Анкета.

Из неопубликованого - Структуры модулей PSC.

Из неопубликованого - Схема.

Из неопубликованого - Проги.

Из неопубликованого - Echo.

Из неопубликованого - Размышления.

Из неопубликованого - Спасите спектрум!


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Hard & Soft - мысли о MODEM.
Интерфейс - о поддержке производителями "железа" своих "творений" после того, как они (творения) попадают в руки пользователей.
Авторы - Credits list.

В этот день...   23 октября