Depth #01
14 октября 1997

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 3).

<b>Фантастика</b> - крыса из нержавеющей стали (часть 3).
                                                            
                      ┌─────────────┐                       
                      │ Продолжение │                       
                      └─────────────┘                       
                                                            
  Я отхлебнул  еще глоток пива и серьезно призадумался.  Мне
понадобилось несколько утомительных часов,  чтобы  составить
эту головоломку. To, что Слон использовал шахматную символи-
ку для своей визитной карточки,  заставило меня покопаться в
книгах o шахматах.  Допустим, что он - или она, ведь никто и
никогда не определял пол Слона,  хотя обычно предполагается,
что преступник мужчина - питает интерес к шахматам.  Если бы
ему понадобилась дополнительная информация,  он бы обратился
к тем же самым книгам, что и я. Стоит чуть постараться, и вы
увидите,  что существует два способа  обозначения  шахматных
ходов.  Самый старый из них, который использовал я, называет
клетку по вертикали и ту шахматную фигуру,  по имени которой
эта вертикаль названа. (Как вы должны знать, "разряды" - это
ряды клеток, которые располагаются от одной до другой сторо-
ны шахматного поля,  "вертикали" - это ряды клеток,  которые
тянутся от одного игрока к другому.) Таким образом,  клетка,
на  которой  стоит белый Король,  обозначается как Король 1.
Король 2 будет клетка выше.  Если вы находите это слишком уж
заумным - не играйте в шахматы, потому что это самое простое
в этой игре! Тем не менее существует второй способ oбoзначе-
ния  ходов.  Вся доска делится на 6Ч клетки,  и Конь Ч может
стоять либо на 21, либо на 8 или 22 или Ч5. Запутанно? Я то-
же  так думаю.  Надеюсь,  что и полиция не догадается o том,
что это код,  и не будет ломать над ним голову. A в этой ма-
ленькой шахматной задачке была спрятана дата моего следующе-
го преступления,  когда я собирался взять "слона",  то  есть
использовать его визитную карточку. Что значило, что я соби-
раюcь убедить всех в том, что я Слон. Что также значило, что
я  высоко  ценю  Слона,  как  хорошего медвежатника.  Я ясно
представлял себе весь сценарий.  Полиция  призадумается  над
этим шахматным ходом - потом бросит.  Но Слон в своем ykpom-
ном убежище не должен.  Он наверняка рассердится.  Совершено
преступление, и в этом винят его. Деньги украдены, а ему ни-
чего не досталось!  Я надеялся, что он станет размышлять над
ходом,  поймет, что это код, и разгадает его. Сообразит, что
Конь - это omohum слову ночь [Конь (kmight) и  ночь  (might)
по-английски звучат одинаково].  Ночь Ч - что это может зна-
чить?  Четвертая ночь Фестиваля современной  музыки  в  Пели
Гейтс,  вот что. И эта четвертая ночь является в то же время
сорок пятым днем в году,  то есть Ч5  клеткой  на  шахматной
доске, одной из возможных диспозиций Коня Ч. Эта проверка не
оставит y Слона сомнений, что преступление произойдет в чет-
вертyю ночь Фестиваля. Преступление, затрагивающее массу де-
нег,  конечно. Я мысленно плюнул три раза через левое плечо,
в  надежде,  что ему гораздо интереснее будет встретиться co
мной, чем предупредить полицию o готовящемся преступлении. Я
все же надеялся,  что правильно провел всю комбинацию. Слиш-
ком сложно для полиции,  но вполне приемлемо для Слона.  Ему
оставалась  еще целая неделя для решения задачи и подготовки
к фестивалю. Это значило, что y меня тоже оставалась неделя,
чтобы  немного успокоиться,  хорошенько выспаться и получать
удовольствие от разработки планов и различных приспособлений
для грабительского набега на общественный карман.           
  B назначенный день шел дождь - что прекрасно сочеталось  c
моими планами.  Я поднял воротник своего черного пальто, на-
тянул на голову черную шляпу,  достал черный  чемоданчик,  в
котором хранился музыкальный инструмент. Духовой музыкальный
инструмент.  Это каждому было ясно,  так как чемоданчик имел
характерную  выпуклость c одного конца.  Общественный транс-
порт доставил меня к главному входу в театр. Шагая по tpoty-
ару,  я вдруг обнаружил, что слился c толпой похожих на меня
музыкантов, облаченных в черное и c инструментами в руках. Я
приготовил пропуск, но швейцар замахал нам, чтобы мы быстрей
проходили внутрь c дождя.  Маловероятно было то,  что кто-то
начнет выяснять мою личность, потому что я был одним из 230.
Сегодня должна была состояться премьера чего-то такого,  что
называлось  музыкальным  произведением и что невозможно было
слушать,  под названием "Столкновение Галактик",  в  которой
участвовал 201 духовой инструмент и 29 ударных.  Композитор,
Мой-Byфтер Гийo,  была известна своими  не  слишком  нежными
нестройными композициями.  Выбор этого музыкального произве-
дения предoпределил и выбор подходящего  для  моей  операции
вечера;  одно  только чтение партитуры доставит вам головную
боль.                                                       
  Такому множеству  музыкантов не хватало имеющихся в театре
гримерныx, и они кружили повсюду, создавая массу шума. Никто
не заметил,  как я ушел,  не прощаясь, и пробрался наверх по
черному ходу.  Обслуживающий персонал давно покинул  помеще-
ние, так что я знал, что меня никто не потревожит. Разве что
эта дурацкая,  музыка.  Я спрятался в  подсобном  помещении,
закрыв  за собой дверь снаружи.  Услышав первые звуки прелю-
дии,  я вытащил свой экземпляр партитуры "Столкновения". Все
начиналось очень спокойно - по крайней мере Галактикам нужно
сперва представиться публике, прежде чем столкнуться. Я сле-
дил  за  ходом концерта по нотам,  пока мелодия не подошла к
красной отметке,  которую я в них поставил. Аккуратно сложив
партитуру,  я засунул ее в карман, осторожно приоткрыл дверь
и огляделся вокруг.  Коридор был пуст,  как  и  должно  было
быть. Твердой поступью я зашагал вдоль коридора, пол которо-
го уже начинал дрожать от надвигающегося галактического раз-
рyшения.                                                    
  На двери висела табличка "ПОСТОРОННИМ ВХОД  ВОСПРЕЩЕН".  Я
вытащил из кармана черную маску,  снял шляпу и, выудив ключи
от двери из другого кармана, надел маску на себя. Мне не xo-
телось тратить время на возню c отмычкой,  поэтому мне приш-
лось сделать ключ,  когда я изучал окрестности. Вставляя его
в дверной замок, я мурлыкал про себя неcyщyюcя из зала мело-
дию - если это вообще можно себе представить. B самый момент
гибельнoгo  столкновения  я  открыл дверь и вошел в кабинет.
Никто не слышал,  как я вошел, но мои движения были замечены
пожилым человеком.  Он обернулся и уставился на меня, уронив
карандаш,  который он держал в руках до моего появления. Его
руки взмыли вверх к потолку,  когда я вытащил внушительный -
и ненаcтoящий - револьвер из внутреннего кармана.  Его toba-
рищ помоложе, похоже, не очень-то испугался и ринулся в ата-
ку.  И тут же свалился без сознания на пол,  получив удар  и
сломав  по ходу падения стул.  Все это произошло без единого
звука. Или лучше сказать, что звуков было очень много, но ни
один из них не мог быть услышан сквозь музыку,  которая, на-
бирая бешеный темп,  изображала теперь чей-то трyбный  глас.
Мне нужно было пoшевеливатьcя, потому что приближалась самая
громкая часть произведения.  Я достал из кармана пальто  две
пары  наручников  и прицепил пожилого человека за ногу к его
столу, опустив ему руки, чтобы они не устали. Затем проделал
то же самое c его спящим приятелем.  Время почти подошло.  Я
достал из другого кармана пластиковую взрывчатку  -  в  моем
одеянии было полно карманов - и прилепил ее к передней двер-
це сейфа. Они, видно, чувствовали себя здесь в безопасности,
приняв кое-какие меры предосторожности. Весь обильный вечер-
ний доход запирался в сейф в присутствии вооруженной охраны.
И  оставался  запертым до того,  как его открывали утром под
присмотром другой вооруженной охраны.  Вставив  во  взрывное
устройство радиoвзрыватель, я отошел в другой конец комнаты,
где меня и других не мог бы достать огонь.  Каждый незакреп-
ленный предмет в кабинете подпрыгивал в такт музыке, и c по-
толка стала осыпаться штукатурка.  Но нужный момент  еще  не
настал. Это дало мне возможность оборвать пока провода теле-
фонов,  чтобы до окончания концерта никто из них не смог по-
говорить по ним.                                            
  Ну вот - еще немного!  Перед моими глазами стояла naptuty-
ра,  и я мысленно следил за ходом мелодии, и в тот самый мо-
мент, когда Галактики должны были наконец столкнуться, я на-
жал  на кнопку радиoпривoда.  Передняя стенка сейфа бесшумно
отлетела в сторону.  Я чуть не оглох от  прoгремевшей  музы-
кальнoй  развязки - а вовсе не от взрыва - оставалось только
удивляться,  какое великое множество людей готовы  оглохнуть
во имя искусства. Мое изумление не мешало мне сгребать банк-
ноты из сейфа в мой чемоданчик для музыкального инструмента.
Когда он наполнился,  я помахал шляпой своим apectahtam, од-
ному c широко открытыми глазами,  другому в  бессознательном
состоянии, и удалился. Черная маска возвратилась в карман, и
я вышел из театра через скрытый от посторонних глаз запасной
выход.  Я  быстро пробежал два квартала до входа на станцию,
не привлекая внимания к себе в толпе таких  же  спешащих  по
дождю  прохожих.  Вниз по лестнице и дальше по коридору,  за
поворот.  Пригoрoдные поезда только что отъехали от платфор-
мы,  и коридор был пуст. Я вошел в кабинку c телефоном-авто-
матом и ровно за двадцать две секунды -  строго  otpenetupo-
bahhoe время - переменил свою внешность.  Сорвав черное пок-
рытие c чемoданчика, я превратил его в белый кейс. Характер-
ная выпуклость тоже исчезла.  Я вывернул шляпу,  и она стала
белой, черные усы и борода исчезли в предназначенном для них
кармане.  Теперь я мог вывернуть пальто,  и оно,  совершенно
верно, тоже стало белым. Переодетый таким образом, я зашагал
на станцию и,  выйдя вместе c прибывшими пассажирами на yли-
цу, очутился на остановке такси. Недолгое ожидание; подъехал
кэб, и его двери приветливо распахнулись. Я взобрался внутрь
и улыбнулся в ответ на широкий оскал робота-водителя.       
  - Мой дарагой,  атвези менья в Aрбoлаcт Aтель, - очень по-
xoже сымитировал я зyрингарcкий акцент - так как в это самое
время на станцию прибыл поезд из Зyрингара.                 
  - Сообщение не принято, - заявила машина.                 
  - Ар-бо-ласт A-тель, металлический идиот! - выкрикнул я. -
Ар-бoy-бо-ласт!                                             
  - Понятно, - сказала она, и кэб двинулся вперед.          
  Просто здорово.  Все разговоры сохраняются в  молекулярной
памяти кэбoв в течение месяца. Если они нападут на мой след,
они обнаружат эту запись.  A я забрoнирoвал место в отеле co
своего терминала в Зyрингии. Может, я был чересчур осторожен
- но моим девизом была НЕВОЗМОЖНОСТь. Быть чересчур осторож-
ным, имеется в виду. Отель был очень дорогим и co вкусом ук-
рашенным  искусственным  арбoлаcтoм  [oтделoчный  материал],
присутствующим  в oтделке коридоров и комнат.  Я c пoдoбocт-
растием был сопровожден в свой номер,  где  арбoлаcт  служил
торшером  - и робот-портье заскользил прочь c пятидoлларoвoй
мoнеткoй в пазy для чаевыx.  Я положил  чемодан  в  спальню,
снял c себя прoмoкшее пальто,  достал из холодильника пиво -
и тут раздался стук в дверь. Так скоро! Если это Слон, то он
просто замечательный сыщик, потому что я совершенно не чувс-
твoвал за собой хвоста.  Но кто же еще это мог быть? Я коле-
балcя, но потом понял, что существует только один способ вы-
яснить это.  C улыбкой на лице, в случае, если окажется, что
пришел Слон, я открыл дверь. Улыбка тут же исчезла.         
  - Вы арестованы, - сказал агент cыcкнoй полиции, выставляя
вперед свой драгоценный значок. Его помощник нацелил на меня
огромный револьвер, чтобы удостовериться, что я понял, o чем
речь.                                                       
  - Что...  Что...  - пробормотал я что-то в этом  роде.  Но
офицер, казалось, не был поражен моим остроумием.           
  - Наденьте пальто. И пройдемте c нами.                    
  Совершенно ошеломленный,  я проковылял через комнату и вы-
полнил его приказание.  Было бы лучше оставить пальто здесь,
но y меня не было желания перечить. Когда они начнут обыски-
вать его, то найдут маску и ключи и все остальное, что c го-
ловой выдаст меня.  A что же c деньгами?  Они не упомянули o
чемодане.                                                   
  Как только  я вдел руку в рукав,  полицейский защелкнул на
моем запястье нарyчник,  прицепив второй к своей собственной
руке. И мне некуда было деться. Я ничего или почти ничего не
мог сделать - под дулом револьвера в руках стоявшего в  трех
шагах позади нас kohboupa.  Мы вышли за дверь, прошли по ко-
ридору к лифту и вниз в холл.  Слава  богу,  y  полицейского
хватило  любезности  не отходить от меня на большое раccтoя-
ние,  и я не ощущал наручников.  Огромная черная и  зловещая
машина  стояла посреди запрещенной для парковки зоны.  Води-
тель даже не удосужился взглянуть в нашу сторону.  Хотя, как
только  мы  забрались  внутрь и двери за нами закрылись,  он
тронулся в путь.  Я не смел произнести ни слова - мои nonyt-
чики,  видно,  тоже не были расположены для беседы. B полной
тишине мы  катили  по  дождливым  улицам,  мимо  полицейских
участков,  что было совершенно неожиданно, и вдруг останови-
лись y здания Федеральных властей.  Так это служба  безoпаc-
ности!  Сердце мое оборвалось.  Я был, конечно, прав, рассу-
див, что решение головоломок и мой арест не по зубам местной
полиции.  Но я не подумал o вcепланетнoм бюро расследований.
C явным неудовольствием я понял свою  ошибку.  После  долгих
лет молчания Слон вдруг появляется на поверхности. Почему? И
что значит эта шахматная ерунда? Подключается криптoграфиcт.
Ого, браво, разгадана дата и место действия следующего npec-
тyпления.  Дело передается федеральным властям  от  hekomne-
тентнoй в этих вопросах полиции. Наблюдение за кассой ведет-
ся наинoвейшим электронным оборудованием. Преступник преcле-
дуется  по пятам,  чтобы проверить,  не замешан ли здесь еще
кто-нибудь.  Затем внезапный захват. Я настолько впал в yны-
ние, что мог c трудом передвигать ноги. Я чуть не упал, ког-
да  наша  небольшая  процессия  остановилась  перед  тяжелой
дверью  c  табличкой  "ФЕДЕРАЛьНОЕ БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ",  где
чуть и ниже более мелкими буквами было  приписано  "ДИРЕКТОР
ФЛИНН". Мы гуськом пробрались внутрь.                       
  - Вот он, сэр.                                            
  - Прекрасно. Привяжите его к стулу.                       
  Говоривший это массивно возвышался над  массивным  столом.
Грузный  человек  c прилизанными черными волосами,  которому
большое количество жира, oкрyжавшее его co всех сторон, при-
давало еще большую тучность. Подбородок, точнее, подбородки,
свисали до самой груди,  массивной горой  вoзвышающейcя  над
поверхностью  стола,  на  которой толстыми кoлбаcками лежали
пальцы его сцепленных рук. B ответ на мой беглый растерянный
взгляд,  он строго и холодно посмотрел на меня. Я не npotec-
товал, когда меня проводили к стулу, усадили в него, и я по-
чувствовал,  как наручники защелкнyлиcь вокруг спинки, затем
послышались удаляющиеся шаги и xлoпание закрывающейcя двери.
  - Ты попал в очень неприятную историю, - заявил он.       
  - Я не знаю, что вы имеете в виду, - сказал я в порыве не-
виновности, но пиcклявocть и дрожь в моем голосе приyменьши-
ли этот порыв.                                              
  - Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Ты совершил гра-
беж  сегодня  вечером,  очистив  общественный   кошелек   от
средств,  дарoванныx совершенно глухими поклонниками музыки:
Но это не самое главное в твоей глупой выxoдке,  молодой че-
лoвек. K твоему сведению, могу сообщить, что ты похитил так-
же доброе имя другого человека,  Слона.  Ты разыгрываешь  из
себя того, кем на самом деле не являешься. На-ка, лови!     
  Похитил доброе имя?  O чем он,  черт возьми, говорит? Я по
инерции поймал ключи в воздухе.  Изумленно уставился на них,
затем еще более изумленно на него, неуклюже пытаясь расстег-
нуть наручники.                                             
  - Так вы не...  To есть арест,  этот  кабинет,  полиция...
Вы...                                                       
  Он терпеливо ждал моих последующих слов c блаженной  yлыб-
кой на лице.                                                
  - Вы... Вы и есть Слон!                                   
  - Точно так. Как я понял из спрятанной в твоем примитивном
коде записки, ты хотел меня видеть. Зачем?                  
  Я приподнялся  на стуле,  и в его руках появился чудовищно
громадный револьвер, нацеленный мне прямо в лоб. Я опустился
на место.  Улыбка, как и теплота в его голосе, тут же исчез-
ли.                                                         
  - Я не хотел бы, чтобы мне пoдражали, и вовсе не хотел бы,
чтобы co мной шутили шутки.  Мне это не по вкусу,  я paccep-
жен.  У тебя имеется три минуты,  чтобы объяснить мне, в чем
дело,  прежде чем я убью тебя и пойду в твой номер в  отеле,
чтобы забрать деньги,  которые ты сегодня стащил. Но первое,
что ты должен сделать, это открыть мне место, где ты xранишь
остальную сумму, yкраденнyю от моего имени. Говори!         
  Я заговорил - или,  вернее,  попытался это сделать, но мог
только беспомощно что-то лoпoтать. Это отрезвило меня немно-
го. Он мог убить меня, но он не собирался стереть меня в по-
рoшoк прямо на месте.                                       
  Я прокашлялся и попытался начать.                         
  - Не думаю,  что вы очень уж спешите убить меня - как и не
думаю,  что смогу уложиться в отведенный вами отрезок време-
ни.  Если  бы  вы немного отложили расправу надо мной,  я бы
постарался точно и ясно объяснить вам мотивы своего  поступ-
ка. Вы согласны?                                            
  Загoвoрив таким образом,  я шел на определенный риск -  но
Слон  был честным игроком,  я понимал это теперь.  Выражение
его лица не изменилось,  но он слегка кивнул, словно уступая
мне пешку.  Точно зная, что мой Король от него никуда не де-
нетcя.                                                      
  - Благодарю. Я никогда не допускал мысли, что вы окажетесь
жестоким человеком. На самом деле, когда я узнал o вашем cy-
щеcтвoвании, я выбрал вас в качестве примера для подражания,
образца профессионализма. To, что вы сумели сделать, чего вы
сумели  добиться,  не знает аналогов за всю историю мирового
развития. Если я оскорбил вас, воруя деньги от вашего имени,
прошу вас меня простить.  Я верну вам все эти деньги по пер-
вому требованию.  Но если хорошо подумать,  y меня просто не
было  другого способа найти вас.  Поэтому мне пришлось подс-
tpoutb все так,  чтобы вы сами нашли меня, что вы и сделали.
Я рассчитывал на ваше любопытство - и на ваше милосердие - и
на то, что вы не станете открывать полиции, кто я такой, по-
ка лично co мной не встретитесь.                            
  Следующим кивком он уступил мне еще одну пешку.  Непoдвиж-
ное дуло его револьвера говорило мне o том, что я все еще на
прицеле.                                                    
  - Ты единственный человек на свете, кто установил мою лич-
ность, - сказал он. - Ну, и скажи, чего это ради я не должен
тебя убивать.  Зачем тебе понадобилось искать co мной встре-
чи?                                                         
  - Я же уже объяснил - из чувства восхищения.  Я решил, что
карьера преступника наиболее полно раскроет все мои таланты.
Но  я  самоучка и очень уязвим.  Я бы очень хотел быть вашим
учеником.  И начать обучение c самого  начала.  Поступить  в
высшую  криминальную академию,  чтобы изучить эту совершенно
неизвестную мне часть общественного бытия. Я буду оплачивать
уроки, какую бы плату вы c меня ни потребовали за привилегию
находиться рядом c вами. Хотя мне потребуется теперь некото-
рое время, чтобы восстановить свои денежные запасы, если до-
ходы от моих двух последних операций перейдут к вам.  Вот  и
все.  Вот кто я такой.  И, если я буду усердно работать, мне
хотелось бы стать таким, как вы.                            
  Его cмягчившийcя  взгляд и пальцы,  задумчиво пoчеcывающие
подбородок, говорили o том, что на какое-то время он снимает
c меня ocадy. Но партию нельзя было еще считать выиграннoй -
да я и не хотел выигрывать. Мне достаточно было ничьей.     
  - Почему  я должен верить твоим словам?  - наконец спросил
он.                                                         
  - A  почему вы должны сомневаться?  Какую еще yважительнyю
причину я мог иметь?                                        
  - Меня волнуют вовсе не твои мотивы. Я раздyмываю над воз-
мoжнocтью существования чьих-то других интересов в этом  де-
ле, скорее всего интересов ответственного полицейского чина,
который использовал тебя словно пешку, чтобы найти меня. Че-
лoвек,  которому удастся арестовать Слона, поднимется на са-
мый верх выбранного им пути.                                
  Я кивнул в знак согласия,  яростно соображая, что сказать.
Затем улыбнулся, облегченно вздохнув.                       
  - Вы  совершенно  правы  - это самое первое,  что могло бы
прийти вам в голову. Ваш кабинет в этом здании также обозна-
чает, что вы занимаете немалый чин в сфере насаждения закон-
ности,  такой чин,  который позволяет вам проверить,  так ли
это.  Или  - что еще более доказывает вашу гениальность - вы
смогли использовать свои каналы и средства, чтобы проникнуть
в  информационную  сеть полиции на любом уровне и,  oдyрачив
их,  c их же помощью арестовать меня. Поздравляю вас, сэр! Я
знал, что вы гениальны в своем деле - но то, что вам удалось
совершить, находится на грани фантастики!                   
  Он медленно кивнул головой, принимая мои похвалы как долж-
ное. Мои ли слова заставили его опустить револьвер? Показал-
ся ли на горизонте ничейный исход игры? Я бросился в атаку. 
  - Мое имя Джеймс ди Гриз,  я родился чуть более семнадцати
лет  назад  в  этом самом городе в госпитале для безработных
пастухов cвинoбразoв.  Терминал,  который я вижу перед вами,
наверняка содержит официальные документы такого уровня. Най-
дите мои данные!  И проверьте сами, что то, что я вам сказал
- истинная правда.                                          
  Я поудобнее устроился на стуле, пока он набивал команды на
клавиатуре. Я ничем не отвлекал его, пока он внимательно чи-
тал.  Я все еще нервничал,  но старался выглядеть спокойным.
Наконец  он  закончил.  Он наклонился вперед и умиротворенно
посмотрел на меня.  Я не заметил, чтобы его руки двинулись c
места,  но револьвер исчез из них.  Ничья! Но фигуры все еще
оставались на доске, и начиналась новая игра.               
  - Я верю тебе, Джим, и благодарю за теплые слова. Но я ра-
бoтаю один, и мне не нужны подмастерья. Я приготовился убить
тебя, чтобы сохранить в секрете свой настоящий облик. Но те-
перь я вижу, что в этом нет необходимости. Я просто возьму c
тебя слово,  что ты никогда больше не возьмешься меня разыc-
кивать - или не будешь больше использовать мое имя для своих
преступлении.                                               
  - Я немедленно исполню все ваши просьбы. Я стал на некото-
рое  время Слоном,  только чтобы привлечь ваше внимание.  Но
умоляю вас,  перемените свое решение и примите меня в  члены
своей высшей криминальной академии!                         
  - Такого учебного заведения не существует,  - сказал он, c
трудом поднимаясь на ноги. - Прием закрыт.                  
  - Тогда позвольте мне изложить свою просьбу другими слова-
ми,  - поспешно проговорил я,  ясно ощущая, что мне осталось
немного времени. - Разрешите мне коснуться личного и прости-
те, если я причиню вам этим какое-нибудь беспокойство. Я мо-
лoд,  мне нет еще двадцати, а вы прожили на этой планете уже
более восьмидесяти лет. Я всего несколько лет занимаюсь выб-
раннoй профессией.  И за это короткое время я обнаружил, что
совершенно одинок. Что я делаю, мне приходится делать самому
и для самого себя. У меня нет друзей среди криминальных эле-
ментов, потому что все, кого я встречал в своей жизни, абсо-
лютные непрофессионалы.  Поэтому мне пришлось оставить их. A
если я одинок - тогда осмелюсь предположить, что и вы одино-
ки в своей жизни?                                           
  Он все еще стоял неподвижно, опираясь одной рукой на стол,
yctabub взгляд в глухую стену,  словно в окно, на что-то не-
видимое.  Затем  он  громко  вздохнул и,  словно выпустив co
вздохом часть удерживающей его на ногах силы,  тяжело  опус-
тилcя на стул.                                              
  - Ты говоришь правду и только правду,  мой мальчик. У меня
нет желания обсуждать этот вопрос,  но твое кoлкoе замечание
попало прямо в точку. Но несмотря на это, все останется так,
как есть. Я слишком стар, чтобы менять свои привычки. Я про-
щаюcь c тобой и благодарю за очень интересную неделю.  Как в
старые добрые времена.                                      
  - Подумайте, пожалуйста!                                  
  - Не могу.                                                
  - Дайте мне свой адрес, я пришлю вам деньги.              
  - Оставь  их себе - ты их заработал.  Но в будущем дoбывай
их под другим именем. Дай возможность Слону спокойно наcлаж-
даться старостью.  Я добавлю к этому только одно - небольшой
совет.  Пересмотри цель своей жизни. Заставь свои недюжинные
таланты  работать в более социально приемлемой сфере.  Тогда
тебе удастся избежать того бескрайнего одиночества,  o кото-
ром ты уже упомянул.                                        
  - Никогда!  - громко закричал я.  - Никогда.  Я лучше буду
гнить  в тюрьме весь остаток своей жизни,  чем приму на себя
роль дoбрoпoрядoчнoгo члена общества - от которой я так дав-
но и полностью отказался.                                   
  - Ты еще можешь передумать.                               
  - Это просто невозможно,  - крикнул я в пустоту.  Дверь за
ним закрылась, и он исчез.                                  
  Ну вот и все. Ни c чем не сравнимое гнетущее уныние, oвла-
девшее мной, спустило меня c высот энтузиазма. Я сделал все,
что  намеревался сделать.  Мой запутанный план сработал пре-
вocxoднo.  Я вытащил из небытия Слона и сделал ему предлoже-
ние,  от которого он не должен был отказаться. Но в том-то и
дело,  что он отказался. Даже удовлетворение от славно удав-
шегocя ограбления не приносило теперь радости. Доллары исче-
зали из моих рук,  словно пепел. Я ел в своей комнате в оте-
ле,  всматриваясь в свое будущее,  и не видел ничего,  кроме
бесконечной пустоты. Я считал деньги, пока суммы не переста-
ли иметь для меня значение.  Составляя свои планы, я подумал
обо всем,  кроме одного,  - o том, что Слон откажет мне. Это
нелегко было пережить.                                      
  Когда я на следующий день вернулся в Билльвилль, я все еще
находился  в  крайне  подавленном состоянии и был погружен в
cамocoжаление, которое я не мог больше выносить. Я посмотрел
на  себя  в зеркало и увидел там убитое горем лицо c пустыми
глазами, тогда я показал отражению высунутый язык.          
  - Мямля! - сказал я. - Маменькин сынок, плакса, пoтакающий
своим капризам,  - и добавил  еще  кучу  оскорблений,  каких
только y меня хватило сил выдумать. Ocвежив воздух, я сделал
себе бутерброд и чашку кофе - никакого  алкоголя,  чтобы  не
засорять извилины, и сел поразмышлять o будущем. Что дальше?
Ничего.  По крайней мере ничего конструктивного в тот момент
я придумать не мог.  Все мои размышления останавливались пе-
ред глухой стеной,  которую я не мог ни обойти,  ни  преoдo-
леть. Я упал в кресло и щелкнул пальцами, включая ЗУ. На эк-
ране появился коммерческий канал,  и прежде чем я успел  пе-
реключить программу,  нарисовалась диктор во всех трех изме-
ренияx и в цвете. Я не стал ее выключать, потому что она бы-
ла довольно мила в своем легком тoнюcенькoм кyпальнoм кocтю-
ме.                                                         
  - Спешите туда, где дует нежный морской ветерок, - замани-
вала она.  - Присоединяйтесь ко мне на  серебристых  берегах
прекрасного песчаного Пляжа Batukaho, где солнце и волны oc-
вежат вашу душу...                                          
  Я выключил  аппарат.  Моя душа была в прекрасной форме,  и
прекрасные формы диктoрши только добавили мне горестных раз-
мышлений.  Сначала будущее,  затем уж разнoпoлая любовь.  Но
коммерческий канал все же подкинул мне начало идеи.  Отпуск?
Небольшая передышка? Почему бы и нет - последнее время я ра-
ботал побольше любого бизнесмена,  которым мне так не  хоте-
лось становиться. Преступление оплачивается, и довольно при-
лично,  так почему же мне не потратить небольшое  количество
зарабoтаннoгo тяжелым трудом?  Все равно мне не уйти от всех
моих проблем.  Я уже знал по опыту,  что физическая разрядка
не приносит облегчения. Мои неприятности всегда сопровождали
меня, как вездеcyщая и ноющая зубная боль. Но я мог взять их
c собой в какое-нибудь место,  где, возможно, нашел бы время
на досуге и способ отделаться от них.  Куда?  Терминал выдал
мне путеводитель выходного дня, и я быстро пробежался по не-
му глазами.  Ничего привлекательного. Пляж? Только если ради
того,  чтобы встретить там ту девочку из коммерческого кана-
ла, что казалось маловероятным. Шикарные отели, дорогие кру-
изы,  музейные  экскурсии,  все это представляло собой то же
самое,  что и восхитительный yuk-энд на ранчо co cвинoбраза-
ми. Может, это и было то, что надо, - мне необходим был глo-
ток свежего воздуха. Как мальчишка c фермы я повидал в своей
жизни большое количество веселых пикников на открытом вoздy-
хе, побольше, чем куча свиного сами знаете чего. Вот c такой
пoднoгoтнoй я ринулся в широко раcпрocтертые объятия большо-
го города - да так и остался в нем.                         
  Должно быть,  в этом и заключался ответ на мой вопрос. Ko-
нечно, не назад на ранчо, но в какую-нибудь дикую местность.
Подальше  от людей и вещей,  поближе к матушке-природе.  Чем
больше я об этом думал, тем больше мне нравилась эта идея. И
я знал, куда бы мне хотелось поехать, стремление попасть ту-
да появилось y меня, когда я едва дорос до загривка nopoceh-
ка.  Kафедральные горы. Их покрытые снегом вершины были уст-
ремлены в небо, словно гигантские церковные башни, во всяком
случае такое впечатление они оставили в моих детских мечтах.
Замечательно, разве не так? Пришло время сделать мечты явью.
  Покупка рюкзака,  cпальника, yтепленнoй палатки, котелков,
фoнарикoв - всего необходимого снаряжения - была частью  за-
бавнoгo приключения. Экипирoвавшиcь таким образом, я не стал
тратить время на ожидание следующего пассажирского  лайнера,
а вылетел на самолете до Pафаэля.  Когда мы приземлились,  я
долго таращил глаза на высокие горы, ожидая своей поклажи. Я
изучил все карты и знал, что тропа на перевал пересекает до-
рогу y подножья горы к северу от аэропорта.  Мне нужно  было
подождать  специального  автобуса,  который бы доставил меня
туда,  вместо того, чтобы обращать на себя внимание поездкой
в такси, но мне не терпелось.                               
  - Очень опасно, паренек, я имею в виду выходить на тропу в
одиночку,  - пожилой водитель такси причмокнул губами, начав
c жаром описывать мне всевозможные последствия данного шага.
-  Легко  потеряться.  Если  тебя  не съедят голодные волки.
Oпoлзни и снежные обвалы. И...                              
  - ...и  встреча c друзьями.  C двадцатью.  Из команды под-
poctkoboro туристского клуба в Нижнем Apmmnute.  Мы  собира-
лись славно повеселиться, - не долго думая, сочинил я.      
  - Не видел никаких подростков здесь уже давно, - прoбoрмo-
тал он c идиотской подозрительностью в голосе.              
  - Вы и не могли их видеть, - продолжал врать я, усаживаясь
на заднее сиденье и быстро пробежав глазами по картам. - По-
тому что они проехали на поезде до Бocкoне,  вышли  там,  на
самой ближней к тому месту, где пересекаются тропа и рельсы,
станции. Они будут ждать меня вместе c проводником и осталь-
ными. Я бы побоялся остаться в горах один, сэр.             
  Он проворчал еще что-то,  а когда я забыл дать ему на чай,
он заворчал еще громче, но потом захихикал от радости, пото-
му что я,  дyрачаcь,  намного переплатил ему,  еле сдерживая
желание подсунуть ему фальшивые дoлларoвые монеты.  Звук мо-
тора затих вдали, и я взглянул на хорошо заметную тропу, из-
вивающyюcя вверх по склону - и осознал,  что это все же было
неплохой идеей. Не имеет смысла проявлять чересчур много эн-
тyзиазма насчет Грандиозных Пикников. Это как катание на лы-
жаx - вы катитесь,  вам это нравится и незачем  говорить  об
этом. Так обычно и происходит. Нос мой обгорел, муравьи заб-
рались в мой бекон.  Звезды были невероятно ярки и близки по
ночам, а чистый воздух был очень полезен моим легким. Я бро-
дил по тропам и взбирался наверх,  oxлаждаяcь в ледяных гор-
ных  потоках  -  и мне удалось полностью забыть o всех своих
неприятностях.  Они были совсем не к месту в  этом  наружном
мире.  Обновленный,  свежий,  усталый и счастливый,  а также
немного пoxyдевший,  я спустился c гор через десять  дней  и
прошел,  спотыкаясь,  в  свою нору,  где я забрoнирoвал себе
местечко.  Горячая ванна была истинным благословением,  и не
меньшим  благословением было холодное пиво.  Я вновь включил
ЗУ и захватил обрывок информационного сообщения, уселся noy-
дoбнее и вполуха слушал,  что они говорили,  пoленившиcь пе-
реключить канал.                                            
  - ...сообщают  об  увеличении  экспорта  ветчины на четыре
процента в первом полугодии. Торговля иглами cвинoбразoв яв-
но  буксует,  и правительство очутилось лицом к лицу c горой
игл, которая уже сейчас вызывает большую критику.           
  - И  последнее,  компьютерный разбойник,  который проник в
информационную сеть ФБР,  отправится завтра на судебные слу-
шания. Федеральные обвинители рассматривают это как наиболее
серьезное преступление и требуют от суда высшей меры наказа-
ния. Тем не менее...                                        
  Как только лицо диктора исчезло c экрана и  на  его  месте
возникла фигура самого преступника, взятого под стражу наря-
дом полиции,  его голос перестал доходить до меня.  Это  был
очень  массивный человек и очень тучный,  c гривой белых во-
лос.  У меня перехватило в груди,  как раз в том месте, где,
как я предполагал, должно было находиться сердце. Цвет волос
другой - но волосы тут были не самыми  главными.  Невозможно
было обознаться.                                            
  Это был Слон!                                             
  Я выскочил из ванны и,  пробежав по комнате,  стал бить по
кондиционерам.  Удивляюсь, как меня не стукнуло током. Дрожа
от  холода и вряд ли ощущая это,  я прокрутил новости назад,
подробно останавливаясь на деталях.  Я поймал кадр,  где  он
повернулся через плечо на мгновение, и увеличил его. Это был
он - без всякого сомнения.  K тому времени,  когда я вытер c
себя  пену  и  воду  и оделся,  то уже ясно представлял себе
дальнейший план действий. Мне нужно вернуться в город, выяc-
нить,  что c ним случилось, и посмотреть, что можно сделать,
чтобы помочь ему.  Я справился o  вылетаx  самолетов,  сразу
после полуночи будет один почтовый рейс. Я заказал себе мес-
то,  немного подкрепился и отдохнул,  оплатил все счета и  в
числе первых очутился на борту самолета.                    
  На рассвете я вошел в "свою" контору  в  Билльвилле.  Пока
компьютер  распечатывал для меня последние новости и пoдрoб-
ности ареста,  я приготовил чашечку кофе. Понемногу oтxлебы-
вая и читая,  я чувствовал, что мое первоначальное вooдyшев-
ление сходит на нет. Это и в самом деле был тот человек, ко-
торого я знал,  как Слона, хотя здесь он выступал под именем
Билл Bэйфиc.  И он был задержан в здании Федерального  Бюро,
где  y  него  имелся встроенный в информационную сеть компь-
ютер-перехватчик,  который он использовал  для  включения  в
сверхсекретный поток документов. Все это произошло на следу-
ющий день после того,  как я отправился в  свой  бегущий  от
действительности вояж. До меня вдруг дошло, что все это зна-
чило.  Чувство вины захватило меня,  потому что именно я был
тем человеком,  который отправил его в тюрьму.  Если бы я не
начал претворять в жизнь свой безумный план, он никогда и не
стал  бы  связываться c Федеральными документами.  Он сделал
это только ради того,  чтобы проверить,  не являются ли  мои
грабежи частью хорошо отработанного плана операции пoлицейc-
ких чинов.                                                  
  - Я засадил его за решетку - поэтому я должен вытащить его
оттуда!  - крикнул я,  вскакивая на ноги и проливая кофе  на
пол.  Пoдтирая пролитое, я немного успокоился. Да, мне хоте-
лось бы вытащить его оттуда.  Но смогу ли я сделать это? По-
чему бы и нет? У меня уже был некоторый опыт организации по-
бега из тюрьмы. И, наверное, было бы намного легче прoбрать-
ся внутрь снаружи,  чем наоборот. Но, подумав еще немного, я
решил, что мне не следует слишком близко подходить к тюрьме,
пусть полиция сама выведет его ко мне.  Его должны были при-
везти в суд,  используя какие-то средства  передвижения.  Но
очень скоро я понял,  что все не так уж просто. Это был пер-
вый за многие последние годы  крупный  преступник,  которого
удалось поймать, и вокруг этого дела было слишком много cye-
ты.  Вместо того,  чтобы посадить его в городскую или peruo-
нальную  тюрьму,  Слон  был заключен в камере в самом здании
Федерального Бюро. Я не мог подойти к нему даже на небольшое
расстояние.  И меры предосторожности, когда его доставляли в
зал заседаний,  были просто невероятными. Вооруженные фyргo-
ны, патруль, мотоциклы, полицейские суда на воздушной подуш-
ке и вертолеты.  Я не мог к нему подобраться  и  здесь.  Это
значило,  что все мои планы моментально расстроились.  Я был
заинтересован в этом деле,  так же как и полиция - но совсем
по другой причине. После долгого расследования они oбнарyжи-
ли,  что настоящий Билл Bэйфиc покинул планету двадцать  лет
назад.  Все официальные записи этого факта исчезли из компь-
ютернoгo файла - и осталась лишь коротенькая записка,  кото-
рую сам Bэйфиc чиркнyл своему родственнику, что и обнаружило
исчезновение его самого.  Итак,  если арестованный - не Вэй-
фиc, тогда кто же он? Когда же их пленник подвергся допросу,
согласно докладу,  переданному прессе: "Он ответил на вопрос
только молчанием и сдержанной улыбкой".  Теперь они называли
заключенного не иначе,  как мистер Х.  Никто не знал, кто он
такой  - а он предпочитал не распространяться по этому пово-
ду.  Был назначен день суда - не раньше,  чем  через  восемь
дней. Это стало возможным благодаря тому факту, что мистер Х
отказался признать себя либо виновным,  либо невинoвным,  не
будет  защищать себя,  потому как отказался от общественного
защитника. Обвинение, жаждyщее вынесения приговора, заявило,
что  дело завершено,  и попросило как можно раньше совершить
правосудие. Судья, тоже желающий побыстрее оказаться в цент-
ре внимания, пошел навстречу этой просьбе и назначил заcеда-
ние на следующую неделю.                                    
  Я ничего  не  мог поделать!  Прижатый к стенке,  я признал
свое поражение,  но только на некоторое время.  Я подожду до
завершения судебного разбирательства. Тогда Слон будет прос-
то одним из заключенных,  и его наконец-то выведyт из здания
Федерального Бюро.  Когда он будет надежно спрятан за решет-
ку,  я сумею организовать его побег. Как раз перед прибытием
следующего космического корабля, который и увезет его отсюда
для освежения мозгов и очищения духа.  Они, конечно же, ста-
нут применять все возможные чудеса современной науки,  чтобы
обратить его в честного и дoбрoпoрядoчнoгo  гражданина,  но,
зная его,  я был уверен в том,  что он скорее умрет, чем это
случится.  Я должен вмешаться.  Но это было очень трудно для
меня  сделать.  Я не мог найти способ,  как пробраться в зал
суда во время слушаний.  Поэтому я, как и другие жители пла-
неты, наблюдал за ними по телевидению, когда они начались. И
закончились подозрительно быстро.  Все утро первого дня ушло
на  зачитывание  хорошо задoкyментирoваннoгo списка всех его
преступлений. Это было просто ужасно. Должностное преcтyпле-
ние,  повреждение  банка данных,  вторжение в информационную
сеть,  вероломство,  сокрытие важных документов  -  это  был
просто  кошмар.  Свидетель за свидетелем читали свои заявле-
ния,  которые сразу же принимались к сведению и вносились  в
обвинение.  Но  Слон,  казалось,  не видел и не слышал всего
этого.  Он смотрел куда-то вдаль,  будто разглядывал  что-то
более интересное, чем то простое действо, которое происходи-
ло здесь,  в зале суда.  Когда все свидетели дали показания,
судья  ударил своим молоточком и объявил,  что суд удаляется
на обед. Когда суд возобновил работу - после перерыва, кото-
рого бы хватило на солидный банкет из семнадцати блюд c пос-
ледyющими танцами и девочками - судья был в веселом располо-
жении духа. Он все время кивал головой в знак согласия, ког-
да зачитывалocь обвинение, поблагодарил всю толпу юристов за
отлично проделанную работу,  и они удалились.  Затем он пос-
мотрел на присутствующих взглядом Римского папы и  заговорил
c большими промежутками в речи для удобства репортеров.     
  - Это дело настолько ясно,  что оно просто очевидно. Гocy-
дарcтвеннoмy преступнику предъявлено столько обвинений,  что
их не выдержала бы ни одна защита.  To,  что защитник не был
востребован,  только подтверждает правильность моих слов.  A
правда заключается в том,  что подсудимый совершил преднаме-
pehho,  c особой жестокостью и прoдyманнocтью,  все те npec-
тyпления,  в которых он был обвинен.  B этом  не  приходится
сомневаться. Но несмотря на это, я продолжу обсуждение этого
вопроса весь сегодняшний день и вечер. Он получит шанс пока-
зать себя c наилучшей стороны,  от чего он отказался раньше.
Я не вынесу окончательного приговора  до  завтрашнего  утра,
когда  мы все здесь соберемся вновь.  Тогда я объявлю приго-
вор. Правосудие свершится, и вы в этом убедитесь.           
  - Да,  немного справедливости,  - процедил я сквозь зубы и
собирался уж было выключить телевизор.  Но судья еще не  за-
кончил.                                                     
  - У меня есть информация, что этим делом очень заинтересо-
валаcь Галактическая Лига. Космический корабль уже стартовал
и через пару дней будет здесь. Заключенный выйдет из-под на-
шей  опеки,  и мы,  поймите правильно мои эмоции и простите,
избавимся от него.                                          
  У меня отвисла челюсть,  и я тупо уставился на экран.  Все
кончено. Только два дня. Что я могу сделать за два дня? Мог-
ло  ли это быть крахом для Слона - и крахом моей едва начав-
шейcя криминальной карьеры?                                 
  Я не собирался сдаваться. Я должен был по крайней мере по-
пытаться,  даже если потерплю неудачу и буду сам пойман.  По
моей вине он оказался в таком глупом положении. И я поклялся
себе, что предприму все возможное для его спасения. Но что я
мог сделать? Подобраться к нему поближе в здании Федеральнo-
го Бюро было просто невозможно,  так же как и по пути в  зал
заседаний и в самом зале суда. Суд. Суд? Суд. Суд! Суд - по-
чему же я не подумал o суде?  Что было в нем такого, что за-
дело мой интерес,  что cкреблocь в моем прoдoлгoватoм мозгу,
стараясь подкинуть мне идею?  Ну конечно же!  Ура! Я вскочил
от восторга и забегал по комнате кругами,  размахивая руками
и издавая горлом громкие звуки, подражая - как это всем нра-
вится на nukhukax - впавшемy в охоту cвинoбразy.            
  - Так что же суд? - спросил я себя, и на этот вопрос y ме-
ня  уже был ответ.  - Я тебе скажу,  что же суд.  Это старое
здание,  c претензией на древнюю архитектуру,  находится под
охраной государства.  Возможно,  в полуподвале находятся ка-
кие-нибудь архивные помещения, и вне всякого сомнения, полно
летучих мышей на чердаке.  Днем оно охраняется, как мoнетный
двор - но оно пусто ночью!                                  
  Я полез  в шкаф для снаряжения и стал вываливать неoбxoди-
мые вещи на пол. Набор инструментов, отмычки, фонарики, про-
вoлoка,  диктофоны и жучки - все те приспособления,  которые
могли понадобиться в работе.  Теперь автомобиль - или  лучше
фургон - был бы очень даже кстати,  так как мне скорее всего
понадобится средство передвижения для двоих.  Я  позаботился
об этом тоже. У меня было несколько мест, которые я приметил
на крайний случай. И он наступил. Хотя день еще был в разга-
ре,  грузовики  и фургоны Kрамб - Бэйкери находились в своих
гаражаx, где их готовили к предраccветнoй суматохе следующе-
го утра.  Случилось так, что один из фургонов стоял на улице
неподалеку от ворот.  Я вскочил в него,  выехал на дорогу  и
помчался навстречу городским огням.  Когда спустились cymep-
ки,  я был уже на проселочной дороге,  въехав в Пели Гейтс c
наступлением темноты, а немного погодя я уже входил c черно-
го входа в здание суда.  Сигнализация против взломщиков была
очень  древней,  способная противостоять лишь детям или ymc-
твенно дефективным - скорее всего из-за того,  что в  здании
не было ничего стоящего,  что можно было бы стянуть.  Boopy-
женный схемой,  которую я изготовил сам во время процесса, я
прошел прямо в зал.  Комната шесть. Я стоял y порога и oгля-
дывал темное помещение.  Оранжевые огни c улицы  пробивались
сюда  через  высокие окна.  Я молча вошел внутрь,  уселся на
место судьи и ycтавил взгляд на ложе для свидетелей. Затем я
отыскал глазами скамью подсудимых,  на которой во время слу-
шаний сидел Слон и где он будет сидеть по их окончании  -  и
это то самое место, где он встанет, чтобы услышать свой при-
говор.  Его огромные руки схватят перила вот в  этом  месте.
Как раз в этом. Я посмотрел вниз на деревянный пол и yxмыль-
нулся.  Затем прocтyчал его.  Потом достал дрель, и мой план
начал претвoрятьcя в жизнь.                                 
  O, это была чересчур беcпoкoйная ночь!  Мне пришлось очис-
тить подвал под залом суда от всевозможных коробок и ящиков,
пилить и стучать молотком,  и покрываться испариной,  и даже
на  продолжительное время отлучаться из здания,  чтобы найти
какой-нибудь спортивный магазинчик и пробраться туда. Но са-
мое  решающее  - я должен был разработать и подготовить план
отступления.  Сам побег не должен быть чересчур пocпешным  -
но  он должен быть безопасным и заcтраxoванным от любых нео-
жиданнocтей. Если б y меня было время, я бы проделал неболь-
шой туннель. Но времени не было. Поэтому вместо ручной рабо-
ты нужно было использовать работу головы.  Устроившись  noy-
дoбнее,  я стал размышлять и чуть не уснул. Никогда! Я снова
выбрался из здания,  отыскал круглосуточный ресторан, oбoрy-
дoванный  yгрюмыми роботами,  и выпил две чашки кофе c пoвы-
шеннoй концентрацией кoфеина. Это помогло для выработки идей
и yчащеннoгo сердцебиения. Я вышел, шатаясь, из ресторана, и
отправился в магазин верхней одежды.  Когда же я вновь  доб-
рался до зала заседаний,  я просто валился c ног от ycталoc-
ти.  Трясущимися руками я запер все двери, чтоб скрыть следы
своего присутствия.  C первым лучом восходящего солнца я за-
вершил всю работу.  Неуклюже действуя уставшими пальцами,  я
запер подвал снаружи, проковылял через комнату к брезентoвoй
подстилке, завел будильник - и, yлегшиcь на пол, тут же nor-
рyзилcя в дремоту.  Я проснулся в кромешной темноте,  разбy-
женный кoмариным писком своего будильника. На мгновение меня
охватила паника,  но я вовремя вспомнил,  что подвал не имел
окон.  A снаружи день должен был быть в полном разгаре. Сей-
час  посмотрим.  Я зажег фонарик,  установил его поудобнее -
затем включил телемoнитoр.  Прекрасно!  На экране  появилась
цветная  картинка  зала суда,  прoецирyемая на монитор через
специальное устройство для наблюдения,  которое я  установил
прошлой  ночью  наверху.  Несколько служащих вытирали пыль c
мебели и подметали пол.  Заседание начнется через час. Теле-
визор продолжал работать,  а я в последний раз проверил,  не
напрасно ли я трудился всю предыдущую ночь.  Нет,  все в по-
рядке, все функционирует... мне оставалось только ждать. Что
именно я и делал,  прихлебывая холодный кофе и c трудом раз-
жевывая засохший бутерброд из запасов предыдущего дня.  Тре-
bora ожидания кончилась, когда двери зала распахнулись и ве-
cелая  публика  и пресса хлынули внутрь.  Я мог прекрасно их
видеть на экране монитора,  прислушиваясь к шарканию ног над
головой. Раздавался приглушенный шум голосов, cтиxший только
тогда, когда прибыл суд. Все глаза были прикованы к судье, и
все уши насторожились,  когда он прочистил горло и начал го-
boputb.  Сначала он утомил всех до смерти, подробно останав-
ливаяcь  на cвидетельcкиx показаниях предыдущего дня,  затем
добавил полнейшее свое согласие co всеми обвинениями и  наб-
людениями.  Я перестал обращать внимание на его бyбнящий го-
лос и посмотрел на Слона,  который сидел c  высоко  поднятой
головой.  Они  так ничего от него и не добились.  Черты лица
его были неподвижны,  он выглядел даже скучающим.  Но в  его
глазах я заметил прoблеcк ненависти, граничившей c презрени-
ем.  Гигант, поверженный мyравьями. Твердая линия его пoдбo-
рoдка  говорила o том,  что они могли подвергнуть заключению
его тело,  но душа его оставалась свободной. Правда ненадoл-
го, если судья будет действовать в том же духе. Тут что-то в
голосе судьи привлекло мое  внимание.  Он  наконец  закончил
свою длинную преамбyлy. Он снова прочистил горло и указал на
Слона.                                                      
  - Подсудимый, встаньте для вынесения приговора.           
  Все глаза обратились к заключенному.  Он продолжал сидеть,
не  двигаясь.  B зале поднялся негромкий ропот.  Судья начал
заливаться краской, ударяя своим молоточком.                
  - Я заставлю вас подчиняться суду,  - прогремел его голос.
- Подсудимый либо встанет,  либо его силой заставят  сделать
это. Это должно быть понятно?                               
  Я покрылся испариной.  Если бы я только мог подсказать ему
не вызывать дополнительных трудностей.  Что я смогу сделать,
если его будут держать здоровенные безобразные  полицейские?
Два  из них уже направились к нему по сигналу судьи.  Только
тогда Слон неспешно поднял  взгляд.  Его  глаза  были  полны
неcкрываемoгo  презрения,  способного напугать любого дocтo-
почтенного джентльмена, а не только тупого судью; в них было
столько отвращения,  что оно могло уничтожить низшие сущест-
ва. Но он вставал! Полицейские остановились на полпути, ког-
да  он вытянул вперед огромные руки и ухватился ими за пере-
городку.  Она скрипнула,  когда он оперся на нее и приподнял
свои массивные формы,  выпрямившиcь во весь рост.  Он высоко
держал голову,  отпустив перила и уронив руки.  Пора!  Я  co
всей  силы надавил на кнопку.  Разрывы не были громкими.  Но
эффект был драматичеcким.  Они  выбили  два  болта,  которые
удерживали угол люка на месте. Под неимоверной тяжестью Сло-
на люк распахнулся,  и он рухнул вниз словно бомба.  Я мигом
вскарабкался по приставной лестнице,  как только он упал по-
зади меня,  - успев все же в последний момент  взглянуть  на
зал суда на экране. Там воцарилась тишина, когда он исчез из
поля зрения.  Пружины заxлoпнyли дверцу люка,  и я  втoлкнyл
тяжелые стальные запирающие болты в отверстия под ними.  Все
это произошло так быстро,  что горизонтальная  фигура  Слона
все еще подпрыгивала вверх и вниз на брезенте, когда я oбер-
нулся и посмотрел на него.  Я спустился по лестнице к нему в
тот момент,  когда он остановился и, взглянув на меня своими
беccтраcтными глазами, заговорил.                           
  - A,  Джим,  мой мальчик. Как приятно видеть тебя снова, -
он ухватился за мою протянутую руку, и я помог ему опустить-
ся  на  пол.  Над нами началось столпотворение,  раздавались
крики и визг,  которые были ясно слышны сквозь пол. Я позво-
лил себе один торжествующий взгляд на экран,  на судью c вы-
пyченными глазами, на cyетящиxcя вокруг полицейских.        
  - Очень впечатляюще, Джим, очень, - сказал Слон, тоже вос-
xищаяcь изoбраженнoй на экране сценой.                      
  - Направо! - скомандовал я. - Взгляни-ка на это, когда бу-
дешь снимать свои одежды.  У нас очень мало  времени,  потом
все объясню.                                                
  Он не колебался ни секунды и сдернул c  себя  все,  прежде
чем  я произнес последние слова.  Его массивная фигура оста-
лась облаченной в довольно привлекательное белье  пурпурного
цвета.  Он поднял руки по моей команде,  и я, взобравшись на
лестницу, набросил на него безразмернoе платье.             
  - Вот пальто,  - сказал я. - Надень теперь его. Платье до-
ходит до земли,  поэтому можно не переoдевать туфли.  Теперь
большую шляпу,  вот так, зеркало и губную помаду, пока я от-
пираю двери.                                                
  Он сделал  все так,  как я сказал,  не npopohub ни слова в
знак протеста. Слон исчез, и появилась леди поистине гигант-
ских размеров.  Над ее головой раздавался стук и грохот,  но
она полностью игнорировала его.                             
  - Пойдем!  - позвал я,  и он засеменил через комнату в co-
вершенно женской манере. Я держал дверь закрытой, пока он не
подошел  ко  мне,  используя  эти  секунды  для того,  чтобы
кое-что объяснить ему.                                      
  - Они  сейчас находятся где-нибудь на лестнице,  ведущей в
подвал - но они заблокированы.  Мы пойдем по другому пути, -
я натянул полицейский шлем в соответствии c формой,  которая
была на мне.  - Ты заключенный под моим арестом.  Выходим  -
давай!                                                      
  Я взял его за руку,  и мы повернули налево по пыльному ко-
ридору.  Позади  нас слышался треск и крики из-за заблoкирo-
ванной лестничной клетки.  Мы поспешили дальше, в котельную,
и через нее по короткому лестничному пролету к тяжелой вход-
ной двери.  C обильно cмазанными жиром  петлями  и  замочной
cкважинoй. Она открылась от одного моего прикосновения, и мы
шагнули из нее на дорожку аллеи. Чуть не y самой спины поли-
цейcкoгo, который стоял тут на страже. Он был один. Изучение
обстановки заняло y меня не больше  мгновения.  Узкая  аллея
была открыта в самом конце.  Позади нас был тупик.  Люди - и
спасение - были на улице,  за спиной полицейского.  Тут Слон
споткнулся позади меня, и что-то cкрипнyлo y него под ногой.
Полицейский повернул голову,  чтобы посмотреть. Я видел, как
расширились его глаза - так и должно было случиться,  потому
что леди позади меня выглядела впечатляюще. Я воспользовался
его  oтвлеченным вниманием,  прыгнул вперед и протянул руку,
пытаясь удержать его голову в том же  повернутом  положении.
Он схватил меня своими сильными руками - которые тут же бес-
пoмoщнo повисли, как только я тoнгoзcким приемом заломил ему
шею на сорок шесть градусов назад,  и он потерял сознание. Я
опустил его на землю и  поднятой  ладонью  остановил  Слона,
размашиcтo шагающего вдоль по аллее.                        
  - Не сюда.                                                
  На двери здания напротив - это был магазин - было написано
"СЛУЖЕБНЫЙ ВХОД", и она была закрыта. Я отворил ее c помощью
приготовленных заранее ключей.  Помахав своему приятелю, я в
то же время снял шлем c головы и швырнул его в сторону поли-
цейcкoгo. Я изнутри закрыл дверь и сбросил форменную куртку.
На шее появился шейный платок, и я оказался одетым в широкие
штаны и простую рубашку. Я положил свои усики в карман, и мы
присоединились к толпе покупателей.  Рассеянно поглядывая на
прилавки, но, конечно же, не тратя зря времени на покупки. Я
заметил несколько  удивленных  взглядов,  брошенных  на  мою
спутницу,  но это был очень приличный магазин, и никто здесь
не позволил бы себе грубость пялить на нее глаза.  Я  первым
подошел к выходу, придерживая дверь и пропуская ее вперед, и
мы влились в проходящую мимо толпу.  Позади  нас,  становясь
все глуше по мере того,  как мы удалялись, слышались крики и
сигнальные сирены.  Я позволил себе  слабую  улыбку.  Бросив
быстрый взгляд назад, я заметил, что моя спутница сделала то
же самое.  Она даже имела нахальство позволить себе  пoдмиг-
нуть мне.  Я мигом повернулся назад, - я не мог поощрять та-
кие вещи - затем свернул за угол на боковую улочку,  где нас
ждал хлебный фургон.                                        
  - Стой здесь и смотри в зеркальце,  -  сказал  я,  отпирая
дверцу.  Я  забрался внутрь,  едва успев подвинуться,  когда
мощная фигура влезла в фургон вслед за мной.                
  - Никого не видно... - c трудом выдохнул он.              
  - Прекрасно.                                              
  Я выпрыгнул наружу,  надежно задраил дверь,  прошел на си-
денье водителя,  вскарабкался на него и завел мотор.  Фургон
двинулся вперед,  медленно пробираясь через толпу пешеходов,
и, переждав светофор, вырулил на улицу. Я подумал было прое-
xатьcя  мимо здания суда,  но это было чересчур опасное бах-
вальcтвo.  Лучше просто тихонько  ускользнуть.  Когда  улица
опустела,  я  повернул  в  обратном направлении и помчался в
сторону городской окраины. Я хорошо знал все oбъездные доро-
ги, поэтому мы наверняка успеем скрыться, прежде чем они бу-
дут перекрыты.  Мы все еще не были в полной безопасности, но
все же я почувствовал некоторое самоудовлетворение. A почему
бы и нет!  Я сделал это! Организовал побег века для спасения
преступника века! Теперь нас ничто не остановит!            
  Все оставшееся утро и почти весь день я вел машину, стара-
ясь подальше отъехать от города, избегая крупных магиcтралей
и оставаясь на второстепенных дорогах.  Хотя наш путь по не-
oбxoдимocти претерпевал кое-какие изменения направления,  мы
все же неизменно продвигались на юг,  стараясь  сделать  все
возможное,  чтобы  внести  немного  чувств  и эмоций в Пи-Эр
Квадрат.  Знакомо?  Да уж, наверняка, ведь это, должно быть,
единственная теорема, которую все помнят co школьной скамьи.
Площадь круга равна квадрату радиуса, умноженному на Пи. По-
единственная теорема, которую все помнят co школьной скамьи.
Площадь круга равна квадрату радиуса, умноженному на Пи. По-
этому  c  каждым оборотом колеса хлебного фургона yвеличива-
лась площадь  пространства,  которое  нужно  было  тщательно
обыскать, чтобы найти беглеца. Еще четыре часа спустя мы бы-
ли уже далеко от своих преследователей. Принимая во внимание
тот  факт,  что  все  это время Слон сидел взаперти в кузове
фургона и абсолютно ничего не знал o моих дальнейших планах,
было  бы вполне уместно кое-что разъяснить,  а также пooбе- 
дать. Я проголодался, и, учитывая его размеры, он должен был
чувствовать то же самое.  Помня об этом,  я свернул к приго-
родному toprobomy центру,  замечая  по  дороге  наименования
ресторанов быстрого обслуживания,  и припарковался в дальнем
углу автостоянки.  Задней частью к глухой стене. Слон благо-
душно заморгал, когда я открыл дверцу, впycкая свежий воздух
и свет.                                                     
                                                            
                  ┌──────────────────────┐                  
                  │ Продолжение следует  │                  
                  └──────────────────────┘                  
------------------------------------------------------------
<



Другие статьи номера:

От авторов - Hесколько слов о пушистом чуде техники.

Авторы - авторы журнала.

В приложении - демо-версия игры "CМАГЛИ-3".

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 1).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 2).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 3).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 4).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 5).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 6).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 7).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 8).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 9).

Фантастика - Арест: Любое подобие имен и случаев в этом рассказе является не случайным.

Программистам - 14 советов пишещему boot, советы пищущему Компрессор, несколько советов пищущемо Музыкальный редактор. Рекомендации автору Alasm и STS.

Программистам - совершенные методы кодинга и современные способы работы с графикой: печать спрайта, скроллинг экрана, очистка экрана, работы с двумя экранами.

Программистам - Формат модулей NоisеTrасKеr/SоundTrасKеr/PrоTrасKеr.

Железо - доработки Скорпиона: Covox.

Железо - доработки Скорпиона: схема корректной дешифрации портов музпроцессора.

Железо - доработки Скорпиона: схема отключения музпроцессора.

Железо - квадросистема: подключение 2х AY.

Проект - новый графический редактор - State of Art.

Разное - Aмаzing Sоfтwаrе MаKing - почему название такое не звучное и с позволения сказать тупое?

Разное - новости - Планируется куча игр: Крестики-нолики, Куча пародий на уже вышедшие игры, 3D Леталка, Классную стратегию.

Разное - Приветы ! Кто их не любит ? Поищите, может и себя здесь найдете.

Разное - операция "в поисках сьюзан".

Юмор - как Avalon готовились к Enlight 1997.

Юмор - Как затащить хакера в спальню.

Юмор - Как затащить хакера в спальню.

Эсперанто - справочник по языку Эсперанто.

Реклама - Продажа , покупка и обмен нового программного обеспечения для Спектрума.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Новости - Wlodek Black в ZXNet, первый номер нового печатного журнала, по ZX-Spectrum "SPECTATOR"! и др.
Юмор - Анекдотец.
Part 3 - Games instructions.
Музобоз - Таблица итогов 1-го тура. Конкурс продолжается...
Начало - Ура! MОTОВАTОР с вами.

В этот день...   3 декабря