ZX Club #07
28 февраля 1998

Ex Libris - Экзистенциализм - краткий конспект.

<b>Ex Libris</b> - Экзистенциализм - краткий конспект.
    ╔═════════════════════════════╗ 
    ║     Ф И Л О С О Ф И Я       ║ 
    ║ З А Б Л У Д Ш И Х   Д У Ш X ║ 
    ╚═════════════════════════════╝ 
                                    
          ┌─────────────────┐ 
          │ ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ │ 
          └─────────────────┘ 
   Ежи Коссак - "Экзистенциализм в филосо-
фии  и литературе" (краткий конспект с до-
полнениями и изменениями).

   ...Всеобщее осознание  трагичности  бы-
тия, метафизический бунт человечества, из-
вечная драма человеческого  существования,
одиночество человека - эти формулы раскры-
вают реальные проблемы людей,  запутавших-
ся в  исторических  противоречиях... Чело-
век - это  всегда    конкретная    личнос-
ть... Основные  идеи  в   экзистенциализме
(пессимистическом и нигилистическом  тече-
нии в философии) о бессмысленности  бытия,
об абсурдности и трагичности  человеческо-
го существования.  Это  бунт  человеческой
мысли против существующей  действительнос-
ти...  Всевозможные формы пессимизма и от-
чаяния,  бегства  от  общественной  жизни,
рассмотрение  собственной психологии в от-
рыве  от общества, поиски условий самоудо-
влетворенности  отдельной личности, поиски
понимания лишь самого себя в мире, который
рассматривается  как  расколотый, враждеб-
ный и непонятный.
   ...Ощущение  пустоты, трагичности, бес-
смысленности бытия, одиночества человека и
ничтожности  его  стремлений. "Низкая алч-
ность, - пишет  Ф.Энгельс, - была движущей
силой  цивилизации  с ее первого до сегод-
няшнего  дня; богатство, еще раз богатство
и трижды богатство, богатство не общества,
а  вот  этого  отдельного жалкого индивида
было ее единственной, определяющей целью".
...Благо  одних становится в ходе социаль-
ного  прогресса  горем  других, а иррацио-
нальные идеологии служат нитями, соединяю-
щими  в мнимое целое общество, раздираемое
внутренними противоречиями. Победное шест-
вие буржуазии затопило (по словам К.Маркса
и Ф.Энгельса) все человеческие чувства ле-
дяной водой эгоистического расчета. Людей,
верящих  в любовь, честь и справедливость,
чутких  к чужому горю и презирающих богат-
ство, оно превратило в смешных безумцев, в
неприспособленных к жизни чудаков.
   ...Время побед буржуазного мира - одно-
временно время триумфа оптимистической фи-
лософии мещанского натурализма.  Вместе  с
тем, это время утверждения волчьих законов
в обществе. Звериный закон борьбы  за  су-
ществование и закон  естественного  отбора
находят здесь своеобразное социальное тол-
кование. Углубляется  нравственный  кризис
людей, не умеющих сделать выбор. Этот кри-
зис  продолжается, ибо  продолжает  сущес-
твовать капиталистический мир и его  зако-
ны по-прежнему властвуют над судьбами  лю-
дей. Мы живем в эпоху, когда чувства неве-
рия, смятения и  бессмысленности  обретают
массовый характер.  Капиталистический  мир
уничтожил постоянные связи  между  людьми,
чтобы  единственной  формой   общественной
связи  сделать  голые  денежные отношения.
"Свобода есть право делать все то,  что не
вредит  другому",-говорится  в  декларации
прав человека и гражданина 1791 г.  Свобо-
да начинается с поиска тех границ, в кото-
рых человек может  двигаться,  не  задевая
других. Вместе с тем она заставляет каждо-
го видеть в  другом  человеке  ограничение
своей собственной  свободы.  Единственное,
что здесь  связывает  людей  друг  с  дру-
гом  -  это  естественная  необходимость и
личная выгода.
   Описание чрева Парижа Бальзаком  в  по-
вести "Златоокая девушка": "здесь  перева-
риваются интересы города и превращаются  в
так называемые дела, здесь движется и бур-
лит под воздействием кислот и желчи,  под-
вергаясь   кишечному   процессу, множество
стряпчих,  врачей, нотариусов,  адвокатов,
дельцов,   банкиров,   крупных  торговцев,
биржевиков, судейских. День-деньской  про-
сиживают они, согнувшись под бременем дел,
встают  чуть свет, чтобы  успеть все  сде-
лать, чтобы не дать ограбить себя другому,
чтобы все захватить самому или хотя бы ни-
чего не потерять, чтобы  сцапать  человека
или его деньги, чтобы  наладить  или  рас-
строить какое-нибудь дело, чтобы не  упус-
тить благоприятный момент, чтобы  пригово-
рить подсудимого к смертной казни или  оп-
равдать....
   ...Какая же душа  останется  великодуш-
ной,  чистой,  нравственной,  благородной,
какое же лицо не утратит свою красоту. Эти
люди запрятали где-то свое сердце, но где?
Даже если оно и есть у них, они  отрекают-
ся от него каждое утро. Для них нет  тайн,
они  познают  изнанку  общества, они - его
исповедники.  Но что бы они ни делали, бо-
рясь  с  пороком, они испытывают перед ним
ужас;  или  же,  устав  от борьбы, идут на
тайную  сделку с ним; законы, люди, учреж-
дения  превращают  их  в  воронье, которое
слетается  на еще не остывшие трупы,-и они
перестают верить в чувства".
   Тем, кто пытается понять свое положение
в обществе, остается на выбор:  или благо-
родная, но бесплодная утопия,  или  позор-
ное  примирение  с  существующей  действи-
тельностью, или, наконец, отчаяние, порож-
денное сознанием пропасти между  духовными
возможностями человека и жизненными  усло-
виями, губящими и уничтожающими  эти  воз-
можности. Такое общество напоминает катор-
гу, которая разлагает человека морально  и
разрушает его физически.  Разрушение  ста-
рых ценностей при невозможности найти  но-
вые заставляет замкнуться в мире  одиноких
эмоций и ощущений, в мире одиноких  радос-
тей, забот и  стремлений. Это своеобразный
протест против зла общественной жизни. За-
частую вся вера  в  человеческое  достоин-
ство и красоту сосредотачивается на  одном
любимом человеке. Большая любовь к  одному
человеку иной  раз  является  единственным
прибежищем от подлости, зла и  бессмыслен-
ности  общественной  жизни.  Потеря  этого
последнего идеала ведет на бездорожье оди-
ночества и отчаяния.

   Один  из главных идейных и литературных
представителей  -  Колин Уилсон (и я с ним
полностью  согласен) начисто отвергает лю-
бую   политическую   и  общественную  дея-
тельность,  утверждая, что судьбу человека
и  человечества не изменят к лучшему ника-
кие  материальные  реформы и революции. По
его  мнению, человека и человечество может
спасти  только  чисто духовная, внутренняя
революция.  Поэтому  выход  из  парадоксов
современных  общественных  отношений нужно
искать единственно в неизведанных глубинах
человеческой души.
   Экзистенциализм   выражает   настроения
пассивности, неверия и отчаяния, он свиде-
тельствуют о драматическом пути людей, из-
верившихся  в истории и прогрессе и ищущих
решения  вне этого мира: охваченные тоской
или  испуганные  уродством  внешнего мира,
люди обращаются к мысли о трагичности все-
общей  судьбы, появляется болезненное соз-
нание   бессмысленности   существования  и
бесплодности  какой-либо деятельности, че-
ловеческая  драма,  лишенная перспектив на
будущее,  превращается  в трагедию вечного
поиска, вечной тоски по недостижимому иде-
алу.
   Экзистенциализм  -  это  философия (или
тон  высказываний) о человеческих делах, о
личности, смысле жизни, ценностях выбора и
пределах  свободы. Августин Исповедь Х: "Я
поздно полюбил Тебя, Красота, столь давняя
и  столь  новая, я поздно Тебя полюбил. Ты
была внутри, а я был снаружи, я искал Тебя
там  и  тянулся со своим уродством к прек-
расному,  созданному  Тобою.  Ты  была  со
мной,  а  я  с  Тобою  не был. Ты позвала,
призвала  и  прервала мою глухоту; Ты зас-
веркала,  засияла - и устранила мою слепо-
ту; Ты распространила благоухание, я вдох-
нул его и теперь тоскую по Тебе, я отведал
и  теперь  стражду  и  желаю...". Жан Поль
Сартр,  "Дьявол и господь бог": "Я умолял,
выпрашивал,  слал послания к небесам - ни-
какого  ответа.  Небо ничего не знает, ему
даже имя мое незнакомо. Я ежеминутно зада-
вал  себе вопрос: что я в глазах бога? Те-
перь  мне  известен ответ: ничто, бог меня
не  видит, бог меня не слышит, бог меня не
знает.  Ты  видишь  эту пустоту над нашими
головами? Видишь этот пролом в дверях? Это
бог.  Видишь эту яму в земле? Это бог. От-
сутствие  - это бог. Бог - это одиночество
людей."

     ┌────────────────────────────┐ 
     │  ФИЛОСОФИЯ САМОРАЗРУШЕНИЯ  │ 
     └────────────────────────────┘ 

   Цель  философских  исследований - внут-
ренний  мир личности, изолированной от об-
щества и истории. При этом вопрос о смысле
жизни  содержит в себе ответ, констатирую-
щей бессмысленность жизни, абсурдность бы-
тия,  нищету  жизни  и  невозможность выр-
ваться из ее заколдованного круга.
   Христианские толкователи этой философии
считают  экзистенциализм чисто атеистичес-
ким  течением,  явственным результатом ис-
чезновения веры в бога. Крушение мира ста-
бильных  ценностей, хаос, бессмысленность,
отчаяние и безнадежность - типичные мотивы
всех   разновидностей  экзистенциализма  -
- трактуются ими как следствие ницшеанско-
го  тезиса  о  смерти бога, трагизм бытия,
ощущение  пустоты и беспокойства, отвраще-
ние к себе и миру, постоянное сознание не-
избежности смерти - результат исчезновения
веры  в бога, результат атеизма. В сущнос-
ти, трудно утверждать, что экзистенциализм
явно связан с атеистической или, наоборот,
с религиозной философией. Ведь для христи-
анского  философа  Паскаля исходной точкой
филосовских размышлений является ужасающее
ничтожество  мира сего и невозможность по-
нять  то,  что  окружает  человека. Наука,
считает  он,  не решает проблем внутренней
жизни - ни проблем нравственных ценностей,
ни  вопросов религии - и не указывает пути
к  счастью,  к  спасению,  к нравственному
идеалу.  Первым  элементом  этой философии
является  сомнение  в  силах рационализма,
что  характерно для экзистенциализма вооб-
ще.  Сомнение в силах рационализма рождает
отчаяние. "Я не знаю,-говорит Паскаль,-кто
произвел  меня на свет, что такое мир, что
такое я сам. Я живу в чудовищном неведени-
и".  Отвергая разум, он пытается опереться
на  интуицию, на голос сердца. Но, вступив
на  этот путь, он начинает понимать траги-
ческую  судьбу человека, живущего под пос-
тоянной  угрозой  смерти.  Основной  мотив
сознания  ничтожности человеческой природы
ведет к утверждению бренности всего земно-
го, ничтожеству мира вообще, низости тела,
чья  приверженность к злу препятствует по-
беде  высших духовных ценностей, привязан-
ность  к грязи и низости, окружающим чело-
века, метание между духовными ценностями и
уродством  материальной  среды,  порождает
непроходящее  отчаяние.  Ранее  считалось,
что у человечества и у отдельного индивида
есть  своя  цель.  Этой целью мог быть бог
или  абсолютная  идея,  развитие  природы,
развитие человечества; это могла быть цель
еще  не  обнаруженная,  которую предстояло
найти;  наконец,  этой  целью  могло  быть
внутренне спокойствие личности. И только у
Шопенгауэра   в  труде  "Мир  как  воля  и
представление"   появляется   новый  фило-
софский  мотив,  мысль  о том, что у жизни
нет  цели вообще, что она - бездумное дви-
жение,  лишенное цели. Подлинно человечес-
кой  силой, по Шопенгауэру, является воля,
но  она представляет собою слепой импульс.
И поскольку это импульс, действующий ирра-
ционально,  безрассудно,  без всякой цели,
без  всякого  обоснования, направления, то
никакого  успокоения  найти  невозможно. А
поскольку никогда невозможно найти успоко-
ение,   то   человека   мучает  постоянное
чувство  недовольства,  беспокойства, неу-
довлетворенности.  Поэтому  жизнь  - сумма
мелких  забот,  погоня  за удовлетворением
насущных  потребностей,  само же счастье -
недостижимо,  и  человек сгибается под тя-
жестью жизненных нужд.
   Философия  и  религия создают видимость
решений,  иллюзию  жизненной  цели, смысла
жизни, принося временное облегчение людям,
поверившим в эти миражи. Философия и рели-
гия  дают  лишь иллюзию нахождения ценнос-
тей,  которых  нет,  которых вообще не су-
ществует.  Человек,  избавившийся  от этих
миражей, получает некоторое познавательно-
-этическое  удовлетворение, но тем сильнее
чувствует  и  сознает мучительность жизни.
По  мнению Шопенгауэра, существуют две ве-
щи,  приносящие  облегчение. Прежде всего,
созерцание  чужих  страданий,  просто  со-
чувствие,    временно    отвлекающее    от
собственных  страданий, временное облегче-
ние может принести созерцание произведений
искусства  (а  также прослушивание музыки,
для  тех, на кого она действует). Созерца-
ние приостанавливает действие воли. Погру-
жение  в красоту на какое-то время утешает
нас.  Ницше:  "Нам  надлежит  познать, что
все,  что  возникает, должно быть готово к
страданиям  и  гибели; нас принуждают бро-
сить  взгляд  в  ужасы индивидуального су-
ществования..."
   Если что-нибудь способно сохранить жиз-
нь человеческим существам, беспомощным пе-
ред болью бытия, и заставить их  прозябать
дальше, то этой силой  может  быть  только
иллюзия.
   Человек не только сам создает свою  ис-
торическую традицию, субъективно воздвигая
конструкции будущего.  Согласно  экзистен-
циалистическим  концепциям,  каждая  эпоха
создает мифы, придающие  ей  искусственную
цельность.  Эти мифы дают видимость смысла
жизни личности, общественному бытию и  ис-
торическому процессу.  Они создают  искус-
ственный  мир  условных  ценностей,  обра-
зующих суррогат гармонии и порядка.  Таким
образом, мифы, идеалы и  идеология  порож-
дают видимость согласия человека с  миром,
искусственно  гармонизируя  действительный
хаос.  Они позволяют объяснить мир катего-
риями закономерностей,  фактически  отсут-
ствующих в человеческих судьбах и  судьбах
мира или непознаваемых.
   Идеалы,  к которым мы стремимся, оказы-
ваются  пустыми,  будучи  осуществлены.  В
жизни отдельного человека и в общественной
жизни  мы  видим  разрыв между замыслами и
действительностью -между планом и его осу-
ществлением.  Наши цели отодвигаются в тот
момент, когда нам кажется, что мы начали к
ним приближаться. Мы уподобляемся одиноко-
му  пешеходу,  идущему  к  далекой вершине
(радость в дальности башен, в близком кам-
не беда). Основная проблематика Сартовско-
го  труда "Бытие и ничто" - тезис о посто-
янной  пропасти  между  намерением  и  ре-
зультатом,   между   идеалом   и  действи-
тельностью,  определение  бытия  как того,
что  существует и вызывает неудовольствие,
а  ничто - как идеала, к которому мы стре-
мимся  и  который постоянно отодвигается и
всегда  недостижим.  Исполнение желаний не
является  их  удовлетворением.  Мы идем от
мечты к мечте в постоянной тревоге, посто-
янном  поиске,  постоянной тоске по лучшей
жизни. Исполнение прежних желаний вскрыва-
ет пустоту, свидетельствующую о лжи, скры-
той под внешней оболочкой событий.
   Человек  духа, писал Кьеркегор, отлича-
ется  от нас тем, что может выдержать изо-
ляцию. А мы, люди, наоборот, всегда нужда-
емся в других, в толпе, умираем, страдаем,
если мы не уверены, что, находясь в толпе,
разделяем мнение толпы. Только изолирован-
ный  человек,  в  одиночестве обдумывающий
различные  варианты деятельности, сознавая
свою  личную  ответственность за результат
выбора  и  самих свершений, может избежать
зависимости  от  требований современности,
порождаемого  давлением общественного мне-
ния.  Быть  свободным  - значит оставаться
собою.
   Люди  ищут полноту и увязают в мелочах.
Стараются  уловить вечность, сгорая в пре-
ходящих моментах чувственного наслаждения.
Разменивают по мелочам свои душевные силы,
ища  счастья "здесь и сейчас" на этой зем-
ле,  в рамках материальной организации че-
ловеческого  общества  или  в рамках своей
индивидуальной сферы чувственных наслажде-
ний и земных жизненных планов. Его Дон-Жу-
ан,  жаждущий большой любви и крайне утом-
ленный множеством разочарований, тоскующий
по    идеалу   и   пересыщенный   ритуалом
чувственных  утех, - образ трагичный, над-
ломленный и униженный.
   Но  человек не может найти себя также и
в  труде  для своих близких, для общества,
для страны. И это потому, что здесь он те-
ряется  в  водовороте  различных занятий и
обязанностей,  растворяется  в выполняемых
функциях,   лишаясь  своей  индивидуальной
жизни.
   Когда  же у него рождается мысль о соз-
дании идеальной жизни на земле, он начина-
ет  кощунствовать, стремясь создать беско-
нечно  добрую и справедливую структуру. Он
хочет  воплотить нравственный идеал, забы-
вая, что первородный грех тяготеет над ро-
дом человеческим навечно. "Моя главная за-
дача,-пишет  Кьеркегор,-понять  свое пред-
назначение, найти истину, которая является
моей собственной истиной, найти идею, ради
которой  можно  жить, за которую можно от-
дать жизнь".
   Экзистенциалисты вывели постулат борьбы
подлинного  человека, то есть такого чело-
века,  который  не  прибегает  ни  к каким
внешним  оправданиям  своих  поступков. Он
мужественно  стремится осознать свое поло-
жение. Стремится сознательно взять на себя
ответственность  и  связанный  с нею риск.
Это не значит, однако, что экзистенциализм
считает  человека  существом, не связанным
со средой, в особенности с другими людьми.
   Человека  окружает пустота, он одинок в
своих  чувствах,  а  стремясь излить их на
другого   человека,   делает   его   своей
жертвой,  становясь палачом. По мнению эк-
зистенциалистов,  нет  одной истины, истин
много,  истиной является "субъективность",
а  следовательно, ее находят не путем диа-
лектического  или дискурсивного анализа, а
углубляясь в себя, исследуя структуру сво-
их  собственных переживаний; в этих преде-
лах  личность  строит  свой мир предметов,
находящихся  вне  ее и не связанных с ней.
Единственная  действительность  живой лич-
ности   -  это  ее  собственная  этическая
действительность.  Настоящая  деятельность
для  нее  - не внешняя активность, а внут-
реннее решение. Цивилизация формирует тол-
пу   людей,  лишенных  реальных  связей  и
чувства  общности,  идеи и взгляды которых
подвергаются  искусственной  унификации  с
помощью прессы, радио, телевидения, рекла-
мы  (я бы рекомендовал прочитать "450 гра-
дусов по Фаренгейту" Рея Бредбери).
   Эта  обстановка  порождает идеологичес-
кое, нравственное и художественное принуж-
дение,  ведет к потере индивидуальности, к
шаблонности идей и взглядов, к узости иде-
алов и жизненных целей, к отсутствию гума-
нистических  ценностей,  глубокого  смысла
жизни.   Одновременно   рождается  чувство
собственного  ничтожества  по  сравнению с
громадностью современного города, его про-
мышленности  и  бюрократического аппарата,
чувство  безынициативности,  невозможности
реального  индивидуального  влияния на ход
событий (тему большого города, "даже с пе-
регибами",   изобразил  мастер  советского
соцреализма  М.Горький  в  "Городе желтого
дьявола").
   Человек, согнувшийся под тяжестью окру-
жения и вынужденный в пределах этого окру-
жения повторять те же самые жесты и слова,
теряет  свою индивидуальность, растворяясь
в  массе.  Он привыкает к такому положению
вещей,  считает его нормальным. Окружающие
его люди кажутся ему знакомыми и близкими,
повседневность  -  естественной. Хайдеггер
противится  такой  картине мира, изображая
общественную   жизнь  как  искуственный  и
бессмысленный  плод хаотических усилий по-
колений.   Мир  материи  лишен  смысла.  И
только  деятельность человека упорядочива-
ет,  конструирует  его, придает ему осмыс-
ленность  и ценность. Но в ходе этой твор-
ческой  работы  человек  становиться рабом
своих  собственных  творений. Созданные им
вещи  обретают власть над ним. Поглощенный
тысячами  различных  забот, человек теряет
ощущение смысла бытия, перестает управлять
жизнью.  Вместо того чтобы направлять свою
жизнь,  он приспосабливается к вещам и лю-
дям, к нуждам, требованиям, обязанностям и
зависимостям.  Вместо  того, чтобы строить
мир, опираясь на свои критерии ценностей и
порядка,  вместо  того,  чтобы действовать
свободно,  человек вынужден выполнять раз-
личные функции. Какие-то внешние постулаты
заставляют его совершать поступки, которых
он  не  выбирал, не хотел, не придумал. Он
словно  становиться  еще одной вещью, без-
думным орудием в числе других вещей и ору-
дий,  бездумно  накопленных  и действующих
автоматически.  Таким образом, целостность
бытия и смысл жизни, разбитые повседневной
суетой, теряются, а неподвижное, пассивное
прозябание заменяет подлинную жизнь.
   Тревога   не   имеет  ничего  общего  с
конкретным  страхом  - страхом за что-то и
перед  чем-то. Это страх человека, очутив-
шегося в плену у вещей и людей, затерянно-
го  среди жизненных реалий и мелких забот.
В  состоянии  же  тревоги  все становиться
безразличным. Но именно благодаря этому мы
возвращаемся к самим себе. Охваченные тре-
вогой, мы теряем иллюзорные опоры. Постиг-
нутая  нами  целостность бытия оказывается
мнимой.  Теперь,  когда  мы ускользнули от
конкретных  вещей,  от  мыслей,  мы  вдруг
осознаем  отчужденность  нашего  истинного
бытия  от  повседневности, фактов, практи-
ческой деятельности, идей. Мы должны оста-
ваться   в  тревоге,  чтобы  существовать.
Только  тревога раскрывает перед человеком
то,   что   общественная   жизнь  пытается
скрыть,  а  именно: что он присутствует на
свете  для  того,  чтобы умереть (Sein zum
Tode).  Рожденная  в  крайних ситуациях, в
состояниях  на  грани  жизни и смерти, при
катаклизмах, трагических поворотах судьбы,
во время тяжелых болезней, тревога (Angst)
заставляет нас осознать наше отчуждение от
мира  и  трагическое одиночество собствен-
ной, всеми покинутой жизни, освобождая тем
самым  человека  от власти иллюзий, и зас-
тавляет его занять смелую, подлинную пози-
цию  по отношению к собственному существо-
ванию.
   Когда  человек  поймет,  что окружающая
его   повседневность   представляет  собою
комплекс  иллюзий и лжи, он, согласно Хай-
деггеру,  откроет действительные черты че-
ловеческого  подлинного  бытия,  а именно:
постоянную тревогу, беспокойство, бессмыс-
ленность  собственной и чужой деятельности
и,  следовательно,  отсутствие  внешних  и
внутренних норм. Если любые действия лише-
ны  смысла,  то трудно говорить о каких-то
рациональных   нормах,   определяющих  эти
действия.  И  тогда человек чувствует, что
его  бросили в чуждый и враждебный ему мир
и единственное, что у него осталось, - это
свобода  смерти,  вознаграждающей  его  за
скорбь  жизни  и  вместе с тем устраняющей
постоянный  страх, беспокойство и тревогу.
Такова    пресловутая   "свобода   смерти"
(Freiheit zum Tode).
   "Когда  мы одариваем нищего, то, возмож-
но,  желаем при этом приобрести власть над
ним и подчинить его себе".
   "Мертво  то,  что  имеет  к миру только
одобрительное отношение. Нужно одобрять не
то,  что  есть,  а саму жизнь, состоящую в
преодолении  противоречия  между  бытием и
тем,  что  должно быть", - Гегель. Бытие -
-  это  то, что существует и не дает удов-
летворения.  Ничто - это идеалы, к которым
стремятся,  но которые все время отодвига-
ются.  Следовательно,  существует пропасть
между  намерением  и  результатом. Человек
стремится   осуществить  свою  собственную
систему ценностей, привести свое индивиду-
альное,  конкретное  существование в соот-
ветствие с бытием, которое представляло бы
собою постоянную ценность.
   Если факт моего существования - случай-
ность,  то все же сам факт ставит меня пе-
ред необходимостью выбора той позиции, ка-
кую  я буду занимать по отношению к делам,
проблемам,  идеям.  Но  выбор этой позиции
случаен.  Я сам ставлю перед собой цели, и
в  свете этих целей мое место на земле об-
ретает значение. "Любой контакт двух людей
является  неизбежно отношением раба к гос-
подину".
    ...Так  вместо  идеи  о закономерности
развития  появляется  идея  о человеческой
действительности  как  проекции  случайной
позиции, порожденной случайным выбором при
случайных обстоятельствах.
   Выступая  против официального мира лож-
ной  видимости, против фальши условностей,
громких  фраз,  против  нравственного хан-
жества,  бунтовщики  этой интеллектуальной
формации  пытаются  добраться  до явлений,
ощущений и фактов, которые нельзя заподоз-
рить  во лжи и обмане. Таким миром подлин-
ных  истин,  не поддающихся идеологической
ретуши,  им кажутся их собственные, личные
переживания  и  эмоции. Личное, внутреннее
представляется основой знаний о человечес-
ком бытии и о мире. Но этот протест против
упорядоченного  мира  видимости при созна-
тельном   отказе  от  попытки  понять  об-
щественные связи между людьми и обществен-
ную динамику ведет к созданию частного ми-
ра  видимости. Он обрекает на нереальность
все  внеиндивидуальные  факты,  явления  и
процессы,  а  из  крох  личных переживаний
создает  создает  метафизическое творение:
временное  бытие  человека.  Та  же  самая
внутренняя  честность,  которая заставляет
говорить,   рассуждать,   писать   лишь  о
собственных  наблюдениях, о непосредствен-
ных, особых ощущениях.
   Декаданс  -  это не только пассивность,
уныние,  отчаяние. Декадентство культуры -
-  это  также драматический путь мысли лю-
дей,  которые,  потеряв  веру  в историю и
прогресс,  ищут  идеал за пределами мира ,
людей,  которые  устали  от "внешнего" или
напуганы  им  и впали в крайний пессимизм,
исследуя  трагическую  тайну универсальной
судьбы.
   Представитель религиозного объективного
идеализма,  Бострем  говорил о боге, о ду-
ховном  бытие  как  о  подлинной  действи-
тельности. Материальный мир, утверждал фи-
лософ, - его отражение. Этот бог, абсолют,
не  меняется и не развивается. Он устанав-
ливает  раз  и  навсегда священный порядок
мира  природы  и общества, гарантирует не-
зыблемость  вечных  прав  и  обязанностей.
Бострем  критиковал  гегелевскую концепцию
мира, гегелевскую диалектику мысли и исто-
рии.
   Литература   Серена   Кьеркегора: "Или-
-или", "Страх и трепет", "Этапы жизненного
пути", "Упражнения в христианстве". Основ-
ная мысль: "Человек подвергается здесь об-
щественному  давлению,  которое  гнетет  и
уничтожает  его. Поэтому он теряется и ут-
рачивает  свою подлинную индивидуальность.
Давление  общества  и  требования  властей
заставляют людей отказаться от личной сво-
боды и от возможности распоряжаться собою.
Они  забывают,  что значит быть личностью.
Их  существование  перестает  быть подлин-
ным".
   Мысль  и  значение  выходят, по примеру
Якоба  Беме,  за пределы выражения, идея -
за  пределы  формы,  а  "созерцание" стало
идеалом  жизни. "Идеал,-пишет Брандес,-ин-
дийское ничегонеделание: жизнь-раздумье".
   Кьеркегор  пишет:  "Идеей  христианства
было стремление все изменить. Результат же
христианства таков, что все, абсолютно все
осталось таким, каким было, только получи-
ло ярлык "христианский". "Христианство хо-
тело чистоты - значит долой дома терпимос-
ти.  Действительно,  произошла перемена...
но  у  нас теперь христианские дома терпи-
мости.  Сводник  является  сегодня христи-
анским сводником...
   Христианство  стремилось  к честности и
справедливости,  а значит, всякое мошенни-
чество должно прекратиться. Для этого про-
извели  существенное  изменение:  мошенни-
чество  процветает  так же, как и при язы-
честве  (каждый  христианин  мошенничает в
своей  области), но к нему прибавили опре-
деление  "христианское", оно стало христи-
анским  живодерством,  а священник благос-
ловляет  это  христианское  общество,  это
христианское  государство". "Все в целом -
-  мерзость.  Эти  две  тысячи храмов, или
сколько  их там, с христианской точки зре-
ния  -  мерзость; эти тысячи священников в
бархате,  шелке...  с  христианской  точки
зрения тоже мерзость".
   В  чем  же спасение? Как можно изменить
это  положение  вещей?  Какой  должна быть
действенная  форма протеста против ужасаю-
щей прозы жизни?
   Когда,  говорит Кьеркегор, человек про-
шел  через годы детства, лишенные сознания
индивидуальной  личности и внутреннего ду-
ховного центра, когда он уже узнал жизнь и
лишился  чувства  идилличности, гармонии и
прочности  бытия, тогда его протест против
жизни  обывателя,  презрение  к прозябанию
последнего находят выражение в иронии (ре-
комендую  прочитать "Степной волк" Германа
Гессе). Он становиться эстетиком - пренеб-
регает  жизнью,  отрицает  бытие, воспевая
ничто: крохи, миг удовольствия и волнения,
краткого чувственного наслаждения. Жизнь -
- пустыня, а мимолетные наслаждения - пре-
ходящие  оазисы в ней. Итак, эстетик - это
гедонист, чем бы он ни наслаждался: интел-
лектуальной  гармонией, красотой искусства
или  чувственными  удовольствиями. В самом
поиске вечности в мгновении, а полноты - в
крохах  чувственной жизни кроется источник
пустоты и уныния. Ибо это есть решительный
отказ от абсолютных ценностей, а такой от-
каз  и такой уход, заявляет Кьеркегор, по-
рождает  тоску  и отчаяние (наиболее полно
обоснование "чувственной" жизни дано в ра-
ботах З.Фрейда, в художественной литерату-
ре  -  "Эммануэль" Арсан, в книгах маркиза
Де Сада и т.д.)
   Проводя   жизнь  в  мимолетных,  непос-
редственных  и преходящих чувственных удо-
вольствиях,  человек  укореняется в ничто-
жестве - отгораживается от вечного. Жизнь,
посвященная  исключительно погоне за крат-
кими  мгновениями  чувственной  радости  и
приятных эмоций, похожа на дырявый кувшин,
который  невозможно наполнить. Эгоистичес-
кая  алчность,  выраженная, в частности, в
ненасытном  стремлении  к  индивидуальному
обладанию предметами, алчность, не знающая
ограничений и пределов, - еще одна причина
затерянности,  которую несет с собою такой
подход к жизни.
   "Официальная религия, как в своем като-
лическом,  так и в протестанском издании -
- это прежде всего победа формы над содер-
жанием.  Обрядность служит здесь усыплению
нравственности.   Она   санкционирует  ме-
щанскую жизнь, приводит к спокойствию, са-
модовольству,  нравственной окостенелости,
духовной смерти", - Кьеркегор.
   Вера  -  это иррациональное и страстное
убеждение. Это прыжок за пределы разума. В
человеческой  любви  главным является суб-
ъективное  чувство,  а  доводы разума лишь
оправдывают   страсть,  существовавшую  до
них.  По  Кьеркегору, одна лишь вера может
спасти  смысл несовершенного мира. "Если я
не  сохраню свет веры, страх и трепет пог-
лотят меня". При такой трактовке не сохра-
няется  ни  одной  из  функций  церкви как
конструктивно-реакционного  института. Ос-
тается  индивидуальная  вера, субъективная
убежденность  как последнее прибежище лич-
ности,  уверенной  в  низости  земных  об-
щественных  отношений,  враждебности соци-
альных институтов и лживости идеологии.
   Кьеркегор:  "Существование  - живой по-
ток,  непрерывно  созидающий  нас самих. А
интеллектуальный  анализ фиксирует какое--
нибудь  определенное состояние. Он не спо-
собен  уловить  этот  живой поток. Если же
мой собственный внутренний мир не поддает-
ся  обьективному  анализу, то тем более не
может  быть  речи  об  объективном анализе
внутреннего мира другого человека. Субъект
-   вот  истина.  И  сколько  личностей  -
столько и истин; истина - это тайна каждо-
го  из  нас.  Нравственные проблемы каждый
человек  решает сам внутри себя. Моя жизнь
сводиться к моему нравственному выбору. Не
реальные  факты,  не внешняя деятельность,
не  подлинная  практика,  а чисто духовные
действия  -  нравственный  выбор, внутрен-
ние решения, верность, направление страсти
и  внутреннее искупление - вот что опреде-
ляет  мою  жизнь,  мою  человеческую  цен-
ность".  Кьеркегор  проповедовал  мысль  о
том, что никакие внешние, материальные ре-
волюции не могут ничего изменить в челове-
ческой  судьбе. Единственная подлинная ре-
волюция - это внутренняя революция челове-
ческого  духа,  внутреннее  преобразование
изолированного, оторванного от всего мира,
неповторимого индивида.
   Кьеркегор  исполнен искреннего отвраще-
ния к обывателю, к буржуазному мышлению, к
официальной религии. Он стремиться к изме-
нению  жизни, к победе духовного начала, к
созданию  новых человеческих ценностей. Он
ратует  за полноценную жизнь, за свободное
развитие личности. "Существование" для не-
го  -  болезненное  усилие воли и страсти,
направленное  на то, чтобы отбросить нечто
внутри  нас,  что  нас не удовлетворяет, и
обратиться  к  чему-то  другому,  лучшему,
"совершенствоваться". Он подчеркивает лич-
ный характер этого переживания, личную от-
ветственность  за  поиски  смысла  жизни и
осуществление  своего  жизненного  пути  в
одиноких  терзаниях  и одинокой внутренней
борьбе.
   Ясперс  характеризует  положение совре-
менного  человека как однозначную и массо-
вую  потерю  смысла  бытия. Нынешние люди,
утверждает  он,  не способные охватить всю
совокупность жизни, живут лишь серыми буд-
нями,  заполненными  пассивным выполнением
текущих  задач. У них нет возможности про-
являть творческую инициативу: они не видят
перспективы  прошлого,  так  как  потеряли
связь с культурной традицией; они не видят
и  перспектив  будущего,  так  как целиком
поглощены сегодняшним днем, зажаты в тиски
массовой техники, администрации, организа-
ции,  массовой  культуры.  Им утверждается
всеобщее  сознание  того,  что  все сомни-
тельно,  проблематично, а жизнь - сплошная
ложь, обман и иллюзия. Технизация приводит
к чувству затерянности в толпе.
  Общие положения Ясперса (очень похоже на
"Розу Мира" Даниила Андреева): 
1.  Необходимо создать новую синтетическую
философию,  трактующую  о мире в целом и о
роли в нем каждого из нас.
2.  Необходимо  создать  элементы  общего,
сознательного и активного отношения к тех-
низации  мира,  чтобы  новые  возможности,
усилившиеся  благодаря  техническому прог-
рессу, были снова поставлены на службу че-
ловечеству.
3.  Необходимо  создавать новые межчелове-
ческие связи, новое содружество людей доб-
рой воли, причастных ко всем гуманистичес-
ким ценностям культуры.
    По  мнению  Ясперса,  философия должна
рассматривать такие категории (которые не-
подвластны  научному  анализу)  как  воля,
свобода,   личная  честность,  выбор,  от-
ветственность.  Ее основная задача - вновь
пробуждать  людей  к индивидуальной жизни,
для  этого  нужно  прежде  всего  добиться
"свободы  от": освободиться от идеалов, от
общественных  иллюзий,  от законов стадной
жизни,  от веры в науку, в причастность, в
рациональность мира.
   Габриэль  Марсель: "...Эта жизнь - про-
тест против существующей обстановки и глу-
бокое   незнание,   потеря   ценностей   и
перспектив, потеря пути и цели, смысла са-
мого быэтия. Вера во всемогущество науки -
вредная  утопия,  наука  неспособна объяс-
нить, улучшить и спасти мир. Знание не ре-
шает  проблем внутренней жизни, неспособно
выявить  подлинные  ценности, утверждающие
нравственный  идеал. Бытие выходит за пре-
делы мысли, и любая попытка мысленно-раци-
оналистического постижения бытия представ-
ляют  собою  попытку остановить его разви-
тие.  Я не могу назвать, определить, сфор-
мулировать, кто я есть. Человек - это лич-
ная "тайна", охватывающая одного целиком и
полностью.  Именно  это  нечто, бесконечно
единственное  в  своем  роде  и личное, не
поддающееся  опредмечиванию, захватывающее
меня  без  остатка, и есть тайна моего бы-
тия.

< Лирическое отступление > 
    Евгений Евтушенко 

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы - как истории планет.
У каждой все особое, свое,
И нет планет, похожих на нее.

А если кто-то незаметно жил
И с этой незаметностью дружил,
Он интересен был среди людей
Самою незаметностью своей.

У каждого -свой тайный
                личный мир
Есть в мире этом самый
                лучший миг
Есть в мире этом самый
              страшный час,
Но это все неведомо для нас.

И если умирает человек,
С ним умирает первый его снег,
И первый поцелуй, и первый бой..
Все это забирает он с собой.

Да, остаются книги и мосты,
Машины и художников холсты,
Да, многому остаться суждено,
Но что-то ведь уходит все равно!

Таков закон безжалостной игры.
Не люди умирают, а миры.
Людей мы помним, грешных и земных.
А что мы знали, в сущности, о них?

Что знаем мы про братьев, про друзей,
Что знаем о единственной своей?
И про отца родного своего
Мы, зная все, не знаем ничего.

Уходят люди... Их не возвратить.
Их тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
От этой невозвратности кричать...

   По  мнению Марселя, путь к истине ведет
через  акты  внутреннего  самосознания,  в
частности, через формирование своеобразной
внутренней позиции. Человек - это паломник
со  взглядом,  устремленным  на непрерывно
меняющиеся   картины  своего  собственного
"Я".  Вещи,  предметы  являются вечным су-
ществованием,  а  жизнь  животных - вечным
повторением  одинаковых  действий. Человек
может  существовать, как камень, и тратить
жизнь на повторение действий, способствую-
щих  поддержанию  примитивного прозябания.
Превращая  вопросы внутренней жизни в без-
личные, предметные символы, доступные все-
общему пониманию, отождествляясь с предме-
тами, и, наконец, рассматривать самого се-
бя  как  вещь  в  ряду других вещей. Это в
свою  очередь  приводит  к взгляду на цели
человеческой жизни как на цели, осуществи-
мые  в этой, земной жизни, в рамках произ-
водственной, социальной и материальной ор-
ганизации  жизни  людей - той организации,
которая, по мнению Марселя, противоречит в
целом  и  во всех своих деталях личностным
ценностям   человеческого  бытия  (читайте
книги  Марселя "Homo Viator" (Человек ски-
талец)  и "Быть и иметь", "Существование и
объективность"). 
   ...Любой  шаг в этом мире, полном хаоса
и  бесчестия,  может  привести к духовному
краху  , отчаянию и смерти. Душа, замкнув-
шаяся в себе или ищущая избавления от сво-
их внутренних горестей вовне, истерзанная,
подверженная  постыдным соблазнам, связан-
ная  с  существованием, утратившим челове-
ческий  облик,  скатывается к пессимизму и
неверию.
   Подлинный человек, человек открытой по-
зиции  - это личность, устремленная к миру
высших ценностей. Нам, брошенным в матери-
альный,   расколотый,   "расщепленный"   и
бессмысленный мир, надлежит найти абсолют-
ные  ценности, восстановить мир нравствен-
ных ценностей.
   Земные  бедствия,  войны,  несправедли-
вость и нищета не являются результатом ис-
торических  ошибок и безумств эпохи, несо-
вершенства руководителей или недостатков в
социальной  и  экономической структуре об-
щества.  Марсель  рассматривает мир земной
как   мир   падший,   колыбель   скорби  и
бедствий.  Мир  земной  испорчен на вечные
времена.
   Человеческая личность включена в плоть.
Я не отождествляю себя со своей плотью, но
не могу от нее отделиться. Через нее я ус-
танавливаю наличие других предметов, окру-
жающих  меня, создаю круг своего существо-
вания.  Я есть, значит, я существую и под-
вергаюсь испытанию. Я несу ответственность
за то, как использую свою жизнь. Существо-
вание  во  плоти  является  первой большой
опасностью  для души. При посредстве плоти
внешнее  проникает в наш внутренний духов-
ный  мир.  Одновременно  плоть  стремиться
захватить власть над нами - овладеть нами,
лишить нас своей воли. Безвольное подчине-
ние ее потребностям порождает инерцию, ду-
ховный  застой.  
   Для  Марселя  единственный тип творчес-
кой, активной деятельности ума проявляется
в  актах доступа к бытию других личностей.
Эта деятельность и есть тайна любви.
   ...Однако  одни  желания порождают дру-
гие, нет предела стремлению к новым дости-
жениям, новым улучшениям. Стремление обла-
дать вещами, которых у меня нет, невозмож-
ность заиметь их в данный момент порождают
страдание. Опасение потерять то, чем я уже
обладаю, порождает страх.
   Марсель  видит  две  альтернативы:  или
мистика,  или  мир  борющихся  друг против
друга  личностей,  жизнь которых уходит на
удовлетворение  их  эгоистических желаний.
Материальный  мир, с его точки зрения, туп
и  бездушен, он лишен собственной гармонии
и является всего лишь местом испытания.
   Выбор  пути  доброволен.  Добровольно и
следование  по нему, несмотря на все труд-
ности  и  муки,  связанные  с этим путем к
идеалу.
   Для  Гегеля  человек как существо физи-
ческое  несовершенен. Естественным мотивом
его  поступков является удовлетворение же-
ланий.  Совершенен  человек  лишь  как су-
щество духовное. И духовное начало призва-
но  преодолевать естественные человеческие
склонности.
   Мэтью  Арнольд - противопоставление ци-
вилизации  и культуры. Этика погони за ма-
териальным богатством и политическим могу-
ществом,  присущая варварам и мещанам, по-
родила уродливую цивилизацию угля и стали.
Если  что-нибудь  может противостоять этим
созданиям,   то   лишь   высокая  духовная
культура, заключающаяся в стремлении к со-
вершенству, красоте и высоким нравственным
качествам личности.
   Мечты  о  социальной  справедливости  и
преодолении  социальных конфликтов, не на-
ходя реальной почвы для своего полного или
частичного  воплощения  в жизнь, порождают
сложные  идейно-художественные  структуры.
Такие  мечты  выступают в верованиях, раз-
мышлениях,  в  изобразительном  искусстве.
Страдания народа приводят к созданию мира-
жей   "золотого   века"   или  утраченного
счастливого царства, путь к которому поте-
рян. Направляя свое отчаяние в прошлое или
в неведомую даль, направляя, наконец, свою
фантазию в будущее, люди формировали исто-
рические утопии или искали утешения в мис-
тике,  создавая  в  загробном мире рай для
обездоленных.  Это  бунт против настоящего
во  имя справедливого прошлого или лучшего
будущего. Вместо того, чтобы осознать гро-
мадную силу цепей, люди создали идеалисти-
ческую  иллюзию  счастья в загробном мире.
Она разряжала психическое напряжение. Мис-
тические  взлеты в сфере фантазии помогали
мириться  с  превратностями  судьбы  в ре-
альной  жизни.  Лит.  пример  из поэмы: "В
прежнее  время людей племена на земле оби-
тали.  Горестей тяжких не зная , не зная и
трудной  работы. Большой урожай и обильный
сами  давали  собой хлебодарные земли. Они
же,  сколько хотелось, трудились, спокойно
сбирая  богатства". Людям свойственно меч-
тать: кому о Рае, кому о коммунизме. А ес-
ли  ближе, то господин Жириновский обещает
в недалеком будущем каждому офицеру по зе-
мельному  наделу, каждому студенту по сти-
пендии,  каждой женщине по мужику. Хорошее
знание  психологии.  Тоска  по  социальной
справедливости  племенной общины, по чело-
веческой справедливости на земле преврати-
лась  в  мечту  о справедливой жизни после
смерти  - в загробном мире. Протест против
рабства тела породил миф о независимой ду-
ше.
   Альберт  Камю. Разве может существовать
и продолжаться в этом мире большая, цвету-
щая  радость  дружных  и благоволящих друг
другу  тел? Люди ускользают друг от друга.
Жизнь - движение, которое гонится за своей
формой,  не  обретая  ее никогда. Человек,
ищущий  норму,  смысл, гармонию своего су-
ществования,  мечтает  о живом существе, с
которым  бы  мог  соединиться навсегда. Мы
жаждем,  чтобы  любовь  длилась, но знаем,
что она не длится. Даже страдание не вечно
и  в  страдании  не  больше  смысла, чем в
счастье.
   Позорные страдания покинутого любовника
состоят  не  столько в том, что его больше
не  любят, сколько в сознании, что любимый
им  человек  может  и должен любить снова.
Самые нежные союзы кончаются жаждой гибели
самого близкого до тех пор существа. (Поз-
волю  себе не согласиться с Камю. Для меня
любовь (не люблю это заезженное и опошлен-
ное слово) - это не просто опьяняющяя жаж-
да   обладания,  это  к  тому  же  желание
счастья  для  близкого  тебе человека, это
желание  понять и принять его таким, какой
он есть, это ощущение радости, когда хоро-
шо  ему, и ощущение грусти, когда ему пло-
хо).
    Исполнение  желания  не есть его удов-
летворение. Достигнув цели, к которой тол-
кает  великая страсть, находишь там трево-
гу, пустоту и скуку.

Как грудь, поблекшую
от грязных ласк, грызет
В вертепе нищенском
иной гуляка праздный,
Мы новых сладостей
и новой тайны грязной
Ища, сжимаем плоть,
Как перезрелый плод.
--------------------------------
И одиночество над нами
как дождь; встает над морем
                      вечерами
и простирается там, за холмами,
до неба, им чреватого всегда.
И с неба падает на города.

Ливнем оно струится на рассвете
на переулки, смутные вначале,
когда тела обнявшиеся эти
уже того не ищут, что искали,
и люди в ненависти и в печали
одной постелью связаны навеки...

Тут одиночество уходит в реки.

    Бодлер  первый употребил в анализе лю-
бовного   сближения   термины   "палач"  и
"жертва".
    Дать  человеку что-нибудь значит взять
его в плен... дать что-нибудь значит унич-
тожить то, что даешь, чтобы того, кому да-
ешь,  сделать своим рабом. Эта сартровская
формулировка  из книги "Бытие и ничто" не-
даром подкреплена примером любовной связи.
   "Ад - это другие люди", - Сартр. 
   "Если ты, помогая другим, хоть на мгно-
венье  подумал,  насколько ты хорош, то ты
помогаешь не другим, а себе" (почти народ-
ное).
   Бессильно  безумие  любви.  Ни одно су-
щество, даже самое любимое, которое платит
тебе  тем  же, никогда не принадлежит тебе
совсем. На жестокой земле полное обладание
другим  существом,  абсолютное единение на
протяжении всей жизни невозможно... Ты хо-
чешь,  чтобы  любовь  была вечной, но даже
если  каким-нибудь чудом она будет длиться
всю  твою  жизнь,  то все равно в какой-то
момент  она оборвется... ("Рано или поздно
каждая  Василиса Прекрасная становится Ба-
бой  Ягой",-сказка,  это  касается и Ивана
Царевича  тоже).  Люди  всегда от тебя ус-
кользают, и ты от них ускользаешь тоже.
    "Человек,  который  любим,-пишет Мори-
ак,-всегда  эксплуатирует  своего раба, (в
семье  всегда один любит, второй позволяет
себя любить - народная мудрость), и в обо-
жании,  которое к нему питают, ищет ощуще-
ние  своего  бытия.  Иногда  он терзается,
злится, наблюдает, как далеко простирается
его власть, или снова разжигает затухающую
страсть.  Он  возвращается,  когда партнер
начинает  привыкать  к  его  отсутствию, и
снова отдаляется, убедившись, что он нужен
жертве  для того, чтобы та не страдала. Но
жертва  еще  более  жестока, чем ее палач.
Любимое существо ей необходимо как воздух,
как хлеб; эксплуатируемая жертва дышит им,
впитывает  его,  это  ее собственность, ее
добыча".
   Не  находя  для  себя в обществе места,
достойного подлинной человечности, челове-
ческая  личность  не  может  также ждать и
действительной нравственной помощи, духов-
ной  поддержки от ближних, и сама со своей
стороны   не   может   способствовать   их
нравственному обновлению (не хочется в это
верить).  Отвращение  к  себе  и отчаяние,
вызванное  сознанием  своей  неспособности
выкарабкаться  из болота, в которое погру-
жают    человека    плотские    искушения,
алчность,  зависть  и ненависть - душевное
состояние экзистенциалистов.
   (Для себя я вижу жизнь в виде огромного
грязного и вонючего болота, в центре кото-
рого находиться огромная скользкая скала ,
упирающаяся  вершиной  в  небо.  По склону
ползут и скатываются люди, одни выше, дру-
гие ниже. Одни барахтаются в жиже, пускают
пузыри, изрыгают словесный понос и бражное
зловоние  (они  и на людей то уже не похо-
жи),  другие  ползут вверх - там чище воз-
дух,   но   труднее   удержаться.  Человек
судьбой  обречен  на бесконечное, и, в об-
щем,  бессмысленное движение. Цели достичь
невозможно, слишком крут и скользок склон,
но  как только перестаешь двигаться, начи-
нается  сползание вниз, а внизу загнивание
и духовная смерть дегенерата).
   В  фильме "Женщина в песках" прозвучала
фраза:  "Ты  выгребаешь песок, чтобы жить,
или  живешь,  чтобы выгребать песок". Оче-
видно,  все  мы выгребаем песок, каждый на
своем месте.
  Пытаясь сформулировать для себя, что та-
кое  добро  и  зло, пришел к формуле: "Зло
есть  все то, что приносит моральную и фи-
зическую  боль себе и другим. Зло для себя
и  зло  для других отличается лишь направ-
ленностью,  но  не перестает от этого быть
злом.  Добро  есть  все то, что приводит к
уменьшению  или ликвидации моральной и фи-
зической  боли (предпочтительно у других).
Все остальные действия нейтральны (и осуж-
дению  не  подлежат). Но так как одни и те
же действия могут причинять одним радость,
а другим боль, то все-таки (как это не пе-
чально) абсолютного добра или зла нет. Так
же как нет абсолютно "добрых" или абсолют-
но "злых" людей."      
_______________________________________End



Другие статьи номера:

От редакции - О новой оболочке журнала.

Новости - Как обстоят дела с организацией барнаульской Spectrum сети.

Новости - Олимпиада'97 по информатике или размышления по окончании.

Games - Описание игры "NIGEL MANSELL WORLD CHAMPIONSHIP".

User group - Обзор музыкальных редакторов: WHAM+AY, ASM, SUPER SONIC, SOUND TRACKER v1.1, STD v2.01, STR v3.00, SOUND TRACKER PRO, PRO TRACKER и утилит: S.T. COMPILER, S. T. RECOMPILER, S.T. MUSIC STEALER, S.T.REC++ , FLASH DECOMPILER.

Coding - техника и алгоритмы демомейкинга: быстрый вывод графики через стек.

Ex Libris - Одиночество - краткий конспект.

Ex Libris - Экзистенциализм - краткий конспект.

Ex Libris - пресса: Для чего нужны книги?

Hard group - Расширение памяти компьютера "Синтез-2" до 128 Кб.

Enjoy - Сказка про Салтана.

Enjoy - Рассказ "Учитесь стрелять".

Реклама - бесплатная реклама и обьявления.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Scene - Шшшшш - БУМ! это где это я? аха на CAFe'2003.
К читателям - Приветствую вас, уважаемые читатели!
Реклама - обьявления для Львова.

В этот день...   25 октября