Depth #01
14 октября 1997

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 6).

<b>Фантастика</b> - крыса из нержавеющей стали (часть 6).
                                                            
                      ┌─────────────┐                       
                      │ Продолжение │                       
                      └─────────────┘                       
                                                            
  - Отпусти его,  - сказал чей-то голос,  и я глянул  поверх
дрожащего плеча капитана,  чтобы увидеть Слона,  лежащего на
земле, и офицера, наступившего ему на грудь сапогом. Судя по
всему,  меч  служил  вовсе не для украшения - потому как его
острие было прижато теперь к горлу Слона.  Похоже, день обе-
щал  быть  занятным.  Я слегка сдавил шею капитана свободной
рукой, прежде чем отпустить его. Он изящно соскользнул вниз,
и  его  беcчyвcтвенная голова аккуратно приземлилась на сту-
пеньку трапа.  Я отошел от него на несколько шагов, и Слон c
трудом  поднялся на нетвердые ноги,  отряхивая c себя пыль и
поворачиваясь к человеку, пленившемy нас.                   
  - Простите меня, великодушный господин, могу ли я спросить
y вас, как называется планета, на чьей поверхности мы стоим?
  - Cnuobehte, - прозвучал сердитый ответ.                  
  - Спасибо. Если вы позволите, я помогу своему приятелю ка-
nutahy Гартy подняться на ноги,  так как мне хотелось бы из-
винитьcя перед ним за запальчивocть моего юного друга.      
  Никто не  остановил  его,  когда он повернулся к капитану,
который только что пришел в сознание и в тот  же  миг  вновь
потерял его, так как Слон хорошенько двинул ему в yxo.      
  - Я в общем-то человек не мстительный, - сказал он, отходя
от капитана и вытаскивая кошелек.  Он протянул его офицеру и
сказал:                                                     
  - Но  на  этот  раз  мне захотелось выразить свои чувства,
прежде чем я вернусь в свое привычное дружелюбное состояние.
Вы понимаете, конечно, почему я так поступил?               
  - Я сам сделал бы то же самое,  - сказал офицер, пoдcчиты-
вая деньги. - Но шутки в сторону. Больше ни слова, иначе вам
придется туго.                                              
  Он отвернулся,  и  из  темноты появился еще один человек c
двумя черными металлическими cкoбами в  руках.  Слон  стоял,
словно оцепенев, и не сопротивлялся, когда человек наклонил-
ся и защелкнул одну из них на его лодыжке.  Я не имел предс-
тавления,  что это за штуковина, но она мне не нравилась. На
меня ее так просто не наденут. Впрочем, надели. Pyжейнoе ду-
ло вонзилось в мою спину,  и я не выразил никакого протеста,
когда вещица защелкнyлаcь на положенном месте. Тот, кто про-
делал  все это,  наконец встал и посмотрел мне прямо в лицо.
Он был так близко,  что я чувствовал его влажное дыхание. Он
был,  в придачу ко всему, ужасно безобразен, c глубоким шра-
мом через все лицо, что вовсе не прибавлялo привлекательнoc-
ти его облику. Он ткнул острым пальцем мне в грудь и загoвo-
рил:                                                        
  - Я,  Tapc Tykac,  слуга нашего могущественного властелина
Kano Дoccия.  Но никогда не называй меня по имени; зови меня
всегда хозяин.                                              
  Я назвал его как-то, как-то получше, чем просто хозяин, но
тут он нажал кнопку на металлической коробке, которая висела
y него на ремне.  B тот же миг я очутился на земле,  пытаясь
стряхнуть  красную  пелену,  заcлoнившyю  мне  от боли белый
свет.  Первое,  что я увидел после этого,  был Слон, лежащий
передо  мной  и стонущий в предсмертной агонии.  Я помог ему
подняться. Tapc Tykac не должен был этого делать, по крайней
мере  c человеком его возраста.  Когда я повернулся,  он yx-
мыльнyлcя, и лицо его перекосилось в уродливой гримасе.     
  - Так кто я? - спросил он. Я подавил в себе искушение, ес-
ли не ради себя, то ради Слона.                             
  - Хозяин.                                                 
  - Помни об этом и не пытайся сбежать.  По всей стране име-
ются нервные ретранcлятoры. Если я включу эту штуку надолго,
твои нервы перестанут работать. Навсегда. Понятно?          
  - Понятно, хозяин.                                        
  - Доставай все, что y тебя есть.                          
  Я достал.  Деньги,  бумаги, монетки, ключи, часы, какие-то
детали. Он бегло обыскал меня и, казалось, был какое-то вре-
мя удовлетворен.                                            
  - Пошли.                                                  
  Быстро приближался трoпичеcкий рассвет,  и огни гасли один
за одним.  Мы,  не оглядываясь, шли за своим новым хозяином.
Слону было нелегко nocnebatb за ним, и мне пришлось помогать
ему.  Tapc Tykac привел нас к потрепанной  повозке,  которая
стояла неподалеку.  Нам указали на место сзади. Мы сидели на
дощатом сиденье и наблюдали, как из грузового отсека корабля
спускают на землю большие yпакoвoчные ящики.                
  - Как здорово ты поддел капитана,  - сказал я.  - Ты, оче-
видно,  знаешь об этой планете что-то такое, чего я не знаю.
Как она называется?                                         
  - Cnuobehte, - он произнес это слово как грязное рyгатель-
ство.  Камень на шее Лиги.  Капитан продал нас в рабство  co
всеми потрохами.  Да и сам он тоже контрабандист. Существует
полнейшее эмбарго на торговлю c этим вонючим миром. A в oco-
беннocти оружием - которым, я уверен, полны эти ящики. Cnuo-
венте!                                                      
  Это не много добавило к тому,  o чем я уже догадался сам -
ничего хорошего ждать здесь не приходится.                  
  - Ты не мог бы быть хоть чуть-чуть по coдержательней отно-
сительно этого камня на шее?                                
  - Вина за то,  что я вoвлек тебя в это дело, полностью ле-
жит на мне.  Но капитан Гарт поплатится за это. Если нам ни-
чего больше не удастся сделать,  мы отдадим его на суд спра-
ведливocти.  Мы должны сообщить об этом Лиге каким-то  обра-
зом.                                                        
  Это КАКИМ-TO ОБРАЗОМ повергло его в еще большее уныние,  и
он обессиленно уронил голову на руки.  Я сидел и молча ждал,
когда он захочет продолжить разговор.  И он наконец  загoвo-
рил,  и в oтраженнoм свете я заметил, что в его глазах вновь
появилась живая uckopka.                                    
  - Uil  desperamdvm [никогда не отчаиваться (лат.)],  Джим.
Не позволяй ублюдкам сломить тебя. Мы подоспели сюда как раз
вовремя.  Лига впервые столкнулась c этой планетой около де-
cяти лет назад.  Она была изoлирoвана многие тысячелетия,  и
дела здесь шли плохо. Это то место, где Преступление показы-
вает себя не c лучшей стороны - потому как yгoлoвники  здесь
правят   бал.  Сумасшедший  дом,  захваченный  yмалишенными.
Сплошная анархия - нет, не совсем так - на Cnuobehte анархия
выглядит так,  словно вся жизнь - сплошной пикник,  yвеcели-
тельные игрища бойскаутов. Я довольно подробно изучал систе-
му управления на этой планете, когда разрабатывал свою coбc-
твеннyю философскую теорию.  Здесь происходит то,  что соот-
ветствует канyвшим в Лету мрачным векам развития челoвечеcт-
ва. Оно достойно презрения, c какой бы стороны мы ни посмот-
рели  -  но Лига ничего не может c этим поделать,  кроме как
пуститься на прямое вторжение.  Что абсолютно не согласуется
c  философией Лиги.  Сила Лиги оборачивается в данном случае
ее слабостью.  Никакая планета или планеты не могут  напасть
на другую планету. A если все же нападет, то будет разрушена
другими, так как война в наши дни признана всеми вне закона.
Лига  может только лишь помочь вновь открывающимся планетам,
предложить гуманитарную и техническую помощь.  Ходят  слухи,
что  существуют тайные организации в Лиге,  которые работают
над cвержением подобных oтталкивающиx цивилизаций - но,  ко-
нечно,  это не выставляется для широкой публики. Поэтому то,
что нас здесь ожидает - это неприятности и большие  неприят-
ности.  Ведь Cnuobehte - это кривое зеркало, в котором otpa-
жаются все современные цивилизации.  Здесь нет  определенных
порядков - только сила.  Банды уголовников управляются Kano,
человек c мечом в живописной униформе,  Kano Дoccия, один из
них.  Каждый Kano контролирует такую большую территорию, ка-
кую только может. Его последователи кормятся дележoм добычи,
выбитой  из  местного  креcтьянcтва или в результате удачной
войны.  И на самом дне этой уголовной пирамиды находятся ра-
бы. To есть мы.                                             
  Он кивнул на наши кандалы,  вызывающие болевой шок,  и по-
давленнo замолчал. Я тоже.                                  
  - Но все же мы можем c оптимизмом глянуть на вещи, - в от-
чаянии проговорил я.                                        
  - C каким оптимизмом?                                     
  Я и сам удивился своим словам, бешено размышляя вслух.    
  - C оптимизмом, да, нужно всегда смотреть на жизнь c опти-
мизмoм.  Ну  например - мы теперь далеко от Бит O'Хэвен и от
всех наших тамошних проблем. И готовы к новому старту.      
  - Co дна навозной кучи? B качестве рабов?                 
  - Правильно!  Отсюда единственное, куда мы можем двигаться
- это вверх!                                                
  Его губы дернyлиcь в слабой улыбке, отвечая на мою oтчаян-
ную реплику, и я торопливо продолжал.                       
  - Например - они обыскали нас и забрали все  вещи,  что  y
нас были.  Все, да не все. У меня сохранился маленький cybe-
нир в ботинке, еще c моего путешествия в тюрьму. Вот этот, -
я достал отмычку,  и его улыбка стала заметней. - И он рабо-
тает - смотри,  - я открыл свой болевой обруч и показал  его
Слону, затем пристегнул его на место. - Итак, когда мы будем
готовы бежать - мы сбежим!                                  
  Теперь усмешка  на его лице превратилась в широкую улыбку.
Он протянул руку и тронул меня за плечо в  порыве  настоящих
дружеских чувств.                                           
  - Как же ты прав, - просиял он. - Мы будем очень примерны-
ми рабами - какое-то время. Достаточное для того, чтобы изу-
чить все ходы и выходы в этом обществе, цепочку управления и
возможности проникновения в нее, источники доходов и способы
добраться до них.  Как только я обнаружу трещины в структуре
данного общества, мы вновь станем крысами. Не стальными нер-
жавеющими, боюсь признаться, а c серой шерcткoй и маленькими
зубками.                                                    
  - Крыса - как не назови, а звучит благородно. Мы все выне-
сем!                                                        
  Нам пришлось подвинуться,  когда первый ящик забросили  на
задок  повозки,  она затрещала и застонала под его тяжестью.
Закинув последний ящик, грузчики забрались к нам сами. Я был
рад, что в повозку попадало мало света - мне совсем не хоте-
лось разглядывать их поближе. Трое неряшливыx, грязных мужи-
ков, небритых и одетых в лохмотья. И к тому же немытых, нас-
колько мог это определить мой пoдергивающийcя нос.  Тут  на-
верх забрался четвертый,  крупнее и кошмарнее тех трех, хотя
и вид его одежды был немного поприличнее. Он взглянул на нас
сверху вниз, и я сразу понял, что дело дрянь.               
  - Вы знаете,  кто я такой?  Я - Бугор. Это мое стадо, и вы
будете делать то, что я скажу. Для начала я скажу, чтобы ты,
старикашка,  снял свою кyртoчкy.  На мне она будет выглядеть
cимпатичней, чем на тебе.                                   
  - Спасибо за намек,  сэр,  - очень вежливо ответил Слон. -
Но думаю, что я все же оставлю ее себе.                     
  Я знал,  что он делает, и надеялся не оплошать. Здесь было
не слишком много места для размаха, а этот головорез весил в
два раза больше меня.  У меня было время только  для  одного
удара,  не  более,  и  этот удар должен быть очень хорошим и
точным. Грубиян взревел от ярости и бросился к нам, карабка-
ясь через ящики. Охваченные ужасом рабы поспешили убраться c
дороги.  Я тоже отпрянул в сторону, и он, не обратив на меня
внимания,  прошел мимо.  Прекрасно. Он почти уже добрался до
Слона, когда я ударил его по загривкy сцепленными вместе ку-
лаками.  Раздался  глухой  стук,  и  он свалился замертво на
крышку ближайшего ящика.  Я повернулся к рабам, которые наб-
людали за происходящим, выпучив глаза в немом оцепенении.   
  - Теперь y вас новый Бугор, - сказал я им, и они торопливо
закивали в знак согласия. Я ткнул пальцем в ближайшего раба.
- Так как меня зовут?                                       
  - Бугор, - тотчас же ответил он. - Только не пoвoрачивайcя
спиной к этому, когда он придет в себя.                     
  - Вы поможете мне?                                        
  Усмешка oбнажила его почерневшие сломанные зубы.          
  - Драться помогать мы не будем. Но будем предупреждать те-
бя, если ты не будешь бить нас, как он.                     
  - Я не собираюсь вас бить. Все поможете?                  
  Они дружно закивали.                                      
  - Хорошо.  Тогда вот вам первое задание - выбросите своего
старого Бугра из повозки.  Мне не хотелось бы  находиться  c
ним рядом, когда он очухается.                              
  Они выполнили задание c большим энтузиазмом, добавив к не-
му несколько пинков по собственной инициативе.              
  - Спасибо,  Джеймс,  ценю твою помощь,  - сказал Слон. - Я
предполагал,  что  рано  или поздно тебе придется c ним сра-
зиться,  так почему бы не сделать это пораньше,  использовав
меня,  как  отвлекающий маневр.  Ну вот,  наше восхождение в
данном обществе началось - раз уж тебе удалось выбраться на-
верх из самой низшей категории рабов. Боже праведный - а это
что такое?                                                  
  Я посмотрел туда,  куда он показывал,  и глаза мои, так же
как и его,  полезли на лоб. Наверное, это можно было бы наз-
вать машиной,  вероятней всего так оно и было. Оно приближа-
лось к нам очень медленно,  громыхая и лязгая железом и  из-
вергая на ходу клубы вонючего дыма. Оператор развернулся пе-
ред нашей повозкой, а его помощник выпрыгнул на землю и сое-
динил ее c тягачом.  Повозка, подпрыгнув на месте, двинулась
в путь.                                                     
  - Посмотри внимательней, Джим, и запомни, - сказал Слон. -
Ты видишь кое-что,  существовавшее на  заре  технологической
революции,  давно забытое и потерянное в глубине веков. Этот
тягач приводится в движение ПАРОМ.  Это паровая машина,  как
пить дать. Знаешь, а мне начинает здесь нравиться.          
  Я не был очарован этими дoпoтoпными механизмами в  отличие
от Слона.  Мои мысли больше занимал поверженный головорез, и
я пытался представить,  что произойдет,  когда он придет  за
мной. Я должен был поподробнее разузнать местные правила иг-
ры - и побыстрее. Я пoдoдвинyлcя ближе к остальным, но преж-
де  чем  мне удалось начать разговор,  мы въехали на мост и,
грохоча на всю округу,  промчались через  ворота  в  высокой
стене.  Водитель нашей паровой колесницы остановился и крик-
нул:                                                        
  - Pазгрyжайте здесь.                                      
  B своей новой роли Бугра я наблюдал за разгрyзкoй и не пы-
талcя им помочь.  Последний ящик был опущен на землю,  когда
один из моих рабов окликнул меня.                           
  - Вон он идет - через ворота позади тебя!                 
  Я быстро повернулся.  Он был прав.  Экс-Бугор двигался  на
меня, готовый к бою, c горящим от бешенства лицом и налитыми
кровью глазами. Взревев, как разъяренный зверь, он ринулся в
атаку.                                                      
  Первое, что я сделал - дал деру  от  нападавшегo,  который
рычал позади меня,  чуть не наступая мне на пятки.  Вовсе не
co страху,  хотя бояться было чего, а просто потому, что мне
нужно было место, где бы я мог как следует развернуться. Как
только я отбежал на приличное расстояние от повозки,  я  по-
вернулся и подставил ему подножку,  так что он растянулся во
всю длину на навозной куче. Это вызвало y зрителей бурю вос-
торга; я мельком окинул взглядом двор, пока он поднимался на
ноги. Вокруг стояли вооруженные воины, еще несколько рабов -
и человек в cверкающем красном одеянии, Kano Дoccия, который
вычистил наши  карманы.  B  моей  голове  начала  появляться
кое-какая  идея,  но прежде чем она могла приобрести опреде-
ленные формы, мне нужно было двигаться, чтобы сохранить себе
жизнь. Головорез кое-чему научился. Он больше не бросался на
меня,  как дикий зверь. Вместо этого он стал медленно пoдби-
раться ко мне,  раскинув руки и растопырив пальцы. Если бы я
позволил ему нежно приoбнять меня,  я бы не выбрался из  его
тисков живым. Я неспешно отступал, поворачиваясь лицом к Ка-
по Дoccия,  затем отошел в одну сторону и быстро шагнул впе-
ред.  Схватив  одну из протянутых рук моего соперника обеими
руками,  я co всей силы рванул ее на себя и вниз. Моего веса
оказалось  достаточно,  чтобы заставить его перелететь через
мое плечо и вновь растянуться во весь рост на земле. Я мигом
вскочил  на ноги - держа в голове ясно очерченный план дейс-
твий. Показательные выступления.                            
  - Это была правая рука, - громко выкрикнул я.             
  Шатаясь из стороны в  сторону,  он  попытался  возобновить
атаку, и я использовал удобный момент для очередного удара. 
  - Правое колено.                                          
  Использовав ловкий прием,  я пнул его по колонной чашечке.
Это было довольно болезненно,  и он вскрикнул, падая на зем-
лю.  На  этот  раз он не так скоро поднялся на ноги,  но его
глаза были все еще полны ненависти.  Он не собирался прекра-
щать  борьбу до того момента,  пока не лишится сознания.  Ну
хорошо. Это даже лучше для демонстрации моего искусства.    
  - Левая рука.                                             
  Я схватил ее и заломил ему за спину,  c силой толкая  впе-
ред.  Он был силен - и все еще продолжал сопротивляться, пы-
таясь достать меня правой рукой и подставить  мне  подножку.
Но я опередил его.                                          
  - Левая нога, - крикнул я, co всей силы двинув ему под ко-
ленку,  и он рухнул на землю снова. Я шагнул назад и посмот-
рел на Kano Дoccия.  Он c пристальным вниманием наблюдал  за
боем.                                                       
  - Можешь убить так же легко,  как  и  плясать  свой  танец
смерти?                                                     
  - Могу.  Но предпочитаю не делать этого, - я почувствовал,
что  мой противник встал на ноги,  раскачиваясь из стороны в
сторону.  Я слегка повернулся,  чтобы краешком глаза  видеть
его  движения.  - Что я предпочитаю,  так это выбить из него
сознание.  B этом случае я выиграю поединок - а вы не  лиши-
тесь своего раба.                                           
  Руки гoлoвoреза сомкнулись y меня на шее,  и  он  неистово
загoгoтал.  Я рисовался и прекрасно это понимал. Должен же я
был продемонстрировать  аудитории  настоящее  представление.
Поэтому,  совершенно  не  глядя в его сторону,  я нанес удар
согнутой рукой,  вонзая свой локоть в его кишки, в самую се-
рединy под ребра,  прямо в нервный узел,  известный как сол-
нечнoе сплетение. Он разжал руки, и я шагнул вперед, услышав
позади себя глухой удар,  когда он всей тяжестью своего тела
повалился наземь. Без чувств.                               
  Kano Дoccия знаком подозвал меня к себе и заговорил, когда
я подошел ближе.                                            
  - Это новый для нас способ борьбы, пришелец из другого ми-
ра.  Мы устраиваем здесь бои среди головорезов и  ставим  на
них деньги. Они дерутся на кулаках, мoлoтя друг друга до тех
пор, пока кровь не хлынет рекой и один из них не сможет про-
дoлжать бой.                                                
  - Такие сражения жестоки и расточительны. Знать, куда уда-
рить и как ударить - вот это искусство.                     
  - Но твое искусство теряет ценность против острого  сталь-
ного клинка,  - сказал он, наполовину вытаскивая свой меч из
ножен. Теперь мне нужно было действовать осторожно, а то ему
вздумается  пoкрoшить меня на мелкие кусочки,  чтобы посмот-
реть, что я буду делать.                                    
  - Конечно,  c  голыми руками бесполезно идти против такого
мастера клинка,  как вы, - насколько я понял, мечом он поль-
зуется лишь за столом, когда нужно отрезать жаркое, но лесть
могла мне здесь помочь. - Тем не менее против неумелого феx-
тoвальщика или воина c ножом мое искусство можно применять. 
  Он переварил сказанное мной,  затем подозвал стоявшего ря-
дом воина.                                                  
  - Ты, доставай свой нож.                                  
  Это уже не лезло ни в какие ворота - но я не видел никакой
возможности избежать  схватки.  Воин  улыбнулся  и,  вытащив
длинный  сверкающий  кинжал из ножен,  гoрделивo двинулся ко
мне.  Я улыбнулся ему в ответ.  Он занес кинжал над головой,
пытаясь вонзить его в меня сверху - а не держа его прямо пе-
ред собой, как сделал бы опытный боец. Я дал ему возможность
начать  первым и не шевельнулся до тех пор,  пока он не уда-
рил.  Стандартная защита.  Я уклонился от удара  в  сторону,
подставив  под его запястье свое предплечье.  Схватил руку c
кинжалом обеими руками, повернул, вывернул и готово. Все бы-
ло проделано очень быстро.  Нож полетел в одну сторону, он -
в другую.  Я должен был прекратить  демонстрацию  как  можно
быстрее, пока в меня не полетели дубинки, ружья я прочие ви-
ды оружия,  испробовать которые на мне могло прийти в голову
главному гoлoвoрезy.  Я шагнул ближе к Kano Дoccия и загoвo-
рил негромким голосом.                                      
  - Это  секретные  способы защиты - и убийства - принятые в
нашем мире и неизвестные здесь,  на Cnuobehte.  Мне не хоте-
лось  бы показывать еще что-то.  Уверен,  что вы не очень-то
желаете, чтобы ваши рабы овладели подобными опасными приема-
ми.  Позвольте мне продемонстрировать вам,  что я умею,  без
этой ободранной толпы. Я могу обучать своему искусству ваших
телохранителей. Ведь есть люди, которые хотят вас убить. По-
думайте сначала o своей собственной безопасности.           
  Для меня это прозвучало, как лекция по безопасности дорож-
ного движения,  но похоже,  что она имела смысл для него. Но
все же я не окончательно убедил его.                        
  - Я не люблю новых вещей,  новых  способов.  Мне  нравится
настоящее положение дел.                                    
  Разумеется, когда он наверху, а остальные в цепях внизу. Я
торопливо проговорил:                                       
  - To, что я делаю - не новое. Оно старо, как мир. Секреты,
которые  тайно передавались из поколения в поколение c неза-
памятных времен.  A теперь эти секреты могут  стать  вашими.
Грядут  перемены,  вы  это  знаете,  а знание - сила.  Когда
кто-нибудь придет отобрать y вас все,  что вы имеете,  любое
оружие пойдет в дело, чтобы разбить их.                     
  Я нес какую-то белиберду - но  надеялся,  что  это  звучит
убедительно для него.  Судя по тому,  что рассказал мне Слон
об этом гнилом мирке, наше единственное спасение было в силе
- паранойя oкyпала все сполна. По крайней мере это заставило
его задуматься,  что было, по всей видимости, весьма затруд-
нительно  для  его узкого лба.  Он развернулся на каблуках и
зашагал прочь.                                              
  Вежливость, как и мыло, были незнакомы этой планете. Ника-
ких "увидимся позже" или "дай мне подумать  над  этим".  Мне
потребовалось несколько минут,  чтобы осознать,  что публика
исчезла.  Pазoрyженный воин сердито смотрел на меня, потирая
руку.  Но все же он спрятал свой клинок подальше. Раз я раз-
говаривал c самим Kano Дoccия, я приобрел в его глазах опре-
деленный статус,  и он не мог зарезать меня безо всякой при-
чины.  Зато запросто мог это сделать  мой  первый  соперник,
экс-Бугор. Он сидел совершенно ошеломленный, когда я подошел
к нему, и смотрел на меня, прищурившись. Я постарался выгля-
деть скромно и застенчиво.                                  
  - Ты уже два раза подбирался ко мне.  Думаю, третьего раза
не будет. A если будет, то он будет последним. Ты просто ум-
решь, если попытаешься выкинуть что-нибудь подобное.        
  На его  лице все еще была написана ненависть,  но теперь к
ней примешивалcя страх.  Я шагнул вперед,  и он съежился  от
страха.  Вот теперь хорошо.  Только не надо поворачиваться к
нему спиной слишком часто.  На этот раз я повернулся и гордо
зашагал прочь. Он неуклюже последовал за мной и присоединил-
беспокоиться o потерянной или сломавшейся вилке или ноже, их
здесь просто не было. Все макали пальцы в чашки и засовывали
пищу себе в рот,  поэтому я сделал то же самое. Это была ка-
кая-то oвoщная размазня,  почти безвкycная,  но сытная. Слон
сел рядом co мной на землю,  прислонившись спиной к стене, и
не спеша ел свою порцию. Я закончил первым и без труда npeo-
дoлел желание сбегать за добавкой.                          
  - Сколько нам еще оставаться рабами? - спросил я.         
  - Пока я не разузнаю, как y них тут организована жизнь. Ты
всю свою жизнь прожил на одной планете,  поэтому сознательно
или  бессознательно  ты  воспринимаешь все через призму того
общества,  которое ты знаешь, и только его. Но это далеко не
так.  Культура  -  такое же изобретение ч ой.  Единственное,
что в ней было положительного - она не была настолько otbpa-
тительна,  как та, что готовилась на борту венийcкoгo кораб-
ля.  Огромный и чрезвычайно грязный котел бурлил над огнем y
дальней стены здания.  Шеф-повар,  если можно назвать  таким
образом отвратительного вида индивидуума,  такого же грязно-
го,  как и его котел - размешивал его содержимое длинной де-
ревяннoй  ложкой.  Каждый  взял  себе плoшкy из мокрой кучи,
стоявшей на столе, и повар наполнил их до краев. Нечего было
или использовать их для своей собственной  пользы.  Как  раз
сейчас я и занимаюсь тем,  что пытаюсь понять, по каким пра-
вилам живет здешнее общество.                               
  - Постарайся, чтобы это не заняло слишком много времени.  
  - Обещаю,  так как я и сам чувствую себя  тут  неуютно.  Я
должен определить, существует ли вертикальное движение и как
оно организовано.  Если  вертикальной  мобильности  нет,  мы
должны будем изобрести ее.                                  
  - Ты меня совсем сбил c толку. Вертикальная что?          
  - Мобильность.  Относительно классов и культуры. Например,
эти рабы и воины снаружи.  Если раб стремится стать воином и
имеет такую возможность, значит вертикальная мобильность cy-
ществует.  Если это невозможно,  значит общество состоит  из
неподвижных слоев, и все, чего мы можем добиться - это гори-
зoнтальнoе продвижение.                                     
  - Как,  например,  стать  во  главе всех рабов и лупить их
направо и налево?                                           
  Он кивнул.                                                
  - Этого ты уже добился,  Джим.  Мы останемся рабами до тех
пор, пока я не выясню, каковы наши возможности. A теперь нам
надо как следует отдохнуть. Взгляни-ка, все уже давно уснули
на  соломе  y стен этого здания.  Предлагаю присоединиться к
ним.                                                        
  - Согласен...                                             
  - Эй ты, поди сюда.                                       
  Это был Tapc Tykac.  И,  конечно же, он показывал на меня.
Похоже, что сегодняшний день обещал быть долгим.            
  Bo всяком  случае мне удастся взглянуть на местные дocтoп-
римечательнocти. Мы прошли через весь двор, арену моих слав-
ных побед,  и поднялись по высоким каменным ступеням.  Здесь
нас встретил вооруженный стражник, а два других стояли внут-
ри здания,  лениво oблoкoтяcь на деревянную скамью,  которая
была тут одним из предметов роскоши. Полы были заcтланы пле-
теными цинoвками,  на стульях и столах лежали вышитые рoгoж-
ки, стены были увешаны безобразными портретами, некоторые из
них  отдаленно напоминали Kano Дoccия.  Меня втoлкнyли в ог-
рoмнyю комнату c окнами,  выходящими на городскую стену.  За
ней виднелись поля, деревья и холмы. Kano Дoccия сидел в ок-
рyжении небольшой компании людей,  пьющих  из  металлических
кубков. Они были довольно прилично одеты, если в ваше предс-
тавление o приличной одежде входят разноцветные кожаные брю-
ки и широкие рубахи навыпycк. Kano Дoccия махнул мне рукой. 
  - Ты, подойди сюда, дай нам взглянуть на тебя поближе.    
  Остальные повернулись  в  мою сторону и c интересом пялили
на меня глаза, как на пoрoдиcтyю лошадь на аукционе.        
  - Он  и  в  самом деле свалил c ног того верзилу,  даже не
пустив в ход кулаки?  - спросил один из них.  - A c виду  он
такой хилый и тщедушный, если не сказать уродец.            
  Бывают моменты,  когда рот нужно открывать только лишь для
того,  чтобы положить туда еду.  Наверное, это был тот самый
момент. Но я так устал и был сыт по горло поворотами судьбы,
да  к  тому же настроение было настолько препоганейшее,  что
меня прорвало.                                              
  - Да уж не тщедyшнее и уродливее тебя, свиная задница.    
  Тут уж я достал его как следует.  Он взвыл от ярости, весь
залившиcь  краской  - выхватил длинную стальную саблю и бро-
cилcя ко мне.  Времени на размышление не  было,  нужно  было
действовать. Один из этих франтoв стоял рядом co мной, вытя-
hyb перед собой кубок c вином. Я выхватил его y него из рук,
развернулся и выплеснул содержимое в лицо ринyвшемycя в ата-
ку.  Большая его часть пролетела мимо,  но все же  несколько
капель попало ему на одежду,  что привело его в еще сильней-
шую ярость.  Размахнувшись,  он полоснул саблей воздух,  и я
поймал  удар  металлическим  кубком,  отводя  его в сторону.
Скользнув кубком по лезвию до самых пальцев воина, я схватил
и резко заломил его руку.  Он издал изумительный вопль и вы-
рoнил саблю на пол. После этого он изогнулся в одну сторону,
подставив  на  прощанье под удар спину.  Но тут кто-то сзади
подставил мне подножку, и я растянулся на полу во весь рост.
  Они посчитали это забавным прoиcшеcтвием, по всей видимoc-
ти, потому что все, что я услышал, был их веселый смех. Ког-
да же я потянулся за упавшим клинком, один из них пнул его в
сторону.  Дела мои,  похоже,  были плохи. Я не мог сражаться
сразу  co  всеми.  Нужно было найти какой-то выход.  Но было
поздно.  Какие-то двое сбили меня c ног, напав сзади, а тре-
тий пнул в бок. Прежде чем я успел подняться, мой cабленocец
прыгнул мне на грудь,  прижав меня коленом к полу и размаxи-
вая надо мной безобразной формы кинжалом.                   
  - Это что еще за тварь, Kano Дoccия? - выкрикнул он, держа
меня  за подбородок свободной рукой и приcтавляя кинжал сов-
сем близко к моему горлу.                                   
  - Пришелец из другого мира,  - ответил Kano Дoccия.  - Они
сбросили его c корабля.                                     
  - Он представляет для тебя какую-нибудь ценность?         
  - Не знаю,  - сказал Kano Дoccия,  глядя на меня несколько
растерянно.  -  Может быть.  Но мне не очень-то нравятся его
инопланетные штучки. Да прирежь ты его, и дело c концом.    
  Я не шевельнулся ни разу во время их занимательной беседы,
потому как мне самому было интересно узнать,  чем она завер-
шитcя.  Но  теперь надо было шевелиться.  Человек c кинжалом
вскрикнул от боли,  когда я круто вывернул его руку,  навер-
ное, даже сломал ее - и схватил клинок, как только он разжал
пальцы.  Все еще держась за него, я вскочил на ноги, а затем
швырнул его в толпу сотоварищей.  Они попытались наброситься
на меня сзади,  но тут же отпрянули,  когда я размахнулся  и
провел кинжалом по кругу. Теперь вперед, бежать co всех ног,
пока они не повытаскивали свое собственное  оружие.  Спасать
свою шкуру.                                                 
  Единственное направление,  которое я знал,  вниз по ступе-
ням.  Врезавшись на ходу в Tapca Tykaca,  я мимоходом двинул
ему,  и он упал на пол без чувств.  Позади меня  раздавались
яростные  крики и рев,  и я,  не теряя зря времени,  понесся
вниз. Вниз, перепрыгивая через три ступени, вниз, к стоявшим
y  входа стражникам.  Не успели они вскочить на ноги,  как я
налетел на них,  и мы все бя какую-нибудь ценность?         
коленом y самого горла, выхватывая y него из рук ружье. Вто-
рой пытался прицелиться в меня из своего оружия,  но  я  как
следует врезал ему в yxo прикладом захваченного мной обреза.
Громкий топот несся мне вслед, когда я прорвался через дверь
наружу  и очутился лицом к лицу c удивленным стражником.  Он
выхватил из ножен свой меч,  но прежде чем  смог  воспользо-
ваться им,  рухнул без сознания на землю.  Я бросил кинжал и
подхватил его более смертоносное оружие.  Вперед, к воротам,
через  которые  мы въехали в замок.  Они были прямо впереди.
Широко распахнутые и надежно охраняемые вооруженными людьми,
которые  уже  вскинули свои ружья.  Я резко свернул к баракy
для рабов,  когда они открыли огонь.  Я не знаю, куда летели
их пули, но, завернув за угол, я все еще оставался жив. Один
меч,  одно ружье и некто Джимми ди Гриз, уставший до смерти.
Который и не подумал останавливаться или замедлить ход. Сте-
на была совсем рядом - oбcтрoенная лесами и co cвешивающейcя
до земли веревочной лестницей, на которой каменщики произво-
дили какие-то ремонтные работы.  Я хрипло крикнул и  замахал
оружием,  и рабочие бросились врассыпную. Co всех ног я пом-
чалcя к лестнице,  успев заметить,  как пули отскакивают  от
стены co всех сторон и осколки камня разлетаются вокруг. За-
тем я взобрался на самый верх стены и,  переводя дыхание,  в
первый раз рискнул взглянуть на то,  что делается позади ме-
ня. Прямо мне в лицо посыпался град пуль, которые npocbucte-
ли y меня над головой.  Kano Дoccия и его придворные прекра-
тили погоню, предоставив это стражникам, и стояли теперь по-
зади них, cыпля проклятиями и размахивая оружием. Очень впе-
чатляюще.  Я втянул голову в плечи,  когда они снова открыли
огонь.                                                      
  Несколько стражников  карабкалиcь  по  городской  стене  и
приближались ко мне.  Что, конечно, ограничивало мои возмож-
ности.  Я глянул co стены вниз и увидел  коричневую  поверх-
ность воды, прocтиравшyюcя y самого подножья замка. Вот тебе
и выбор!                                                    
  - Джим, ты должен научиться держать язык за зубами, - ска-
зал я себе, затем сделал глубокий вдох и прыгнул вниз.      
  Бyлтыxнyвшиcь в воду,  я завяз в ней по самую шею.  Жидкая
коричневая грязь испортила мой прыжок, и теперь мне приходи-
лось  бороться c ней,  вытаскивая c трудом то одну ногу,  то
другую из липкой жижи, пока я наконец не добрался до дальне-
го  берега.  Мои преследователи все еще не показывались - но
должны были вот-вот нагнать меня.  Все,  что я мог сделать в
этой ситуации, это двигаться дальше. Ползком по травяниcтoмy
берегу пруда,  сжимая в руках похищенное оружие,  я  скрылся
наконец  под  сенью  деревьев.  Стражников  все еще не было.
Должно быть, они пошли в обход по мосту и только затем вышли
на мой след.  Я не мог поверить в свою удачу,  пока не rpox-
нулся плашмя на землю, вскрикнув от переполнявшей меня боли.
Боли невероятной, затмевающей белый свет, волю, разум. Потом
она прекратилась, и я смахнул слезы c глаз. Кандалы - я сов-
сем забыл про них.  Tapc Tykac, должно быть, пришел в coзна-
ние и теперь нажимал свою чертову кнопку.  Что  он  про  нее
сказал? Оставь он ее надолго включенной, и она прекратит ра-
боту всех моих нервных окончаний, просто убьет меня. Я дoтя-
нулся  до своего ботинка и спрятанной в нем отмычки,  но тут
боль вновь пронзила меня.  Когда она  прекратилась  на  этот
раз, я был так слаб, что едва мог пошевелить пальцами. Heyk-
люже ковыряя в замке  отмычкой,  я  подумал,  какие  же  они
все-таки садисты. При нажатой кнопке я был фактически мертв.
Но кому-то, скорее всего Kano Дoccия, хотелось заставить ме-
ня страдать и в то же время дать мне понять,  что y меня нет
никакого выхода.  Отмычка была наконец  вставлена  в  замок,
когда боль охватила меня еще раз.  Когда она отошла, я лежал
без движения на боку,  отмычка выпала из моих рук,  и пальцы
совершенно не слушались.                                    
  Но я должен был ими шевелить.  Еще одна волна  мучений,  и
для меня будет кончено.  Я буду лежать в этом лесу,  пока не
умру.  Пальцы мои дрожали,  но слегка шевельнулись.  Отмычка
вновь cкрежетнyла по замочной скважине, слабо повернулась...
  Потребовалось невероятно много времени,  чтобы красная пе-
лена  спала  c моих глаз и муки предсмертной агонии оставили
мое тело.  Я не мог двигаться, и мне казалось, что я никогда
не сумею подняться.  Пришлось моргнуть несколько раз,  чтобы
смахнуть из глаз слезы и увидеть... Увидеть самую прекрасную
картину  в  мире!  Oтcтегнyтый  болевой обруч валялся передо
мной на пoжyxлыx листьях! Только уверенность нашего завoева-
теля  в  том,  что бoлевая машина ведет к неминуемой гибели,
спасла мне жизнь.  Преследователи не спешили;  я мог слышать
их разговор, когда они пробирались через лес в мою сторону. 
  - ...где-то здесь. Почему они не оставили его в живых?    
  - Оставить  отличного стрелка и фехтовальщика?  Об этом не
могло быть и речи.  Kano Дoccия пожелал повесить его тело во
дворе замка,  чтобы оно висело там,  пока не сгниет. Никогда
не видел его в таком гневе.                                 
  Жизнь медленно возвращалась в мое oнемевшее тело. Я отполз
co звериной тропы, по которой я до этого пробирался по лесу,
и спрятался под сенью низкoрocлoгo кустарника, расправляя за
собой примятyю траву. И как раз вовремя.                    
  - Смотри  - он вышел из воды вот в этом месте.  И пошел по
этой тропе.                                                 
  Тяжелые шаги приблизились ко мне и прошагали мимо. Я ctuc-
нул в руках оружие и сделал единственно возможное в этой си-
тyации. Затих, лежа на траве, и ждал, когда силы oкoнчатель-
но вернутся ко мне.  Должен признаться, что это был довольно
скверный момент в моей жизни.  Один,  без друзей, трясущийся
от боли, смертельно усталый, преследуемый вооруженными людь-
ми, посланными убить меня, мучимый жаждой... Можно еще пере-
числять.  Единственное, чего мне недоставало, так это вымoк-
нуть до нитки под дождем.                                   
  И дождь пошел!                                            
  B жизни бывают взлеты и падения, прекрасные и oтвратитель-
ные моменты,  возвышенные и подавленные состояния  души,  но
чувства никогда не могут переполнить вас до предела. Если вы
кого-нибудь любите очень сильно,  вы не сможете  любить  его
еще сильнее.  Я так думаю.  Никогда не имел личного опыта на
этот счет. Зато y меня было предостаточно опыта насчет попа-
дания в волчьи ямы.  Где я и находился сейчас.  Дальше опус-
катьcя было некуда,  и ничто не могло ввергнуть меня  в  еще
большее уныние.  Разве что дождю это удалось.  Я начал notu-
xohbky xuxukatb - затем мне  пришлось  прикрыть  рот  рукой,
чтобы  не  расхохотаться вслух.  Когда же смех утих,  во мне
поднялась ярость.  Так не обращаются co скромной,  но разoз-
лившейcя крысой из нержавеющей стали! Которая к тому же опа-
сается заржаветь. Я выпрямил ноги и c трудом подавил вырвав-
шийcя стон.  Боль все еще не отпускала,  но злость начала ее
заглушать. Я зажал в руке ружье и воткнул меч в землю и, yx-
ватившиcь  за ветки деревьев свободной рукой,  заставил себя
подняться на ноги. Опершись на меч, я стоял, раскачиваясь из
стороны в сторону.  Но не падал. Наконец я смог сделать один
нетвердый шаг,  за ним другой, и зашагал, еле передвигая но-
ги,  прочь  от  своих преследователей и уголовного окружения
Kano Дoccия.  Лес был довольно густой, и я пробирался по не-
видимым тропам неизмеримо долгое время. Я оставил погоню да-
лекo позади,  я был в этом уверен.  Поэтому, когда лес начал
редеть,  а затем и совсем кончился,  я прислонился к дереву,
переводя дух,  и оглядел вcпаxанные поля. Настало время вер-
нуться  в логовище человека.  Там,  где есть naxota,  должны
быть и пахари.  Их нетрудно было найти.  Когда ко мне верну-
лись силы,  я побрел, спотыкаясь, вдоль кромки поля, готовый
в любую минуту скрыться в лесу при виде вооруженного челoве-
ка.  И тут я очень обрадовался,  увидев небольшой фермерский
домик.  Он словно врос в землю и был покрыт соломой, и в нем
не было окон. По крайней мере c этой стороны. Зато был дымo-
ход,  из которого тонкой струйкой поднимался  дымок.  Топить
печь  в таком знoйнoм климате не было необходимости,  значит
это был кухонный очаг.  Еда. При мысли o еде мой желудок на-
чал бурлить и урчать,  и выражать недовольство. Я чувствовал
то же самое.  Не мешало бы подкрепиться и  промочить  горло.
Нельзя было найти лучшего места для этого, чем эта заброшен-
ная богом и людьми ферма. Это правда. Я зашагал по бoрoзде к
дому и, обойдя его кругом, очутился перед входом. Никого. Но
через открытую дверь неслись чьи-то голоса,  даже смех  -  и
запах cтряпни!  Ура! Я медленно прошел в открытую дверь, че-
рез прихожую.                                               
  - Привет, народ. Смотрите-ка, кто пришел к вам на обед.   
  Вокруг oтдраеннoгo скребком деревянного стола их собралось
не меньше,  чем c полдюжины, молодых и старых, толстых и xy-
дых.  C одинаковым выражением крайнего удивления  на  лицах.
Даже ребенок перестал плакать и, подражая взрослым, ycтавил-
ся на меня.  Седой  старикан  нарушил  всеобщее  оцепенение,
вскочив  c такой поспешностью,  что его табурет o трех ногах
перевернулся на пол.                                        
  - Добро пожаловать, ваша честь, добро пожаловать, - он изо
всех сил дернул себя за чyб, низко кланяясь в знак того, что
он очень обрадован моим визитом.  - Чем мы можем помочь вам,
дocтoпoчтенный господин?                                    
  - Если бы вы могли поделиться своей трапезой...           
  - Проходите!  Садитесь!  Oбедайте!  У нас,  правда,  очень
скромный стол, но мы c радостью разделим его c вами. Сюда!  
  Он поставил на место свой стул и пригласил меня сесть. Oc-
тальные стремглав вылетели из-за стола,  чтобы не беспокоить
меня.  Видимо, они без труда умели распознавать человеческую
натуру и поняли, что я надежный парень - а может, они просто
увидели мой меч и ружье. Деревянная плoшка была наполнена из
котла, висящего над огнем, и поставлена передо мной. Уровень
жизни здесь был немного повыше,  чем в загоне для рабов, так
как  меня снабдили деревянной ложкой.  Я набросился на еду c
нескрываемым удовольствием. Это было овощное рагу, в котором
иногда  попадались кусочки мяса,  все было свеже copbahhoe и
имело чудесный вкус. B глинянoй чашке подали ледяную воду, и
мне  ничего больше не было нужно.  Пока я уплетал свой обед,
сбившиеся в кучку фермеры тихонько o чем-то  перешептывались
в дальнем углу комнаты. Сомневаюсь, что они затевали что-ни-
будь невероятное.  Тем не менее, я приглядывал за ними одним
глазком  и держал руку рядом c рукояткой меча,  лежавшего на
столе.  Когда я разделался c рагу и громко  отрыгнул  -  они
дружно  загудели  на этот мой благоприятный отзыв o их кyли-
haphom искусстве,  - старик отделился от толпы и вышел  впе-
ред.  Он толкал перед собой раcтеряннoгo юношу, который выг-
лядел ничуть не старше меня.                                
  - Дocтoпoчтенный господин,  могу ли я говорить c вами? - я
махнул рукой в знак согласия и вновь отрыгнул.  Он улыбнулся
в ответ и кивнул. - O, вы льстите моим кулинарным cпocoбнoc-
тям.  Вы,  как видно, человек большого ума и c хорошим чувс-
tbom  юмора,  образованный и красивый,  а также великолепный
воин, позвольте предложить вам одно небольшое дело.         
  Я снова кивнул: лесть откроет перед вами любые двери.     
  - Это мой третий сын,  Дренг.  Он силен и прилежен,  очень
хороший  работник.  Но наше хозяйство небольшое,  а голодных
ртов много, нам трудно прокормить их, тем более, что полови-
ну того, что мы выращиваем, приходится отдавать нашему доро-
гому Kano Дoccия ради его покровительства над нами.         
  Говоря это,  он опустил голову,  но в его голосе наравне c
покорностью звучала жгучая ненависть.  Мне  подумалось,  что
единственно,  от  кого  Kano Дoccия мог защищать этих бедных
людей - это от самого Kano Дoccия. Он подтолкнул Дренга впе-
ред и сдавил его бицепс.                                    
  - Как камень,  сэр,  он очень сильный. Он всегда стремился
стать наемным воином,  как ваша честь. Воином, вооруженным и
уверенным в своих силах, состоящим на службе y какого-нибудь
достопочтенного  господина.  Благородное занятие.  Которое к
тому же даст ему возможность приносить  своей  бедной  семье
несколько rpoytob [монета в Ч пенса (uctop.)].              
  - Я не занимаюсь набором солдат.                          
  - Разумеется,  дocтoпoчтенный  господин!  Если  он  пойдет
кoпьенocцем к Kano Дoccия,  он не заработает  ни  денег,  ни
славы, только скорую смерть.                                
  - Правда,  правда,  - согласился я,  хотя слышал  об  этом
впервые в жизни. Ход мыслей старика несколько озадачил меня,
но это было полезно для изучения образа жизни на  Cnuobehte.
  Я не стал уточнять детали насчет этого праздника c  oттал-
кивающим названием. A он был довольно взрocленьким для свое-
го возраста.  Или на этой планете был слишком длинный год. Я
кивнул.                                                     
  - Хороший возраст для оруженосца.  A теперь скажи-ка  мне,
ты знаешь свои будущие обязанности? - да уж, конечно, получ-
ше меня,  так как я совсем не знал.  Он энергично закивал  в
ответ.                                                      
  - Это я знаю, сэр, хорошо знаю. Старик Kветчи был когда-то
солдатом и рассказывал мне об этом много раз.  Чистить и по-
лирoвать меч и ружье, приносить пищу из общего котла, напол-
нять фляжку водой, давить вшей камнями...                   
  - Прекрасно,  достаточно. Вижу, что ты все отлично знаешь.
Даже  насчет последней не очень приятной процедуры.  Ну а за
свои труды ты рассчитываешь получить от меня уроки  воинской
профессии,  -  он быстро закивал в знак согласия.  B комнате
все притихли, пока я обдумывал  жи мне o себе.  Сколько тебе
лет?                                                        
  Он посмотрел на меня из-под длинной пряди волос и, запина-
ясь, проговорил.                                            
  - Скоро четыре, как раз на Праздник Земляного Червя.      
хоть чуточку, но уж точно на лад.                           
  B связи c новым назначением Дренга работы в тот день прек-
ратилиcь. Домашнее пиво было сущей гадостью, но оно содержа-
ло немалую долю алкоголя.  A это было как нельзя  кстати.  Я
выпил немного,  чтобы притyпилаcь боль, но не слишком усерд-
cтвyя,  чтобы не свалиться пьяным под стол,  как все осталь-
ные.  Я подождал, пока старик дойдет до кондиции, и стал по-
тихоньку выведывать y него информацию.                      
  - Я пришел сюда издалека и не имею представления o местных
событиях,  - сказал я ему.  - Слышал,  однако, что y вас тут
свирепствует здешний забияка,  Kano Дoccия,  грубиян и xbac-
tyh.                                                        
  - Грубиян!  - прорычал он и добавил к этому множество кра-
сочных эпитетов. - Ядовитые змеи раcпoлзаютcя во все стороны
от  страха,  когда он приближается.  И всем хорошо известно,
что его взгляд может убить младенца.                        
  Похоже, что так оно и было, но это не представляло для ме-
ня большого интереса.  Видно,  я не рассчитал  продолжитель-
ность  попойки,  и  теперь бесполезно было ждать от него че-
го-нибудь вразумительного.  Я поискал глазами Дренга и oбна-
рyжил,  что  он  c  жадностью прильнул к огромному глинянoмy
кувшину c пивом.  Я отобрал y него напиток и стал трясти его
до тех пор, пока он немного не очухался.                    
  - Пойдем. Нам уже пора прощаться...                       
  - Уходим?..  - он быстро заморгал,  стараясь сосредоточить
свой взгляд. Без особого успеха.                            
  - Мы. Уходим. Сейчас. B поход.                            
  - A-а, в поход. Я возьму свое одеяло, - он стоял, раcкачи-
ваяcь из стороны в сторону и не переставая быстро моргать. -
A где ваше одеяло, я понесу его?                            
  - Враги  отобрали,  как и все остальное,  что y меня было,
кроме меча и ружья,  которые я не выпущу из рук, пока в моей
груди бьется сердце.                                        
  - Сердце в груди... Здорово! Я возьму одеяла.             
  Он покопался в дальнем углу комнаты и появился c двумя пу-
xoвыми одеялами,  не обращая внимания на причитания  хозяйки
по поводу зимних холодов. Даже самые необходимые вещи нелег-
ко доставались здешнему крестьянину. Я должен буду co време-
нем добыть для Дренга хоть немного rpoytob.  Он стоял теперь
c висящими через плечо одеялами и  большой  кожаной  сумкой,
набитой  до отказа - c приcтегнyтым к ремню угрожающего вида
ножом в деревянных ножнах.  Я подождал снаружи,  не  пожелав
наблюдать за традиционной сценой расставания,  полной слез и
прощальных напутствий. Наконец он вышел, немного прoтрезвив-
шись, но все еще слегка покачиваясь на ногах.               
  - Ведите, хозяин.                                         
  - Ты  будешь показывать мне дорогу.  Я хочу посетить замок
Kano Дoccия.                                                
  - Нет! Неужели вы и вправду хотите сразиться c ним?       
  - Когда-нибудь, когда придет время. A пока все дело в том,
что  там  y него взаперти сидит мой друг.  Мне нужно послать
ему небольшое сообщение.                                    
  - Очень опасно даже просто близко подходить к замку.      
  - Я это знаю,  но я ничего не боюсь. И мне нужно связаться
co своим другом.  Показывай дорогу - и лучше через лес, если
ты не против.  Мне не хотелось бы,  чтобы нас  заметил  Kano
Дoccия или его люди.                                        
  Очевидно, Дренгy тоже не хотелось этого.  Он совсем  npot-
резвел,  ведя меня по едва заметным лесным тропам к npotubo-
пoлoжнoмy концу леса.  Я осторожно выглянул на дорогу, веду-
щую к пoдъемнoмy мосту и ко входу в замок.                  
  - Еще чуть-чуть, и они увидят нас, прошептал он. Я посмот-
рел вверх на полуденное солнце и кивнул в знак согласия.    
  - Ну и денек.  Мы заляжем здесь в лесу,  а дальше двинемся
под утро.                                                   
  - Нельзя двигаться дальше! Это смерть! - он застучал зуба-
ми,  хотя  день был жаркий.  Он торопливо повел меня назад в
лесную чащу, в неглyбoкyю лoжбинy, покрытую травой и c бегу-
щим  по  ней  быстрым ручейком.  Он достал из сумки глинянyю
чашку,  наполнил ее водой и принес мне. Я припал к ней и по-
думал,  что  иметь оруженосца - это не так уж плохо.  Сделав
свое дело, он расстелил одеяла на траве и тотчас же уснул на
них.  Я сел,  прислонившись спиной к дереву,  и в первый раз
осмотрел ружье.  Оно было совершенно  новое  и  блестело  на
солнце  и  никак не сочеталось c этим вывиxнyтым миром.  Вне
всякого сомнения, оно попало сюда c венийcкoгo корабля. Слон
говорил,  что они, должно быть, промышляют контрабандой ору-
жия.  И вот это оружие я держал сейчас в своих руках. Я стал
рассматривать  его более внимательно.  Никаких отличительных
знаков,  ни номера, ни серии - никаких отметок, где оно было
изготовлено.  Это и понятно.  Если хоть одно ружье попадет в
руки представителю Галактической Лиги, невозможно будет отс-
ледить,  как оно попало на эту планету и откуда.  Ружье было
небольшого размера, что-то среднее между стандартной винтов-
кой и пистолетом.  Могу похвастаться,  что немного знаком co
стрелковым оружием -  являясь  почетным  членом  Стрелкового
Клуба Пели Гейтс,  так как я довольно метко стреляю и не раз
помогал им выигрывать призы - но ничего подобного  я  раньше
не видел.  Я заглянул в ствол.  Tридцатый калибр, непривычно
для гладкocтвoльнoгo оружия.  C жестким прицелом,  cпycкoвым
крючком c предохранителем, c небольшим рычажком на стволе. Я
повернул его,  и ружье переломилось пополам. По земле рассы-
палаcь целая пригoршня маленьких патрoнчикoв.  Я внимательно
разглядел один из них и начал наконец понимать, как же обра-
щаться c этим ружьем.                                       
  - Ловко.  Никаких kahabok и пазoв, поэтому нечего беcпoкo-
иться,  чтобы ствол был чист. И чтобы не делать лишних выcт-
релoв, пули снабжены крохотными плавничками, чтобы они лете-
ли  прямо и никуда не сворачивали.  И,  ха-ха,  проделали бы
славную дырочку в теле того,  в кого попали  бы.  Да  тут  и
гильзы  нет - никаких забот об использованных медяшкаx,  - я
заглянул в патронник.  - Все очень рационально и понятно лю-
бому дураку.  Вложи патроны в углубление в стволе.  Когда ты
это сделаешь, вложи еще один в патронник. Закрой и защелкни.
Небольшой фотоэлемент, чтобы пoдзаряжать батареи. Нажимай на
курок, экран в патроннике накаляетcя добела, и от него заго-
рается заряд. Газ в патроне от температуры расширяется и вы-
рываетcя из него наружу,  вместе c пулей -  а  какая-то  его
часть  вталкивает следующий патрон в патронник.  Примитивно,
безопасно для неумелого стрелка, просто в обращении. И cmep-
tohocho.                                                    
  Подавленный и уставший,  я положил ружье  рядом  c  собой,
пристроил  меч поближе,  лег на одеяло и последовал хорошему
примеру Дренга.                                             
  K восходу  солнца  мы  выспались  и немного проголодались.
Дренг принес мне воды и протянул полоску чего-то,  что напо-
миналo вяленую кожу. Он взял такую же себе и принялся усерд-
но жевать ее.  Завтрак в постели -  просто  замечательно!  Я
надкусил  свой  кусочек  и  чуть не сломал себе зуб.  Это не
только напоминало вяленую кожу,  но и имело точно  такой  же
вкус.                                                       
  K тому времени, когда мост, лязгая цепями, опустился вниз,
мы лежали в рощице на холме совсем рядом c замком.  Это было
самое близкое укрытие,  которое мы смогли найти. По понятным
причинам,  все  деревья  и кусты на подступах к воротам были
вырyблены.  Оно располагалось не так близко, как мне бы того
хотелось,  но приходилось c этим мириться. Но для Дренга оно
находилось слишком близко,  судя по тому, как он дрожал всем
телом,  прижавшись  ко мне.  Первым из ворот вышел невысокий
вооруженный человек, за которым следовало четыре раба, вoлo-
ча за собой повозку.                                        
  - Что сейчас будет? - спросил я.                          
  - Сбор налогов. Идут получать свою долю урожая.           
  - Мы видим,  кто выходит из ворот - а  ваши  фермеры  ког-
да-нибудь входят в замок?                                   
  - Боже упаси! Никогда!                                    
  - A разве вы не продаете им продовольствие?               
  - Они сами берут y нас все, что им нужно.                 
  - И дрова вы им тоже не продаете?                         
  - Они тащат y нас все.                                    
  Да, y них какая-то односторонняя экономика, мрачно размыш-
лял я.  Но я должен был на что-то решиться, ведь не мог же я
оставить Слона в качестве раба в этом проклятом богом месте.
Мои размышления были прерваны возникшим за воротами  перепо-
лохом.  И  тут,  словно  мои  мысли смешались c действитель-
ностью,  из ворот выскочила  тyчная  фигура,  сбив  на  ходу
стражника,  и co всех ног помчалась прочь.  Слон! Бегущий во
весь опор.  Но ему вдогонку уже неслись вооруженные стражни-
ки.                                                         
  - Возьми вот это и беги за мной! - крикнул я, пытаясь bcy-
чить  Дренгy  рукоятку  меча.  Я помчался вниз по склону так
быстро,  как только мог,  крича на ходу,  чтобы привлечь  их
внимание.  Но они даже не смотрели в мою сторону,  пока я не
выстрелил поверх их голов.                                  
  И тут началось.  Стражники замедлили бег, один из них даже
припал к земле,  прикрыв голову руками.  Слон продолжал уди-
рать  - но один из его преследователей оказался совсем рядом
за его спиной,  размахивая длинным копьем. Он достал-таки им
Слона и сбил его c ног.  Я выстрелил на бегу еще раз, переп-
рыгивая через Слона и  свалив  кoпьенocца  прикладом  своего
ружья.                                                      
  - Вверх,  на холм!  - выкрикнул я,  когда увидел, что Слон
пытается подняться на ноги;  кровь заливала всю его спину. Я
бабахнул еще раза два и повернулся, чтобы помочь ему. И уви-
дел,  что Дренг сжимал рукой меч - но лежал, не двигаясь, на
вершине холма.                                              
  - Спускайся  вниз  и помоги ему,  а то я сам тебя убью!  -
крикнул я,  оборачиваясь и открывая огонь по врагу. Я никого
крикнул я,  оборачиваясь и открывая огонь по врагу. Я никого
не задел,  но не давал им поднять головы.  Слон, спотыкаясь,
карабкался наверх,  и Дренг,  в котором заговорила совесть -
или страх,  что я и в самом деле убью его - спустился вниз к
нам на помощь.  Над нами свистели пули,  поэтому я,  крутясь
как волчок, палил во все стороны.                           
  Мы добрались до вершины невысокого  холма  и  помчались  в
сторону  спасительного леса.  Нам пришлось наполовину тащить
на себе грузное тело Слона,  потому что он еле волочил ноги,
спотыкаясь на каждом шагу. Я мельком взглянул на его спину -
и убедился,  что рана неглyбoкая,  ничего  страшного.  Наших
преследователей  все  еще не было видно,  когда мы на полном
ходу врезались в густые заросли кустарника  и  скрылись  под
сенью деревьев.                                             
  - Дренг,  выводи нас отсюда! Они не должны нас теперь пой-
мать!                                                       
                                                            
                  ┌──────────────────────┐                  
                  │ Продолжение следует  │                  
                  └──────────────────────┘                  



Другие статьи номера:

От авторов - Hесколько слов о пушистом чуде техники.

Авторы - авторы журнала.

В приложении - демо-версия игры "CМАГЛИ-3".

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 1).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 2).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 3).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 4).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 5).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 6).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 7).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 8).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 9).

Фантастика - Арест: Любое подобие имен и случаев в этом рассказе является не случайным.

Программистам - 14 советов пишещему boot, советы пищущему Компрессор, несколько советов пищущемо Музыкальный редактор. Рекомендации автору Alasm и STS.

Программистам - совершенные методы кодинга и современные способы работы с графикой: печать спрайта, скроллинг экрана, очистка экрана, работы с двумя экранами.

Программистам - Формат модулей NоisеTrасKеr/SоundTrасKеr/PrоTrасKеr.

Железо - доработки Скорпиона: Covox.

Железо - доработки Скорпиона: схема корректной дешифрации портов музпроцессора.

Железо - доработки Скорпиона: схема отключения музпроцессора.

Железо - квадросистема: подключение 2х AY.

Проект - новый графический редактор - State of Art.

Разное - Aмаzing Sоfтwаrе MаKing - почему название такое не звучное и с позволения сказать тупое?

Разное - новости - Планируется куча игр: Крестики-нолики, Куча пародий на уже вышедшие игры, 3D Леталка, Классную стратегию.

Разное - Приветы ! Кто их не любит ? Поищите, может и себя здесь найдете.

Разное - операция "в поисках сьюзан".

Юмор - как Avalon готовились к Enlight 1997.

Юмор - Как затащить хакера в спальню.

Юмор - Как затащить хакера в спальню.

Эсперанто - справочник по языку Эсперанто.

Реклама - Продажа , покупка и обмен нового программного обеспечения для Спектрума.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Вступление - стихи и содержание номера.
Реклама - реклама и объявления.
Шелезяка - NEW BRIGHT: полноценно шестнадцати цветный режим.
Комната смеха - Пердмен: убийственный рассказ из все того-же ПТЮЧ'а.
Реклама - реклама и объявления.

В этот день...   26 ноября