Fantik #06

Сергей Щеглов - Замок: Часть 2

<b>Сергей Щеглов</b> - Замок: Часть 2
                    С е р г е й   Щ е г л о в
                        З   А   М   О   К
                      Фантастическа повесть

                             Часть 2.

   Попутно  выяснилось,  что  Герт занимает должность блюстителя
веры  (инквизитора? палача? шерифа? аналогии в земной истории не
было), что на должности этой он недавно, потому что раньше  мон-
сеньер был простым  герцогом и  не мог  позволить себе содержать
отряд хранителей веры,  о котором давно мечтал, ибо то была одна
из  местных  форм  сбора церковного налога; но тут умер епископ,
преемник  не  был  подготовлен, выбирать нового собрался кантум,
три  месяца шли дебаты, множились ереси, церковный налог не  со-
бирался,  и  монсеньер - тогда еще герцог - воспользовался  слу-
чаем,  приказал  выбрать  епископом себя, "дабы спасти страну от
гибели",  две трети делегатов под прицелами арбалетов его  наем-
ников  проголосовали "за", треть прокляла монсеньера. Их бросили
в  подземную тюрьму, после чего послали гонца в Нарвуф, к месси-
ру,  чтобы тот подтвердил, имеет ли выбор силу божеского; но тут
монсеньер  объявил войну соседнему герцогу, Гирону орт Айсар, но
не успели начаться битвы, как загорелся Могучий лес, и замок Ай-
сар  сгорел  вместе  со  всеми  обитателями, а пепелище отрезало
Трит  от остального мира. Так что теперь никто не мешает  монсе-
ньеру  бороться  за  чистоту  веры в стране, вверженной в разгул
разбоя и поджогов, заключил Герт свой долгий рассказ.
   После чего отдал команду остановиться на ночлег.
   Он  так  и  не  охрип, чего втайне начал желать Олег. Обычное
смутное  время, подумал он, непонятно только, откуда эдакое  ре-
лигиозное самоуправство.
   - Кстати,  -  опять  заговорил Герт, когда его люди раскинули
шатры,  расстелили  покрывала, и можно было сесть. - Забыл  ска-
зать,  что  я  - командор Отряда хранителей веры, а вершителем у
нас  отец  Туринг,  познакомишься еще, вот он-то тебе о еретиках
порасскажет!  Непростой  человек,  недавно из Нарвуфа, при самом
мессире  состоял в советниках, да теперь в опале, упомянул,  го-
ворят,  не-вовремя  про  чудеса  за горами. Монсеньер ему верит,
как себе.
   - Что  за  человек монсеньер? - зевнув, спросил Олег. - Велик
ли замок?
   Герт  рассказывал долго, пока глаза у Олега не стали слипать-
ся.  Монсеньер  оказался  герцогом главной провинции Трита - орт
Трит,  замок,  большой  и совсем недавно построенный, не казался
Герту  вершиной  мастерства строителей, и стоял рядом с городом,
маленьким  и  грязным  даже по местным меркам, где ютились  нес-
колько тысяч семей ремесленников и торговцев.
   Остается  добавить, что все прежде королевство, а ныне  епис-
копство  Трит было размером с Данию, но это Олег видел еще с ор-
биты.
   Заночевали  в  пепельной степи. Олег спал скверно, как всегда
на  новом  месте, и проснулся раньше всех. Занималось утро - се-
рое,  пустынное.  Все  в его свете казалось бессмысленным, умер-
шим.
   Весь  этот  день Герт рассказывал о еретиках; дорога от этого
не стала веселей. Олег посматривал на "хранителей веры" - сегод-
ня, они казались обычными средневековыми парнями, возвращающими-
ся  с  поля; с кольцами на шеях и шрамами на лицах, они шли, из-
редка переругиваясь, довольные удачным походом и приближением  к
кабакам Орт-Трита.
   После  полудня  пепелище  кончилось.  Огонь остановил залитый
водой  луг,  заросший  бледной и жалкой травой. За ним потянулся
обычный  тритский  ландшафт  -  тусклый, плоский как стол, поля,
поля,  поля  с  редкими  островками  деревьев.  Пожар, казалось,
уничтожил единственный крупный лес.
   - Потом - это третьего дня, как раз в засаду собрались, - все
говорил  Герт,  когда  уже начало темнеть, - взяли еще одного; в
городе. Выспрашивал дорогу к Расщепленному Дроту и не ответил на
святое приветствие хранителей веры. Я ему, обыкновенно - молись,
мол,  - а он отказался. Все равно, говорит, мне от тебя не уйти.
Из благородных, видно; ну и не ушел.
   - Допрашивали его? - спросил Олег тупо.
   - Не  успели - в тот же день к Дроту отправились. Вот вроде и
все,  -  Герт  почесал спину, - потом ты был с Багеном. Про него
еще  могу рассказать, птица известная. Но вы вместе пришли, да и
не тот он человек, чтобы с тобой заодно быть. Фанатик!
   - Значит,  все? - спросил Олег с облегчением. Интуиция  подс-
казывала, что посланника нет среди перечисленных еретиков; разве
что последний, которого взяли в городе...
   - Как есть все!
   - А давно ты служишь монсеньеру?
   - Второй год - с самого возведения в сан.
   - А до того?
   - Жил как все, - сказал Герт и отвернулся. Видно, ему не  хо-
телось вспоминать те годы.
   До самых ворот замка они молчали.
   С  холма,  где  стоял замок, Олег бросил взгляд на город. Все
так, как описывал Герт. Грязь, скученность; жалкая, местами  де-
ревянная, стена по периметру.
   В  замок  они прибыли  весьма вовремя. Не успел Герт предста-
вить Олега, "знаменитейшего химика и дивинатора, повелителя Огня
Ольга дир Дрота", как выяснилось, что монсеньер пирует в большом
зале  вместе  с  вершителем  Отряда хранителей веры и повелевает
вновь  прибывшему  химику  явиться,  дабы познакомиться и заодно
пройти церемонию очищения.
   - Вот  и  превосходно, - обрадовался Герт, услышав все это от
распорядителя,  -  ступай, очищайся, пристраивайся. Я тебя, если
надо, найду.
   И скрылся в настежь распахнутую потайную дверь.
   Олег,  держа  рюкзак  в  руках  и на ходу придумывая картинку
приличествующего  Ольгу дир Дроту костюма, поплелся в зал.  Мон-
сеньер  оказался высоким, мрачным и равнодушным ко всему рыцарем
с  брюшком;  рядом  с  ним  сидел вершитель Отряда, отец Туринг,
симпатичный  молодой священнослужитель с бледным лицом затворни-
ка.
   Он повел с Олегом длинный и умный разговор, не спеша заостряя
вопросы; Олег отвечал просто и догматично, постепенно все больше
тупея;  монсеньер  пил вино и вслушивался в их разговор с  пони-
мающим видом. Часа через два Туринг добрался до вершины теологи-
ческих построений официальной религии - догмате о длящемся  вре-
мени  - Олег начал его излагать, и тут монсеньер хлопнул в ладо-
ши.
   Появился латник; черный, с закрытым забралом.
   Туринг наклонил голову.
   Олег  ничего не понял, но это только разозлило его - вроде бы
все шло нормально, зачем же воин в доспехах?!
   Латник  мягко  толкнул его в спину, Олег встал и сделал  нес-
колько шагов, оказавшись перед самым Турингом, который благосло-
вил его жестом, похожим на знак Зорро.
   Олег  склонился  по  этикету, переводя дух. Потом вернулся на
место.
   Там его ждал Герт.
   - Быстро, - сказал он. - Ты признан. Теперь будешь жить  при-
певаючи... если не забудешь своего обещания.
   - А?  - переспросил Олег. Он все не мог вернуться на землю из
теологической мути длящегося времени.
   - Один  слиток,  как  мы  договаривались, вперед, - вкрадчиво
сказал  Герт.  -  Поиск  твоего сообщника потребует значительных
расходов!
   - А...  Как  только  доберусь до лаборатории... - пробормотал
Олег.  Он  сообразил,  наконец,  что  с  ним:  отчаянно хотелось
спать.
   - Так  пойдем,  - Герт привстал, испрашивая разрешения выйти,
на  что монсеньер нетерпеливо махнул рукой. - Тебя как раз там и
поселят. У нас так принято.
   Они  вышли  в боковой проход - и сразу погрузились в лабиринт
коридоров. Герт, конечно, ориентировался в них как дома, Олег же
запоминал  дорогу  и  молчал.  Они  поднялись  вверх, перейдя из
главной башни в боковую, оттуда спустились по винтовой лестнице,
здесь  Герт зажег факел, повернул налево и долго вел Олега  тем-
ными коридорами.
   Лаборатория оказалась высоким круглым залом со сводчатым  по-
толком,  размером с волейбольную площадку. Поток воздуха из  ко-
ридора и отверстий в стенах, забранных решетками, уходил в  дыру
в центре потолка, через которую в лабораторию попадал яркий жел-
тый  свет,  не солнечный, потому что солнце никогда не показыва-
лось  над  Тритом. Что-то сверху давало этот свет и обеспечивало
тягу, и Олег подивился мастерству создателя лаборатории.
   - Ну,  я  пошел, - сказал Герт. - Сделаешь - потянешь за этот
рычаг. Я вернусь.
   Он  указал  на  торчащий из стены у входа стальной стержень с
шариком  на  конце  и  вышел. За ним задвинулась каменная плита.
Такая, что сразу и не сдвинуть.
   Олег  не  спеша  осматривал  лабораторию, прикидывая, из чего
делать  золото, и думал. Чем больше он думал, тем сильнее  скло-
нялся  к  мысли,  что  посланник  в замке. Устроиться сюда проще
простого,  просчитать  вариант  с появлением здесь Олега и вовсе
плевое дело. И наблюдать за ним, - а в том, что весь этот бедлам
для  того  и затеян, Олег уже не сомневался, - значительно проще
именно  в  замке.  Никакого риска разоблачения - тут человек сто
прислуги, охраны и прочего народу.  Пока всех прощупаешь...  Во-
во,  оборвал себя Олег. Уже до прощупывания докатился; скоро пы-
тать всех будем - кто тут из вас посланник? Что-то я  тороплюсь.
Еще  шесть месяцев; хочет наблюдать - ради бога, в конце концов,
это его право. Подожду.
   На  одном  из  столов Олег наткнулся на ворох бумаг. Покрытые
корявыми  буквами, эти шершавые листы казались чужеродным  пред-
метом  среди  реактивов,  тиглей, реторт. Олег просмотрел их ка-
кой-то трактат,  сразу  не  понять,  о чем речь. Кабалистические
знаки,  заумные  пояснения...  На  досуге почитаю, подумал Олег.
Сейчас - золото. Вот подходящий кусок.
   В груде отбросов он нашел желтоватый слиток. Пощупал - свинец
с  алихимической примесью. Сойдет. Вытащил из рюкзака линг,  вы-
колупнул "вечную" батарейку, подсоединил к слитку. Потом  сделал
глубокий  вдох  и  сконцентрировался.  Атомарная  настройка дело
очень  тонкое;  запустить  лавину  как надо удалось только через
несколько минут.
   Теперь  можно было убрать батарейку. Слиток потихоньку  прев-
ращался  в золото, в нем неслышно кипели ядерные реакции, разла-
гавшие  атомы  свинца;  вырвись энергия хоть на миг наружу, этот
кусок  металла  стал  бы атомной бомбой; но налаженная структура
работала нормально. Слиток пофыркивал, выпуская гелий и водород,
Олег  отошел в дальний угол лаборатории - среди отходов были   и
электроны,  то  бишь бета-излучение, и подставляться не  стоило;
- и ждал там, переводя дух после концентрации.
   Потом снова взялся за трактат. Золото надо будет переплавить,
рыхлое  получится,  подумал он, и тут же удивился - почему такая
хороша  бумага?  Белая? Странно для этого технического уровня...
Потом, продираясь через лес символов, стал вчитываться в суть.
   Это был дневник лабораторных опытов. Велся он по всем  прави-
лам,  аккуратно, систематически, и опыты были совсем неплохие  -
Олег  даже  присвистнул.  Органический синтез, щелочные металлы,
спирты. Гм, сказал Олег себе, понятно, отчего химик был заподоз-
рен в ереси.
   Он перевернул страницу. В глаза бросился написанный нетвердой
рукой отрывок, несколько строчек на незнакомом языке... На  нез-
накомом?!
   Олег выпрямился. Ведь это же...
   "Ты,  читающий,  если  ты помнишь, кто ты... нашей встрече не
суждено состояться... истина скрывается, разбивая ряды ее  иска-
телей... у нас ничего не вышло, пусть повезет другим... не держи
зла на обитателей замка и не убивай никого!"
   Латынь, констатировал Олег, прочитав последнюю строчку.  Нем-
ного искаженная латынь. Вот так так.
   Со  скрежетом отвалилась входная плита. Герт вошел, улыбаясь,
и  тут же перестал улыбаться. Олег сидел на табурете как в крес-
ле,  откинувшись  на  воздух,  глаза его были закрыты, одна рука
приложена ко лбу, другая свисала вниз, сжимая лист бумаги.
   - Олег! - настороженно позвал Герт. - Я пришел!
   Олег  медленно  открыл  глаза  и  посмотрел сквозь Герта. Тот
отступил, рука потянулась к мечу:
   - Ты... что?!
   Что-то страшное увидел он в глазах Олега.
   Но Олег уже взял себя в руки.
   - Что  случилось,  -  спросил  он, медленно поднимаясь, - что
стало с человеком, написавшим эти бумаги?
   - Бумаги  или строчки на тайном языке? - уточнил Герт,  успо-
каиваясь.
   - Строчки!
   - О,  это  целая  история! - Герт позволил себе улыбнуться. -
Да, я чуть не забыл - где мое золото?
   - Я  не  тянул  за рычаг, - сказал Олег. - Садись и рассказы-
вай!
   Ногой он пододвинул Герту свободный табурет.
   - Не  готово  еще?  Ладно, подожду, - Герт не спеша уселся. -
Так  вот...  Его звали Книлт, родом, если верить ему, из Этуара.
Когда  монсеньер  заподозрил  в  ереси тогдашнего нашего химика,
Брокса, и тот уже начал каяться в своих прегрешениях, у нас поя-
вился этот Книлт. Вошел в большой зал, стуча посохом по каменно-
му  полу, и заявил, что знает тайну изготовления золота. В обмен
на  нее он потребовал отпустить Брокса. Монсеньер усмехнулся не-
добро,  но  условия  принял,  не торгуясь. Мы посадили Книлта  в
эту  лабораторию  и дали ему три дня срока; химика казнили в тот
же  день. Он все равно бы не протянул долго после допроса. Книлт
просидел здесь три дня, и конечно ничего не сделал.
   - Почему?
   Герт с удивлением посмотрел на Олега.
   - Кто его знает... По-моему, он занимался здесь совсем други-
ми делами. Мы сожгли его на быстром огне.
   - Он сопротивлялся?
   - Какое там! Даже не кричал. Странный был человек; одержимый.
Но  когда монсеньер узнал о строчках на тайном языке, он повелел
снять  с  них  копию  и  объявить награду тому, кто разгадает их
смысл.
   - Зачем?
   - И дураку ясно! - фыркнул Герт. - Это же секрет изготовления
золота! Разве ты не прочел его?!
   - Мне не нужны чужие рецепты.
   Олег  тряхнул  головой.  Потом,  словно спохватившись, указал
Герту на дверь.
   - Подожди там! Тебе опасно здесь находиться.
   Герт  не заставил себя упрашивать. Скрежетнула плита, и из-за
нее глухо донеслось обещание вернуться к утру.
   А Олег, вновь развалившись на табурете, как в кресле, дал во-
лю  своим  чувствам. Постучал себя по голове, покрутил пальцем у
виска,  плюнул в горн. Если это местный "химик", откуда он знает
латынь?  Если  посланник,  то какого лешего дал себя сжечь? Если
ушел таким способом, зачем это слезное послание? А может быть, у
него  такие  правила игры - раз сожгли, так и сожгли, контакт не
состоялся?  Отложим  до следующего раза? Проклятый чуждый разум!
Ладно,  сжечь себя еще можно позволить, но из-за этого  отклады-
вать встречу!..
   Торчать  в грязном замке шесть месяцев только из-за того, что
этот  идиот...  Или  все-таки  не посланник? А только намек ему,
Олегу,  что он на верном пути? И заодно проверка - не сдастся ли
после пропажи посланника? Хотя какая это пропажа...
   - Тьфу,  - вслух произнес Олег, вставая. - Ладно, золото пора
плавить.
   Ну  и  контакт, ну и контакт, ну и кон-такт, думал Олег,  ра-
зогревая горн и выплавляя слиток. Посланник словно в прятки  иг-
рает!
   Спать  совсем  расхотелось. Олег вытянул ноги и от нечего де-
лать  стал лениво перебирать оставшиеся листы. Может быть, попа-
дется что-нибудь еще...
   Вскоре Олег убедился, что прочитанные им строчки на латыни не
были  единственными  изменением, внесенным Книлтом в рукопись. В
двух-трех местах она была густо зачеркнута, кое-где стояли чисто
химические  пометки,  попадались и вставки на латыни. Олег  пос-
мотрел  в конец - там, на предпоследнем листе, опять же на латы-
ни,  было приписано размашистым почерком: "Думал записать проис-
шедшее  с  нами,  дабы сохранить в памяти потомков; но вижу, что
того, что уже сказано, достаточно - и чтобы узнать тайну, и что-
бы постичь историю эту... Думающему достаточно".
   Вот-вот, подумал Олег. Опять ошибся...
   "В  памяти  потомков". Это мог написать только житель Офелии.
Факт. И когда же я поумнею...
   Сразу  можно  было сообразить - латынь на Земле язык мертвый,
вот  уже  тысячу лет; это явно местное изобретение, вот и Герт о
"тайном"  языке говорил, не о "неизвестном". Отсюда и искажения.
Ложная  тревога!  Или  же  посланник изволит загадки загадывать,
интеллект проверяет...
   Олег  помрачнел,  прикинув,  какой  результат  могла дать эта
проверка.
   Хороши шутки. Ему это игра, а мне работа.
   Снова захотелось спать. Растянувшись прямо на полу, Олег  по-
думал, что утро вечера мудренее, и выключился.
   Проснулся  он от скрежета открывающейся двери. Поднялся, мор-
гая заспанно.
   Вместе с Гертом в лабораторию вошел монсеньер.
   Олег,  внутренне паникуя, провел взрывную тонизацию. С герцо-
гом орт Трит нужно было быть предельно внимательным.
   Монсеньер  горел  желанием немедленно получить секрет  приго-
товления  золота. Переглянувшись с Гертом, Олег отметил, что тот
явно  не  спешит раскрывать своему хозяину их маленькое соглаше-
ние.  Приготовленный  для  Герта  слиток лежал почти на виду, но
никто  пока не обращал на него никакого внимания. Герта это уст-
раивало. Олега тоже.
   Слуги  тем временем втащили кресло, монсеньер опустился него.
И начал излагать условия позолоченного рабства: не покидать  ла-
боратории;  научить его, герцога, самолично делать золото;  каж-
дый  день  сидеть здесь над трактатом по магии, который валяется
вон на том столе, и постигать смысл строчек на тайном языке нао-
сов. Наосы, мысленно обрадовался Олег, ну конечно же, таинствен-
ная  секта верящих в бога-Разум, согласно которому все идет наи-
лучшим  образом,  практикующая  магию и алхимию! Кормить будут с
герцогского  стола,  продолжал  монсеньер,  но  если чуть что не
так!
   Герт выступил вперед и елейным голосом перечислил сменившихся
за  последние  годы  химиков, астрологов и врачевателей, называя
лишь имена, прозвища и способ смерти.
   Одному химику повезло погибнуть от яда собственного  изготов-
ления; остальным повезло меньше.
   Олег  кивал  и кивал. Ему стало ясно, что в замке он долго не
задержится.
   Монсеньер указал на кипу бумаг и повелел: "Начинай!"
   Олег взял рукопись, разложил на столике перед собой и принял-
ся читать, изредка поглядывая на монсеньера. Тот никуда  не  то-
ропился,  смотрел прямо и хмуро, потягивая алое вино из как  ми-
нимум литрового бокала.
   Читать  рукопись было тяжким трудом. Странные символы,  алле-
гории,  термины,  значения  которых менялись от места к месту, и
совершенно невразумительные "пояснения", где речь шла, казалось,
совсем о другом. Только от нечего делать и можно было заниматься
такой ерундой.
   Монсеньер  все не уходил, и постепенно Олег перестал обращать
на него внимание. В рукописи стали появляться довольно живо  на-
писанные вставки, повествующие о жизни автора; это, конечно  же,
было намного интереснее алхимической кабалистики.
   Часа  через два Олег дошел до места, где Книлт - он  предста-
вился  двумя листами раньше - описывал, как попал сюда, в замок.
Охарактеризовав  монсеньера  как  "окостеневшего  паука",  Книлт
клялся,  что  никогда б не решился войти в замок, не попадись  в
лапы  герцога  его  товарищ - не по химии, а по вере, и Книлт, и
его  предшественник,  конечно же, были наосами. В слепой надежде
спасти  единоверца Книлт рискнул; но зря - в час, когда он начал
здесь,  в  лаборатории, готовить золото, его товарища сожгли на-
верху,  на  центральном  дворе  замка,  перед главными воротами.
Книлт, как и все наосы, по-видимому, обладал неплохими телепати-
ческми  способностями - он услышал "беззвучный вопль смерти".
   "... я отбросил все приготовленное, - писал Книлт далее.  Ни-
когда палач не получит даже фальшивого золота наосов. Оставшиеся
у меня дни я посвящу этому трактату, начатому моим товарищем. Он
сохранится;  все будут думать, что здесь сокрыта тайна золота  -
меж тем я опишу, как достигнуть слияния с Разумом".
   За  этим  следовали многостраничные описания психотехнических
упражнений,  живо  напимнивших Олегу годы своего ученичества. Он
перешел  на скорочтение - хотелось поскорее узнать, чем кончится
трактат.
   Тут  монсеньер нарушил молчание и, пообещав Олегу, что он бу-
дет сожжен, если не разгадает тайну завтра к вечеру, вышел. Олег
вздохнул.  Предчувствие  подтвердилось  - в замке ему не  задер-
жаться.
   Он  вернулся  к  рукописи.  Еще и еще психотехника, несколько
добрых  слов о товарище - хоть бы имя его назвал, впрочем, - и в
заключении:  "Читающий! Никогда не стоит терять надежду! Неудача
лишь  неполная  удача;  ты  всегда побеждаешь, пусть и не всегда
всех!"  Дальше  шли  совсем  уж несуразные абстракции, понятные,
видимо, лишь посвященным.
   Понятно, подумал Олег. Те строчки, что я прочитал первыми, он
вписал  в  самом конце, когда сообразил, что его трактат, дающий
возможность неплохо овладеть гипнозом, может попасть в руки  та-
кому  же,  как  он,  здесь, в замке. "Не держи зла и не  уничто-
жай..."  - значит, прочитавший трактат мог уничтожать и ему было
бы  за что держать зло. Воистину, неудача лишь неполная удача.
   Вот это был человек. Олег собрал листы в кипу. Впрочем, поче-
му "был"? Массовый гипноз - штука возможная, он мог и инсцениро-
вать свое сожжение. Да, здесь есть над чем работать; и главное -
с кем.
   Олег вздохнул: полномочий не было.
   Входная  плита  загрохотала так, что Олег обернулся. В темном
проеме стоял Герт.
   Но  как он выглядел! В руке обнаженный меч, из-за голенищ са-
пог торчит по ножу, шляпа съехала набок, за поясом боевой топор,
глаза горят.
   - Что случилось? Что с тобой? - воскликнул Олег, подскочив.
   - Кого  ты  ждал?  -  закричал Герт в ответ. - Кого ты ждал у
Расщепленного  Дрота?! Даже человек из-за гор... Отвечай! потре-
бовал он, поднимая меч.
   Олег начал догадываться. Он шагнул вперед, аккуратно взял меч
за лезвие двумя пальцами, вытянул его из руки Герта и тихо  про-
говорил, твердо глядя в глаза:
   - Осторожно, можешь порезаться! А ждал я человека непростого.
Что случилось?
   - Э..  -  Герт  с  изумлением смотрел на свою руку, сжимающую
пустоту. - Вот как... Вот как! Понятно! Только один из моих  лю-
дей вернулся, и умер от ран. Их было трое, в кольчугах под  пла-
щами, а он был один, и как сказал Хаг, без оружия...
   Герт  посмотрел  на  свой  меч, который Олег брезгливо держал
двумя пальцами.
   Умер  от ран, думал Олег. Он их убивал. Средневековье; трое в
доспехах против безоружного; танк против связанного... Но почему
убивал?!
   - Такого  не  может быть! Это колдовство! - кричал Герт. - Ты
говоришь, что бог, но и ты бы не смог!
   - А вот он смог, - задумчиво проговорил Олег.
   - Кто он? Скажи, кто он! - Герт сбавил тон, успокоенный  рас-
судительностю Олега.
   Олег показал на стол:
   - Вот твое золото. Возьми.
   Герт шагнул к столу и быстро спрятал слиток; пальцы его  дро-
жали. Он сказал неожиданно тихо:
   - Вы страшные люди. Уезжай! Он ждет тебя!
   - Ждет? - обрадовался Олег. - Откуда ты знаешь?
   - Поторопись.  -  Герту, видимо, некогда было объяснять. Мон-
сеньер  готовится  к  вылазке; он в ярости. Мои люди уже седлают
коней.  Уезжай,  забирай своего друга - вы приносите только зло.
Довольно смертей!
   Олег  выпустил  меч - тот зазвенел на каменном полу. И впрямь
надо  ехать.  Посланник...  как он мог? И Герт - отчего он вдруг
так  заговорил?  Зачем  ему меня выпроваживать? "Довольно  смер-
тей..." - неужели боится? Неужели все-таки боится?!
   Меч звякнул: Герт подобрал его и бросил в ножны.
   Тьфу!  Такие  варианты нужно считать сразу! Конечно же, убьет
"при попытке к бегству"... как сообщника... на пороге  лаборато-
рии. И как все гладко расписал!
   Олег смотрел на Герта, делая вид, что думает, и ждал. Заминка
затягивалась.  Герт,  конечно, не решался нападать в открытую, и
потому молчал, хмуро глядя на Олега.
   - Чего ты ждешь? - спросил он наконец.
   Олег пожал плечами:
   - Откуда ты знаешь, что меня ждут?
   Герт нетерпеливо махнул рукой:
   - Ты сам собирался ждать своего друга; да и заведено так при-
бывший первым ждет второго! А что он прибыл к тебе - это ж ясно:
без  волшебства тут не обошлось! Это - твой приятель, больше не-
кому.
   - Хорошо. - Олег решился все выяснить.
   Он  повернулся к столу, конечно, следя задним зрением за каж-
дым движением Герта, и начал наводить там порядок. Прибрал руко-
пись, подвигал колбы. Герт наблюдал, ничего не предпринимая.
   Олег  повернулся  и  направился к двери; низкий свод заставил
пригнуться;  очень  неудобно будет, мелькнула мысль, если он и в
самом  деле...  Но Герт не шевелился, будто собирался остаться в
лаборатории навсегда.
   Олег  шагнул  в  коридор  и  тут же отпрянул: навстречу шагал
монсеньер.  Значит,  правда:  будет вылазка. Значит, и монсеньер
уверен, что посланник ждет у Дрота...
   - Поедешь с нами, - коротко сказал монсеньер. - Герт! Идем!
   И, развернувшись, зашагал обратно.
   Отряд выехал из  замка  полчаса спустя. Даже пепельный свет -
обычная погода в этих местах - показался Олегу праздничным после
долгого полумрака подземелья. Дорога была знакома, местные  вер-
ховые животные, достаточно похожие на земных лошадей, чтобы Олег
сумел  устроиться в седле, стрелой летели вперед под легковоору-
женными всадниками. Ветер в ушах пел песню близящейся битвы.
   Ехали  молча.  Трясясь  в  седле,  Олег продолжал неторопливо
размышлять:  что  же  произошло  у  Дрота? Почему посланник стал
убивать?  Ну ладно, запоздал, встретил засаду и понял, что Олега
увели в замок; тем более надо было дать себя повязать... А может
быть,  он просто думал, что Олег еще не прибыл, что его задержал
пожар,  и  впрямь  заставивший приложить все силы, чтобы прибыть
вовремя? И посланник решил обеспечить безопасность? Олег  усмех-
нулся  -  какая уж тут безопасность, отряд в сорок конников! Тем
более  непонятно - зачем убивать? Зачем позволять одному уйти?
   Олег искал и не мог найти объяснения, и оттого постепенно на-
чинал беспокоиться. Проснулись  старые  сомнения: да гуманоид ли
посланник?  Зачем такие странные условия встречи? И эти  убийст-
ва...  что, если это прямой намек ему, Олегу, - вот мы какие?!
   Путь, пешком занявший полтора дня, верхом был проделан за не-
сколько часов. Монсеньер поднял руку - и весь отряд, сорок чело-
век  и сорок коней - остановился единым духом. Дисциплина, поду-
мал Олег.
   - Герт!  -  позвал  монсеньер.  Олег сосредоточился и услышал
короткий  шепот:  пойдешь в обход, и учти - ты уже потерпел одно
поражение, - монсеньер, будьте уверены!
   Хранители  веры по знаку Герта поскакали за ним. Олег остался
в окружении трех рослых латников - они неотрывно следили за каж-
дым  его  движением. В дороге это не было так заметно, сейчас же
становилось неудобным.
   Солнце  за  серыми тучами клонилось к горизонту; серая грязь,
которой стал пепел, хлюпала под копытами лошадей.
   Латники  начали нехитрый маневр - спешились и бесшумно,  рас-
ходясь в стороны, стали придвигаться к Дроту, темным бугром вид-
невшемуся у близкого горизонта. Олега толкнули в бок - спешивай-
ся. Он повиновался и двинулся вперед, подгоняемый стражами,  те-
нями скользящими следом.
   Эти  километры  тянулись  бесконечно. Олег шагал, рассчитывая
каждый  шаг - приходилось прятаться, соблюдая скрытость маневра,
и с каждым шагом все больше мрачнел - он начинал понимать, какую
трудную  задачу ему предстояло решить. В бою, в суматохе, в  по-
лутьме - так придется объясняться с посланником, да еще с  этим,
непонятно жестоким.
   Темнело медленно. Расщепленный Дрот приближался; до него  ос-
тавалось  каких-нибудь  сто  шагов.  Олег наконец разглядел, что
белело  слева  от  его  черного ствола - треугольник, похожий на
шатер;  холодный ветер слегка колебал его. Действительно, шатер,
значит, здесь кого-то ждали.
   Внезапно  раздался пронзительный свист. Олег замер,  пригнув-
шись: что-то не так, понял он. Справа, слева раздался звон мечей
- нападение.  Олег быстро огляделся - из троих стражей двое, об-
нажив  клинки,  встали  по  обе стороны от него, шагах в десяти,
третий же подошел совсем близко, держа руку за спиной. Вспыхнув-
ший бой разгорался; крики и ругань, стоны и дикий рев сигнальных
труб - Олег стоял, не шевелясь, откровенно растерявшись.
   Сражения такого масштаба он не ожидал.
   Шум  слева внезапно поутих; пять человек с обнаженными мечами
прорвались и стремительно приближались. Левый стражник попятился
с  пятерыми не сладить! - а стоявший позади быстро шагнул вперед
и схватил Олега за шиворот.
   - Беги!  -  сказал  он  негромко,  и Олег почувствовал спиной
острие кинжала.
   Беги?  Ну нет! Растерянность наконец ушла, уступив место  хо-
лодному пониманию. Обычная резня, мне здесь делать нечего.
   Стражник,  наверное,  так  и не понял, как оказался на земле;
Олег,  быстро  вытащив его меч, успев подняться как раз вовремя,
чтобы  отразить первый удар. Рубили сплеча, уверенно, как  безо-
ружного; ответ Олега был молниеносен - уж это-то он умел! В нес-
колько  мгновений пятеро нападающих легли рядом, выключенные ми-
нимум до утра; досталось и правому стражнику - он попытался  за-
держать Олега и получил удар плашмя по рукам.
   Пригнувшись,  Олег  побежал  в  сторону  белого  шатра; чутье
подсказывало ему, что теперь там самое безопасное место.
   Уже  совсем  стемнело.  Олег  бежал  к  белому пятну, на ходу
соображая  -  опять  не посланник, бандиты какие-то, что теперь?
Лучше  всего, наверное, договориться с ними, и пожить  здесь,  у
места  встречи,  может  быть, и в самом деле посланник порядочно
запоздал?
   Олег  распахнул полог и шагнул внутрь. Лампада с белым маслом
ярко  освещала  шатер  - Олег увидел человека, развалившегося на
прекрасно  выделанных  шкурах,  грудой сваленных в дальнем углу.
Человек  тоже  увидел Олега и стал медленно приподниматься... ах
да,  сообразил Олег, я же еще в боевом темпе... и мигом оказался
на ногах, с длинным кинжалом в отставленной в сторону руке.
   - Кто ты? - резко спросил он голосом, выдававшим нездешнего.
   - Странствующий  монах.  Я бежал от своего недруга, - ответил
Олег,  закрывая за собой полог, мягким и монотонным голосом. - Я
смиренно молю тебя, вождь, о защите...
   - О  защите?  -  человек  расхохотался.  - У Хампа дель Райга
каждый  сам себя защищает, и судя по твоему мечу, монах, ты  де-
лаешь  это  получше других! Будь моим гостем - а если хочешь, то
и другом! Садись, вот вино.
   Хамп  дель  Райшг,  посмеиваясь, опустился обратно на шкуры и
протянул Олегу серебрянный кубок.
   Олег  бросил меч - тот воткнулся в землю до половины клинка -
и принял кубок. Потом присел на корточки.
   - Я вижу, ты не знаешь, к кому пришел! - снова засмеялся Хамп
дель Райг. - Да и я, признаться, не прочь узнать, кто к нам  се-
годня  пожаловал! Крепкие ребята - клинки еще звенят! Ну,  расс-
казывай!
   - Меня повязали на днях, я и сам толком не понял, что за  че-
ловек  этот герцог орт Трит, - задумчиво проговорил Олег,  потя-
гивая  густое  вино.  - Епископ всего Трита, избравший сам себя,
фанатик  единой религии, учредитель Отряда хранителей веры. Ну и
люди  его,  конечно.  Немного  -  они думали, что здесь их будет
ждать только один человек.
   Хамп дель Райг расхохотался:
   - Моя  шутка удалась! Сам монсеньер с ними? Я вижу, он хорошо
забыл  те  времена,  когда  боялся  заехать в мой лес без доброй
сотни  всадников!  А  тот, у кого короткая память, рискует и сам
стать на голову короче! - Похохотав собственной шутке, Хамп дель
Райг потянулся за мечом. - Сколько их, говоришь?
   - Человек  сорок,  -  ответил  Олег и тут же - в который раз!
проклиная  себя за беспечность, вскочил на ноги. Хамп дель Райг,
со  своим огромным мечом, с проклятьями бросился к выходу. Олег,
замешкавшись с вытаскиванием из земли собственного меча,  устре-
мился  за  ним,  все  ещ злясь на себя. сорок человек по местным
меркам не "немного"; сорок человек разбойников из древней сказки
были огромной бандой, почти армией



Другие статьи номера:

Сергей Щеглов - Замок: Часть 1

Сергей Щеглов - Замок: Часть 2

Сергей Щеглов - Замок: Часть 3

Сергей Щеглов - Замок: Часть 4


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Сценохрония - Краткий обзор новостей от группы RUSH.
Маразм - новости минских спектрумистов.
Реклама - Реклама и объявления ...

В этот день...   23 сентября