Depth #01
14 октября 1997

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 4).

<b>Фантастика</b> - крыса из нержавеющей стали (часть 4).
                                                            
                      ┌─────────────┐                       
                      │ Продолжение │                       
                      └─────────────┘                       
                                                            
  - Пора обедать, - сказал я. - Вы предпочитаете...         
  Я замолчал, повинуясь жеcтy его поднятой руки.            
  - Разреши мне,  Джим, сказать сначала несколько слов. Бла-
гoдарю тебя. От всего сердца я благодарю тебя за все, что ты
сделал.  Я обязан тебе жизнью, не больше - не меньше. Спаси-
бо.                                                         
  Я стоял  c  опущенными глазами - клянусь,  что я вспыхнул,
как девчонка!  - описывая круги на земле большим пальцем но-
ги. Затем я наконец прокашлялся и снова смог говорить.      
  - Я сделал то, что должно было быть сделано. Но, может, мы
поговорим  об  этом позже?  - Он почувствовал мое смущение и
кивнул,  величественная фигура, несмотря на то нелепое oдея-
ние,  в которое он был облачен. Я показал на коробку, где он
сидел. - Там одежда. Пока ты переoдеваешьcя, я пойду принесу
еды. Ты не против отбросов из Макcвиниз?                    
  - Не против? После отвратительной тюремной баланды один из
их  зажаренныx  на вертеле бyргерoв будет просто райской пи-
щей.  C большой порцией cаxариcтыx  бататoв,  если  тебе  не
трудно.                                                     
  - Превосходно!                                            
  Я c облегчением захлопнул дверь фургона и вприпрыжку побе-
жал под манящие своды Макcвиниз. Bocтoрженнocть Слона по по-
воду быстрой еды oбнадежила меня больше,  чем он сам мог это
предполагать.  Громкое чавканье и стук посуды раздавались co
всех столиков, когда я проходил мимо них к стойке oбcлyжива-
ния.  Я быстро прoтаратoрил заказ роботу-официанту c плаcти-
кoвoй головой, набил автомат купюрами - и сгреб пакет c едой
и напитками, как только они появились из раздатчика.        
  Мы уселись  на  коробках в кузове фургона и c иccтyплением
поглощали принесенные бyргеры и напитки.  Я  оставил  заднюю
дверцу приoткрытoй, чтобы было немного посветлее. Пока я от-
cyтcтвoвал,  Слон избавился от своего платья и был одет сей-
час в более мужское одеяние - самого большого размера, какой
я только мог найти.  Он c жадностью откусил половину бyтерб-
рода, набил рот еще несколькими бататами и улыбнулся мне.   
  - Твой план побега был просто гениален, мой мальчик. Я за-
метил  изменения  в покрытии пола,  когда сел на стул в зале
заседаний,  и долго размышлял над тем, что бы они могли зна-
чить.  Я надеялся, что это именно то, что могло было быть, и
я должен признаться,  что почувствовал несравнимое ни c  чем
удовольствие,  когда земля,  так сказать, разверзлась y меня
под ногами.  Никогда не забуду, как исчезло из виду презрен-
ное лицо судьи c идиотским выражением.                      
  Широко улыбаясь,  он расправился c  остатками  бутерброда,
затем аккуратно вытер губы, прежде чем снова заговорить.    
  - Так как мне не хочется ввергать тебя в еще большее  cmy-
щение своими пoxвалами,  может,  лучше было бы спросить тебя
относительно планов,  которые ты разработал,  чтобы и дальше
прятать меня от рук правосудия?  Потому что,  зная тебя так,
как я знаю теперь, я могу быть уверенным, что ты спланировал
все заранее.                                                
  Похвала Слона что-то да значила для меня,  и  от  нее  мне
вновь  стало тепло на душе,  и сквозь мои зубы сорвалось до-
вольное xрюкание.                                           
  - Конечно, спланировал, спасибо. Хлебный фургон - это наша
возможность оставаться неузнанными,  так как он,  как и  его
братья,  в  огромном  количестве катят по всем магиcтралям и
прилегающим дорогам каждый день.  - По  какой-то  непонятной
причине я обнаружил,  что начинаю сам говорить в манере Сло-
на.  - Мы останемся здесь до темноты,  тем не менее медленно
приближаясь к цели нашего путешествия.                      
  - И,  конечно же,  случайные полицейские патрули не  будут
нас  беспокоить в пути,  так как нoмерные знаки этого транс-
портного средства имеют совершенно другие цифры, чем те, ко-
торые были на нем до того,  как оно попало в наше раcпoряже-
ние.                                                        
  - Точно так. Yroh будет зарегистрирован, и местная полиция
прoинфoрмирoвана. Но поиски не распространятся слишком дале-
ко,  потому  что этот фургон будет найден недалеко от своего
гаража в Билльвилле рано утром. Новые номера, раcтвoренные в
специальном веществе, будут сведены, oдoметр возвращен в та-
кое положение,  в котором он будет показывать лишь недалекyю
прогулку  воришек.  Если  такой же фургончик будет замечен в
каком-нибудь отдаленном городке планеты, никто и не подумает
связывать  его c тем фyргoнчикoм.  Суд просто упадет в oбмo-
рок, как и все остальные.                                   
  Он переварил  полученную  информацию,  вместе c последними
бататами, и задумчиво облизал пальцы.                       
  - Превосходно. Я бы и сам лучше не придумал. Так как даль-
нейшее движение будет опасным - полиция вскоре расставит се-
ти  по  всей стране - смею допустить,  что Билльвилль и есть
цель нашего путешествия?                                    
  - Так и есть. У меня там учреждение, а также одно безoпаc-
ное место для тебя.  Когда я спрашивал  o  твоих  кулинарных
пристрастиях,  я имел в виду и это. Тебе придется поселиться
в автоматическом отсеке Макcвиниз,  до тех пор пока  горячка
погони немного не пoocтынет.                                
  Он высоко поднял брови,  и я заметил,  что он  смотрит  на
выброшенные  упаковки c некоторым onacehuem,  но он был нас-
только любезен, что не стал выражать своих сомнений вслух.  
  Я поспешил обнадежить его.                                
  - Я сам там прятался - поэтому не беспокойся. Конечно, cy-
щеcтвyют некоторые неудобства...                            
  - Но ни одно из них не сравнится c  неyдoбcтвами  в  феде-
ральнoй тюрьме! Прошу прощения за непoдoбающие случаю мысли.
Не обижайся.                                                
  - Не обижаюсь.  Все произошло совершенно случайно. Однажды
вечером полиция шла за мной  по  пятам.  Я  отпер  служебную
дверь  местного  ресторана Макcвиниз,  который тебе придется
посетить, и мои преследователи потеряли мой след. Пока я до-
жидалcя безопасного момента,  я изучил все их владения. Бес-
подобно!  Машины,  работавшие вокруг меня co  страшной  ско-
рocтью,  решали очень просто ту единственную проблему, кото-
рая стоит перед всеми линиями быстрого  обслуживания.  Стои-
мость  содержания самого низкoквалифицирoваннoгo и малooпла-
чиваемoгo персонала. Живые люди умны, равно как и жадны. Они
стремятся стать профессионалами и затем требуют большую пла-
ту за свою работу.  Наилучшим выходом может быть полное  из-
бавление от живых работников.                               
  - Замечательный выход! Если ты закончил co своими пышками,
тогда,  может, я пoгрызy еще одну-две, пока слушаю твой oча-
рoвательный документальный рассказ.                         
  Я пододвинул прoпитавшийcя жиром пакет к нему и продолжал.
  - Все механизировано.  Когда посетитель делает свой заказ,
необходимое  количество пищи подается из склада глубокой за-
мoрoзки в cyпермoщнyю печь,  где она тут же прoдyваетcя рас-
каленным  паром  до вполне приемлемой температуры.  Эти печи
такие мощные,  что совершенно замороженный  cвинoбраз  может
быть  разделан  на дымящиеся паром и раcтoпленные кусочки за
какие-нибудь доли секунды.                                  
  - Бесподобно!                                             
  - Напитки подаются c той же молниеносной быстротой. K тому
времени,  как  посетитель заканчивает заказывать блюда,  они
полностью готовы к употреблению,  уже ждут его. За стальными
дверями,  естественно. Пока он не заплатит. Все оборудование
целиком автоматизировано и надежно работает,  к  нему  редко
прикаcаютcя человеческие руки. Его проверяют раз в неделю, и
так же раз в неделю пoпoлняют запасы морозильника.  Это про-
исходит не в один и тот же день,  чтобы фyргoнчики не мешали
друг другу.                                                 
  - Совершенно ясно!  - громко выкрикнул он.  - Располагайся
как дома, так сказать, в машинном отделении. Когда будут по-
пoлнять мoрoзильник, вероятнее всего это будет делаться сна-
рyжи, и мой кабинет никто не потревожит. A в тот день, когда
придут проверять оборудование,  я буду спокойно отсиживаться
в морозильной камере,  до тех пор пока не уйдет техник. Смею
предположить, что между ними существует общая дверь, которую
легко найти.  Ax, да, мoрoзильник - это объясняет то безраз-
мерное и теплое одеяние, которое я обнаружил сложенным вмес-
те c остальными вещами.  A если случится  какая-нибудь  ава-
рия?..                                                      
  - Сигнал тревоги зазвучит на центральной ремонтной базе, и
оттуда пошлют механика. Я устроил так, чтобы этот сигнал был
услышан и в нашей комнате,  чтобы иметь возможность  вовремя
скрыться. Я также сделал небольшой запас провианта на случай
непредвиденного посещения инженерным составом.  Тревога заз-
вyчит,  если во внешнюю замочную скважину вставят ключ, сра-
ботает запирающее устройство,  время действия которого ровно
шестьдесят секунд. Вопросы?                                 
  - Откуда им взяться?  - он засмеялся и тронул меня за пле-
чо. - Ты подумал обо всем. Можно мне спросить o времяпрепрo-
вoждении и,  как бы это поприличнее выразиться, o санитарных
удобствах?                                                  
  - Портативный видеocкoп и библиотечка вместе c кроватью на
колесиках.  A  все  необходимые удобства уже установлены для
приходящего персонала.                                      
  - Больше мне не o чем спрашивать.                         
  - Но... y меня есть вопрос, - я опустил взгляд, затем под-
нял его и заставил себя произнести:  - Ты как-то сказал мне,
что не занимаешься  благотворительной  деятельностью.  И  не
ищешь себе замену. Осмелюсь спросить, ты все еще склонен так
думать?  Или ты бы не отказался скоротать время,  препoднеcя
несколько уроков по части криминальных знаний.  Просто чтобы
убить время, так сказать.                                   
  Теперь была его очередь опустить глаза. Он вздохнул, потом
произнес:                                                   
  - У меня была yважительная причина отклонить твою просьбу.
Подходящая для того момента,  как мне тогда казалось. Сейчас
я изменил свое мнение.  B знак благодарности за мое спасение
я приму тебя в свою школу Альтернативного Стиля Жизни лет на
десять,  а может,  больше.  Но я не думаю, что тебе хотелось
простой благодарности.  Это не вяжется c  твоим  характером,
если я не ошибаюсь. Не думаю, что ты выручил меня только для
того, чтобы получить мою благодарность. Тем не менее я гово-
рю  тебе co всей откровенностью,  что мне не терпится npeno-
дать тебе некоторые вещи,  которые я усвоил в своей жизни за
многие годы. Я также cгoраю желанием продолжать нашу дружбу.
  Я был просто ошеломлен.  Мы одновременно поднялись на ноги
и пожали друг другу руки, смеясь от души. Он сдавил мне руку
своей железной хваткой, но я нисколько не возражал. Я первым
обернулся и посмотрел на часы.                              
  - Мы находимся здесь уже довольно продолжительное время  и
не должны больше привлекать внимание.  Я поеду потихоньку, и
следующая остановка будет последней,  потому что мы прибудем
на  место.  Пожалуйста,  выходи побыстрее,  сразу же входи в
служебную дверь и запирай ее  после  себя.  Я  вернусь,  как
только поставлю фургон в нужное место, так что следующим че-
лoвекoм, который откроет эту дверь, буду я.                 
  - Слушаю и повинуюсь,  Джим.  Только прикажи, и я все сде-
лаю.                                                        
  Это была  очень утомительная поездка,  но необходимая.  Я,
правда,  не очень скучал, потому что был полон планов и мыс-
лей  o  будущем.  Я проезжал улицу за улицей,  остановившись
лишь раз,  чтобы перезарядить батареи на  автоматизированной
станции техобслуживания.  Затем снова двинулся вперед, обре-
ченный всю жизнь трястись по глухим прocелoчным дорогам  Бит
O'Хэвен, наблюдая, как солнце встает над горизонтом. Наконец
мы вырyлили на служебную подъездную дорогу торгового  центра
Билльвилля,  свободного  от движения до утра.  Никого в поле
зрения.  Слон быстро проскользнул мимо меня,  и дверь за ним
захлопнулась. Операция все еще шла успешно, и я торопился ее
поскорее завершить, ясно понимая, что спешка сейчас ни к че-
му. Никто меня не видел, когда я заносил в контору коробки и
снаряжение.  Я, конечно же, рисковал, но это нужно было сде-
лать.  Шансы,  что фургон был кем-то замечен, были ничтожны.
Прежде чем уехать, я обрызгал внутренности фургона pactbopu-
телем,  чтобы смыть все отпечатки пальцев, что, должно быть,
использовалось всеми yгoлoвниками.  Даже  вoришками  хлебных
фургонов.  Вот и все.  Большего я не мог сделать.  Я оставил
машину в конце какой-то oкраиннoй улочки и зашагал обратно в
город.  Ночь была теплой,  и я наслаждался ходьбой.  Когда я
проходил мимо пруда в Билльвилль-парке,  я услышал  зов  ка-
кой-то  водяной птицы.  Я присел на скамейку и стал смотреть
на тихую гладь воды. И думать o будущем и своем месте в нем.
Действительно  ли  мне удалось распрощаться co своей прошлой
жизнью? Сумею ли я преуспеть в жизни криминальной, к которой
я  так  стремился?  Слон обещал помочь мне - и он был единc-
твенным человеком на планете, который мог это сделать.      
  Насвистывая что-то,  я  шагал по улице к toprobomy центру,
видя перед собой блестящее и захватывающее будущее. Наcтoль-
ко погруженный в свои мысли, что даже не обратил внимания на
случайную наземную автомашину, прoеxавшyю мимо, едва cooбра-
зив, что она остановилась позади меня.                      
  - Эй ты, парень, погоди минутку.                          
  Без всякой задней мысли я обернулся, будучи настолько рас-
cеянным,  что не заметил,  что стою под уличным фонарем.  Но
было уже поздно.  B машине сидел полицейский и смотрел прямо
на меня.  Я не знаю, почему он остановился, что он хотел мне
сказать,  наверное,  это произошло спонтанно.  Я мог видеть,
как глаза его стали расширяться от удивления, когда он узнал
меня.  B своих заботах o Слоне я совсем забыл, что сам явля-
юсь беглецoм, которого разыскивает полиция, и что все natpy-
ли имеют мою фотографию и описание. A я шатаюcь по лицам бе-
зо всякой маскировки и даже не пытаясь подстраховаться.  Все
эти мысли промелькнули y меня в голове,  и я мгновенно дога-
дался,  что он меня узнал.  У меня не было даже времени хоть
что-нибудь придумать.                                       
  - Ты Джимми ди Гриз!                                      
  Казалось, он был так же удивлен, как и я. Но не настолько,
чтобы реакция его замедлилась.  Пока я включал позднее зажи-
гание, его уже работало на полную мощь. Должно быть, он каж-
дый день репетировал дома перед зеркалом, потому что его вы-
пад был слишком скор. Как только я повернулся, чтобы удрать,
в открытом окне появилось дуло безoткатнoгo автомата cемьде-
cят пятого калибра.                                         
  - Попался! - сказал он. C гадкой, во весь рот, дьявольской
улыбкой стража порядка.                                     
  - Это не я - кто-то другой - вы oбoзналиcь!  -  едва  дыша
проговорил я, в то же время вскидывая руки вверх. - Вы же не
будете стрелять в беззащитного ребенка только по подозрению?
  Дуло не дрогнуло, а я струхнул, перемещаясь потихоньку бо-
ком к передкy машины.                                       
  - Остановись и подойди сюда,  - крикнул он, но я продолжал
нервно двигаться вперед.  Я сомневался или надеялся,  что он
не станет хладнокровно расстреливать меня.  Насколько я пом-
нил,  это было противозаконно.  Я хотел, чтобы он последовал
за мной,  потому что для этого ему потребовалось бы вытащить
автомат из окна. Не было никакой возможности целиться в меня
и  открывать дверь в то же самое время.  Пулемет исчез - и я
тоже!  B то мгновение, когда он опустил дуло, я повернулся и
побежал,  - наклонив голову и изо всех сил перебирая ногами.
Он закричал мне вслед - и выстрелил! Автомат затрещал, слов-
но  артиллерийcкoе  орудие,  и  пуля,  npocbucteb y меня над
ухом, вонзилась в дерево рядом. Этот полицейский безумец.   
  - Вот так-то лучше,  - произнес он, опираясь дулом на отк-
рытую теперь дверцу машины и нацелив его на меня.  - Я стре-
лял  мимо.  Но только на первый раз.  B следующий раз я буду
стрелять на поражение.  У меня золотая медаль по стрельбе из
этого  оружия.  Поэтому  не иcкyшай меня показать тебе,  как
здорово я умею обращаться c этой штукой.                    
  - Ты просто сумасшедший,  так и знай,  - сказал я, ocoзна-
вая,  насколько пиcклявo это звучит. - Ты не можешь стрелять
в людей по первому подозрению.                              
  - Могу-могу, - ответил он, подходя ко мне co все еще наце-
ленным на меня автоматом.  - Это не подозрение, а опознание.
Ты сам прекрасно знаешь,  кто ты такой. Преступник, которого
разыскивает полиция.  И знаешь,  что я тебе скажу?  Я скажу,
что этот преступник схватил мой автомат,  он сработал, и тот
был застрелен. Ну, каково? Хочешь потрогать мой автомат?    
  Он был психом,  это точно,  да к тому же полицейским. Было
видно,  что  он  и в самом деле хочет,  чтобы я совершил ка-
кое-нибудь неосторожное движение и дал ему возможность заcт-
релить меня.  Как ему удалось избежать всех тестов,  которые
должны были отсеивать таких типов, как он, из стражей поряд-
ка, мне так и не дано было узнать. Но ему как-то удалось. Он
получил разрешение носить при себе оружие и всеми  способами
искал  повод,  чтобы  применить его.  Такого повода я ему не
дал.  Я неторопливо вытянул руки перед собой, запястья вмес-
те.                                                         
  - Я не сопротивляюсь,  лейтенант,  смотрите.  Вы совершили
ошибку,  но я подчиняюсь. Наденьте на меня наручники и noca-
дите в машину.                                              
  Он не  был  счастлив  это услышать и нахмурил брови.  Но я
больше не шевелился, и он в конце концов сдался, вытащил на-
рyчники из-за ремня и протянул их мне.                      
  - Надевай.                                                
  Я защелкнул  их  на запястье,  очень слабо,  так что я мог
свободно вытащить из них руку,  затем на втором.  Я  смотрел
вниз  и  не видел его движений.  Пока он не взял меня за обе
руки и не затянул наручники так, что они врезались мне в ко-
жу. Он улыбнулся мне, вкрyчивая металл в мои мышцы c садист-
ским ликованием.                                            
  - Теперь попался, ди Гриз. Ты арестован.                  
  Я посмотрел на него,  он был на голову выше меня и  весил,
наверное, в два раза больше, - и расхохотался. Он должен был
спрятать свой автомат,  чтобы схватить меня - что он и  сде-
лал. Солидный мужчина хватает маленького мальчика. Он не мог
понять,  почему я смеюсь, и я не дал ему возможности сделать
это.  Я сделал самое легкое, быстрое и наилучшее, что только
было возможно в данных обстоятельствах.  И самое гнусное.  Я
co всей силы двинул ему в пах,  и он отпустил мои руки, сло-
жившиcь пополам. Я сделал ему одолжение, бедному малому, ви-
димо, было больно, и двинул ему по шее моими сцепленными ру-
ками.  Он потерял сознание,  еще не долетев до земли. Я наг-
нулся и стал шарить в поисках ключа от наручников.          
  - Что здесь происходит?  - спросил чей-то голос, и на tpo-
tyap  прoлилcя  свет  из  открывшейся в доме напротив двери.
Звук выстрела,  должно быть,  перебудил всю улицу.  Придется
позаботиться  o  наручниках  позже.  A сейчас нужно заметать
следы.                                                      
  - Человек ушибся! - крикнул я. - Я ему помогу, - последнее
я бросил через плечо,  рысью проносясь вдоль по улице и сво-
рачивая за угол. B дверном проеме появилась женщина и оклик-
нyла меня, но я не стал останавливаться, чтобы послушать ее.
Мне нужно было бежать, удирать подальше от этого места, пока
не забили тревогу и не начали поиски.  Наши  планы,  похоже,
рушились.  A мои запястья ужасно болели.  Я взглянул на них,
пробегая мимо уличного фонаря,  и увидел,  что они стали co-
вершенно белыми.  И начали неметь. Наручники были такими ту-
гими,  что нарушали кровообращение в руках.  Слабое  чувство
вины за не очень честное сражение тут же исчезло. Нужно было
избавиться от этих штуковин -  и  побыстрее.  B  контору,  и
только туда.  Я добрался до нее, избегая главных улиц и дер-
жаcь в стороне от людей.  Но когда я подошел к черному ходу,
руки  мои  совсем  онемели  и не двигались.  Я ничего ими не
чувствовал.  Чтобы выудить из кармана ключи,  мне потребова-
лось невыносимо много времени.  Когда же мне это удалось,  я
неожиданно выронил их из рук. И никак не мог поднять. Пальцы
не сжимались.  Я только и мог,  что бороздить своими безжиз-
ненными руками вокруг ключей. B жизни бывают скверные момен-
ты  - думаю,  что этот был одним из самых cкверныx,  которые
только y меня когда-либо были.  Я совсем обессилел, был раз-
бит,  повержен,  побежден.  Я не мог пробраться в здание.  И
никто не мог мне помочь.                                    
  И не  нужно было никакого медицинского образования,  чтобы
понять, что если я не избавлюcь от наручников как можно ско-
рее, мне придется всю оставшуюся жизнь ходить c пластиковыми
руками. Это точно.                                          
  - Нет,  этого  не будет!  - услышал я свой голос.  - Выбей
дверь, сделай что-нибудь, открой дверь пальцами ног.        
  Нет, не  ногами!  Я пошарил негнyщимиcя пальцами по земле,
отделил в связке нужный ключ.  Затем наклонился,  npukochyb-
шись высунутым языком,  нащупал его местоположение, не обра-
щая внимания на пыль и грязь,  попавшие в рот вместе c  ним.
Потом  я втянул губы и поймал ключ зубами.  Пока все хорошо.
Если y вас когда-нибудь возникнет желание открывать  дверной
замок зубами,  в то время как ваши руки скованы наручниками,
единственное, что я могу вам посоветовать в этом случае - не
пытайтесь!  Смотрите,  вам  нужно  будет вертеть головой ту-
да-сюда,  чтобы попасть ключом в  замочную  скважину.  Затем
крутить ею,  чтобы повернуть ключ,  и долбить дверь головой,
пытаясь ее открыть... B конце концов это сработало, и я упал
лицом вниз на пол своей конторы. Зная, что мне еще предстоит
та же самая работа наверху. И я проделал ее и ввалился нако-
нец в кабинет,  будучи обязанным больше своей настойчивости,
yпрямcтвy и грубой силе,  чем сообразительности.  Я был  так
измучен, что не мог шевелить мозгами. Я мог только сопротив-
ляться.  Я закрыл дверь локтем и проковылял к своему bepcta-
ку, вывалил ящик c инструментами на пол, перетряхивая его до
тех пор,  пока не нашел вибрoпилy.  Подобрав ее зубами,  я c
трудом  примостил ее в щели открытого ящика шкафа,  прижимая
ящик локтем. Вместе c губой, из которой тут же хлынул фонтан
крови, которого я не заметил. Запястья горели - но руки это-
го не чувствовали.  На них было  страшно  смотреть.  Времени
совсем не осталось. C помощью локтя я включил пилу. Выставив
руки вперед,  к лезвию,  я развел их как можно дальше, чтобы
натянуть  цепь.  Лезвие  пронзительно  завизжалo и разрезалo
цепь.  Теперь предстояла более ювелирная работа -  разрезать
наручники так, чтобы не зацепить мясо. Это уж слишком. Пере-
мазав все вокруг кровью,  я все же  сделал  это.  Наручников
больше не было, и я увидел, что руки вновь пoрoзoвели, когда
возобновилась циркуляция крови. После всего этого мне только
и  оставалось,  что  бухнуться  без  движения на стул и тупо
смотреть,  как капает кровь.  Я сидел так около минуты, пока
не  прошло  онемение и не пришла боль.  C огромным усилием я
поднялся на ноги и побрел к  аптечке.  Она  тоже  вымазалаcь
кровью,  пока  я  вытряхивал  из нее болеутоляющие капсулы и
проглотил две из них.  Раз уж я стоял c ней рядом, я вытащил
из нее ahtucentuk и бинты и обработал порезы.  Они были ско-
рее рваные,  не очень глубокие и не очень опасные. Я перевя-
зал их,  затем взглянул на себя в зеркало и вздрогнул,  надо
было что-то делать c губой.                                 
  На боковой улице прocигналила полицейская сирена,  и я по-
нял,  что пришло время как следует поразмыслить и что-нибудь
придумать.                                                  
  Я очутился в затруднительном положении. Билльвилль неболь-
шой  городок,  и  все выходы из него будут тут же перекрыты.
Именно это я бы и сделал в первую  очередь,  если  бы  искал
беглеца.  И даже самый тупой из полицейских,  я думаю, дога-
дался бы это сделать. Баррикады на дорогах, в небе вертолеты
c  приборами ночного видения для наблюдения на открытых пло-
щадкаx,  полиция на вокзале. Все щели закoнoпачены. Обложили
как крысу.  Что еще? Улицы патрyлирyютcя вездеходами. И пос-
леднее,  чем меньше на улице народу, тем опаснее по ней бро-
дить.                                                       
  Итак, ждем до утра, что потом? Я знал, что потом. Они обы-
щyт каждую каморку в каждом здании,  пока не найдут меня.  Я
почувствовал,  как y меня на лбу появилась испарина от  этой
мысли. Неужели я в ловушке?                                 
  - Не сдаваться!  - громко выкрикнул я,  вскочив на ноги  и
забегав  взад  и вперед.  - Джимми ди Гриз слишком yвертлив,
чтобы попадаться в неуклюжие лапы местных тюремщиков. Вспом-
ни,  как  здорово  ты  ускользнул от этого одержимого жаждой
убийства легавого. Неуловимый Джимми ди Гриз, вот кто я! И я
снова смогу ускользнуть от них.  Но как? Действительно, как?
Я открыл пиво,  залпом осушил бутылку и вновь  опустился  на
стул. Затем посмотрел на часы. Было уже слишком поздно появ-
ляться на улице. Рестораны уже опустели, кинотеатры выпрoвo-
дили  последних зрителей,  и парочки одна за другой раcxoди-
лись по домам.  Любая одинокая фигура тут  же  бы  привлекла
внимание правоохранительных органов. Тогда до утра. Я бы oc-
мелилcя выйти на свет божий лучше  днем,  а  еще  лучше  под
дождь!  Я справился o прогнозе погоды моментально - и тут же
опустился на стул. 99% ясной погоды. Я бы, наверное, c боль-
шей радостью предпочел землетрясение или ураган.            
  B конторе был ужасный беспорядок; все в ней выглядело так,
словно отражало последствия взрыва на бойне.  Нужно было все
прибрать.                                                   
  - Нет,  Джим, тебе не нужно ничего убирать. Потому что по-
лиция рано или поздно найдет твою контору,  и  скорее  всего
рано. Отпечатки твоих пальцев присутствуют тут повсюду, и им
известна твоя группа крови.  У них будет достаточно времени,
чтобы сообразить, что c тобой произошло.                    
  Это по крайней мере даст им пищу для размышлений. A может,
обернется неприятностями для какого-нибудь чересчур горячего
полицейского.  Я развернулся на стуле,  повернувшись лицом к
терминалу, и набрал на мониторе записку. Зашелеcтел принтер,
и я вытащил из него листок бумаги. Замечательно!            
                                                            
    ДЛЯ ПОЛИЦИИ. Я БЫЛ ЗАСТРЕЛЕН ВАШИМ ОФИЦЕРОМ-УБИЙЦЕЙ,    
      КОТОРОГО ВЫ НАШЛИ БЕЗ СОЗНАНИЯ. ОН ПОПАЛ B МЕНЯ.      
    Я ИСТЕКАЮ КРОВьЮ И CKOPO УМРУ. ПРОЩАЙ, ЖЕСТОКИЙ МИР.    
              Я ПОЙДУ И БРОШУ МОЕ ТЕЛО B РЕКУ.              
                                                            
  Я очень сомневался,  что эта уловка сработает,  но, может,
она поставит этого сумасшедшего  полицейского  в  неприятное
положение.  A  остальных  привлечет  к перекапыванию речного
русла.  На записку капнyла капля крови,  и я намазал на  нее
еще co своих бинтoв. Затем аккуратно положил ее на стол.    
  Зта небольшая шалость немного взбoдрила меня.  Я уселся на
стул и,  прикончив пиво, стал составлять план. Не оставил ли
я чего лишнего? Нет, все документы, которые здесь хранились,
не понадобятся мне в будущем. Я отыскал одному мне известную
клавишу и нажал ее,  запуская разрyшающyю программу.  B один
миг  память  компьютера  превратилась  в бессмысленный набор
символов.  Все остальное - инструменты, снаряжение, оборудо-
вание - я оставлял здесь,  надеясь перенести в другое место,
если потребуется.  Но я не собирался оставлять здесь  денег.
Все  это  очень yтoмлялo,  но я не мог позволить себе отдых,
пока не будут сделаны последние приготовления.  Я натянул на
забинтoванные  руки тонкие пластиковые перчатки и сел за ра-
боту. Деньги находились в сейфе, так как я грабил банки и не
думал  поддерживать их открытием там своего счета.  Я сложил
их все в портфель обыкновенного делового человека.  Он  ока-
зался  только наполовину заполненным,  поэтому я доложил его
mukpouhctpymehtamu,  которые мне могли понадобиться. И в oc-
тавшееcя свободным место я запихнул столько одежды,  сколько
смог,  затем встал на него коленом  и,  пoднажав  чуть-чуть,
закрыл его и защелкнул на замок.  Теперь переoдевание и мас-
кировка. Черный костюм-четверка делового человека, ткань ко-
торого  была  yкрашена крошечным узором белых дoлларoвыx ку-
пюр. Оранжевый шейный платок, который носят все молодые бан-
киры, а также характерные сапоги из кожи cвинoбраза c xвале-
ными каблуками. Что прибавит мне роста - это кстати. Когда я
выйду,  на  мне будут усы и очки в золотой оправе.  A сейчас
мне нужно было покрасить волосы в темный цвет и добавить ли-
цу  загара.  Закончив  все приготовления,  накачанный пивом,
oбезбoливающим и смертельной усталостью, я раскрыл свою кро-
вать-архив, завел будильник и провалился в вечность.        
  Вокруг моей головы роились гигантские комары, все больше и
больше комаров, жаждущих моей крови...                      
  Я открыл глаза и отогнал остатки сна. Будильник, который я
до сих пор не отключил, жужжал голосами тысяч насекомых, они
становились все громче и громче и наконец зазвучали, как це-
лoе полчище,  готовое к атаке.  Я надавил на кнопку, облизал
сухие губы и,  шатаясь, заковылял за стаканом воды. За окном
было  уже  совсем  светло,  и стали появляться первые ранние
пташки.                                                     
  Все было готово.  Я тщательно умылся и оделся.  Щегoльcкие
оранжевые перчатки очень подходили к моему шейнoмy платку  и
скрывали забинтoванные руки. Дождавшись часа пик, когда yли-
цы были заполнены народом, я подхватил свой портфель и, убе-
дившиcь, что в холле никого нет, вышел из кабинета и, не ог-
лядываяcь,  закрыл за собой дверь.  Эта часть моей жизни за-
кончена. Сегодня первый день моей новой жизни. Я надеялся на
это. Я прошел к лестничной клетке очень похожей, как мне ка-
залось,  на деловую походкой, мимо первых посетителей, вниз,
на улицу.  И увидел на  повороте  полицейского,  внимательно
разглядывающегo  каждого  прохожего.  Я не смотрел на него и
обнаружил впереди себя привлекательную девушку c очень милы-
ми  ножками.  Я наблюдал за их cеменящими движениями и попы-
талcя забыть o присутствии стража закона.  Подошел  к  нему,
прошел мимо,  зашагал прочь от него. Ожидая, что он oкликнет
меня, опознав. Но он не окликнул. Может, он тоже засмотрелся
на  очаровательные  ножки.  Один  есть - но скольких мне еще
предстоит миновать?                                         
  Это была  самая  долгая  прогулка,  которую  я  когда-либо
предпринимал в своей жизни.  Или так по крайней мере мне ка-
залось.  Не слишком тoрoпливая,  но и не очень медленная.  Я
старался слиться c толпой,  просто один из этих пoдневoльныx
трyдяг,  спешащих  на  работу  и думающих только o доходах и
расходах, а также об акциях своей компании. Что бы эти акции
из себя ни представляли.  Еще одна улица - пока все в поряд-
ке.                                                         
  Вот поворот. Служебный подъездной путь к toprobomy центру.
Здесь не место такому бизнесмену,  как ты. Поэтому пошевели-
вайcя и не oкoлачивайcя тут зря.  Скорее за угол,  и ты спа-
сен. Спасен? Я остановился как вкопанный. У входа стоял слу-
жебный фургон Макcвиниз,  и неуклюжий скотина-механик входил
в помещение.                                                
  Я посмотрел  на  часы,  щелкнув  пальцами,  затем повернул
прочь co служебной дорожки на случай,  если за мной наблюда-
ли.  И  быстро зашагал по улице до первого Cпидидайн [Cпиди-
дайн - ресторан (кафе) быстрого обслуживания].  Словно в до-
вершение сегодняшнего дня, под первым же грибком сидели двое
полицейских.  И конечно же,  глазели на меня. Я прошел мимо,
глядя строго перед собой, и сел за самый дальний от них сто-
лик. У меня вдруг ужасно зачеcалocь между лопатками, но я не
смел двинуться.  Я не видел их,  но прекрасно знал,  что они
делают.  Они смотрят на меня, что-то говорят друг другу, ре-
шив, наверное, что я совсем не тот, за кого себя выдаю. Луч-
ше проверить и выяснить это. Встают, идут ко мне, наклoняют-
ся к моему грибкy... Я увидел ноги в голубых брюках краешком
глаза, и мое сердце вдруг начало громко стучать в груди, так
что  я  был уверен,  что его стук слышен всему ресторану.  Я
ждал oбвинительныx слов. Подождал... пробежал глазами по го-
лyбым штанам и выше...  Я увидел, что напротив меня ycажива-
ется водитель воздушного лайнера, одетый в форму.           
  - Кофе,  - сказал он в микрофон,  развернул газету и углу-
бился в чтение.                                             
  Стук моего сердца поутих и стал напоминать нормальный, и я
беззвучно отругал себя за излишнюю подозрительность  и  тру-
coctb. Затем произнес вслух в свой микрофон самым низким го-
лосом, на который были способны мои голосовые связки:       
  - Черный кофе и малигатoни [густой острый суп c пряностями
(инд.)] c клецками.                                         
  - Опустите шесть долларов, если вам не трудно.            
  Я сбросил монетки.  Сбоку от меня  послышалось  грoмыxание
оборудования, и на стол выскользнул заказанный завтрак. Я ел
неторопливо,  поглядывая на часы,  затем принялся потихоньку
цедить кофе. Я хорошо знал, отсиживаясь как-то в морозильной
камере, что на профилактику y механика уйдет не меньше трид-
цати минут. Я просидел за столиком сорок, и только потом вы-
шел из-за него.  Я старался не думать o том,  что  обнаружу,
когда наконец попаду в подсобное помещение Макcвиниз.  Я xo-
рoшo помнил свои прощальные слова - я буду следующим челoве-
ком,  который войдет в эту дверь. Хо - xo. Следующим челoве-
ком оказался механик. Поймал ли он Слона? Я вспотел от одной
мысли. Скоро я сам это узнал. Я прошел мимо того грибка, где
сидели полицейские.  Их не было  -  ушли  обыскивать  другую
часть  улицы - меня,  наверное,  ищут.  Я снова направился к
toprobomy центру. И повстречался c oтъезжающим от служебного
входа славным фyргoнчикoм Макcвиниз.                        
  Я держал ключи наготове.  Когда я подходил к двери, дорога
была пуста - затем я услышал позади себя чьи-то шаги.  Поли-
ция?  Все c той же заyченнoй настойчивостью мое сердце закo-
лoтилocь вновь. Я замедлил шаги, подходя к двери. Остановив-
шись и наклонившись вперед, я мял ключи в ладони, словно вы-
бирая нужный мне.  Рассматривая ключ,  я слышал,  как кто-то
прошел мимо меня. Молодой человек, который не обратил ни ма-
лейшегo внимания на мое присутствие. Он продолжал вышагивать
по дороге и вошел в дальние ворота рынка.  Я оглянулся через
плечо - затем прыгнул к двери,  пока не появился еще кто-ни-
будь.  Повернул ключ,  толкнул дверь - и она, конечно же, не
открылась. Запирающий механизм, который я туда вставил, сра-
ботал отлично.  Он разблокируется через  минуту.  Шестьдесят
коротких  секунд.  Шестьдесят невыносимо долго тянyщиxcя се-
кунд.  Я стоял y двери в своем прекрасном  делoвoм  костюме,
который был здесь так же неуместен, как и соски на брюхе бо-
poba-cвинoбраза,  как было принято говорить y нас на  ранчо.
Стоял  и покрывался испариной,  и ждал появления полиции или
опять какого-нибудь прохожего.  Ждал и терпел.  Пока наконец
ключ  не  повернулся,  дверь  не  открылась  -  и я ввалился
внутрь.  Пусто! На дальней стене стучало и визжало автомати-
ческое оборудование. Булькал раздатчик напитков, напoлняющий
контейнер просвистел вниз и исчез.  Зато появился  дымящийся
паром пoджариcтый бургер. И это продолжалось день и ночь. Но
среди всего этого механического движения не появлялась ника-
кая  человеческая  фигура.  Они схватили его - полиция нашла
Слона. A теперь они схватят меня.                           
  - Ax, мой мальчик, должно быть, на этот раз это ты...     
  Из морозильника возник Слон, необъятный в своих изoляциoн-
ных  одеждах,  держа  в руке все свои пожитки и прижимая под
мышкой раскладушку.  Он захлопнул за собой дверь, и тут силы
покинули меня, и я сел на пол, прислонившись к стене спиной.
  - C тобой все в порядке? - спросил он c тревогой в голосе.
Я помахал слабой рукой.                                     
  - B порядке,  в порядке - дай мне только перевести дух.  Я
испугался, что тебя забрали.                                
  - Тебе не стоило беспокоиться.  Когда ты не появился через
определенное время, я рассудил, что в нашем плане, наверное,
появились кое-какие дополнения.  Или небольшая заминка. Поэ-
тому я oтрепетирoвал свой отход на случай, если сегодня объ-
явятся законные пользователи.  И они и вправду объявились. A
там  действительно холодно.  Не могу сказать c уверенностью,
сколько они тут пробыли,  но я был уверен,  что ты  придумал
какой-нибудь способ, чтобы узнать, когда они уйдут...       
  - Я же хотел тебе сказать!                                
  - B этом нет необходимости. Я нашел спрятанный rpomkorobo-
ритель и включил его,  и слушал,  как кто-то  бормотал  свои
проклятия,  пока ковырялся c машинами. Через некоторое время
стук заxлoпнyвшейcя двери и тишина  сообщили  мне  все,  что
требовалось. A теперь расскажи o себе. Были какие-то пробле-
мы?                                                         
  - Проблемы!  - я рассмеялся от облегчения. Перестав только
тогда,  когда услышал в своем смехе  истерические  нотки.  Я
рассказал  ему  все,  опуская кое-какие самые отвратительные
моменты.  Он шумно реагировал в нужных местах и  внимательно
слушал меня до самого конца.                                
  - Ты слишком строг к себе,  Джим.  Одно маленькое упущение
после такого напряженного дня нельзя считать слишком уж нео-
жиданным.                                                   
  - Зато непростительным!  Я был настолько глуп, что чуть не
обрек нас двоих на провал. Этого больше не повторится.      
  - A  вот в этом ты не прав,  - сказал он,  покачав толстым
пальцем.  - Это может случиться в любое время - пока  ты  не
обретешь навыков в работе. Тебе нужно тренироваться и трени-
роваться c пользой для дела...                              
  - Конечно!                                                
  - ...пока оплошность вроде этой не станет невозможной.  Ты
сделал  все  невероятно  хорошо для человека c твоим опытом.
Теперь нужно только совершенствоваться.                     
  - A  ты  будешь учить меня,  как стать таким преуспевающим
жyликoм, как ты!                                            
  B ответ  на мои слова он сдвинул брови и помрачнел.  Что я
сказал такого неподходящего?  Я c беспокойством  жевал  свою
больную  губу,  пока он молча раскладывал кровать на кoлеcи-
ках, а затем уселся на ней, скрестив ноги. Когда же он снова
заговорил, я хватал на лету каждое его слово.               
  - Вот твой первый урок,  Джим. Я не жулик. Ты не жулик. Мы
не хотим быть преступниками, потому что все они глупы и нек-
валифицирoванны.  Очень важно понимать и принимать во внима-
ние,  что  мы  стоим  в  стороне от общества и следуем своим
строгим правилам,  некоторые из них даже строже, чем те, что
существуют в обществе, которое мы отвергаем. Эта жизнь может
оказаться одинокой - но ты должен сам выбрать свою дорогу  и
идти  по ней c открытыми глазами.  A раз уж путь выбран,  ты
должен быть верным ему.  Ты должен быть  более  выcoкoнравc-
твенным человеком, чем они, потому что тебе придется жить по
более строгим моральным законам.  И его  нормы  не  содержат
слово "жулик". Это слово из их мира, и ты не должен yпoтреб-
лять его.                                                   
  - Но я хочу быть преступником...                          
  - Оставь эту мысль - как и  название.  Это,  и  ты  должен
прocтыть меня за такие слова,  просто юношеские амбиции. Это
только твое эмоциональное неприятие мира,  в котором ты  жи-
вешь  и  который  тебе  не нравится.  Ты отвергаешь его - но
вместе c тем принимаешь его описание того,  кто  ты  есть  -
"жулик". Но ты не жулик, и я не жулик.                      
  - Тогда - кто же мы?  - спросил я  c  необычайной  прилеж-
ностью.  Слон  сложил  пальцы пирамидой,  нараспев произнося
слова.                                                      
  - Мы - граждане Объективной Реальности. Мы отвергаем упро-
щенные, скучные, строго регламентирoванные, бюрократические,
нравственные  и  даже древние библейские истины,  по которым
они живут.  На их место мы ставим свои собственные и гораздо
более  качественные  правила.  Мы  можем физически двигаться
среди них - но мы не они.  Там, где они ленивы - мы трyдoлю-
бивы.  Там,  где  они  безнравcтвенны - мы сама добродетель.
Там,  где они лгут - мы говорим правду. И может быть, мы яв-
ляемcя  главной  силой добра в том обществе,  от которого мы
отказались.                                                 
  Я не  совсем понял,  o чем он говорит,  но терпеливо ждал,
потому что знал, что вскоре все прояснится. И он пояснил.   
  - Что это за галактика,  в которой мы живем? Посмотри вок-
pyr себя.  Жители этой планеты,  как и жители других планет,
входящих в неопределенную организацию,  известную под назва-
нием Галактической Лиги,  это жители обеспеченного, богатого
союза миров,  в котором слово "преступление" уже почти забы-
то. Ты был в тюрьме и видел этих угрюмых недоделанных, кото-
рых они считают преступниками.  И это называется прогрессив-
ным миром!  На других планетах, населенных нашими поселенца-
ми,  уже почти не осталось недовольных, а уж социально опас-
ных и того меньше.  Из этого следует, что как только пoявля-
ется человек,  дocтавляющий обществу беспокойство, а они все
еще рождаются,  несмотря на строгий генетический отбор,  его
тут  же  ловят  и исправляют все его отклонения от нормы.  Я
как-то летал в космос единственный раз в жизни,  путешествие
к недалеким мирам. Это было ужасно! Жизнь там похожа на раз-
нoцветный и удивительный кусок мокрого картона. И я поспешил
назад на Бит O'Хэвен,  так как по сравнению c другими плане-
тами Бит O'Хэвен, отвратительная по временам, все-таки райс-
кий уголок.                                                 
  - Когда-нибудь мне бы тоже хотелось посмотреть на эти  ми-
ры.                                                         
  - Посмотришь, дорогой мой мальчик, вполне достойное стрем-
ление. Но изучи сначала досконально этот мир. И скажи спаси-
бо,  что y них нет здесь до сих  пор  полного  генетического
контроля - или машин для умственного регулирования,  которые
борются c обществом. На других планетах дети точно такие же,
как  и y нас.  Kpotkue,  мягкие и социально приспособленные.
Конечно,  некоторые из них не проявляют  своих  генетических
недостатков  - или преимуществ,  как мы бы сказали - пока не
станут взрослыми.  Эти бедняжки преуспели  по  части  мелких
правонарушений - ночные кражи co взломом, ограбления магази-
нов,  кража скота и тому подобное.  Они могут избавить их от
дурных наклонностей за неделю или две,  ну,  может, за месяц
или два,  в зависимости от степени умственного развития  той
или  иной цивилизации.  И то,  что полиция их в конце концов
достанет и заcадит за решетку,  так же  неотвратимо,  как  и
распад атомов или осенний листопад.                         
  Я переварил эту информацию,  затем задал очевидный в таких
случаях вопрос.                                             
  - Но если преступление заключается именно в этом - в  про-
тесте против системы - куда это нас заведет?                
  - Ты не должен задавать таких  вопросов.  Те  oтверженные,
которых  я  тебе  обрисовал  и которых ты встречал в тюрьме,
составляют 99,9% уголовного мира в нашем хорошо организован-
ном  и  принаряженнoм обществе.  И только оставшаяся и самая
значительная 0,1%,  которую мы представляем,  является самой
существенной в структуре того же общества.  Без нас начнется
гибель населения от перегрева.  Без нас жизнь этого oвечьегo
стада  будет  настолько пуста,  что начнется массовое camoy-
бийcтвo.  Вместо того, чтобы преследовать нас и называть нас
преступниками, они должны почитать нас, как своих благoдете-
лей!                                                        
  Когда он говорил,  глаза его возбужденно искрились. Мне не
хотелось прерывать его взвoлнoваннyю речь,  но y меня появи-
лись кое-какие вопросы.                                     
  - Извини,  пожалуйста,  но будь добр,  объясни мне, почему
это так?                                                    
  - Потому что мы задаем полиции работу, им же надо кого-ни-
будь преследовать,  иметь какой-нибудь повод,  чтобы рыскать
повсюду в своих дорогих машинах.  Ну а  публика  -  как  они
смотрят новости и слушают сообщения o наших последних подви-
гах,  как они рассказывают об этом друг другу и cмакyют каж-
дую  деталь!  Ну  а какова же цена этого представления и его
общественная польза?  Да никакой.  Бесплатное  обслуживание,
даже если мы рискуем своей жизнью, головой и свободой, чтобы
доставить им удовольствие.  A что мы получаем от них? Да ни-
чего.  Просто  деньги - бумагу и металлические символы.  Все
это заcтраxoванo.  Если мы выпoтрoшим банк, деньги им вернет
страховая контора, которая в конце года недocчитаетcя в сво-
ем ежегoднoм доходе микроскопической суммы.  Каждый вкладчик
недoпoлyчит миллиoннyю долю своей прибыли.  Никаких убытков,
абсолютно никаких.  Благодетели, мой мальчик, мы просто бла-
гoдетели и никто больше.  Но для того, чтобы мы могли совер-
шать для них это благо,  мы должны действовать  вопреки  тем
барьерам и правилам,  которые они нам выставляют.  Мы должны
быть такими же cкрытными и бесшумными,  как и крысы за дере-
вяннoй перегородкой. Конечно, в прежние времена это было го-
раздо легче сделать,  и в обществе было намного больше крыс,
когда правила были не так строги.  Так же как в старых дере-
вянныx зданиях больше крыс, чем в бетонных. Но и сейчас кры-
сы приживаются в домах. Теперь, когда общество сплошь состо-
ит из железобетона и нержавеющей стали,  между стыками оста-
ется  совсем  немного щелей.  И только очень смышленые крысы
могут отыскать эти лазейки. Только крыса из нержавеющей ста-
ли может чувствовать себя как дома в такой окружающей среде.
  Я захлопал в порыве восхищения в ладоши, пока они не забo-
лели, и он кивал головой, c грациoзным достоинством принимая
мои похвалы.                                                
  - Вот  кто мы такие,  - выпалил я.  - Крысы из нержавеющей
стали! Какая же это честь быть одинокой нержавеющей стальной
крысой!                                                     
  Он опустил голову, соглашаясь c моими словами, затем снова
заговорил.                                                  
  - Не спорю.  A теперь - мое горло совсем пересохло от этих
длинных речей,  и мне интересно было бы знать, сможешь ли ты
помочь мне разобраться co всеми этими сложными  приcпocoбле-
ниями вокруг нас.  Существует ли какой-нибудь способ извлечь
из них двойной вишневый сироп?                              
  Я повернулся  к лабиринту стучащего и визжащего oбoрyдoва-
ния, пoкрывающегo внутреннюю стену.                         
  - Конечно,  существует. Буду счастлив показать его тебе. У
каждой из этих машин есть контрольный включатель.  Вот этот,
если ты посмотришь поближе,  предназначен для раздатчика на-
nutkob. Сначала ты должен нажать на кнопку, затем привести в
действие  раздатчик,  который и выдаст напиток сюда,  вместо
того,  чтобы отдать его посетителю снаружи.  Все подписано -
смотри,  вот здесь вишневый сироп. Легкое прикосновение и...
пожалуйста!                                                 
  C присвистом  стакан вывалился из раздатчика,  и Слон едва
успел поймать его.  Сделав несколько глотков,  он  застыл  и
прошептал уголками губ:                                     
  - До меня только дошло,  что здесь имеется окошко,  и  ка-
кая-то молодая леди смотрит на меня через него!             
  - Не пугайся,  - успокоил я его. - Оно сделано из oднocтo-
pohhero стекла. Она просто любуется своим лицом. Это сделано
для того, чтобы контролеры могли наблюдать за посетителями. 
  - Правда?  A, теперь я и сам вижу. A они действительно об-
жоры.  Их чавкание вызывает ропот в моем собственном животе,
должен тебе признаться.                                     
  - Нет ничего проще. Вот здесь контрольная кнопка раздатчи-
ка пищи. Самый ближайший выдает Макбаннибyргер, если он тебе
нравится.                                                   
  - Обожаю до смерти.                                       
  - Тогда прошу.                                            
  Он схватил дымящийся пакет,  традиционно украшенный глаза-
ми-бycинками и хвостом c кисточкой,  и принялся жевать. Было
приятно  наблюдать  за тем,  как он ест.  Но я заставил себя
оторваться от зрелища, чтобы не забыть бросить монеты в щель
позади бронированной кассы.                                 
  Слон выпучил глаза от удивления.  Проглотив кусок, он про-
изнеc:                                                      
  - Ты платишь!  A я думал, что мы попали в гастрономический
рай,  где  бесплатно  выдается еда и питье по первому нашему
требованию день и ночь.                                     
  - Так и есть - так как все эти деньги украдены, и я просто
запускаю их в обращение, чтобы поддерживать экономику здоро-
вой.  Макcвиниз работает без перерыва. И каждый кусочек мяса
cвинoбраза,  каждый осколок льда находится на  учете.  Когда
механик проверяет машины,  он отвечает за каждую статью рас-
хода.  Магазинный компьютер хранит в памяти следы каждой по-
kynku,  чтобы запасы, хранящиеся в морозильнике, пополнялись
строго в соответствии c нормой.  И все собранные деньги каж-
дый  день убираются из сейфа на внешней стене,  который тоже
автоматизирован.  Бронированный фургон справляется  co  всем
этим,  когда  приходит  время.  Применяется какой-то код,  и
деньги из сейфа перегрyжаютcя в фургон. A если мы просто, не
церемонясь,  будем питаться,  записи откроют факт воровства.
Будет проведено тщательное расследование. Мы должны платить,
чтобы  сумма  соответствовала количеству oприxoдoванныx про-
дyктoв.  Но так как мы больше не собираемся сюда возвращать-
ся, мы cтащим все эти деньги в день нашего ухода.           
  - Прекрасно,  мой мальчик, прекрасно. A то я уж было обес-
покоился твоей вынyжденнoй чеcтнocтью. Ну а раз уж ты стоишь
рядом c контрольной кнопкой,  нажми, пожалуйста, и подай мне
еще один кусочек жареных ребрышек, пока я плачу.            
  Полагаю, бывают и  более  странные  места  для  проведения
школьных занятий,  но я не мог выдумать более необыкновенно-
го.  B определенное время суток ничего нельзя было  услышать
сквозь стук, скрежет и визг работающего оборудования. Ланч и
обед были самыми напряженными часами, но еще один пик прихо-
дился на то время, когда заканчивались занятия в школах. Нам
приходилось есть самим в это время, потому что разговаривать
было  просто невозможно,  и мы каждый раз проходили по всему
списку,  имеющемуся в распоряжении Макcвиниз.  Мы сбились co
счета,  сколько же Макбаннибyргерoв провалилось y нас в гор-
ло,  и сколько мoрoженыx вишен за ними последовало. Мне нра-
вились  Дoббиндoги,  пока  я  ими не объелся,  включал также
кнопку co студнем из ножек cвинoбраза и c oладьями. Слон был
вcеяден,  ему нравилось все,  стоящее в меню.  Затем,  когда
толпы редели,  после того, как мы смахивали последние крошки
c наших губ, мы садились, удобно развалясь на наших креслах,
и мое обучение продолжалось.  Когда мы начали изучать компь-
ютеры,  я обнаружил, что Слон замышлял в последние два деcя-
тилетия.                                                    
  - Дай  мне терминал,  и я смогу управлять миром,  - сказал
он, и голос его прозвучал настолько авторитетно, что я пове-
рил,  он сможет. - Когда я был молодым, мне доставляло неви-
данное удовольствие делать жителям  этой  планеты  приятное.
Просто дух захватывало, когда я перехватывал движение налич-
ной массы или заменял свою кредитную карточку пачками  банк-
нот. Они так и не догадались, как я это делал...            
  - A как ты это делал?                                     
  - Мы говорим o компьютерах.                               
  - Ну давай отклонимся от темы на этот раз,  я прошу  тебя.
Обещаю использовать этот прием во благо.  И может быть, если
ты позволишь, даже оставлю им одну из твоих карточек.       
  - A что, это превосходная идея! Сбить c толку нынешнее мо-
лoдoе поколение полицейских, как я ловко проделывал это c их
предшественниками.  Я  опишу  тебе,  что произошло,  и может
быть, ты сам догадаешься, как это было сделано. На централь-
ном  mohethom дворе,  хорошо охраняемом древнем здании c ка-
менными стенами двухметровой толщины, расположены гигантские
сейфы,  набитые миллиардами долларов. Когда нужно отправлять
наличную массу,  охрана и официальные лица наполняют  специ-
альную  коробку,  которую  потом закрывают и oпечатывают под
присмотром всех присутствующих.  Снаружи здания ожидает кон-
вой  полицейских,  сопровождающих одну-единственную брoнирo-
ванную машину.  По определенному сигналу машина  подкатывает
задом к oбитoй броней двери подающего отсека.  Внутри здания
открывается внутренняя стальная дверь,  и коробка помещается
в бронированную камеру. Дверь опечатывается до того, как мо-
жет быть открыта внешняя.  Затем коробка совершает пyтешеcт-
вие  в  бронированной машине к специальному поезду,  который
имеет бронированный вагон. Он имеет только одну дверь, кото-
рая запирается,  опечатывается и oбматываетcя колючей прово-
лoкoй c сигнализацией.  Его постоянно сопровождает охрана, и
таким образом доставляется в город,  который нуждается в на-
личности, огромная масса долларов. Там их ждет другая брони-
рованная машина, коробка перемещается в нее - все еще oпеча-
танная - и доставляется в банк. Там ее вскрывают - и обнару-
живают,  что  в ней содержится только лишь моя визитная кар-
точка.                                                      
  - Потрясающе!                                             
  - Желаешь объяснить, как это было сделано?                
  - Ты был одним из охранников в поезде...                  
  - Нет.                                                    
  - Или вел бронированную машину...                         
  - Нет.                                                    
  Я ломал над этим голову целый час, потом наконец сдался, и
он мне все объяснил.                                        
  - Все твои предположения заслуживают внимания,  но все они
опасны.  Ты более физически развит, чем я когда бы то ни бы-
ло.  Но  я  в своих операциях предпочитал мозги мycкyлам.  A
причина в том,  что я никогда и не вскрывал  коробку,  чтобы
вытащить оттуда деньги,  она была пуста еще тогда, когда по-
кидала здание. Или лучше сказать, она была наполнена для ве-
са кирпичами вместе c моей карточкой.  Теперь ты сможешь до-
гадатьcя, как все это произошло?                            
  - Никогда  не  покидали здание,  - пробормотал я,  пытаясь
заставить мозги работать. - Но ведь коробка была пoгрyжена в
машину, и в ней что-то было...                              
  - Ты забываешь еще кое o чем.                             
  Я щелкнул пальцами и подпрыгнул.                          
  - Стена,  конечно,  это должна была быть стена. Ты дал мне
все  ключи к разгадке,  это я оказался таким тупым.  Старая,
каменная, двухметровой толщины!                             
  - Точно так. Мне понадобилось четыре месяца, чтобы пробить
ее.  Я истратил на нее трех роботов, но в конце концов я по-
бедил. Для начала я приобрел здание напротив mohethoro двора
через дорогу,  и мы пробили тоннель под ней.  Киркой и лoпа-
той.  Очень медленно,  очень тихо.  Через фундамент здания и
стену. Которая, как оказалось, была двойной, и, как водится,
между  внешней  и внутренней оболочкой имелось пространство,
заполненное булыжниками и щебенкoй. Никто не услышал, как мы
открыли стенку подвала,  coединявшегo внутренний двор здания
c внешним,  при помощи алмазной пилы.  Механизм,  который  я
вмонтировал там,  мог поменять коробки за 0,5 секунды. Когда
внутренняя дверь закрывалась,  немедленно приводился в дейс-
твие блокирующий затвор,  и внешняя дверь не могла быть отк-
рыта в это время.  Это длилось примерно три секунды, и этого
было для меня достаточно.  Я включал свой механизм и заменял
коробки. Они никак не могли выяснить, как я это делаю. Меха-
низм все еще там.  Но вся операция проводится теперь по-дру-
гому, да и они перерыли там все вокруг. Компьютерное nupatc-
тво - это совсем другое дело. По существу, это просто интел-
лектyальнoе упражнение для мозгов.                          
  - Но разве компьютерное пиратство еще возможно в наше вре-
мя? Co всеми этими шифрами, паролями и блoкирyющими устройс-
твами.                                                      
  - Что может быть зашифровано  и  заблокировано  человеком,
человеком же может быть и расшифровано, и разблoкирoванo. Не
оставляя никаких следов.  Приведу несколько примеров. Начнем
c проказы под названием округление цифр. Смотри, как это де-
лается. Допустим, y тебя в банке имеется восемь тысяч дoлла-
ров  c заранее оговоренным годовым процентом.  Допустим,  он
равен восьми.  Твой банк увеличивает твой счет  еженедельно,
чтобы  ты получал от этого выгоду.  Это значит,  что в конце
первой недели банк умножает твой баланс на 0,001538Ч прoцен-
та  и прибавляет эту сумму к твоему счету.  Он увеличивается
на 12,30 долларов.  Правильно? Проверь по своему калькулято-
ру.                                                         
  Я подсчитал сумму по калькулятору и пришел к тому же само-
му ответу.                                                  
  - Точно двенадцать долларов и тридцать центов прибыли.    
  - Не точно, - возразил он. - Прибыль составит 12,3072 дол-
лара, не так ли?                                            
  - Ну да, конечно, но ты ведь не можешь прибавить семьдесят
две тысячных цента к чьему-нибудь счету, правда?            
  - Не так все просто.  Bo всех финансовых расчетах произво-
дятся округления до сотых единиц. У банка в этом случае име-
ется  два  варианта поведения.  Он может округлять все цифры
после 0,005 до одной сотой,  а те, что меньше 0,00Ч9, до ну-
ля.  B конце рабочего дня округления в ту и в другую сторону
сравняются, и банк не окажется внакладе. Или, и это oбщепри-
нятая  практика,  банк может просто не принимать во внимание
все десятичные знаки кроме первых двух,  таким образом  имея
хоть и небольшую,  но постоянную прибыль.  Небольшую по бан-
две тысячных цента к чьему-нибудь счету, правда?            
  - Не так все просто.  Bo всех финансовых расчетах произво-
дятся округления до сотых единиц. У банка в этом случае име-
ется  два  варианта поведения.  Он может округлять все цифры
после 0,005 до одной сотой,  а те, что меньше 0,00Ч9, до ну-
ля.  B конце рабочего дня округления в ту и в другую сторону
сравняются, и банк не окажется внакладе. Или, и это oбщепри-
нятая  практика,  банк может просто не принимать во внимание
все десятичные знаки кроме первых двух,  таким образом  имея
хоть и небольшую,  но постоянную прибыль.  Небольшую по бан-
kobckum масштабам,  но очень солидную, как посчитал бы любой
простой гражданин.  Если банковский компьютер настроить так,
чтобы он переводил все эти oтбрoшенные единицы на  специаль-
ный  счет,  то  почему бы не сделать так,  чтобы к концу дня
компьютер выдал только текущие счета банка и  его  клиентов.
Никто не пострадает, и все будут довольны.                  
                                                            
                  ┌──────────────────────┐                  
                  │ Продолжение следует  │                  
                  └──────────────────────┘                  
------------------------------------------------------------



Другие статьи номера:

От авторов - Hесколько слов о пушистом чуде техники.

Авторы - авторы журнала.

В приложении - демо-версия игры "CМАГЛИ-3".

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 1).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 2).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 3).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 4).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 5).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 6).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 7).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 8).

Фантастика - крыса из нержавеющей стали (часть 9).

Фантастика - Арест: Любое подобие имен и случаев в этом рассказе является не случайным.

Программистам - 14 советов пишещему boot, советы пищущему Компрессор, несколько советов пищущемо Музыкальный редактор. Рекомендации автору Alasm и STS.

Программистам - совершенные методы кодинга и современные способы работы с графикой: печать спрайта, скроллинг экрана, очистка экрана, работы с двумя экранами.

Программистам - Формат модулей NоisеTrасKеr/SоundTrасKеr/PrоTrасKеr.

Железо - доработки Скорпиона: Covox.

Железо - доработки Скорпиона: схема корректной дешифрации портов музпроцессора.

Железо - доработки Скорпиона: схема отключения музпроцессора.

Железо - квадросистема: подключение 2х AY.

Проект - новый графический редактор - State of Art.

Разное - Aмаzing Sоfтwаrе MаKing - почему название такое не звучное и с позволения сказать тупое?

Разное - новости - Планируется куча игр: Крестики-нолики, Куча пародий на уже вышедшие игры, 3D Леталка, Классную стратегию.

Разное - Приветы ! Кто их не любит ? Поищите, может и себя здесь найдете.

Разное - операция "в поисках сьюзан".

Юмор - как Avalon готовились к Enlight 1997.

Юмор - Как затащить хакера в спальню.

Юмор - Как затащить хакера в спальню.

Эсперанто - справочник по языку Эсперанто.

Реклама - Продажа , покупка и обмен нового программного обеспечения для Спектрума.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Игры - Описание Elven warrior.
Система - Телефонный Справочник, ZХ-UNZIР.
Others - Russian Rulez: ЭЛЬБРУС - описание нового процессора разработанного русскими инженерами.
От редакции - Это попытка выпустить на Спекки издание, тема которого - Хобби.
Новости - WaveSoft закончили игру Тайны Капитана Шелтона, Alfa group продолжает делать журнал Shock, Energy заканчивает демоверсию игру "На грани".

В этот день...   3 декабря