Micro #27
24 февраля 2000

Эстрадный гипноз - Учебник: Гипноз на Сцене (часть вторая).

<b>Эстрадный гипноз</b> - Учебник: Гипноз на Сцене (часть вторая).
            ┌────────────────┐
            │ В. М. КАНДЫБА  │
            │                │
            │ЭСТРАДНЫЙ ГИПНОЗ│
            └────────────────┘

  Продолжение. Начало в номере 26.

А  теперь чуть подробнее о психофизиологи-
ческих  механизмах  гипногенного контакта,
то есть контакта, порождающего гипнотичес-
кое состояние.

Языком правого полушария мозга, на которое
в  основном идет воздействие при наведении
эмоционального  гипноза,  являются  образы
(представления) и эмоции.

Так  как  специалист по эстрадному гипнозу
должен  научиться психотехнике эмоциональ-
ного гипноза, то первое, что надо научить-
ся  делать,  - это уметь формировать как у
себя,  так  и  у гипнотика как можно более
яркие  внушаемые  картины и образы, причем
искренне и максимально сильной эмоции, по-
этому  многие, кто пытался овладеть техни-
кой  древнерусской  магии, не смогли этого
сделать  именно потому, что не знали энер-
гетического  секрета навязывания образа, а
им является сильнейшая эмоция. И хотя мно-
гие  исследователи знали, что телепатичес-
кая  передача  образов  в  жизни спонтанно
наблюдается  только в критические моменты,
например в момент смерти, убийства, пожара
и  т.д.,  но  никто  из  тех, кто не знает
Русские Веды, не смог самостоятельно доду-
маться  до нужной психотехники и необходи-
мых  условий передачи и силового навязыва-
ния  образа. Очень близки к разгадке вели-
кого секрета были исследователи в XX веке,
когда  впервые серьезно столкнулись с нас-
тоящим человеком, который единственный мог
демонстрировать этот вид человеческой спо-
собности, - с Нинель Сергеевной Кулагиной.
Но  ни один исследователь ничего не понял,
хотя  четко видел, что все феномены выпол-
нялись  в  момент  нечеловеческого эмоцио-
нального  напряжения, когда пульс достигал
250 ударов в минуту, как у штангиста в мо-
мент установления мирового рекорда.

Итак,  для овладения техникой силового или
эмоционального  гипноза вначале надо овла-
деть  искусством  формирования  образов  и
эмоций.  Начнем  с образов или представле-
ний.

Представления  - это образы людей, предме-
тов, явлений, звуков, движений и др., воз-
никающие  в сознании тогда, когда сами лю-
ди,  предметы,  явления, звуки, движения и
др. непосредственно не действуют на органы
чувств.

Представления  называют вторичными образа-
ми, хранящимися в памяти. Первичными явля-
ются образы ощущений и восприятия.

По  сравнению  с ощущениями и восприятиями
представления  бледны,  неустойчивы, фраг-
ментарны, т.с. отрывочны. Это действитель-
но  так,  если рассматривать представления
вне связи с деятельностью и значимостью их
для человека. В одном исследовании, напри-
мер,  ученика 9-го класса допросили предс-
тавить себе и устно описать портрет своего
классного  руководителя. Он сказал: "Невы-
сокого роста. Лицо удлиненное. Глаза голу-
бые...  нет, серо-голубые. Блондин, волосы
гладкие. Большой рот. Говорит громко". По-
молчав,  добавил:  "Смутно помню, но точно
сказать  не  могу,  стараюсь вспомнить, но
губы как-то ускользают - то вроде вижу их,
то они расплываются".

Однако  образы  представлений могут быть и
устойчивыми,  и  яркими, и целостными. Это
зависит,  во-первых, от значения представ-
ления  в  структуре  конкретных действий и
деятельности человека, во-вторых, от зада-
чи, которая стоит перед действующим лицом.
Очень отчетливо это установлено в психоло-
гии спорта. На соревнованиях все выдающие-
ся  гимнасты перед каждым видом многоборья
выполняют всю комбинацию "мысленно", т. е.
в  представлении. При этом образы конкрет-
ных  движений, элементов, их связок всегда
ярки, отчетливы, устойчивы, целостны.

Еще К. Д. Ушинский - великий русский педа-
гог - писал: "Ясное представление движения
во всех его подробностях вызывает такое же
отчетливое  выполнение".  Это  положение с
полным основанием может быть распростране-
но  на другие виды представлений: зритель-
ные,   слуховые,  обонятельные,  вкусовые,
осязательные.

Представления  -  чувственные образы дейс-
твительности,  но они пронизаны мыслитель-
ными процессами. В исследованиях показано,
что в представлении о сальто у гимнастов -
мастеров  спорта  было  60,9%  чувственный
компонентов  и 63,6% речемыслительных. Это
значит,  что  образы  представлений, как и
образы восприятий, являются осмысленными.

Представления  - обобщенные образы предме-
тов  и  явлений  действительности.  Обычно
один  и  тот  же предмет или сходные с ним
предметы  воспринимаются  множество раз. В
результате обобщаются и лучше запечатлева-
ются наиболее бросающиеся в глаза по вели-
чине, форме, цвету и другим признакам эле-
менты  предмета  или  предметов,  а  также
свойства,  наиболее  важные для выполнения
действий  с  предметом. Обобщение в предс-
тавлениях   ограничивается  общностью  ка-
ких-то  внешних  признаков,  относящихся к
определенной группе, будь то предметы тех-
ники, мебели, эстрадного инвентаря и т.д.

Поскольку  представления характеризуются и
чувственностью,  и осмысленностью, они яв-
ляются посредствующим звеном в переходе от
ощущения к мысли.

Представления  многообразны. Они дифферен-
цируются по признакам происхождения и сте-
пени   обобщенности   образа  определенной
группы предметов или явлений.

По признаку происхождения выделяют следую-
щие виды представлений: зрительные, слухо-
вые,  двигательные,  осязательные,  обоня-
тельные,  вкусовые и др. Совокупность дан-
ных  видов  представлений  создает  основу
чувственных знаний человека о действитель-
ности  и о себе самом, которые очень важны
для  ориентировки  в разнообразных жизнен-
ных, деловых и других ситуациях, для регу-
ляции  собственных  действий, поступков, а
также поведения и действия других людей.

По  степени  обобщенности образов выделяют
представления единичные и общие. Единичное
представление  - это образ любого конкрет-
ного  предмета, явления, человека. Единич-
ные представления помогают познать внешние
отличия данного человека, предмета от всех
других, относящихся к той же группе.

Общее представление - это обобщенный образ
предметов  определенной  группы по внешним
сходным   признакам.  Общие  представления
позволяют  отличать  одну группу предметов
от  другой, даже относящейся к сходной ка-
тегории.  Поэтому, если, например, человек
в  спортивном магазине спросит: "Есть ли у
вас  в продаже мячи?" - ему ответят вопро-
сом: "Какие?"

Существуют  еще разнообразные виды профес-
сиональных  представлений.  Таковы, напри-
мер,  представления  топографические.  Они
являются  мысленными передвижениями по на-
меченному маршруту, повторением "про себя"
реального  пути. Топографические представ-
ления  имеют важное значение в работе гео-
логов,  разведчиков,  проводников  в горы,
спортивном ориентировании и др.

Любое  представление  - зрительное, слухо-
вое,  обонятельное,  осязательное и т.д. -
имеет определенное содержание. Им является
бесконечное  разнообразие особенностей тех
предметов и явлений, которые были отражены
в образах ощущений и восприятии. Имеет оп-
ределенное содержание и представление дви-
жений,  особенно  в силовом гипнозе, когда
возникает необходимость навязать гипнотику
идеомоторный образ движения, например, как
это сделала Олеся в романе А. Куприна.

Представление  движений - это образы поло-
жения и движений во времени и пространстве
собственного  тела  и отдельных его частей
или положений и движений других людей. Так
характеризуется  представление  движений в
самом  общем  виде. Более конкретно предс-
тавление движений - это прежде всего образ
типа  двигательных действий: локомоторных,
прыжковых,  ударных и др. Умение "формиро-
вать" движения - основа силового гипноза.

В образе фигурируют и другие признаки, от-
носящиеся  к  характеру движения: прямоли-
нейное или криволинейное, равномерное, ус-
коренное, вращательное и др.

В образе содержатся также пространственные
(направление, амплитуда), временные (быст-
рота,  длительность, одновременность, пос-
ледовательность)  и  силовые  (напряжение,
расслабление) признаки движений.

Все  это - очень важные содержательные ха-
рактеристики движений и двигательных дейс-
твий,  так как регуляция двигательной дея-
тельности  человека и заключается в управ-
лении  им  самим собственными движениями и
действиями   по  параметрам  пространства,
времени и интенсивности усилий, по их сог-
ласованности.  Идеомоторное слияние с гип-
нотиком  позволяет выполнить силовое навя-
зывание движения.

Представления  движения имеют одну особен-
ность,  которой  нет у других видов предс-
тавлений.  Ее кратко, но выразительно оха-
рактеризовал И. П. Павлов: "Давно было за-
мечено и научно доказано, что раз вы дума-
ете об определенном движении... вы его не-
вольно, этого не замечая, производите".

Такого   рода   реакции,  возникающие  при
представлении,  т. е. идее движения, назы-
ваются идеомоторными реакциями или актами.
Они  незаметны для глаза, их может даже не
ощущать сам представляющий движение гипно-
тизер,  но  они  объективно регистрируются
тонкими электрофизиологическими приборами.

При  представлении  движений  возникают не
только  идеомоторные (т. е. мышечно-двига-
тельные,  но  и  идеовегетативные реакции:
учащение  пульса, дыхания и др. Они анало-
гичны  тем, которые имеют место при реаль-
ном  движении.  Они тоже минимальны по ин-
тенсивности, но тоже регистрируются объек-
тивно.

Механизм  идеомоторных  и идеовегетативных
реакций - условнорефлекторный. Однако воз-
буждение при этом возникает центрально, т.
е. непосредственно в клетках мозгового от-
дела  двигательного  анализатора. Это зна-
чит,  что  передача идеомоторного движения
происходит  автоматически и бессознательно
для  обоих  -  и гипнотизера, и гипнотика.
Главный секрет силового гипноза - это уме-
ние "проигрывать" представления и образы в
себе.

Программирующая функция идеомоторных обра-
зов  и представлений выражается в том, что
представление для человека выступает в ка-
честве  идеального,  т.  е. возникающего в
сознании,  образа того реального действия,
которым  он  должен овладеть, или того ре-
зультата, которого он должен достигнуть.

Нужно иметь в виду, что процесс формирова-
ния представления как программы действий и
поведения  гипнотика  нелегкий  и  требует
длительных  тренировок и развитого вообра-
жения  у самого гипнотизера. Когда обучали
меня  самого этому искусству, то требовали
от  меня, чтобы я буквально перевоплощался
в того, на кого хочу действовать.

Итак,   основное  звено  системы  програм-
ма-представление. В ней заложено все необ-
ходимое  о  выполнении,  скажем, какого-то
конкретного  действия.  Далее  идут звенья
контроля (самоконтроля), оценки (самооцен-
ки) хода выполнения действия, а если необ-
ходимо, то и его коррекция.

Контроль  и оценка производятся путем сли-
чения реального выполнения действия гипно-
тиком с представлением-программой на осно-
ве  обратной  информации. Ее дают, главным
образом,  мышечно-двигательные  ощущения и
восприятия.  Они получают либо положитель-
ную  оценку, и действие продолжается, либо
оценку  корригирующую,  тогда в них вносят
необходимые  поправки  по  ходу выполнения
действия,  если это возможно. В регулирую-
щей  функции представления движений важную
роль играют идеомоторные реакции. Они нап-
равлены  на  коррекцию допущенных ошибок и
на  совершенствование  техники  выполнения
действия.  Но все это уже после его завер-
шения.  Первый  научный  опыт по отработке
техники наведения силового движения на жи-
вотных  и человека выполнили В. Дуров и В.
Бехтерев, поэтому посоветую прочитать кни-
гу В. Бехтерева "Гипноз. Внушение. Телепа-
тия".

Практику  идеомоторного образного воздейс-
твия  на  животных и человека я приведу на
примере  рассказа  авторитетного ученого -
В. Бехтерева:

"Передача мыслей на расстоянии от человека
к  человеку,  называемая телепатией, берет
начало  от спиритов, которые после выясне-
ния вопроса о так называемом чтении мыслей
при  посредстве осязания, открытом впервые
Брауном,  стали доказывать возможность пе-
редачи мыслей при отсутствии соприкоснове-
ния двух лиц. С точки зрения спиритов, де-
ло  идет  о существовании особой силы, или
"духа",  благодаря  которой  человек может
вступать  в  сношения  через расстояние, и
притом  непосредственно, т. е. без участия
своих  воспринимающих органов, с психичес-
ким миром другого человека и даже с духами
умерших людей.

Для  людей  науки гипотеза в таком виде не
может быть признана приемлемой, ибо прежде
всего ни существование особой силы, ни су-
ществование  духов  умерших  людей не было
доказано,  а самые опыты не представлялись
убедительными.

С  точки  зрения  чистого знания, гипотеза
может  быть приемлемой дня выяснения дока-
зательств лишь в той ее части, которая ка-
сается  непосредственного или так называе-
мого  "мысленного" воздействия на расстоя-
нии  одного лица на  другое  или вообще со
стороны  человека  по  отношению к другому
живому существу.

Но  в  таком  виде  эта гипотеза перестает
быть  спиритическою и по существу, и в от-
ношении  своего происхождения, ибо она не-
сомненно  существовала  в  умах  людей вне
связи  с учением спиритов и, между прочим,
была  картинно выявлена в некоторых из ли-
тературных произведений.

По  учению  спиритов  особой  способностью
воспринимать   и  передавать  мысли  через
расстояние обладают будто бы главным обра-
зом  исключительные по своим качествам лю-
ди,  называемые  медиумами. Они могут вхо-
дить  в  особое психическое состояние, из-
вестное  под  названием  транса, в котором
они  и  проявляют  вышеозначенную  способ-
ность.  Но эта "сила" не составляет исклю-
чительной   принадлежности  медиумов.  Она
дремлет  и  в  других людях, ибо медиумы в
состоянии  возбуждать  эту  способность  в
других  людях и действовать на эту способ-
ность усиливающим образом.

В  этих  суждениях нас могут интересовать,
однако, не медиумы с их сверхъестественны-
ми  явлениями в периоды транса, а сама ги-
потеза  непосредственной передачи мысли от
одного человека к другому человеку или ка-
кому-либо живому существу. Интригуя ученый
мир  своими уверениями и пользуясь ненауч-
ными приемами для доказательства своих за-
явлений,  спириты  возбудили так или иначе
интерес  и со стороны научного мира к воп-
росу  о  непосредственной передаче мыслей.
Мы  видим,  что  целый ряд ученых, включая
математиков, физиков, физиологов, психоло-
гов,  невропатологов  и  психиатров, между
которыми  мы назовем Цельнера, Крукса, Фе-
ре, Грассе, Ш. Рише, П. Жане, Фореля, Моп-
ля,   Фогта,  Флюрнуа,  Бутлерова,  Вагне-
ра-старшего и некоторых других, стал таким
образом в число лиц, стремившихся выяснить
означенный вопрос с научной точки зрения.

Исходным и в то же время центральным пунк-
том  этих исследований явились опыты с от-
гадыванием  задуманных предметов или, точ-
нее,  их местонахождения или с выполнением
того  или  другого  задуманного  действия,
например:  взять  какой-либо  тон на музы-
кальном инструменте, сделать то или другое
движение  и т.п. При этом  выяснилось, что
такое отгадывание, если и может  быть осу-
ществлено, то эта способность обнаруживае-
тся обыкновенно в особом состоянии челове-
ка,которое принято называть гипнотическим,
ибо и так называемый транс спиритов должен
быть понимаем как состояние гипнотическое,
или гипноидное.

В чем же тут дело?

Есть  основание полагать, что в обыкновен-
ном, т. е. в бодрственном, состоянии чело-
век беспрерывно проявляет процесс активно-
го  сосредоточения,  которое  возбуждается
под  влиянием  тех или других внешних впе-
чатлений,  благодаря  чему соотносительная
деятельность человека находится в постоян-
ном  напряжении, а это в значительной сте-
пени  мешает непосредственному воздействию
одного человека на другого.

При  всем  том такое непосредственное воз-
действие,  по-видимому,  не  исключено и у
человека, находящегося в бодрственном сос-
тоянии, но проявляется лишь в исключитель-
ных  случаях,  как показывают примеры воз-
действия  первого  впечатления  или случаи
так  называемого  ясновидения  у некоторых
лиц нервного темперамента, но все это тре-
бует еще специальных исследований. Особен-
но  ценно произвести всестороннее и систе-
матическое исследование в этом направлении
над  теми из нервных лиц, которые сами над
собой замечают способность ясновидения.

Такие  исследования  уже  и производились,
напр.,  и  др., у нас - доктором Ховриным,
Жуком  и  др., но эти исследования пока не
привели  еще к вполне убедительным резуль-
татам.

Факты, которыми в настоящее время обладает
наука, показывают, что отгадывание мыслей,
или  ясновидение,  основано на чрезвычайно
повышенной  восприимчивости отдельных лиц,
которые  так или иначе распознают задуман-
ное  другими.  В  этом  смысле  повышенная
восприимчивость, доказываемая для гипноти-
ческого  состояния,  поясняет  нам, почему
отгадывание  мыслей  происходит  обычно  в
состоянии  гипноза, хотя бы и неполного, а
если дело идет о профессиональных отгадчи-
ках  мысли, то замечено, что они себя вво-
дят  самопроизвольно  в состояние, которое
можно  назвать полугипнотическим, или даже
в  состояние автогипноза, каковое мы имеем
в виде транса у медиумов.

Если  люди,  в бодрственном состоянии осо-
бенно  восприимчивые и могущие легко осво-
бодиться от состояния активного сосредото-
чения по отношению к внешним впечатлениям,
как  это  мы наблюдаем, напр. у лиц, легко
внушаемых  в  бодрственном состоянии, спо-
собны  иногда  к  отгадыванию мыслей, то в
этом  случае способ этого отгадывания сво-
дится  будто бы к восприниманию неуловимых
другими двигательных импульсов, производи-
мых  невольно  индуктором  при  напряжении
сосредоточения  на  определенном предмете,
как допускают многие авторы. Этими незаме-
чаемыми  двигательными  импульсами,  между
прочим,  объясняются  и известные опыты со
столо - и блюдоверчением.

Имевшиеся  ранее  в  круге моих наблюдений
случаи,  о чем я упоминаю в книге "Гипноз,
внушение и психотерапия", говорят в пользу
такого  же объяснения. Но все же этот воп-
рос  нельзя  считать окончательно выяснен-
ным,  и  не  исключена возможность в таких
случаях  непосредственной передачи нервной
или  мозговой  энергии  от одного человека
другому.

Но  если  опыты так называемого мысленного
внушения  у  людей до сих пор не привели к
положительному решению вопроса, по крайней
мере  в такой степени, чтобы в пользу пос-
леднего  способа  передачи  были приведены
для  непредубежденных  людей вполне убеди-
тельные  доказательства, и к тому же имею-
щаяся  литература по этому вопросу, полная
разнообразных сведений, несмотря на их ка-
жущуюся значительность, не дает возможнос-
ти  осуществить  соответствующую проверку,
то спрашивается, не разрешима ли эта зада-
ча с помощью эксперимента на животных?

Возможность использования в этом отношении
животных мне представляется тем более осу-
ществимой,  что,  как  известно, они легко
поддаются  гипнозу,  и мне самому неоднок-
ратно  приходилось  гипнотизировать с лег-
костью ящериц, свинок и кур на лекциях пе-
ред  студентами.  Как известно, даже дикие
звери  простым упорным взглядом могут быть
в  такой  мере укрощаемы, что они, опуская
взор, с опущенным хвостом отходят от чело-
века.

К  тому  же  животные, напр. собаки, могут
быть  легко  приучаемы путем дрессировки к
беспрекословному  повиновению, а это усло-
вие весьма благоприятно для постановки та-
кого рода опытов.

Наконец, дело идет в этом случае о гипоте-
зе, прилагаемой к объяснению фактов, уста-
навливаемых  в опытах над краллевскими ло-
шадьми,  сам  же д-р Котик таких опытов не
производил  и в проверке их не участвовал,
а  между  тем это обстоятельство имеет су-
щественное значение в отношении оценки са-
мих опытов.

Вот  почему по отношению к обоснованию ги-
потезы  д-ра  Котика,  которую он подробно
развивает  в предисловии к книге "Мыслящие
животные",  возникает  вполне естественный
скептицизм.  Тем  не менее к этой гипотезе
приходится отнестись совершенно безотноси-
тельно  к каким-либо другим  фактам и рас-
сматривать ее  с  точки зрения большей или
меньшей  обоснованности в отношении объяс-
нения  загадочных  явлений, обнаруживаемых
при опытах с краллевскими лошадьми. А меж-
ду тем, как известно, по отношению к крал-
левским лошадям, точнее говоря, к объясне-
нию  делаемых  ими  сложных математических
вычислений,  включая извлечение кубических
и  квадратных корней из больших цифр и са-
мостоятельные  высказывания,  доказывающие
логическое  мышление животных, создавались
разного  рода  гипотезы.  Из них главными,
если  откинуть скептические взгляды по от-
ношению  к  самим  фактам, устанавливаемым
исследованиями, являются следующие:

1) наличность действительных способностей,
как-то  и  допускает сам Кралль, с которым
не без оговорок соглашается Claparede;

2) гипотеза непроизвольных знаков, которых
придерживается Пфунгст;

3) телепатическая   гипотеза  о  мысленном
внушении, которую развивает д-р Котик.

Однако  Claparede, наблюдавший сам опыты с
краллевскими  лошадьми,  имел  в  виду эту
последнюю гипотезу и тем не менее высказы-
вается  против  нее,  как  и против теории
непроизвольных    знаков,   прежде   всего
вследствие  того,  что нам неизвестно, су-
ществует  ли вообще телепатия. А затем, по
заявлению Claparede'а, допустив даже пере-
дачу  мысли,  нужно  было бы еще выяснить,
что  именно  передается - цифры или слова.
Последнее  предполагает  ведь наличность у
лошади  того именно разума, для устранения
которого  прибегают  к гипотезе телепатии.
Или  мы допустим, что передается лишь при-
казание  прекратить отстукивание ногой. Но
каким образом лошадь понимает это приказа-
ние?

Д-р  Катик  принял это возражение к сведе-
нию,  но  оспаривает главным образом довод
относительно неизвестности телепатии, тог-
да  как  имеющиеся наблюдения, по его мне-
нию,  говорят,  самое большее, о спорности
или   недоказанности  передачи  мыслей  на
расстоянии, и в свою очередь упрекает Cla-
parede'а  за  "огромный скачок в неизвест-
ное,  отдавая  предпочтение  той гипотезе,
которая противоречит теории эволюции видов
и  наделяет лошадей способностью совершать
сложные  умственные операции и объясняться
путем знаков на человеческом языке".

Надо,  однако, заметить, что оба автора не
признают заявленную каждым из них гипотезу
за  окончательную и, очевидно, высказывают
ее  в  виде  только возможности, ничуть не
более.  Так, в заключение предлагаемой те-
лепатической  гипотезы  д-р Котик говорит:
"Не знаю, удовлетворятся ли нашим толкова-
нием  читатели, но когда нам предстоит вы-
бор  между двумя гипотезами, одна из кото-
рых  старается объяснить все факты переда-
чей  психомоторной  энергии, существование
которой  и передача на расстоянии доказаны
во многих случаях, а другая гипотеза наде-
ляет  лошадей почти человеческим разумом и
способностью логически мыслить, то уже од-
на  необычайность второй гипотезы, опроки-
дывающей все наши представления и противо-
речащей  всему  нашему  опыту и всем нашим
научным  наблюдениям над животными, должна
заставить  нас  отдать предпочтение первой
гипотезе,  на  стороне  которой  и большая
простота,  и, мне кажется, большая обосно-
ванность.  Но во всяком случае, я далек от
того,  чтобы  считать вопрос в этом смысле
разъясненным;  наоборот,  я вновь повторяю
все  высказанные мною вначале соображения,
не позволяющие принципиально отрицать воз-
можность  разума и самостоятельного мышле-
ния  животных,  и  я  готов  буду  всецело
примкнуть к точке зрения автора, если фак-
ты заставят меня это сделать".

Другой  автор не менее определенно, закон-
чив  изложение  своей  гипотезы, заявляет:
"Но  к  чему продолжать эти рассуждения, и
без  того  уже затянувшиеся; ясно, что все
то,  что  нам известно о психологии живот-
ных,  не  позволяет  допускать  наличность
настоящей  умственной деятельности у лоша-
дей  Кралля, но в то же время ничего реши-
тельно  не говорит против подобной возмож-
ности".  И далее: "Я охотно признаю, что в
данном  случае сила доказательств не соот-
ветствует  необычайности фактов. Эти дока-
зательства до сих пор, к сожалению, опира-
ются  лишь на субъективную оценку наблюда-
теля" (там же, с. 225).

С  моей точки зрения, ни та, ни другая ги-
потеза не применима к краллевским лошадям,
ибо они не могут объяснить всех фактов, да
и  по  другим  соображениям  не могут быть
признаны достаточно обоснованными. Не нуж-
но  ни  человеческого разума у лошадей, ни
мысленного внушения, производимого нижним,
а  не  верхним сознанием или подсознанием.
Достаточно  их  так, как они даны. Самоуп-
ражнение  ведется  по  методу,  который мы
применяем для других целей в нашей лабора-
тории, в форме воспитания двигательных со-
четательных  рефлексов  у  собак.  Разница
лишь  в  том,  что в наших опытах поднятие
ноги  у  собаки  вызывается  электрическим
раздражением,   возбуждающим  обыкновенный
оборонительный рефлекс.

У краллевских лошадей дело идет о поднятии
ноги, но самое движение по характеру то же
самое.  Это-то  движение  в наших опытах с
собакой связывается с тем или другим внеш-
ним раздражением, а в опытах над краллевс-
кими лошадьми - с азбукой, с цифрами и оп-
ределенными  формами цифровых соотношений.
При достаточном упражнении и вырабатывает-
ся,  точнее - воспитывается, сочетательный
рефлекс на буквы, цифры и цифровые соотно-
шения, будь эти последние выражены в форме
арифметического  сложения,  в форме корней
или  возведения в степень. Дело не в дейс-
твии,  а в той или иной форме знака, с ко-
торым  связывается  определенное  действие
после достаточного упражнения.

С  точки  зрения  рефлексологической, дело
идет  о развитии сочетательного двигатель-
ного рефлекса на данные знаки, и только. С
точки  зрения  субъективистов, здесь может
быть речь только о хорошем развитии двига-
тельной  памяти  у  лошадей, у которых она
действительно  является  прекрасной  и  по
другим   повседневным  наблюдениям.  Между
прочим,  в  статье  С1араrede'а приводится
указание  de  Маdау,  состоящее в том, что
лошади, совершавшие в одной угольной шахте
30  туров, после 30-го тура (но никогда не
раньше)  сами оставляли работу и направля-
лись  в  конюшню.  По Маdау, здесь не было
счета  в  буквальном  смысле, а происходил
бессознательный  счет, или, скажем словами
рефлексологии,  у лошадей воспитался опре-
деленный  сочетательный  двигательный реф-
лекс, произошла, если угодно, определенная
двигательная  установка. Если мы примем во
внимание,  что  ноги в жизни лошади, можно
сказать,  все,  ибо  они обеспечивают ей в
диком  состоянии спасение путем бегства от
врагов и в то же  время  являются  главным
органом нападения при посредстве удара ко-
пытом,то можно не удивляться тому,что вос-
питание сочетательных двигательных рефлек-
сов,  или двигательная установка, у лошади
должно  быть развито в совершенстве и, ве-
роятно, даже лучше, чем у человека.

Дело в том, что человек превосходит лошадь
своим  интеллектом,  а не точностью двига-
тельных рефлексов, ибо интеллект предпола-
гает  способность оперирования числами для
получения  определенных математических вы-
водов,  а  не  самим  даже счетом, который
достигается в конце концов или, по крайней
мере,  может  быть  достигнут механической
выучкой.  Став  на эту точку зрения, мы не
будем становиться в тупик перед наблюдени-
ями над краллевскими лошадьми, но и не бу-
дем   переоценивать  самые  факты.  Скажем
просто:  в опытах Кралля над лошадьми, так
поражавших  сторонних наблюдателей, нет ни
разума, ни телепатии, и в этом вся суть.
(Не следует забывать, что и самосчисление,
т.  е.  усвоение и совершенное пользование
методом счисления, само по себе еще не го-
ворит  о  способностях или разуме, ибо из-
вестны  замечательные счетчики, напр. Ино-
ди,  Флери  и  др., которые, однако. Ничем
себя  не  проявили в качестве математиков,
тогда  как Пуанкаре, знаменитый математик,
как он сам  заявляет, не способен провести
простое сложение без ошибки.)

Но  мы  далеко  уклонились от главной темы
нашего доклада. Если мы заговорили о крал-
левских лошадях, то с исключительной целью
осветить  этот вопрос с точки зрения отно-
шения его к мысленному внушению, а так как
весь  ход рассуждений нас приводит к выво-
ду,  что  в этом случае мы не имеем ничего
относящегося  к  мысленному  внушению,  то
этим  самым  мы исчерпали нашу экскурсию в
краллевские конюшни.

Как бы то ни было, вопрос о непосредствен-
ном, бессловесном, или так называемом мыс-
ленном, воздействии на животных заслужива-
ет  особого внимания, и я долгое время ис-
кал случая подвергнуть этот вопрос выясне-
нию  с помощью соответствующих эксперимен-
тов.  Случай к этому мне представился нес-
колько  лет тому назад, незадолго до вели-
кой войны, и вот по какому поводу.

Совершенно  случайно  после долгих лет со-
вершенного   индифферентизма   к  цирковым
представлениям  я посетил цирк "Модерн" на
Петроградской  стороне. Оказалось, что на-
ряду  с другими представлениями в этот ве-
чер показывал публике своих дрессированных
животных  В.  Дуров.  Им демонстрировалось
небольшое  животное свиной породы, которое
под  взглядом Д. засыпало и по его же вну-
шению  начинало жевать и продолжало жевать
столько  времени,  сколько  ему внушалось.
Далее  была представлена большая собака из
породы  сенбернаров, которая считала до 9.
Собака  по имени Лорд оказалась очень спо-
койной  и солидной по своему нраву. Обста-
новка  демонстрации  заключалась в следую-
щем:  Дуров предлагает кому-нибудь из пуб-
лики  писать  любые слагаемые, с тем чтобы
цифра их не превышала 9, ибо, по его заяв-
лению, его Лорд не умеет правильно считать
свыше  9.  Два  или  три слагаемых пишутся
кем-либо  на  бумаге или грифельной доске,
что  показывается Дурову, который при этом
стоит  к собаке спиной. После этого собака
по внушению Дурова тотчас же начинает лаем
отмечать сумму слагаемых. Опыты производи-
лись  много  раз и всегда имели полный ус-
пех: собака мерно, точно и громко отлаива-
ла  сумму слагаемых. Не было сомнения, что
собака  в  пределах задания выполняла свою
роль безупречно.



Другие статьи номера:

Реклама - бесплатные Реклама и объявления.

Проходилка - прохождение Die Feuerfaust 3-4.

Эстрадный гипноз - Учебник: Гипноз на Сцене (часть вторая).

AD&D - Мысли ДМ'а по разработке AD&D.

AD&D - описание всех СТАДАРТЫХ магических вещей и заклинаний AD&D.

AD&D - разнообразные монстры для кампании "Драконы Подземелий".

AD&D - описания монстров AD&D (часть 4).

Хроники Арды - черная хроника арды.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Открытые письма Nemo №4.4
NeOS FAQ - Часто задаваемые вопpосы по операционной системе для ZX Spectrum - NeOS.
Census action - новая версия списка Спектрумовских никнеймов, насчитывающая около пяти с половиной сотен пунктов.

В этот день...   26 мая