200 #B
01 октября 1994

Письма - А.Бачило, А.Кубатиева, В.Звягинцева, А.Олексенко, Н.Романецкого, Е.Филенко, Н.Резановой, Л.Вершинина, А.Николаева, Б.Завгороднего.

<b>Письма</b> - А.Бачило, А.Кубатиева, В.Звягинцева, А.Олексенко, Н.Романецкого, Е.Филенко, Н.Резановой, Л.Вершинина, А.Николаева, Б.Завгороднего.

*** А/Я 153 **************************************************** 

Александр БАЧИЛО (Новосибирск): 

   Уважаемые Сергей и Андрей!
   Большое  спасибо  за  журнал, всей душой жажду получать его и
впредь. Давно уже не попадалось столь бодрящего чтения - как,од-
нако,профессионально удалось Вам зацепить за живое братьев-лите-
раторов! В  какой-то момент мне и самому захотелось снять ржавую
саблю со стены,разбежаться на цыпочках и рубануть по предыдущему
оратору. Но,во-первых,спектр выраженных мнений и без того доста-
точно  широк, а во-вторых, определённую сдержанность внушает тот
факт, что  по  мере развития дискуссии стремительно растет число
возмущённых  друг  другом писателей. Доходит до того, что кто-то
кому-то уже обещает руки не подать.
   Зря это,ей Богу. Полемика на страницах журнала,безусловно,ну-
жна. Споры о вкусах, столкновение амбиций - всё это очень мило и
увлекательно,но часто,в самый разгар литературной борьбы,хочется
выкрикнуть с места: "И животноводство!"
   Потому  что  несерьёзно. Какая там литературная борьба? В чём
механизм  борьбы? Во взаимной ругани? В бесплодных попытках под-
вергнуть оппонента  окастризму? Никогда из этого ничего не выхо-
дило и не выйдет. Конкуренция тоже не метод.Никто из отечествен-
ных  фантастов не был побеждён другими отечественными фантастами
в ходе конкурентной борьбы.Никто,включая авторов ВТО. Кто, когда
и какими произведениями победил Лукиных,Логинова,Вершинина, того
же  Лёньку Кудрявцева? Просто Виталий Пищенко выбрал сейчас иную
форму процветания, вероятно, менее хлопотную, чем его предыдущее
персональное детище - ВТО.А захочет тряхнуть стариной,поиздавать
отечественных авторов,и я вас уверяю - будет вам опять ВТО.Разу-
меется, ему не победить Столярова в конкурентной борьбе - Андрея
Михайловича  читает народ. Я сам читаю. А вот Эдгар Райс Берроуз 
может завалить и того и другого. И Гарри Гаррисон выкашивает не-
мало  издательских  площадей. Но с этими ссориться неинтересно -
переругиваться трудно. Впрочем, о них уже писали и до меня.
   Теперь серьёзно.Я за дискуссию.Я за споры до хрипоты и ругань
с прибавлением  бранных  эпитетов. Но я  против смертельных обид
друг на друга. Против, если угодно, чрезмерно серьёзного отноше-
ния к этой дискуссии.Не корову ведь проигрываем. Никакие премии,
даже самые престижные, не стоят того,чтобы из-за них передрались
хорошие писатели (или, например,хорошие с плохими - это уж будет
вовсе избиение младенцев).
   Особую  осторожность  должен  проявить здесь печатный орган -
рупор общественности. Обычно литераторы,издатели и фэны съезжаю-
тся  на очередной кон, успев изрядно соскучиться друг без друга,
забыв прошлогодние ссоры.Нельзя,чтобы журнальная полемика заочно
делала их врагами или удерживала в состоянии вражды.
   Поэтому я прежде всего желаю Вашему журналу скорее помочь,чем
помешать писателям, издателям, фэнам - всем людям нашего круга -
подать руку друг другу.
                                  С уважением, А.Бачило. 27.9.9
                             * * *

Алан Кубатиев (Бешкек): 

   Дорогой Сергей! Дорогой Андрей!
   Прежде всего хочу сказать, что,очевидно,со старостью приходит
неприязнь ко всякого рода фэнским буйствам и шумствам,неуместно-
му винопийству (уместное одобряю),да и никогда я фэнов не любил.
Именно поэтому "Интерпресскон-94" меня согрел и обласкал:я,скажу
честно, не верил,что вещей,на которые в 93-ем терпеливо закрыва-
лись глаза, в 94-ом может просто не быть. Понимая,какая работа и
какие затраты стоят за этим, приношу всем глубокую благодарность
и веру в успех.
   Теперь  к главному. Мне кажется, что акцент на главное всё же
сделан не был. Мы практически не вспоминали о том,что фантастика
- это ЛИТЕРАТУРА и развивается  она по законам литературы. Арка-
дий Натаныч, мир его праху, на одной из Малеевок сказал,что наша 
литература - это лучшее,что мы имеем.Но литература - это,к сожа-
лению, ещё и читатель. Боже,как хорошо было бы без него! Поэтому
как бы ни прекрасны были "Бронзовая улитка" и "Странник", премия
"Интерпресскона" мне  кажется важнее всех прочих - пока. Мне ка- 
жется, что голосование определяет не всё. Мне кажется,что многие
вещи  оказываются  вне голосования или набирают малое количество
баллов по очень простой причине: ИХ НЕ ПРОЧИТАЛИ.
   Многие из тех, кто голосуют на конах, уже не первый раз попа-
дают туда и знают, что попадут снова. Сейчас я обращаюсь к ним:
   Господа соратники, вас для того и пригласили,чтобы вы оценили
всё или почти всё,что произошло в литературе нашего вида за этот 
год!Любой ценой найдите и прочтите и задумайтесь над тем,с какой 
точки зрения вы всё это оцените.Приятен вам или неприятен автор, 
скучно  или не скучно его читать - прекрасная позиция, удобная и 
необременительная. Но есть и более серьезный и квалифицированный 
подход: ЧТО СДЕЛАНО НОВОГО? ОТЧЕГО ЭТО ЛУЧШЕ? 
   Я не надеюсь подойти к будущему кону достаточно готовым и бу-
ду в жуткой спешке доставать всё перед самой баллотировкой (при-
еду,если даже не пригласят!!!),но сделаю это обязательно. А ведь
в России это куда легче...
   То, что Рома Арбитман щедро раскидывает свои продукты и плоды
перед  голосованием, имеет  большее значение для победы, чем его
несомненный талант - люблю Арбитмана, но не люблю его стремление
получить медальку.
   Очень хорошо,что устроена дискуссия перед баллотировкой. Пло-
хо, что она такая беспомощная.
   Очень хорошо,что премий стало больше. Со временем одна из них
всё равно станет главной,как "Хьюго" или "Небьюла". А пока пусть
борются.
   Не совсем  понимаю пока, что такое "Странник", но рад, что не
был свидетелем скандала и неудовольствий.Жалею,что на манекенщиц
не посмотрел; но хочу сказать,что музыку заказывает тот,кто пла-
тит. Мы все как-то не научимся помнить, что если учредитель дает
премию, то у него есть такое право,и смешно тут пускать фонтаны.
Такое  же  право у литераторов сражаться за идеалы - хотя по мне
лучше хорошо писать и тем самым доказывать, что твои идеалы,соп-
ряжённые с талантом,действеннее прочих.Не надо спорить по лично-
стям - надо спорить по существу.Меня уже успели обозвать "мирот-
ворцем" - да, я миротворец. Мне больно видеть, после того, как я 
пересеку несколько границ и сменю несколько валют,что милые мое-
му сердцу люди,которых мне увидеть дорого обходится, сварятся по
маловажным  и неумным  поводам. Кроме того, советую помнить, что
именно "Миротворцем" называлась первая модель кольта.
   Мне совершенно всё равно,по какой системе совершается голосо-
вание. Но мне было неприятно видеть, как Б.Н. оправдывался перед
залом и математически  подробно рассказывал, как  это делается -
он, а не счётчик. Величавый Б.Н. народу нужнее. Зуб даю.
   Еще  раз  напомню - больше  о  литературе!!! Правильно сказал
один из членов жюри "Странника": "Ребята, вы тут делитесь,ругае-
тесь, а я вас всех утешаю, потому что знаю - я-то писатель номер 
раз!.." Чем больше мы будем заняты литературой, тем меньше оста- 
нется времени на глупости.Очень многому в статье Саши Щеголева я
сочувствую, но  хочу напомнить - чужое место занять нельзя. Если
человек может заместить бога живого,значит,так тому и быть. Если
не может - сидя поскользнется.
   Лучше всех был Андрей Карапетян - ни с кем не ссорился, радо-
вался жизни и замечательно рисует. Вот и всё.Спасибо вам,ребята,
что вы держитесь, помните меня и набираете рейтинг.
                                       Всегда ваш Алан Кубатиев
                             * * *

Василий ЗВЯГИНЦЕВ (Ставрополь): 

   Здравствуйте, Андрей и Сергей!
   В отношении "Странника", не будучи очевидцем  и соучастником,
скорее готов присоединиться к "диссидентам". Не ставя под сомне-
ние  субъективную  честность  учредителей и номенаторов, не могу
преодолеть  в себе ощущение того, что такие вещи должны делаться
иначе. Либо  расширить круг жюри до границ, исключающих упреки в
групповщине,либо...А иначе никак не избавиться от видения: "Л.И.
Брежнев вручает себе очередную Звезду". И, как я понял,такого же 
мнения ряд других товарищей. Мне кажется,моральный ущерб лауреа-
тов  здесь серьезнее, чем удовольствие от статуэтки. Но, в конце
концов,могу стать и на вашу точку зрения:"А что делать-то?" Если
уж так вышло. Сам пью, сам гуляю.
   Вполне точно и метко обрисовал ситуацию с "Улиткой" А. Легос-
таев. Определённая  картинка  складывается, и никуда от этого не 
деться. Мэтр есть мэтр, и что сказать,ежели его питомцы являются
и единомышленниками, этическими и эстетическими? Опять же сосла-
гательное наклонение,а вот ежели бы Аркадий Натанович в сем деле
участвовал,результат мог быть и другим.Я то его хорошо знал,в то
время как с Б.Н. практически не знаком...
   Не  увлекаясь  подробно разбором доклада Столярова (хотя ска-
зать есть что) отмечу,что почти полностью согласен с точкой зре-
ния Щеголева. Действительно,с первого знакомства со Столяровым я
в нем заметил и непомерное самомнение,и некое мессианство. И чи-
тая  время  от  времени  его разглагольствования типа интервью в
"МЕГЕ", удивлялся, насколько  легко он употребляет в собственный 
адрес превосходные степени.Даже в большевистские времена не каж-
дый литгенерал столь бесцеремонно брал на себя роль "руководящей
и направляющей". Жаль, что не слышал выступления Л.Вершинина, но
догадываюсь,что он мог сказать. Сколь бы высоко ты не ценил себя
сам и близкое к тебе окружение, декларации подобного рода звучат
некрасиво, и  невольно  начинаешь думать, слишком ли непроходима
грань между теми, кто пишет "высокохудожественно" и теми,кто за-
ведомо заклеймён.
   По крайней мере,даже на семинарах ВТО столь категоричных зая-
влений я не слышал. А Щеголев, соответственно,молодец,в той обс-
тановке сказать ему то, что он сказал, было явно непросто.
   Остальные  два  ставропольских фантаста, Панаско и Пидоренко,
считают  так  же. Хотя для нас здесь эти столичные игры столь же
абстрактны, как  раньше  московские "битвы титанов". Но в случае
чего...
   В  заключение  передаю свой привет Сидоровичу лично. Напрасно
он  так себя  изводит. Даже столь ответственное мероприятие, как
"Интерпресскон", надо проводить  так, чтобы  уж  если звонить по 
двухзначному номеру, то лучше "02", чем "03".
               Примите уверения в совершеннейшем к вам почтении.
                                              Василий Звягинцев                             * * *

Александр ОЛЕКСЕНКО (Санкт-Петербург) 
                        АНДРЕЮ НИКОЛАЕВУ
                     (редактору и человеку)
                   Предельно открытое письмо

   Уважаемый А.Николаев!
   Принимая  во внимание высокий идейно-политический уровень Ва-
ших  изданий, считаю своим долгом указать на совершенно недопус-
тимую, но всё же допущенную Вами небрежность технического харак-
тера (спокойно, Андрюша, я не об этом),
   а именно:
   повсеместное  употребление  знакосочетаний  г. и г-н (а также
г-на, г-ну etc). 
   Поскольку основы мировосприятия формируются в детстве,каковой
период  у большинства Ваших читателей пришёлся на эру господства
"товарища", как  выражения  господствовавшей  же  большевистской 
идеологии,
   а также вспомнив те,как правило тяжёлые,бытовые условия и за-
частую неблагополучный социальный климат,сопровождавшие упомяну-
тое  формирование (что  сплошь и рядом влекло за собой близкое и
подробное знакомство с весьма специфическими формами обращения к
собеседнику),
   следует откровенно признать - да, пока ещё не  успела  совсем
недавно наставшая эпоха торжества новой (обновленной? хорошо за-
бытой старой?) морали вытравить  из нашего отягощённого комплек-
сами подсознания все пережитки мрачного прошлого
   и внедрить туда здоровые ростки нового,доброго "завтра",нахо-
дящего  всеобъемлющее  отражение в прекрасном, благородном слове
"господин", издавна принятом во всём цивилизованном мире как не- 
отъемлемая составляющая культурного и уважительного общения.
   И  можно  только приветствовать стремление подавляющего числа
пишущих Вам и для Вас именно так  обращаться к своим оппонентам;
но всё же необходимо сознавать, что
   может, может  сыскаться  некий мерзкий тип, коему - в силу ли
дефектов психики, обусловленных дурной наследственностью, разну-
зданной  ли фантазии, воспитанной худшими образчиками бульварной
литературы, или  же благоприобретенной привычки во всём усматри-
вать мерзости,возникшей вследствие непрекращающегося похмелья, -
   коему (учитывая  к  тому же острополемическую направленность,
характерную  для  большинства  Ваших материалов) при виде "г." и
"г-н" непременно придут в голову совершенно другие слова, нежели 
имел в виду автор.
   Не могу удержаться от того,чтобы не привести уже полюбившуюся
многим цитату из А. Столярова: "...им должна подсознательно ощу-
щаться..." 
   (Особенно обидно за второе сокращение ещё и потому, что столь
кощунственная  его трактовка возможна лишь из-за неверного изна- 
чально, но, к сожалению, устоявшегося прочтения соответствующего 
термина иностранного происхождения.) 
   В то же время по поводу "г-жи", пожалуй, спасует и куда более
изощрённая фантазия, чем,скажем,моя, хотя и здесь есть,наверное,
о чем подумать...
   Но при этом, однако, хочу обратить Ваше внимание на тот факт,
что всех этих проблем можно заведомо избежать, причем без особых
усилий,путем тотальной замены всех сокращений такого рода на ис-
ходные, не допускающие  каких  бы то ни было разночтений слова -
средствами  любого текстового редактора, каковые, по достоверным
сведениям, в Вашем распоряжении имеются, -
   предотвратив  тем  самым всякую (даже гипотетическую) возмож-
ность внесения элемента коммунально-кухонной склоки в и без того
исключительно острую борьбу умов.
                                      Всецело Ваш покорный слуга
                                                  Шура Олексенко
   P.S.
   Аналогичные  соображения  я в свое время собирался предложить
вниманию  глубоко  уважаемого  мною  (г-на) Черткова,  редактора 
широко известного "ИНТЕРКОМЪ'а", 
   (в котором  на  меня  особенно  сильное впечатление - с точки
зрения  вышеизложенного - производили  ответы  на письма читате- 
лей), 
   но, к несчастью,сей почтенный журнал тихо хлопнул штиблетами,
и потому данным заметкам (и некоторым другим,имеющим менее общий 
характер) не суждено увидеть свет на его страницах; 
   надеюсь  всё же, что с Вашей, милостивый государь, помощью со
скромными  плодами моих раздумий сможет ознакомиться и дражайший 
А. Чертков, и не только он. 

                             * * 
НИКОЛАЙ РОМАНЕЦКИЙ (Санкт-Петербург): 
                        ГОЛОС ИЗ БОЛОТА

   Полезно всё-таки,черт возьми,знакомиться с материалами,посвя-
щёнными кону,на котором ты имел честь оказаться в режиме урезан-
ного присутствия.
   Ведь то время,в течение которого тебя там терпят - а на стар-
товый взнос, чтобы оказаться законным порядком,кишка тонка,- хо-
чется потратить на общение с людьми, которых не видел целый год.
Да и не увидишь столько же - если допустят в следующий раз...Так
что  за этот день надо успеть и на вручении "Улитки" побывать, и
пообедать на халяву, и на концерте авторской песни посидеть, и с
охранниками не сцепиться,когда тебя не пропускают без "ошейника"
в корпус. И времени на то, чтобы выпить со старыми друзьями, ос-
тается  не  так уж и много. А тут еще Андрей Николаев пристает -
надо, видите ли, еще и на докладе отметиться, явку организаторам
обеспечить.Вот и говоришь Николаеву: извини,мол, Андрюша, в гро-
бу я видел ваши доклады,пусть на них идут те,кто здесь всю неде-
лю проведет,а если будет там что-либо интересное,всё равно потом
расскажут,в общем ты меня понимаешь...
   Так и получилось, что о начале новой литературной войны я уз-
нал  только  из  номера "Оберхама", посвящённого "Сидоркону-94",
прочитав  тезисы доклада Андрея Столярова "Правила игры без пра-
вил (опыт  литературной войны)" и отклик на них Александра Щего- 
лева "Против - значит "контра" (майские тезисы)". 
   Впрочем, пролетать  мимо объявления боевых действий автору не
впервой. Помнится, еще в конце 1988-начале 1989 года на одном из
семинаров Юра Флейшман дал мне прочитать те самые абзацы из того
самого "Протея" того  самого  Медведева. Я добросовестно прочёл,
ничего  не  понял (дурак!), но  на всякий случай глубокомысленно
произнес: "Ничего себе..." Чуть позже  мне всё объяснили (я тоже
был тогда свой,ибо ходил в опекуемых у Андрея Михайловича Столя-
рова) и предложили  стать в строй. Но я терпеть не мог строя ещё 
со времен учёбы на военной кафедре родного политеха, да и боевых
действий не люблю. И осмелился тогда остаться на своей собствен-
ной стороне...Наверное, поэтому и появляюсь в членах "Сидоркона"
только на один день.
   Так что меня не удивляет то, что заинтересованные лица уже не
подают  Саше Щеголеву руки. Не удивляет и то, что "начата работа
по  распространению  слухов". Я и сам  в своё время с удивлением 
узнал, что мне приписывается крылатая фраза: "Семинаров много, а
жизнь одна" - фраза, которую я,с моим вечным желанием оставаться 
в стороне от любых баталий,никак не мог произнести. Значит, кто-
то произнес её за меня.
   Впрочем, хватит о себе. Обратимся к тезисам уважаемого докла-
дчика (дабы не занимать печатную площадь, буду излагать лишь во-
зражения).
   Во-первых, мне кажется, что ВТО проиграло битву отнюдь не по-
тому, что  сделало ставку на серость. В сборниках ВТО печатались
произведения немалого количества авторов,не имеющих никакого от-
ношения  к молодогвардейскому  направлению. Это и Лукины, и Даля
Трускиновская, и  Людмила Козинец, и  Сергей Иванов, и Брайдер с 
Чадовичем, и Леонид Кудрявцев - список можно продолжить. Во-вто- 
рых, ВТО рухнуло исключительно по двум причинам: а) его руковод-
ству не хватило гибкости, когда региональные филиалы организации
потянулись к опредёленной деловой  самостоятельности; б) на беду
ВТО распался СССР.
   Кстати, такая мощная издательская компания, как минский "Эри-
дан" в некотором смысле зародилась в недрах ВТО и выросла на об- 
ломках его западного регионального отделения.
   Теперь о том, что "война - нормальное  состояние литературы".
Здесь  я должен согласиться с уважаемым  докладчиком, но, на мой
взгляд,дело здесь вовсе не в художественности и серости.Источник
любой войны - это присущее человеку стремление к господству,будь
то экономическому,будь то политическому,будь то интеллектуально-
му. А нынешнее  положение в постсоветской фантастике обусловлено
ещё и социальным состоянием общества. Старые властные литератур-
ные структуры сгинули,и на их место неизбежно (таковы законы об-
щественного  развития - пустота  всегда  гибельна) должны прийти
другие. А стало быть, найдутся и желающие - свято место пусто не
бывает. И ни к чему лукавые разговоры о художественности и лите-
ратурном дистанцировании.
   Тем  более, что  представления  автора о художественности (по
крайней мере,исходя из текста доклада) кажутся весьма странными.
Конечно,если считать высокохудожественным исключительно описание
переживаний "нашего", которого  притесняют "не наши", то куда уж
до них чувствам  и эмоциям  Терема Харта рем ир Эстравена, обре-
чённого  судьбой  любить то по-женски, то по-мужски! Побывать бы
докладчику в шкуре тех несчастных,что несмотря на любые преграды
меняют свой пол.
   Кстати, в старом  добром XIX веке жил достаточно авторитетный
композитор,называвший П.И. Чайковского серостью и халтурщиком,но
кто теперь хотя бы слышал имя того композитора?..  И ничего уди-
вительного: писатель - звание  посмертное, никому из нас (как бы
мы ни старались) не дано знать даже собственной судьбы,не говоря
уж о судьбе наших произведений.
   Ну  и как же  уважаемый Андрей Михайлович предлагает отличать
хорошее произведение от плохого? Ага,метод независимой эксперти-
зы, ага,авторитетный Экспертный совет. И тут же предлагает в ка-
честве такого Экспертного совета жюри премии "Странник", даже не
заметив,что этим предложением он подставляется. Можно по-разному
относиться к членам жюри (я, например,уважаю всех этих литерато-
ров  и их творчество), но членов жюри (в большинстве своем) ни в
коем  случае  не назовёшь независимыми. А стало быть, это мнение
группы, представляющей  только  одно направление в фантастике, и
мнение это не может претендовать на всеобъемлемость,как не может
претендовать на всеобъемлемость и сама премия.
   Далее  следуют  тезисы о неизбежности литературной войны. Не-
что подобное внушали мне еще в те времена,когда я,будучи зелёным
новичком,с восторгом смотрел в рот всякому,кто имел хотя бы одну
публикацию.Потом я поехал в Дубулты и с удивлением обнаружил,что
никто  не подкладывает мне мин в постель и не сыплет яд в рассо-
льник,а с представителем главной вражеской армии москвичом Анто-
ном Молчановым (Ант Скаландис) мы  даже  мирно  прогуливались по 
мёрзлому бесснежному пляжу Юрмалы.Много позже,в неожиданно зава-
ленной снегом Ялте,я убедился,что и "матёрый вэ-тэ-ошник" Бачило
- вполне приятный в общении человек. И понял я тогда,что военные
действия неизбежны между теми,кто стремится к власти,а все оста-
льные участвуют в этих схватках либо по глупости,либо следуя зи-
гзагам судьбы.Впрочем,несколько позже до меня дошло и то,что во-
йны бывают освободительными (видите ли,автор прогулял соответст-
вующие лекции по диамату.Или это из истмата?),каковой и являлась
война новой фантастики с "Молодой гвардией". Но с кем же собира-
ется воевать за свободу уважаемый докладчик сейчас? А если не за
свободу, то  и нечего пудрить мозги фэндому - лично я, например,
врагов  в округе  не вижу. Да и в отдалении - тоже. Плохие  люди
есть. Плохие  писатели - тоже. Но прямой зависимости между двумя
этими понятиями я не улавливаю.А потому - мне бы не понравилось,
если бы меня вели вперёд плохие писатели.Но ещё больше мне бы не
понравилось, если бы в моих поводырях оказались плохие люди.
   Кстати,а кто будет делить людей на хороших и плохих?Если тот,
кому  ничего не стоит походя оскорбить человека, то я лучше буду
дружить с "плохими":в худшем случае врежут по пьянке,зато наутро
сами же извиняться прибегут,а повинную голову,как известно,и меч
не сечёт.
   И  потом - за  что драться? Во времена соцреализма дрались за
привилегии. Нам же (пока, во всяком случае) остается лишь биться
за печатные площади с англоязычными диками да дишами. Но,видно,с
ними  драться - у нас кишка тонка. Со своими проще - и близко, и
таланта особого не требуется.
   Так что,господа литературные ястребы,ради Бога,не зовите меня
в окопы.
   Впрочем,если смотреть на жизнь с большевистской точки зрения,
то  главное - создать  ВЧК. Хотя  бы на всякий случай. Контра-то
всегда найдется.
   Знаю, что таких, как я, в политике называют "болотом". Знаю и
то, что среди "болота" числятся готовые вступить в схватку,но не
выбравшие ещё,на чьей стороне воевать.Не спешите выбирать,давай-
те останемся в "болоте".
   На  заключительных пунктах доклада Андрея Михайловича я оста-
навливаться  не буду - они вытекают из тезиса о неизбежности ли-
тературной войны.Хочу только сказать,что не понимаю,в чем мы до-
лжны конкурировать с реалистической литературой.В реалистичности
характеров? Но без этого хорошей фантастики и так не бывает. Или
пытаться отобрать у реалистической литературы её премии?.. А ну-
жны ли они нам? Разве не секрет, что эти премии зачастую присуж-
даются по сугубо политическим соображениям? Давайте лучше  будем
заботиться о престиже и репутации собственных - как старых,так и
новых - премий. И  организуя  очередные  литературные баталии за
власть, помнить, что побеждают в них генералы,но гибнут солдаты.
А то как бы победа не стала пирровой!
   Прочитал  написанное  выше и смутился: слишком уж фантастичны
желания, чтобы осуществиться. И верно...
   Чу!.. Вновь жадно дышат запаленные кони,вновь стучат по исст-
радавшемуся  асфальту стальные копыта. Это скачут большевистские
чугунные всадники,намереваясь поднять меня на новый литературный
междусобойчик. Не встану?..
                                        02.07.94 Санкт-Петербург
                                                 Ник. Романецки
                             * * *

Евгений ФИЛЕНКО (Пермь): 

   Уважаемые господа.
   Надеюсь, никого  всерьёз не интересует моё мнение о последнем
скандальце. Тем более,что более писучие и менее ленивые мои кол-
леги  уже  практически всё сказали. Да я и не знаю столько умных
слов,сколько обе втянутые в междоусобицу высокие стороны. К тому
же,я весьма мало озабочен проблемами типа:кто кому за что и чего
даст,а также кто кому и чего не пожмёт на очной ставке.Очевидно,
я давно и далеко ушел от насущных забот и интересов фэндома, так
что наблюдать и читать обо всем происходящем могу лишь с любопы-
тством естествоиспытателя.
   Могу лишь сказать,что ранее знал г-на Столярова, как неважно-
го писателя. Как воспоследовало из его тронной речи,он также об-
делён и сколько-нибудь значительным умом. Увы,для народного три-
буна сейчас это скорее достоинство.
   Имею также заметить, что половина всегда меньше целого. И,как
всё цивилизованное человечество,выросший и вспоенный на творчес-
тве  А. и  Б. Стругацких, не могу также не отметить благотворное
воздействие  на  моё - да и всего вышеупомянутого человечества!-
становление как человека и гражданина таких бессмертных произве-
дений,как "Доктор Айболит" и "Курочка-ряба". Из чего не следует,
что  сии  произведения следует немедленно канонизировать в форме
евангелий.А их авторов причислять к святым и тем более к божест-
вам во плоти.Зевс,если помните,воплощался как правило в домашнюю
скотину  и портил крестьянок. Ангелы нисходили на землю примерно
за тем же.
   Поэтому меня не удивляет, а скорее печалит то открытие,что а)
я уже безнадежно вырос из книжек моего детства,не исключая и лю-
бимых "Гадких лебедей"; б) если целое (А.Н.+Б.Н.) спасали росси-
йскую фантастику  как  вообще, так  и в частности - и мою первую
книгу  в том числе, то половина (Б.Н.) пытается  её, фантастику,
кастрировать овечьими ножницами и тем самым лишить способности к
самовоспроизводству. Может быть,и Бог ему, Борису-то Натановичу,
судья.Но мне,свидетелю низвержения стольких кумиров,конкретно за
этого отдельно взятого кумира было бы обидно.
   Что же до собственно призов, то, проникнутый белой завистью к
господам увенчанным и удостоенным, сей же час я учредил и вручил
лично  себе глобальный приз за лучшее произведение всех времён и
народов  в жанре фантастики (названия не помню), имевший вещест-
венную форму бутылки пива.Каковую немедленно и выпил.Чего и всем
желаю.
                        Искренне Ваш Евгений Филенко. 16.09.199
                             * * *

Н.Резанова (Н.Новгород): 
     Н.ПЕРУМОВ, Я К ВАМ РАВНОДУШНА

            "Мой роман следует сравнивать... с "Тошнит от колец"
                   Н.Перумов. Письмо к Н.Резановой, июнь 1994 г.
            "...мы нарываемся на драку и хотим её."
                  А.Николаев. Письмо к Н.Резановой, июнь 1994 г.

   Не уверена, будет ли сие послание опубликовано. Более того,не
уверена, СТОИТ  ли  его публиковать. Но: в начале лета сего года
Н.Перумов  телефонно  пригрозил  мне скандалом, буде я не смягчу 
своего отзыва о нем. Чего я не сделала.И вот минуют месяц за ме-
сяцем, а скандала всё нет, и я начинаю думать,что все эти наезды
были  розыгрышем  со  стороны  господ Бережного и Николаева. Или
прикажете публикацию в "Двести-А" и прочие домашние радости счи-
тать скандалом? Но - в любом случае  нельзя лишать мальчиков ил-
люзий.
   Когда разразилась вся эта история, реакция Н.Перумова показа-
лась мне несколько неадекватной. По весне моя рецензия существо-
вала в двух машинописных экземплярах,а роман Перумова издан ско-
лькитосоттысячным тиражом и обласкан официозной прессой.Ничто не
угрожало его дальнейшим публикациям,не говоря уж о прочем. Одна-
ко, к сведению любителя гладиаторских боев А.Николаева, подумав-
ши, я тоже считаю - НАШИ СИЛЫ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО РАВНЫ.
   Н.Перумов (если это всё же он, а не переодетый Николаев) раз-
разился  двумя вариантами ответа. Один - сокращённый - опублико-
ван. Другой, развёрнутый, адресован мне лично. И очень жаль, что
"Двести" не опубликовали полного варианта. Это  очень интересный 
документ. Предназначен скорее для психоаналитика. Ибо свидетель-
ствует,что Н.Перумов (если это опять же он,а не переодетый Бере-
жной) не любит себя гораздо больше,чем я его. Что называется,вы- 
раженный пример мортидо, направленного внутрь.
   Например, объясняет он мне, тёмной бабе-провинциалке, что его
роман  вовсе не продолжение "ВК" (позвольте, а как же подзаголо-
вок?), а сознательная с ним полемика,и сравнивать его надо не со
"Скарлетт" (при  чем  тут...), а с "Тошнит от колец". Бедное моё 
сердце! Умри, Н.Перумов, лучше  не напишешь! Я бы такого в самом
крутом запале не сказала. И "ужасный пасквиль" - это не я о нём,
это он о себе...
   Бедненький! За что ж он себя так?
   Утешьтесь! Я не считаю ваш роман ужасным пасквилем.А считаю я
его нормальным коммерческим опусом. Даже лучше Головачёва.
   Но  это  не всё. Среди беспрестанных наездов господин Перумов
дважды повторяет мысль,что они,мол,не должны мешать нашему даль-
нейшему сотрудничеству (в качестве редактора,надо полагать). Но,
если я такая гадина,какой он меня считает,то неужели не предста-
вляет он,что я натворю с его текстами? А если представляет,стало
быть, он этого хочет?
   К счастью, надо признать,что мортидо господина Перумова имеет
свои границы.Откликов на его сочинение было много,но истеризиро-
вать он принялся только по поводу статьи, написанной женщиной. И
вовсе не из-за женоневистничества, а из обычного самосохранения.
А.Свиридов за подобные пенки может и фэйсом об тейбл приложить,- 
он  мужик  крепкий. А  у  меня  весовая категория не та. Так что
Н.Перумов  всё-таки  выбрал задачу себе по плечу. С чем его иск- 
ренне поздравляет Н.Резанова.
---------------------------------------------------------------- 
ОТ РЕДАКЦИИ: Уважаемая  Наталья Владимировна! У  вас  превратные 
понятия  о мужской  вежливости  и чести. Мы всегда полагали, что 
дамам отвечать надо обязательно,в то время как оппоненту-мужчине 
можно ответить и гордым молчанием. Полагаем, что как воспитанный 
человек, Н.Перумов (к слову, бронзовый призёр России по рукопаш- 
ному бою) на ближайшем "Интерпрессконе", уступая вашим желаниям, 
должен  вызвать  на дуэль А.Свиридова и дать себя побить. Или не 
дать - как он посчитает необходимым.
                             * * *

ЛЕВ ВЕРШИНИН (Одесса): 

   Совсем  не  умею  писать письма. Но первый номер "Двухсот" не
оставляет возможности промолчать, даже если вместо письма-мнения
получится нечто, похожее на статью.

   1. ПРОБЛЕМА ПЕРУМОВА
   Для меня никакой проблемы нет.В российской литературе появил-
ся сильный, самобытный автор,создавший умную и крайне небезынте-
ресную книгу, воздвигший мир, кое в чём более интересный и слож-
ный,нежели мир Толкина, ибо Профессор, как ни крути, мифологист,
а любой миф эмоционально схематичен.
   Неприятие  иными  фэнами  и писателями дилогии "Кольцо Тьмы",
думаю, продиктовано либо дешевым снобизмом ("Фи,на что замахнул-
ся!"), либо заведомым, жлобским недоверием к человеку ("Ишь,кого 
продолжает, смерд!"). Первое - попросту неумно. Пользуясь случа- 
ем,приношу извинения Николаю Данииловичу: и сам грешил,долго от-
кладывая на потом прочтение "КЦ". Что ж,не люблю жанр "продолже-
ний", даже свободных, не доверяю им - и рад, что в данном случае
ошибся. Что же до "как посмел Самого продолжать" - то авторы по-
добных сентенций пусть вспомнят историю с "Отягощенными Злом"...
и нишкнут.
   Основным  доводом  в пользу того, что "КЦ" вещь талантливая и
заслуживающая внимания,является, по моему мнению, сама несостоя-
тельность  критики  в его адрес со стороны профессионалов. И это
при том, что редакторами "Двухсот" были, несомненно,отобраны лу-
чшие из критических материалов!
   Я,естественно,говорю не о вздорной,злой и откровенно глупень-
кой статейке Н.Резановой. Отнюдь! Критикесса оказалась настолько
недобросовестна, что  опровергать её - труд невеликий и малопоч-
тенный, все  равно, как  ударить "Дауна". Сам Николай Даниилович
прилюдно и пребольно посёк сию даму. И поделом.
   Иное  дело - статья  Переслегина. Я  убеждён, что Сергей - не
столько даже  критик, сколько блистательный литературовед-социо-
культуролог. Его анализ текста, как правило,полон и всеобъемлющ,
а в силу  этого - достаточно  пространен. Обычно. Но не в данном
случае.
   Здесь Сергей краток. Ясно,что романом он не очарован. Но сис-
тема  доказательств  тут много слабее, нежели в любой другой его
работе. Подчас даже создается ощущение эдакой "арбитмановщинки":
подмены  довода  и  аргумента хлёсткой фразой и удачным образом.
Просматривается некоторая изначальная заданность  позиции рецен-
зента. Впрочем,  Переслегин  достаточно профессионален и честен,
чтобы не дать субъективности возобладать. И в результате - заме-
тка его, вопреки обыкновению,коротка,почти бездоказательна и на-
писана, как говорится, "без души".
   Но  задумаемся: если  уж ПЕРЕСЛЕГИН не смог убедительно дока-
зать, что книга нехороша,то нельзя не признать,что мы действите-
льно имеем дело с Явлением в нашей литературе...

   2. ПРОБЛЕМА "СТРАННИКА"
   "Двести-А", в  первую  очередь - исчерпывающий  монолог Славы
Логинова, во  многом закрыл эту тему. Да, безусловно, "карманная 
премия", учреждена  конкретным спонсором в интересах конкретного 
лица при опоре на авторитет конкретного же кружка. И,разумеется,
ни грана общего с "Небьюлой", ибо та присуждается ШИРОКИМ кругом
профессионалов  и отнюдь не на деньги щедрого, но и своенравного
спонсора.
    В общем-то, платящий деньги,вправе распоряжаться,да! Но ведь
жюри "Странника", вполне  сознавая ущербность "кулуарной премий-
ки",немногим отличающейся от давних молодогвардейских и нынешних
никитинских  самонаграждений, попробовало освятить цацку ореолом
"Сидоркона", неявно  подписав  к  междусобойчику  тех, для  кого 
ЛЮБОВЬ К ФАНТАСТИКЕ стала уже и самой жизнью. Подобных вещей но- 
рмальный человек не прощает. Отсюда и шквал неприятия.
   Но! Гораздо страшнее - другое!
   Отстаивая "корпоративный", а точнее - клановый,престиж,на за-
щиту сомнительной премии встали люди, упрекнуть которых в отсут-
ствии ума или порядочности не поднимется язык ни у кого. Это от-
личные ребята, чистые, честные, талантливые. Но раздался сигнал:
"Наших бьют!" - и вот они  уже взлетают  в сёдла, готовые рубить 
без пощады. А кого рубить? За дело ли? - вопросы излишни.
   И невнятность цели добавляет гнильцы в средства.
   К примеру, умный  и ироничный Миша Успенский, пытаясь доказы-
вать недоказуемое,поневоле и сам того не желая,прибегает к пере-
дёргиваниям. И верно. Ведь недоказуемое, не передёргивая, не до-
кажешь.
   ЦИТИРУЮ: "Как мы назовем автора,которого не интересует мнение
читателей? - спрашивает Бережной. Да как угодно. Сократ,не напи- 
савший ни строчки. Рембо, забывший свои стихи. Кафка, завещавший 
сжечь всё,им написанное..." ("Двести-А", с.41) 
   Там Михаилом помянуты ещё Хлебников с наволочкой стихов и ны-
нешние постмодернисты.Что до Хлебникова, так использование наво-
лочки в качестве портфеля говорит разве что о специфике характе-
ра поэта,о равнодушии к благам, об отсутствии портфеля, наконец,
но никак не о безразличии к мнению читателей. А нынешние постмо-
дернисты...ну,знаете ли,пена сойдёт,а читатель останется.И болт,
тем паче анкерный,ему в хозяйстве пригодится значительно больше,
нежели  вся  эта кратковременно-модная постмодернистская галима-
тья.
   А вот насчет остального... Есть смысл подумать!
   а). СОКРАТ. Да, не написал ни строчки. Во-первых,писателем он
не был. Был философом, был педагогом-перипатетиком - из тех, кто
обучал, неспешно прогуливаясь. Как правило,у таких есть ученики,
запоминающие мысли наставника и уже после, по памяти, записываю-
щие. Иисус из Назарета, собственно, тоже не написал ни строчки -
ученики постарались. Ибо в данном случае слушатель идентичен чи-
тателю. А кто  посмеет  утверждать, что Сократу безразлично было
мнение  Ксенофонта  и  Платона? Что Назаретянину плевать было на
мнение апостолов?..
   б). РЕМБО. Да,забыл свои стихи. Но ведь забыл-то,уйдя с голо-
вой в коммерцию,забросив грехи молодости и даже стесняясь их.За-
чем удачливому работорговцу (лоточнику, акционеру и пр.) помнить
свои стишки,не принесшие ему ни су? Зрелому Рембо-негоцианту чи-
татель,действительно,был на фиг не нужен, он плюнул на него, как
и на собственную поэзию. Но готов ли кто-нибудь из потенциальных
лауреатов "Странника" открыто признать: да,не интересно мне мне-
ние читателей,поскольку я ушёл в лоточную торговлю и до фени мне
всяческая писанина,коей раньше баловался по глупости да по моло-
дости?..
   в). КАФКА. Да,завещал сжечь. Но! - именно потому,что усомнил-
ся перед смертью в их уровне и заподозрил,умирая (зря,конечно!),
что читатель не поймёт. Зачем же сравнивать эту гипертрофирован-
ную деликатность и уважение к читательскому мнению с самодоволь-
ной псевдоэлитарщиной,декларируемой А.Столяровым?.. Не думаю,что
А.М. способен заявить: сожгите,друзья,мой двухтомник,ибо кажется 
мне,что все написанное мною - дерьмо. Нет-с,никак не способен...
   Такова  аргументация Успенского.  Ещё дальше идет Эдик Гевор-
кян: "Никто ведь не мешал,- пишет он,- учредить ещё пару, а то и 
десяток призов. Зачем же навязывать свое мнение писателям,решив- 
шим скромно поучаствовать на этом празднике жизни?" ("Двести-А", 
с.43). 
   Разумно. И страшно. Потому что не писатели "решили",а спонсор
с премией  нашелся. Для узенького, пусть и достойного кружка. Но
ведь  пьянка  в  одной отдельно взятой квартире не есть праздник
всего человечества; в данном случае,не фэны НАВЯЗЫВАЮТ ПИСАТЕЛЯМ
своё  мнение, а как  раз ГРУППА ПИСАТЕЛЕЙ НАВЯЗЫВАЕТ фэнам  своё
мнение, буквально заставляя их - не мытьем,так катаньем - а соу-
частвовать (хотя бы присутствием в зале) в процедуре. Естествен-
но,люди протестуют. Ибо не хотят быть тупым стадом,имеющим право
лишь на поддакивание и подблеивание непостижимо-высоким решениям
мэтров.
   Эх, "Странник","Странник"... сколько же славных,милых,талант-
ливых  людей  повязал ты по рукам и ногам, втравил в бестолковую
драчку за честь деревянного, неумелым столяром сработанного буш-
латика...
   Но даже и это не всё!
   В защиту "Странника" выступают ТОЛЬКО члены  жюри. И в череде
их аргументов нет-нет да и мелькнет гаденькая мысль: бранят, ибо
завидуют.И вот уже порядочнейший Лазарчук собирается не подавать
Щеголеву руки за то,что посмел Щеголев своё суждение при себе не 
держать.И - апофеозом!- идет намёк на то,что всему виной интриги
и "обиды писателей, волею судьбы оказавшихся вне клуба "Странни-
ков"..." 
   Обиды писателей? Ну-ну.
   Я, Лев Вершинин, торжественно  заявляю: приятно получать пре-
мии. Самолюбие они,конечно,чешут. Но если уж получать,то так,как
получил я "Еврокон-93", узнав об этом факте гораздо позже самого
голосования. Не нужно, коллеги, ни интриговать, ни хвалить себя.
Достаточно  попросту писать. Умно, честно и ПОНЯТНО. Премии при-
ложатся.
   И,коль уж на то пошло,то есть нечто и превыше премий.Не был я
никогда,слава Богу,ни "драбантом",ни "семинаристом",и не сиживал
в жюри. Но когда мне,пацану с улицы,судьба подарила счастье зна-
комства с Аркадием Натанычем, я показал ему свои повести, и смел
ли ждать, что они понравятся ему? Мог ли я надеяться,что он сам,
без просьбы (да и разве решился бы я?) предложит написать преди-
словие? Не мог.А Он - предложил.И это было честью,превыше всяких
премий.
   И я, удостоенный этой чести, просто не могу - даже желая того
- завидовать лауреатам "Странника", ни уже состоявшимся (о вели-
кая честь!),ни предполагаемым (о суровая неизбежность!). Хотя бы
потому, что к заслугам,скажем, Рыбакова или Лукина данная статуя
ровно ничего не добавит;заслуги эти и так известны.Как не подно-
вит кусок бронзы поблекшую позолоту галунов престарелого вундер-
кинда,вечного "драбанта" при известной Персоне. И,вовсе уж кста-
ти, так  ли  велика  принципиальная разница между "драбантами" и
солдатами  иной Гвардии, допустим - Молодой и далеко не всегда -
наполеоновской?..
   Субординация - она ведь,вообще-то,признак казармы. И фельдфе-
бель, рвущийся в Вольтеры - явление, увы, не новое для России.

   3. ПРОБЛЕМА СОСТРАДАНИЯ
   Но что же ХОРОШО и что такое ПЛОХО? В отличие от хрестоматий-
ного крохи, имевшего возможность получить точные указания от му-
дрого отца, так вот,в отличие от Андрея Михайловича Столярова, я
не знаю ответа. Но порассуждать - могу.
   Думаю,что принципиальное отличие русской (российской) литера-
туры  от  литературы западной кроется в том, что наша литература
всегда была сострадающей,кричащей,зовущей на помощь и аппелирую-
щей к Совести.Беллетристика же Европы - прежде всего анализ,раз-
мышление,формальный изыск и - не в последнюю очередь - развлека-
тельность. Иными словами: здесь - ДУША, там - РАЗУМ.
   Истоки, вероятно,в различии католического и православного ми-
роощущения. Католическая схема: "Бог есть, ибо я РАЗУМОМ СОЗНАЮ,
что  его  не может  не быть" (Фома Аквинский). Отсюда и рациона- 
лизм.Не зря именно из католических монастырей вышли естественные
науки, и еретик Бруно старался познать Вселенную как раз в попы-
тке приблизиться к постижению Бога. Ну, правда,коллеги недопоня-
ли...
   Православная  же  схема: "Бог  есть, ибо СЕРДЦЕМ ОЩУЩАЮ  Его"
(Сергей Радонежский) породила  тончайшую  российскую  философию, 
протянувшуюся из монастырских келий на уровень быта и отраженную
там в вечных вопросах: "Что делать?" и "Кто виноват?".
   Со-страдая  и  со-чувствуя развивалась российская литература;
единой болью болели и Аввакум Петров, и Михаил Булгаков, и Вяче-
слав Рыбаков. А вот что категорически отвергалось ею,так это хо- 
лодная,рационально-равнодушная метода,лишенная эмоций,но стоящая
на филигранном мастерстве.
   Вот  в  чем  суть противостояния, ПРОТИВОСТОЯНИЯ А. СТОЛЯРОВА
РОССИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ, КАК ТАКОВОЙ, её  ценностям  и целям. Живи 
А.М. где-нибудь в Европах,он,умелый цеховой мастер,был бы вполне 
на своем месте. Там, при должной сноровке и удаче,он - глядишь!-
сумел бы добраться до одного ряда с Джойсом или,скажем, Прустом,
был бы читаем и чтим тремя-четырьмя тысячами сверхэстетов,хвалим
в томно элитарных кружках,увенчан спецпремиями для игроков в би-
сер... и, наверное, был бы счастлив.
   Но здесь-то нельзя быть счастливым,если в тебе не видят гуру!
   Среда накладывает отпечаток;потребность российского литерато-
ра быть пастырем  сродни потребности организма дышать. Но смешно
смотреть, как холодная рассудочность стремится навязать свое ми-
роощущение, свою эстетику тем граням словесности,которые изнача-
льно замешаны на эмоциональном восприятии и эмоциональной же от-
даче. Читатель ясно ощущает чужеродность новоявленного пророка и
отвергает его. Пророк же, искренне недоумевая, решает,что бараны
зарвались - и стоит пустить глупому стаду немножко крови...
   Вот первая слагаемая прозвучавшего призыва к войне!
   Ну что ж,разумом можно много расставить по полочкам.Но не да-
но разумом,и только им,постичь боль,которая и есть жизнь.И коне-
чно же, искусственные, пластиково-бумажные цветы, имеют право на
существование. Если только не мешают жить живому...

   4. ПРОБЛЕМА СОПРОТИВЛЕНИЯ
   Впрочем, сказанным не исчерпывается суть вопроса.
   Так уж вышло,что государственная машина России последнего по-
лутысячелетия,унаследовав традиции Орды и Византии,была основана
на тотальной несвободе личности. Это общеизвестно. В Европе воз-
можность  противоборства  с системой была достаточно широка (для
дворянина - шпагой, для негоцианта - кошельком,для черни - эмиг-
рацией или ересью). В России же единственным способом (кроме ко-
ротких  и бессмысленных бунтов) протеста оставалось СЛОВО. И по-
тому российская литература изначально была литературой сопротив-
ления - пусть  шепотком, пусть  в салонной беседе или осторожной
эпиграмме,но она боролась с тотальной, а потому и тупой Властью.
И зачастую  погибала. В отличие  от той же Европы. ТАМ, положим,
Бальзак  печально  и уютно констатировал, что общество не лишено 
язв, а ЗДЕСЬ писатель, коли желал оставаться самим собою, не мог
не лезть на рожон. Что толку приводить примеры? Несть им числа.И
общеизвестно, что  примирение  с Властью (тем паче, интеграция в
неё) означало  гибель - безусловно, нравственную, а  зачастую  и
физическую (Фадеев...).
   До самых последних лет история нашей литературы была историей
борьбы Совести с Бесстыдством. Ныне шкала координат рухнула...
   И что же? Осторожные  фрондеры-шестидесятники вволю поплясали
на издохшем драконе,но...не пожелали увидеть,как из чрева монст-
ра растёт новое чудовище - стократ более опасное, сверкающее че-
шуей  лозунгов и великолепно адаптированное к новой действитель-
ности.
   Дракон остался драконом,сменив лишь расцветку. Но этого,ново-
оформленного, дракона  с видимой охотой стали поддерживать былые
фрондеры, люди, достаточно искушенные и умные,хорошо знающие ис-
тинную ценность лозунгов,написанных от пасти до хвоста.Поддержа-
ли. Подперли.И стали певцами и адвокатами торжествующего,наглого
бесстыдства, тупого и грязного насилия...
   Новый дракон ярок и цветаст, он - в отличие от старого,замше-
лого - имеет млекообильное вымя,и следовательно...он прав.И зна-
чит, можно все оправдать.
   Можно  оправдать тех, кто топчет конституцию, а потом требует
соблюдения законности от собственных жертв.Можно поддержать тех,
кто  расстреливает собственный парламент, а затем призывает рас-
топтанных  к гражданскому миру. Можно освящать своим авторитетом
продажные  средства  массовой информации, соучаствуя в тотальной
лжи...
   Отчего  бы  и нет? Можно всё! - да только тем самым вчерашние
идолы и светочи,властители дум превращаются в собственные проти-
воположности. Встав на сторону сытой,наглой и беспринципной кли-
ки, они  предают и свои идеалы, и свято верящих их слову читате-
лей...
   Вдумайтесь же! В среде столбовой российской интеллигенции по-
явились люди, зовущие к расстрелам и арестам, люди,способные,от-
топырив  измазанную икоркой губу, вальяжно именовать "временными
неизбежностями" резню на окраинах,потоки беженцев,стариков,пасу- 
щихся под мусорными баками...
   Впервые  за века трупные пятна пошли по телу российской лите-
ратуры,да что там!- культуры вообще; танк и лоток сделались сим-
волами нашего завтра.
   Но ведь не все же скурвились?Не все припали к сосцам дракона?
   Нет. Однако же качнулась земля и под ногами тех чистейших,что
дрались  с  махиной  византийщины, не  щадя себя. Жизнь потеряла
смысл; без врага неуютно. Вместо болевого центра - ноющая кавер-
на...
   Если борьба стала сутью жизни, вошла в плоть и кровь, значит,
шоу ДОЛЖНО продолжаться. Но с кем же сразиться? С гнусной дейст-
вительностью? Нельзя. Новый-то дракон, при всех минусах,всё-таки
поверг предыдущего,люто ненавистного,а значит - в известной сте-
пени "социально близок".А во-вторых и в-главных... поднимешь меч
на него - и тебя, чего доброго,тотчас запишут в "красно-коричне-
вые" или, скажем, в "антисемиты" - сие  вообще ярлык уникальный. 
Методика  клеймения отработана, набор ярлыков утвержден свыше, а
услужливое ТВ легко  и быстро превращает наклейку  в несмываемую
татуировку...
   Да,бессмысленно и глупо пинать старого монстра. Он - мертв.
   Да,опасно и непривычно пинать нового монстра. Он - непонятен.
   И учиться новым приёмам борьбы поздновато. Увы, годы...
   Вот  и  сбиваются в стайки бывалые бойцы, вспоминают минувшие
дни, кусая длинный ус, лаурируют потихоньку друг дружку - и меч-
тают о том дне, когда вновь начнется борьба.
   Вот вторая слагаемая призыва к войне.
   Но против чего? Ужели против скотской, свинской власти?
   Нет-с. Против "плохой" литературы, каковую "плохую" назначают
сами.Тоже ведь дело.Ничем не хуже,скажем,онанизма в узком кругу.
   И,увы,не всем дан ярчайший,невероятный талант Славы Рыбакова,
сумевшего-таки  вырваться  из  петли - и вопреки  всему написать
"Цесаревича". 
   Ну, а на случай,ежели затоскует все же душа,имеется непремен-
ная отговорка, ссылка на Божество, чьи пути неисповедимы,а мы-де
всего лишь пророки Его. На Божество,которое думает за всех и ос-
вобождает верных адептов своих от химеры, именуемой сомнением...

   5. ПРОБЛЕМА БОЖЕСТВА.
   Впервые  на моей памяти на страницах НФ-журнала помянут в та-
ком контексте Б.Н. Кто-то осмелился на это почтительно и обтека-
емо (Логинов), кто-то  сорвался в резкость (Больных). Но - слово
сказано...
   Что  ж, мне неведомы кулуарные тонкости Семинара. И ни на миг
не  забываю  я, что  все мы вышли из шинели Стругацких и слишком
многим обязаны им.Но помню и другое:творец и человек,сосуществуя
в одном теле, далеко не всегда во всём подобны один другому.
   Немало сентенций Божества слышал я. Немало заметок Божества о
сегодняшней жизни нашей читал за последний год. И много чего хо-
телось бы и моглось сказать Божеству.
   Но.
   Огромным счастьем моей жизни было личное знакомство с А.Н.
   И потому - в память о СТАРШЕМ - ни слова не скажу о МЕНЬШЕМ..
                                                    Лев Вершинин
                                           16 сентября 1994 год
                             * * *

А.НИКОЛАЕВ (Санкт-Петербург): 

   Так получается, что дела прошедших дней не забываются,застав-
ляют думать и страдать.Но - только потому,что от осмысления про-
шедшего зависит будущее.Потому я взялся за эти строки,- поэтому,
а не чтобы оправдаться.
   Несколько  раз  упоминалось  в разных местах, что Николаев на
"Интерпрессконе-94" заставлял всех  голосовать за "Гравилёт...", 
чуть ли не ходил по номерам и с ножом у горла требовал...
   Не отрицаю - говорил, пытался убеждать. Но - убеждать. Каждый
волен  был  убеждать  кого  угодно  голосовать за нравящийся ему
текст. Я  думал, что  тоже вправе. Теперь понимаю - ошибался. Я,
Николаев  Андрей  Анатольевич,  ответственный  секретарь "Интер- 
пресскона" - не мог. Смешно,но почему не мог - пояснил мне гора- 
здо позже Б.Н. Потому, что я, как должностное лицо, вроде как бы
ПОНУЖДАЮ, мои  слова  воспринимаются  чуть ли не как ДИРЕКТИВА к 
обязательному исполнению.
   Будь всё проклято, я по молодости и наивности даже не предпо-
лагал, что могу кем-то восприниматься, как должностное лицо.
   Вот примерный ход моих мыслей: "Гравилёт" лично мне нравится?
Безумно. Желаю ли я, чтобы он получил "Интерпресскон"? Не то,что
желаю, не могу представить,что он его не получит,это будет ката-
строфой  для выстраданной Сидором и мной премии. Имею ли я право
убеждать? Да. Потому  что никакими служебными-финансовыми делами
лично  с Рыбаковым не связан - просто хорошие человеческие отно-
шения. Опять же: любые подтасовки неприемлемы. Я не сомневался в
себе, но и технически все сделал так,чтобы отвести любые возмож-
ные подозрения (о, а если бы я был в счётной комиссии,что бы по-
том говорили?).
   Я и сейчас  убежден, что  заставить кого-либо встать на точку
зрения  другого против воли невозможно. Вот если бы я проверял у
голосующих  бюллетени - того  ли  они зачеркнули, то да! Но ведь
сколько я не убеждал Арбитмана (около часа спорили), не сомнева-
юсь - он  голосовал  за труд доктора Каца. И Свиридова я убеждал
голосовать за "Гравилёт" - он спорил, доказывал,и я доказывал. Я
не знаю,за что он голосовал,скорее всего,я его не убедил,но раз-
ве это хоть чуть-чуть изменило что-то в наших отношениях?
   "Гравилёт" получил  премию исключительно потому, что заслужил
её,никакие интриги не были тому причиной.Может быть я двоих-тро-
их (пусть  даже  пятерых) переубедил в своей правоте. Но ведь не
запрещено никому было  убеждать и против "Гравилёта" - даже спе-
циальные официальные часы мы этому отвели.
   Я понимаю, что  Андрей Геннадиевич Лазарчук  может затаить на
меня обиду - разница в голосах оказалась очень невелика (но ведь
можно сказать, что Бережной убедил всех присутствовавших на аги-
тации,а то бы они...).Более того,не ощущая за собой вины,я чувс-
твую себя виноватым перед Лазарчуком. Я дважды перечитывал "Иное
небо" - классная вещь, ещё неоднократно  буду перечитывать, слов 
нет.Но ведь перевернул-то все в моей душе и заставил страдать не
понарошку "Гравилёт "Цесаревич", черт побери!
   Естественно, мне очень бы хотелось, чтобы премия "Интерпресс-
кона" процветала,чтобы ничто не марало ее репутацию.Мы с Сидором 
понимаем, что она еще не совершенна (мягко сказано),но понимаем,
что СОВЕРШЕННОЙ И НАИБОЛЕЕ ПРЕСТИЖНОЙ ни одна премия родиться не
может. Надо  работать и нарабатывать. Поэтому я очень благодарен
всем, кто что-то предлагает по улучшению той же системы подсчёта
- надо думать и менять.Поэтому я взываю вслед за Аланом Кубатие-
вым: пусть каждый начнёт с себя и прочитывает номинируемые прои- 
зведения, раз недрожащей рукой берёт списки для голосования.
   Но я принимаю все упреки в свой адрес. Виноват. И очень сожа-
лею, что всё так получилось. Нет,не что "Гравилёт" победил,так и
должно  было быть. Но лучше бы было, если бы все сами прочитали,
и не надо было бы ничего никому разъяснять.
   В любом  случае, дабы не повторялось подобное, я торжественно
обещаю:ни по одному из произведений списка во время "Интерпресс-
кона" никто  от меня ни слова не услышит, даже если очень попро- 
сит. Естественно,как читатель я не собираюсь отказываться от ду-
шевной  потребности  обсуждать прочитанное на кухне с друзьями -
но как частное лицо.Более того,чтобы на страницах "Двести" печа-
тать обсуждения и по возможности произведения списка, я вышел из
номинационной комиссии.
   Мне как-то всё непросто привыкнуть к мысли, что меня рассмат-
ривают  как должностное лицо, имеющее власть. Недавно оргкомитет
"Интерпресскона" заседал, образовали Совет,куда вошли Сидорович, 
Б.Н. и ваш покорный слуга.И сразу был задан вопрос:кто будет об- 
ладать  властью приглашать или не приглашать на "Интерпресскон".
Да,эти трое. Да,у меня появилась с Сидором такая власть. Но я не
стремился к ней. И видит бог, я никогда никому не отказывал,если
кто-то искренне работает на фантастику. Все,кто каким-то образом
вышли  на нас Сидоровичем, ПРИГЛАШЕНИЯ ПОЛУЧИЛИ. Не вижу, почему
это должно измениться.
   А "Гравилёт "Цесаревич" - лучшее  из прочитанного мною не то-
лько  в прошлом году, но и в прошлой пятилетке. Вот только когда
Вячеслав Михайлович следующее произведение напишет?- тоскует ду- 
ша поклонника.
                              Андрей Николаев, 5 октября 1994 г
                             * * *

БОРИС ЗАВГОРОДНИЙ (Волгоград): 

   Даже не знаю,с чего начать. Наверное с главного - и любимого,
и больного, и интересного, и надоевшего.
   МАЛЬВИНА: Итак, начинаем урок. У вас два яблока. Предположим,
что вы отдали одно яблоко Некто. Сколько у вас осталось яблок?
   БУРАТИНО: Два.
   МАЛЬВИНА: Почему же два? Ведь вы же отдали одно яблоко Некто.
   БУРАТИНО: А я не отдам одно яблоко Некто, хоть он дерись!
   Комментарии, по-моему, излишни. Хотя именно как комментарии и
комментарии к комментариям я и задумывал свой ответ "Интерпресс-
кону",  а  точнее, "Сидоркону-Оберхаму"  и "Двести".  "Сидоркон- 
Оберхам" удалось прочесть, будучи на Комариной Плеши, а "Двести" 
прямо в гранках на квартире у Николаева.
   Сережа, Андрей, вы бы видели, как все рвали ваш журнал из рук
друг друга - АТАС! Читали запоем (как не всякой "Массандре" при-
снится) и спорили-спорили, ругая кого нужно,хваля кого не нужно.
Вполне адекватно, короче. И даже забыли на время споры по свежим
номерам "Чёрного Баклана", так  кто-то  образно  назвал на Плеши
"Страж-Птицу". 
   Мои же комментарии ко всему происходящему и описанному в жур-
налах просты и незатейливы: больше премий. И хороших,и разных. И
пусть  никто не уйдет обиженным! Литературная война? Как интере-
е-есно! Но небольшой логическо-фантастический экскурс в будущее,
и старый лозунг: "Есть человек, есть проблема..."
   Неохота...
   А в общем-то, в литературном мире это всегда было, есть и бу-
дет, только не столь эпатажно называется: дискуссии,конференции,
открытые письма и так далее. Интересно, право! Война! Она конеч-
но, приносит и славу, и почёт, и награды,но ведь бывает и наобо-
рот?! А бывает и ваще смешно. Ты воюешь,а с тобой - нет. Каково?
Но в любом случае интересно - задевает,бодрит,кровь горячит. Ин-
тересно-то как жить, братцы!
   Кстати, неприятное  известие всем тем, кто похоронил ВТО. ВТО
жив! И именно  сейчас проводит свой семинар. И книги издают мал-
мала. Так что слухи, как обычно,преувеличены. Все очень просто,и
слава Богу. Они  перестали быть первыми и единственными, и книги
ихние сейчас равные среди равных, затерялись в книжных развалах.
Но если так хочется, ищите и обрящете. Если хочется.
   Приятно  было узнать о  Нике Перумове - человеке  и писателе.
Я-то по простоте душевной тоже думал,не человек это - псевдоним.
А он - экую  глыбищу наваял! Кстати, Коля (можно так? если нет -
срочно пиши в номер), вот тебе анекдот: Стоим этак мы в Киеве на
книжном рынке, немного торгуем-спекулируем НФ, клиент как обычно
не идет,а значит - треплемся о ней,НФ родимой. В частности,о ро-
мане  Перумова - какое, мол, издание  лучше: Ставропольское, или
"Северо-Западное", почему  они  так  отличаются, и  не ранняя ли
версия  опубликована в одном из этих изданий? Как вдруг некто из
толпы  влез  в наш разговор и эдак безапелляционно заявляет: "Ну
это-то  как раз понятно, почему тексты издания отличаются - раз- 
ные переводы, разные переводчики..." Смеялись долго. При расста- 
вании же сказали многозначительно: "Эх,серота,мы-то знаем,кто за
этим апсердонимом скрывается". Что же касается обвинения покуше- 
ния на Святыню,то был у меня один интересный случай.Познакомился
с Таисией Иосифовной Ефремовой (давно мечтал),сижу пью чай.Бесе-
дую.Сидят двое каких-то членов из комиссии по литературному нас-
ледию  Ивана  Антоновича.  И вдруг - открывается дверь и заходит
роскошный такой  котяра. Усы торчком, хвост трубой. Класс! Я ему
"кис-кис" - ноль эмоций.Ничтоже сумнящеся беру его за шкирку и к 
себе на колени.Ноль эмоций! Кот - стоик! Но как зашипели на меня
члены по литературному и так далее... Боже! Как вы можете?! Ведь
это  кот, которого  знал и любил Иван Антонович! Святыня! И тому
подобное...Испугался я. Задумался. Что же я сделал на самом деле
не так?Вопросил взглядом Таисию Иосифовну, не высказанный вопрос
и просьба простить были  в моих глазах. А Таисия Иосифовна добро
улыбнулась, этак  небрежно махнула ладошкой в сторону членов ко-
миссии и сказала: "Ах,оставьте!". Но кот-то, кот - молодчага,так
и лежал на моих коленях и даже,мнится мне,мурлыкал.Так что люди,
как и коты - разные бывают.Вот Саша Силецкий как-то рассказывал:
Давно  это было. Проснулся на сеновале и глазам не верит. Раннее
утро, луг,а по нему бегут и в росе ноги мочат голые девушки. До-
гнал, спросил. Оказывается - последовательницы  учения Ефремова.
Не знаю,до сих пор ли они там и бегают. Скорее всего нет - давно
это было, очень давно.
   Наталье Резановой: окрошка - это хорошо и вкусно.Был в Болга-
рии,угощали тараторкой. Это болгарские огурцы,порезанные,естест-
венно, и залитые ихним же болгарским кефиром. Неплохо, точно. Но
колбасы не хватает! И яиц! И лука! Было бы вкуснее.
   Вадиму Казакову: у Жени Лукина есть стихотворение. Всё не по-
мню. Начало, да: "Беспощаден и короток суд,убиенную книгу несут,
эпилогом вперёд..." А, в общем, ты, Вадим, прав. Публика всё это 
действие восприняла излишне серьезно, как известную картину "За-
кат солнца вручную". А мне  понравилось. И девушки были хороши - 
только излишне одеты,и премия хороша - большая, увесистая. И мой
"мерзавчик" хоть и мал, но я им горжусь и всем показываю.
   Всем: письма интересные,читал с удовольствием. Иногда излишне
резкие, но не судья я. Понравились сравнения,эпитеты в "Двести":
"Жук-короед", "дуб идеальный". Свежо! Или "тэйблом  по  рангам". 
"Ква-ква-лифицированный  читатель". Или  "волны  в  фантастике". 
Скажем: "ментовская  волна фантастики". Не верите? Решайте сами:
Брайдер, Руденко, Синякин, Першанин, Темнов... 
   И ещё. Было так: Пью предпоследнюю стопку,гляжу в окно - про-
щаясь с Родиной, жму Гришке (это - рыбка) плавник и отдаю ей по-
следний кусочек колбаски. И приходит Лукин. И вручает тринадцать
неудобных ответов  редакторам журнала "Двести". Ведь я снова еду
в Питер - это  не почта, это надёжней. Женя зачитывает неудобные
вопросы  и свои неудобные ответы. Выпиваем, закусываем, смеемся.
Даже  Гришка (поверьте - правда) своими, ей доступными способами
солидарна с нами - то встанет свечкой,то наоборот,красота! Серь-
ёзная рыба Гришка - и воспитана в строгости и любви к фантастам!
А я уже еду - две длинных ночи и долгий день - в Питер. И думаю,
думаю  над тринадцатью  неудобными  вопросами: Что такое Фэндом?
Ну, Сережа,Андрюша, право - более неудобного вопроса трудно при-
думать! Не знаю! Это я, это мои друзья,это книги,это моя Гришка,
наконец! И это моя жизнь! Вот привёз я в Питер, в надежде  найти
доброго переводчика,одну (только одну!) книгу, написанную докто-
ром медицины и называемую "Мир фэнзинов". А ведь таких книг тьмы
и тьмы! Может быть, там есть ответ?
   Эк как  закручены второй, третий и четвертый вопросы! Подобно
"Веревка, есть вервие простое!" Но ответ уже звучал, и звучал он 
так: "Есть два мнения - моё и неправильное". Просто всеми как-то
забывается,что "неправильное" мнение - это тоже мнение. Со своей
философией,позицией,последователями и т.д. И уж совсем почему-то
никем  не помнится, что одного не бывает без другого, как севера
без  юга. Ребята, бейте свои яйца с любого конца, но зачем из-за
этого ссориться. Меня тоже вот по какой-то причине смешной назы-
вают  Фэном No 1. Уже не отрицаю, лишь добавляю - номер: один из
многих.
   Пятый вопрос ух нравится мне! Щас я вас расставлю.Лучше всех,
конечно, "Великое Кольцо"! Нет  сомнений! В далеком  восемьдесят
первом  счастливом  году, я - молодой, зеленый  фэн, приехал  на
"Аэлиту" и сразу  начал доказывать  абсолютно  доказуемое: нужна 
нам своя,советская "Хьюга". И все спорили со мной ужасно. Нужна,
говорили,нужна.А споры закончились для меня неожиданно - ты пре-
дложил, ты и делай. И 81, 82, 83 года я так и делал. Писал пись-
ма,получал ответы,вычерчивал графики,получал результаты,изготав-
ливал дипломы, покупал призы. И в 1983 году влип в ситуацию две-
надцатого вопроса - изготовив диплом, подписав его, купив стату-
этку  и вручив  его некоему Завгороднему Б.А. - по категории "За
вклад в Фантастику". Смешно, но что же мне нужно было делать за- 
ранее? Внести предложение,чтобы мне,как проводящему голосование,
приза не присуждали? Представляю реакцию! Ах, так ты так уверен,
что за тебя проголосуют люди?! Ну, получи...
   Итак, "Великое Кольцо" - потому, что в голосовании может при-
нять участие каждый желающий. Сделать бы его ещё повесомей,золо-
тым, скажем, или  из денег - представляете: денежное кольцо! И в
этом что-то есть!
   Затем  премия "Интерпресскон" - в  ней участвуют все приехав-
шие. Очень демократично!
   Затем "Аэлита" и "Улитка". Обе из-за дорогих моему сердцу лю-
дей.
   "Странник". К сожалению, нашей "Туманности" из него  не полу-
чилось, но, наверное, так  и  было задумано. Но в весомости этой
премии, нельзя  сомневаться. Экая глыбища! Мне, правда, подарили
этакого  недомерка - "мерзавчика", как его тут же метко окрестил
народ, но  все равно хорошо! Произведение искусства! А без шуток
ежели, то "Странник" - коллективное мнение десятка и более всеми
нами уважаемых людей.Как же я могу не считаться с этой премией?!
И не уважать ее?
   "Беляевская премия" - интересно,да!Но что я о ней знаю? Прак-
тически ничего,как и большинство из вас.На первый взгляд,кажется
искусственным образованием... Но поживем - увидим.
   Но, Андрей и Серёжа, есть ведь  ещё много других премий - ук-
раинский "Чумацкий шлях", например, "Ригей" - пермского клуба, и
призы хабаровского КЛФ,уже,к сожалению,не вручающиеся. Винницкий
новорожденный "Одномуд" - это  уже антипремия, сродни "Гриадному
Крокодилу". И уж совсем смешная наша волгоградская,ежегодная бе- 
сплатная подписка на журнал "Гельминтология". Эх,было дело,было!
Вручали!А что говорить о других,ненаших премиях,которые нам дос-
таются - Еврокона,Всемирной НФ организации. А ведь уже близко то
время, когда наши люди получат и "Хьюго" и "Небьюлу". Уверен! Но
пока премий мало. Нужны новые - придет время,так и будет.И снова
будет так - довольные,недовольные,скандалы. Короче,интересно бу-
дет.
   Шестой вопрос: ох,неудобен! Ответить бы просто - а вот насто-
лько!Но это в стиле Лукина. Честно говоря,не знаю.Но знаю одно -
"Странник отражает коллективное мнение людей,его присудивших". А 
что касается Рыбаковского "Гравилёта" - то машина ведь она дура!
Недаром  старые  компутерщики, их (машин) называют  железом. А с
железа  какой  спрос - у-у, планета  Шелезяка! Но самое смешное,
господа - было  времечко, читал раньше произведения Рыбакова,  а
сейчас  вот увы, год ищу, где бы прочесть "Гравилёт" - не найду!
Может, автор даст почитать?
   Седьмой  вопрос: Наверное, реальность мала, вы правы. Но год-
другой покажет, что-почем и зачем - наверняка. Давайте подождем.
   Восьмой вопрос: Ну, ребята, что это за творчество,которое так
легко можно подавить, и тем более "Странником", каким бы он уве-
систым не был. Уж я не писатель, и то знаю - как пишется,так пи-
шется, и с этим ничего не поделаешь. В конце концов, перечитайте
"Гадких лебедей", там об этом сказано до предела откровенно. 
   Девятый: "Небьюлу" тоже присуждают писатели-фантасты, пишущие
в разных направлениях - однако, какое-то единое мнение вырабаты-
вается, и  вот уже тридцать лет подряд премия вручается. Дай Бог
нашему "Страннику"  столько  прожить! И  ещё столько! Я не знаю,
мне кажется вы, друзья, полностью забыли тот весьма немаловажный
факт, что писатели-фантасты тоже люди. Едят, спят, любят, просто
любят,как и мы,их читатели,читают книги и делают это не сверяясь
со своими эстетическими принципами.И даже наоборот - их принципы
выходят из вышесказанного. А в вашем вопросе выходит так,что они
(писатели-фантасты) жизнь делают, сверяясь с эстетическими прин-
ципами.
   Десятый вопрос: Расцениваю!Именно так! И литературные,и конъ-
юнктурные, и политические! И ежели я бы делал свою премию, и мне
нужно было бы авторитетное жюри - именно с этих позиций я бы на-
чал его собирать. Человек что-то значит,чего-то достиг в жизни -
следовательно, его мнение ценно,его совет значим. А как иначе?
   Одиннадцатый: Насколько  я наслышан и начитан, Игорь Всеволо-
дович  не приехал по одной, до обидного простой причине - у него 
сгорела дача,где был его рабочий кабинет,хранились рукописи. По-
жар, конечно, был  не случайным, ибо трудно назвать случайностью
"коктейль Молотова", но к "Страннику" это  никакого отношения не 
имеет. И в будущем году, уверен, мы все  встретимся с нашим ува-
жаемым фантастом Киром Булычевым.
   И последний, тринадцатый вопрос (на двенадцатый уже ответил).
Божечки ж ты мой, ах, какие мы обидчивые. Впрочем,мне всегда ка-
залось,что у Юры Флейшмана с юмором туго.А может быть,я не въез-
жаю? Совершенно  не вижу причин, почему бы одним благородным до-
нам не вручать другим благородным донам призы.Кому от этого пло-
хо? Почему  я себя должен чувствовать обиженным? Роман Лазарчука
прочёл - понравился.  Столярова - прочёл, "Ослик"  и  "Послание"
хороши (особенно "Ослик" - наша  вещь  и  про нас!). А "Монахов"
прочёл - совсем не понял,не понравилось. Но это моя личная мале-
нькая трагедия, наверное,не дорос. Хотя вот "Улисса" прочел - не
понял,но понравилось,буду читать еще раз. Но в чем здесь оскорб-
ление - никак  не  въеду, милостивые  государи. Конечно, что тут
скрывать, такое  мнение  я слышал не только от Флейшмана, а и от
других, также уважаемых мною людей - но,несмотря на разъяснения,
так ничего и не понял.Странно люди мыслят,какими-то такими кате-
гориями,уровнями... мне совсем недоступными.Немножко даже завид-
но. Представляете, как  было бы здорово - вручили, скажем Урсуле
(да,да, той самой,с левой рукой) "Хьюгу" и "Небьюлу" разом - а я
взял, да и заявил: это смертельная обида мне лично и всему миро-
вому Фэндому! Скандал-блеск - ваще маразм! Не, ребята, я конечно
повторяюсь,но давайте жить дружно! Дружно и весело!А то я учрежу
свою премию и как вручу...!
   Значит, всё, пожалуй, а точнее - Дикси



Другие статьи номера:

Колонка редактора - Сергей Бережной, Андрей Николаев.

Письма - А.Бачило, А.Кубатиева, В.Звягинцева, А.Олексенко, Н.Романецкого, Е.Филенко, Н.Резановой, Л.Вершинина, А.Николаева, Б.Завгороднего.

Галерея герцога Бофора - Идея насчет галереи герцога Бофора весьма плодотворна, но только в ней отнюдь не должно быть рисунков, а одни подписи к картинам, как полагается у Дюма.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Чертков.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Столяров.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Лазарчук.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Вячеслав Рыбаков.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Евгений Лукин.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Эдуард Говоркян.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Игорь Можейко.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Борис Стругацкий.

Литературные страницы - Полёт над гнездом лягушки.

Барометр - Рецензии С. Бережного.

Есть такое мнение! - Монахи под луной.

Есть такое мнение! - Сделай книгу сам или болезнь сиквела.

Вечный думатель - Фантастика - это вам не балет, тут думать надо!

Вечный думатель - Идея межзвёздных коммуникаций в современной фантастике.

Поспорить с Арбитманом - Спасибо за журнал "Двести". Надеюсь, что со временем он преобразуется в журнал "Сто тысяч" и придёт в каждый дом.

Беседы при свечах - Интервью, взятое у Бориса Натановича Стругацкого.

Остропёры всех стран, присоединяйтесь! - Правдивые истории от Змея Горыныча.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
От авторов - Вот и еще одно Body заняло место на вашем диске...
Штурм - Как все-таки "прикончить" террористов, захвативших автобус в игре "HIJACK"?
График BBS - График работы BBS на неделю.

В этот день...   29 ноября