Fantik #06

Сергей Щеглов - Замок: Часть 1

<b>Сергей Щеглов</b> - Замок: Часть 1
                  С е р г е й   Щ е г л о в
                          З А М О К
                    Фантастическая повесть

                           Часть 1

                             В стране, объятой вьюгой и пожаром,
                            Плохую лошадь вор не уведет.
                                                   С. Есенин.

   Олег смотрел вниз.
   Горьковатый  запах  копоти  щекотал  нос;  руки были черны от
маслянистой  сажи,  осевшей  на древний камень сторожевой башни.
Внизу,  как и прежде, до самого горизонта расстилался бескрайний
ковер  пушистого  серого  пепла.  И нигде не было движения; даже
ветер не гудел в ушах. Ни звука - а как шумел здесь лес, Могучий
лес, как называют его тритяне!
   Называли.
   Олег посмотрел на руки и вытер их об штаны. Ничего на десятки
гаков вокруг; даже башня не помогла ему. Он в последний раз  ог-
лядел устланные пеплом унылые холмы. Нет, никакого  Расщепленно-
го Дрота тут не осталось, пусть даже был он, как клялись  и  бо-
жились странники в придорожных кабаках, в восемь обхватов.
   Пепелище.
   И место, и время встречи отодвигались теперь в туманную даль,
едва обозримую разумом. Вот так назначать свидания под деревом.
   Олег повернулся и стал осторожно спускаться по узкой винтовой
лестнице,  перила которой превратились в головешки. Рюкзак лежал
все  там же, на большой куче углей - видимо, от сгоревших ворот.
Олег  вскинул  его  на  плечи. Куда же теперь? Замок, выгоревший
дотла, был пуст. Обитатели его, похоже, успели уйти; а если нет,
то  их жизненный путь оборвался здесь. Олег знал, что такое  по-
жары на Офелии. Ох уж это поэтичное земное название! Вот  тритя-
не называют  свою  планету  Крэгг. Маленькая планетка на окраине
Галактики, традиционное общество - таких тысячи. И вот пожалуйс-
та.  Совпадение?  А  если  нет?  Несчастный  случай с выделением
энергии?  Скажем, применил прямую транспортировку и не рассчитал
эффект  появления? Ведь и я, усмехнулся Олег, спалил пол-гектара
при посадке. Правда, километрах в двухстах отсюда, в местах без-
людных  и  болотистых.  А  может быть, просто началась очередная
война; или религиозные распри; или просто кто-то неудачно развел
костер. Это - Офелия.
   Кажется,  он поторопился слезать с башни. Через несколько ча-
сов  срок,  посланник столкнулся с той же проблемой - отсутствия
места встречи. Что, если он появится где-то поблизости? Черт его
знает;  но лезть обратно Олег не стал. Лучше двинуться туда, где
за мрачными холмами должен был находиться Расщепленный Дрот.
   Перемалывая  ногами  пепел,  Олег  размышлял  о превратностях
судьбы.  Еще неделю назад он сидел на Саффе; методично, стараясь
избежать  обычных ошибок, готовил к контакту свою пятую  цивили-
зацию;  уже маячили любопытные обобщения, и вдруг - вызов с Зем-
ли.  "Препаратор Соловьев! Явиться в Координационный Совет к де-
вятнадцати  ноль-ноль!"  Внешняя  дипломатическая  служба, новая
сверхцивилизация,  чрезвычайно странные обстоятельства контакта;
их  условия  -  встреча для переговоров на отдаленной планете, с
каждой  стороны  - по одному представителю; точнее - Олег  улыб-
нулся  напыщенности этого слова - по одному посланнику. "Но я не
дипломат!"  - конечно же отказался Олег, и ему освежили в памяти
некоторые  факты  из  его  биографии, которые он и так прекрасно
помнил.  И  вот  он  на  Офелии, чтобы вести переговоры от имени
всей Земной Конфедерации или, попросту, всего человечества.
  А посланника нет;  более того, даже места встречи как такового
нет;и что самое печальное,по тем же самым "их условиям" Олег мог
покинуть Офелию не раньше, чем через полгода. "Они" явно рассчи-
тывали  на серьезный разговор. Олег даже не знал, кто эти "они".
Контакт  был  совершенно необычным с самого начала. Пустое место
неподалеку  от  Системы  стало  излучать радиоволны; расшифровка
дала искусственность сигналов; когда земляне сумели ответить тем
же,  поступило  предложение  обменяться  информацией. Мы послали
стандартную  программу контакта, они ответили этим самым предло-
жением  ообменяться  посланниками.  Место  встречи Офелия, Трит,
Расщепленный Дрот, время - вечер 20-го робаря 1472 года по мест-
ному календарю, имя посланника с их стороны - Дино Кагер.
   Олег даже не знал, мужчина это или женщина.
   Ему посоветовали захватить кое-что из дополнительного  снаря-
жения  разведчика, но Олег отказался. Во-первых, ему не хотелось
идти  на контакт с оружием - все-таки это был первый в его жизни
настоящий  контакт, - но, главное, он хорошо знал свои собствен-
ные  возможности.  Так  что идти было легко. Рюкзак почти ничего
не  весил  -  немного  хлеба и мяса, фляга вина, теплый дорожный
плащ, кремневая зажигалка, купленная в на подвернувшейся  ярмар-
ке;  и только в боковой кармане - линг, единственное техническое
средство,  которое  Олег  взял с собой, покидая десантный катер.
Он  до сих пор не знал "их" языка. Ответили "они" на линкосе,  а
вот  при  встрече  посланник  мог заговорить на чем угодно. Олег
знал правила дипломатии: переговоры ведутся на языке менее  веж-
ливого партнера - и не собирался позорить человечество. Под ногу
попало  что-то  мягкое,  Олег потерял равновесие и чуть не упал.
Остановившись,  он посмотрел вниз. Труп местного животного, сов-
сем не похожего на свинью, что не мешало ему называться каменным
кабаном.  Каменным не из-за того, что жил в скалах, наоборот, он
носу  не показывал из лесов, а исключительно из-за своей бесцен-
ной  шкуры, не пробиваемой даже топором. Питался каменный  кабан
в основном  гнилой древесиной и иногда закусывал питательной зе-
леной землей, мясо его пахло просто ужасно, совершенно  безвред-
ное и бесполезное животное. Поморщившись, Олег пошел дальше.
   Интересно,  думал  он, как я узнаю посланника? Ну ладно, если
это  негуманоид,  спрут  там или паук; но если человек? Здесь аж
четыре расы, попробуй отличи. Разве что по имени. Да и меня  бу-
дет  нелегко  узнать  -  в этих портах и кожаной куртке, вылитый
местный  бродяга.  Надо  было  пароль придумать. Он притормозил,
чтобы поправить рюкзак, и увидел человека.
   Впереди,  шагах в тридцати, прямо на грязной земле, усыпанной
углями  и  застланной пеплом, сидел длинноволосый седой старик в
лохмотьях,  со  спутанной  бородой.  Олег стал подходить к нему,
никак  не решаясь заговорить; было весьма сомнительно, что  пос-
ланник  мог  выглядеть  так. А впрочем... черт, как же его отли-
чить?
   - Мир  тебе и покой, - нейтрально сказал Олег по-тритски. Ле-
гок  ли  твой путь, почтенный? Спокойно ли сердце? Не нуждаешься
ли ты в помощи?
   - Благодарю  тебя,  странник,  -  прохрипел старик, подняв на
Олега глаза, - мир и тебе; путь мой легок, ибо близок к концу, а
сердце  нашло  долгожданный покой; и если бы я мог ответить, что
помощь  мне  не нужна, я был бы счастлив - но это не так! Знаешь
ли  ты, странник, как найти мне место, где стоял до пожара  Рас-
щепленный Дрот?
   Олег дважды моргнул - удивился. Но ответил как подобало  сми-
ренному страннику:
   - Расщепленный Дрот оказался подвластным огню; и мудрейший из
мудрых  не  сразу  найдет место, где он стоял. Но если почтенный
поведает мне, что ждал он обрести у Расщепленного Дрота, я  отк-
рою ему свой секрет; ведь и я иду туда же.
   - И ты спрашиваешь? - изумился старик. - Ты идешь к священно-
му для каждого истинного тритянина месту и спрашиваешь спутника,
за чем идет он? О странник, странен твой вопрос; уж не помрачил-
ся ли твой рассудок?
   Какой  это, к черту, посланник, устало подумал Олег.  Расщеп-
ленный  Дрот,  оказывается,  священное место; старик бредет туда
поклониться  своему богу... Ладно; какой-никакой, а все ж попут-
чик.
   - Не для всякого тритянина свято место, куда держишь ты путь,
почтенный; запаливший огонь не мог не знать, что сгорит вместе с
Могучим лесом. И я направляюсь к Расщепленному Дроту как к месту
встречи с далеким другом.
   - Долог  и труден будет твой путь, странник, ибо он не озарен
верой  и  истинной.  Я пойду с тобой; завет Иерона - помогать во
тьме блуждающим.
   О Великий Космос, подумал Олег, этого только не хватало.  Ие-
ронец!  Так  и  до подземной тюрьмы недалеко. Насколько он успел
уже разобраться в местных верованиях, смешение их достигло таких
масштабов, что не оставалось ни одной безопасной. Но  последова-
тели  древней  - и некогда могучей - веры в пророка Иерона  ист-
реблялись  с  особенным  рвением, подогреваемым странной особен-
ностью  блуждающих проповедников-иеронцев всегда находится в оп-
позиции  любой  вере - в том числе и официальному культу Иерона,
являвшемуся  государственной религией в Мерже, стране на юге По-
луострова,  -  ибо  пророк Иерон завещал в одном из темных своих
писаний,  что  лишь  готовый стать мучеником может раскрыть души
людские и повернуть их на путь искупления, что мученичество удел
лишь  праведников, а грешники недостойны страданий и смерти, по-
сылающих  им  покой и свободу от искупления. Иеронцы были весьма
знамениты регулярно устраиваемыми массовыми исповедями и  покая-
ниями, завершавшимися искупительными самосожжениями, после кото-
рых многие - Олег видел таких - становились истовыми поклонника-
ми  новой  веры  и  как  одержимые стремились на костер; религия
эта,  уничтожающая  своих  приверженцев,  распространением своим
напоминала  деление  одноклеточных. Олег не понимал, что толкает
людей  в  русло  этой бессмысленной веры, озаряемой лишь смутным
предсказанием  Иерона о наступлении вечного мира и благоденствия
в  день,  когда  число иеронцев превысит число грешников, ибо из
уверовших в пророка никто не в силах умереть, не обратив смертью
своей  в  веру  свою  хоть одного человека; но, вспоминая земное
средневековье, соглашался, что и такое возможно. Сам Олег привык
скромно придерживаться религии власть имущих и сторониться боль-
ших  городов.  Мир  велик, а человек мал. До сих пор все обходи-
лось.
   - Куда  же  направимся мы, почтенный? - спросил Олег, подавив
досаду.  -  Ведь найти Расщепленный Дрот не поможет теперь и сам
святой Сипа!
   Старик медленно поднялся и смачно плюнул. Олег опять удивился
- вроде бы святого Сипу почитали все; плевок же в Трите считался
одним из худших оскорблений.
   - Иерон  укажет  нам  верный  путь, и ложник Сипа не собьет с
него!  - провозгласил старик и зашагал вперед, в сторону, откуда
пришел  Олег.  Тот  на  миг задержался, но, рассудив, что старик
знает лучше, пошел следом.
   Он тащился по нещадно пылящему пеплу, неспешно размышляя.
   Что  делать  шесть  месяцев до прихода капсулы? Страна нищая,
время  средневековое;  того  и  гляди, в драку лезть придется. В
монастырь, что ли, податься? Но и монастыри жгут. Даже жаль, что
нет  полномочий  препаратора  - здесь есть, что менять. Но - "до
встречи  с  посланником  никаких  действий", приказ есть приказ.
Будет исполнено.
   Где,  однако же, этот самый посланник? Условия встречи в  ук-
ромном, а как теперь оказалось, и весьма популярном месте  наво-
дили  на  мысль  о проверке; от посланника всего можно было ожи-
дать. А раз так, сообразил Олег, почему я сбросил со счету этого
еретика?! Может быть, встреча уже состоялась, и теперь идет кон-
такт?  Разве я сам отказался бы от подвернувшегося случая прове-
рить  посмотреть коллеги на существо чужого мира, прежде чем де-
монстрировать  собственные  бездны  интеллекта?  Э, да он вообще
мог  не  понять, что я - это я! Правда, явиться сюда в виде  ие-
ронца... Но кто "их" знает.
   Скажу-ка я ему что-нибудь по-нашему, по-земному.
   - Стой! Не поворачиваться! - негромко произнес Олег на линко-
се первое пришедшее в голову.
   Старик остановился и повернулся:
   - Что  за  слова  произнес ты, странник? - спросил он. - Если
это  молитва,  какому богу ты молишься? Если это закличание - то
что ты хочешь вызвать на нас?
   Олег с неудовольствием отметил, что на месте старика повел бы
себя  точно так же. Но дело сделано; по крайней мере, он  предс-
тавился.
   - Я  вспомнил  странника, с которым мы исходили пол-Трита. Он
лююбил  говорить эти слова в спину разным людям; и все ждал, кто
же  не  обернется.  Он  верил, что то будет особенный человек, и
вместе  они дойдут до края света. А одному ему не было туда  до-
роги. Вот я и подумал, почтенный...
   - Где  сейчас  твой  знакомый,  - прервал его старик, глядя в
глаза, - когда вы расстались; как он выглядел?
   Олег  моргнул  трижды.  Осел, что теперь делать? Но слова уже
сами летели с языка:
   - Ты слышал о нем, почтенный?
   - Нет,  но я знаю многих странных людей. Нелишне узнать и еще
об одном. Нас так мало, отмеченных даром видеть насквозь...
   - Он не был отмечен этим даром; мы расстались два месяца  на-
зад, он пошел своей дорогой, я своей. Где он сейчас, знают  лишь
всемогущие.  Выглядел  же  он обыкновенно - сутулый, острый нос,
круглые  глаза, и в них ничего - ни интереса, ни веры. Бездна.
   - Ты лжешь. - Глаза  старика погасли, он повернулся и зашагал
дальше.
   - Великий Космос!
   Олег  не удержался. Так быстро его еще не раскалывали. Старик
явно видел насквозь. Да - но посланник он или нет?!
   - Ты никогда не видел этого человека; твои заклинания извест-
ны  тебе одному, - продолжал старик, не оборачиваясь, уверенный,
что  Олег ловит каждое его слово. - Я знаю, как трудно сказать о
знакомом  человеке и  как  легко придумать того, кого никогда не
видел.  Твори свои заклинания, но не выдавай их за чужие; это не
спасет тебя, но погубит других.
   - Прости,  почтенный...  -  Олег  отчаялся  что-либо понять в
старике.  Посланник  он  или  нет,  но человек явно непростой. И
лучше  всего  подождать. Визитная карточка дана; хочет наблюдать
пусть  наблюдает; когда-нибудь откроется, а не откроется, отбуду
свои месяцы и вернусь на Саффу. - Мои заклинания не несут никому
зла.
   Старик ничего не ответил.
   Они  шли  еще  долго.  Сколько часов молчания легло под ноги,
никто  не  считал;  старик шагал неутомимо; светлый сектор неба,
где  за  толщей  дыма  и  вечных тритских облаков ползло местное
солнце, переместился вправо и стал опускаться.
   Интересно,  думал Олег, зависит ли обычай сжигать еретиков от
содержания  кислорода  в атмосфере? Земля, Офелия, Рамор - и еще
добрый десяток только мне известных, везде больше двадцати  про-
центов.  А  вот на малокислородной Фиесте еретиков заливают спе-
циальным  расплавом солей, выставляя полученные статуи в храмах.
Наглядная иллюстрация адских мук...
   Да что это я? Какой-то кошмар, не подслушал бы кто мысли, это
посланник человечества так думает! Бр-р, какой уж тут контакт.
   Однако что делать - часов через двадцать я устану плестись за
этим  загадочным еретиком, и придется все бросить и выбираться в
населенные места, а посланник, конечно же, промахнулся  километ-
ров  на  сто в другую сторону, и теперь топает где-то проселками
соседней  страны;  и  за шесть месяцев, пожалуй, не встретиться.
Вот и думаешь о всяких гнусностях.
   - Здесь! - воскликнул старик, внезапно останавливаясь.
   Олег очнулся от раздумий и посмотрел вперед.
   Еретик  стоял,  высокий, с развевающимися белыми волосами, на
ярко-черном  фоне  обугленного,  казалось,  до сердцевины ствола
огромного  дерева,  поверженного наземь пожаром. Олег понял, что
это. Так и не сгоревший до конца Расщепленный Дрот. Не сгоревший
здесь,  в  обильно-кислородной  атмосфере...  Было в этом дереве
что-то святое.
   - Свершилось!  -  продолжал старик. - О великий Иерон, славен
день,  когда  снизошел  ты до нас и посвятил нас в тайну видения
насквозь...
   Старик  молился. Он молился стоя, только лицо подняв  к  тем-
неющему небу,  и  Олег залюбовался этой идиллией средневековья -
такая спокойная и сильная вера воплотилась в этом человеке.А по-
том слева раздался шорох, Олег обернулся и увидел человека,  ви-
димо, только что спрыгнувшего с огромного ствола. Высокий,  лад-
ный,  весь в черной коже, с большим мечом на боку, он вставал из
глубокого  приседа,  в туче поднятого пепла, расплываясь в улыб-
ке.
   - Мир  вам и покой, почтенные! - сказал он весело. - Наконец-
то!
   - Это  вы,  Дино?! - Олег заулыбался в ответ, поняв, что этот
человек  ждал  его.  -  Дино  Кагер, посланник? - Он замялся, не
зная,  что еще сказать. - Я с Земли, меня зовут Олег Соловьев...
и окончательно замолчал, выжидая.
   - Очень приятно! Давно жду! Наконец-то!
   Олег перевел дух.
   - Я  уже волноваться начал, - сказал он. - Ну, как добрались?
Не от вашего ли появления возник пожар?
   Посланник поморщился.
   - Спасибо, все в порядке. Лес запалили фанатики-иноверцы, да-
бы  очистить  мир от скверны. Не знаю, насколько это им удалось,
но горело красиво.
   - А-а... - понимающе протянул Олег. - Вы его видели...
   Посланник кивнул небрежно, потом указал на старика:
   - Вы прибыли вместе?
   - Нет, просто оказалось по пути.
   - Тем лучше... Кстати, какому богу он молится? Иерону?
   - По-моему, да.
   - Отлично!  -  Посланник потер руки. - Ну как дорога? Не было
ли недоразумений, неприятностей?
   - Раз я здесь - о чем речь?
   - Превосходно!
   Посланник  прямо  излучал  удовлетворение.  Олег ждал: теперь
можно было ждать долго. Главное было сделано.
   - Ну, говорите! - сказал посланник и весело подмигнул Олегу.
   Тот растерялся:
   - Что?!  Вы  назначили встречу, я прибыл. Никаких инструкций,
даже пароля нет, только имя... Я думал, начнете вы!
   - Всему  свое  время, - загадочно сказал посланник. - В наших
делах спешить не следует... Вы меня понимаете?
   Олег уже ничего не понимал.
   - Нет,  -  откровенно признался он, досадуя на то, что прояв-
ляет  тупость и тугодумие, присущее среднему землянину. - Встре-
тились,  и  отлично. Чем скорее мы уберемся с этой гостеприимной
планеты  к вам ли, к нам ли, без разницы, тем лучше. Иначе любой
пожар  и  начинай все сначал... Или... - Олег моргнул, - вы тоже
должны здесь полгода торчать?
   Последние  фразы  Олег произнес, наконец сообразив перейти на
линкос, дабы облегчить взаимопонимание. Рассуждать о  межцивили-
зационной  дипломатии  на простонародном тритском было абсурдом.
Посланник выслушал внимательно и кивнул.
   - И что же мы будем делать? - уныло поинтересовался Олег, уже
представлял себе месяцы скитаний по этой действитнльно  "гостеп-
риимной" планете. Да еще в эпоху религиозных войн.
   - Ну что ж, пойдемте, - сказал посланник задумчиво и, даже не
взглянув на Олега, полез обратно на ствол, упираясь в обугленные
остатки  ветвей. Олег полез следом, морщась от мысли, что  пере-
мажется  окончательно. Вместе с посланником они съехали с проти-
воположной  стороны  ствола, и, поднимаясь с земли, Олег сообра-
зил, что посланник почему-то так и не перешел на линкос.
   Вокруг стояли люди в черном, с каменными лицами.
   Олег  даже не успел удивиться. Посланник коснулся его плеча и
скомандовал:
   - Тихо! Там еще один!
   И люди беззвучно навалились.
   Олег  даже  ничего  не подумал, пока его вязали. Дикость  ка-
кая-то.  Посланник, сверхцивилизация, пеньковая, в палец  толщи-
ной, веревка.
   Потом  Олег  подумал,  что понял, почему "они" просили одного
посланника. Повязать.
   Потом подумал, что рехнулся.
   Его привалили к углистому стволу. Люди в черном тут же полез-
ли  вверх,  на  ту  сторону, и мигом вернулись со стариком, тоже
спеленутым толстой веревкой. Старик был спокоен, лицо его  напо-
минало  маску. В трансе, определил Олег. Интересно, он-то им за-
чем?
   - Хаг,  Пен, Вольф! - приказал посланник. - Останьтесь здесь.
Должен прибыть еще один, тут была назначена встреча. Этот прибыл
первым, - он легонько пнул Олега.
   Трое в черном нагнули головы и скрылись за грудами углей.
   - Неплохой  урожай,  - сказал посланник. - Ну что ж, теперь в
замок. Монсеньер будет доволен.
   - Сам Баген... - преговаривались черные. - Ловко Герт  срабо-
тал... Славный выдался денек...
   Олег медленно приходил в себя.

   Это  только  считается,  что  у препараторов быстрая реакция,
могучая  мускулатура  и  все такое. Они могут, конечно, отразить
удар  раньше,  чем  противник решится его нанести, или раскусить
хитросплетения  политических интриг задолго до того, как они бу-
дут  придуманы. Но если случается что-то действительно неожидан-
ное,  препаратор  реагирует  совсем как обычный человек. То есть
никак не реагирует.
   Какой же это посланник, почти вслух думал Олег, скрипя зубами
от стыда. Он же, последний я идиот, ни слова по-нашему, на  лин-
косе,  не  сказал!  Он же меня как обычного еретика обхаживал, и
повязал как еретика!
   Его  взяли  за  шиворот, поставили на ноги и толкнули вперед.
Олег сосредоточился - раз уж попался, нужно внушить картинку, не
хватало  еще,  чтобы  в  лицо запомнили. Ну нет, теперь я с вами
поработаю,  зло думал он, внушая всем подряд страшную харю  лес-
ного  разбойника,  по  глаза заросшую рыжей бородой. Теперь вы у
меня попляшете...  полномочий, конечно, нет, но факт угрозы  на-
лицо,  будем  действовать  в пределах необходимой самообороны...
Может быть,  здесь  и остаться?  Впрочем, уже темнеет, посланник
вряд  ли  опоздал бы к месту, которое сам же и назначил; так что
пока не будем сопротивляться,  не среди пепла ночь мерзнуть, а в
замок идти - хоть и не в самой приятной компании;  вообще, замок
куда более  удобное  место  для встречи,  чем это пепелище, буду
нужен посланнику, сам найдет.  Так сбивчиво и путано думал Олег,
снова  перемалывая ногами пепел, они шли в сгущающихся сумерках,
двое в черном впереди, двое сзади, Герт в самом конце отряда.
   Вскоре, однако, Герт догнал Олега и зашагал рядом.
   - Поговорим! - предложил он. - Расскажешь правду - отпущу!
   Олег ответил по-русски.
   - Упорствуешь?  -  довольно пробормотал Герт. - Ладно, топай,
наслаждайся  жизнью;  ведь она коротка, а? Упрямые вы, фанатики,
готовы  спалить  весь мир, лишь бы не лишиться удовольствия быть
поджаренными на костре...
   Судя  по  всему,  Герт  любил  поговорить. И, надо отдать ему
должное, это у него получалось.
   - И все? - спросил Олег сочувственно.
   - Что  - все? - засопел Герт. - Ты что, фанатик, сказать  хо-
чешь?
   - Слушай,  Герт,  -  сказал Олег тихо, но внушительно. - Меня
зовут Олег. И никакого фанатика здесь нет.
   Олег  уже  имел  случаи  убедиться:  фанатик - одно из худших
здесь ругательств. А с Гертом поговорить хоть и хотелось - похо-
же,  он  у  Расщепленного Дрота не в первый и не во второй раз в
засаде,  но только на равных. А не выйдет, подумал Олег отрешен-
но, сбегу. Ночью сбегу, обшарю все у Дрота, потом пойду по стра-
не;  может  быть,  встречу какого странника вроде меня. Скверно,
конечно,  будет,  легенды  нет,  охранной грамоты нет, резидента
нет. Завалящей карты и то нет.
   - Олег,  фанатик,  - рассудил Герт, - одно и то же; так и так
за  твою  ересь мне десять монет причитается, потому как она но-
вая.  А кроме того, ждал сообщника; прибавка может выйти за осо-
бую опасность.
   - За деньги, значит, стараешься? - хмыкнул Олег.
   - За  идею,  - обиделся Герт. - Такая идея: жить как-то надо!
Вас,  еретиков,  ловить - дело прибыльное; вот если бы было  вы-
годно вас отпускать... А тебе, поди, на смерть-то не хочется?
   Намек был прозрачен. Олег, однако, сделал вид, что не понял.
   - Не видишь - не боюсь? - ответил он хмуро. - Просто заплутал
тут у вас, а ты дорогу знаешь...
   Герт замолчал, ка будто потеряв интерес к разговору.  В  мол-
чании они прошли еще километр.
   Потом Герту надоело молчать.
   - Ты что же, сбежать собираешься? - спросил он.
   - Куда? - почти искренне ответил Олег.
   - А  откуда ты пришел, Олег, что не знаешь дорог? С запада, с
востока?
   - Сверху.
   - Из-за  гор, значит... И охота тебе в пыточную да на костер;
всего-то дел - пятьсот монет.
   - Будь у меня пятьсот монет, - усмехнулся Олег, - мы шли бы в
замок порознь.
   - Да  уж,  -  хохотнул  Герт. - Слушай, а может, ты врачевать
умеешь?  или  судьбу  предсказывать? или в химии толк знаешь? На
днях  мы без химика остались, монсеньер самолично изволил  запо-
дозрить в ереси...
   - Сочувствую,  -  сказал Олег. - За химика, значит, ты ничего
не получил.
   - Только палач, - хехекнул Герт. - Так я говорю,место свобод-
но. Ты вроде не глуп; да и пятьсот монет - для химика пустяк!
   - Тем  более  что свои десять ты всегда успеешь получить. Ты,
должно быть, очень богат, Герт?
   - Ты читаешь мысли, - пробормотал Герт, - ты колдун. Еще одна
прибавка...  Тебе  придется работать день и ночь, чтобы достойно
отблагодарить меня!
   - Но мы еще не договорились... - пробормотал Олег удивленно.
   - Так отойдем и договоримся.
   Быстро  здесь  дела делаются, подумал Олег. Однако смел! один
на  один  с  колдуном и фанатиком - и не боится. Если еще и руки
мне развяжет, я ему все прощу.
   Они отстали шагов на пятьдесят. Черные были хорошо  вымуштро-
ваны - и глазом не повели, знай шагали вперед. Старик, он же Ба-
бген, все еще был в трансе. И шел, как парил над землей.
   - Я ведь не душегуб какой, - заметил Герт, останавливаясь. На
иного фанатика посмотришь - тьфу, как его земля носит! Сам бы на
месте прикончил, из жалости. Но деньги... Ну, так как порешим?
   Олег подергал связанными руками и ничего не ответил.
   - Ну да, конечно, - усмехнулся Герт, - согласиться не  согла-
шаешься, а руки тебе развяжи... Изволь.
   Он  выхватил  свой  меч  и одним ударом рассек все веревки, в
изобилии  намотанные на Олега. Олег понял причину смелости Герта
мечом он владел как бог.
   - Вот  это  другое  дело... - пробормотал Олег, потирая руки.
Та-ак...
   Он настроился, потом создал картинку.
   - Сколько у вас стоит такой кусок золота?
   Герт должен был увидеть, как у Олега в руках появился золотой
самородок с кулак величиной. И увидел:
   - Вечные предки! Тысячи! И ты еще говоришь, что у тебя ничего
нет?  -  Тут  Герт,  очевидно, вспомнил, что Олега обыскивали, и
пришел  в  совершеннейший восторг. - Так значит, ты в самом деле
из-за гор?! Ты волшебник!
   - Я бог, - скромно заметил Олег. Его разбирал смех.
   Он был очень доволен, что Герт, завидев самородок, не бросил-
ся рубить его, Олега, в лапшу.
   Герт стал в его глазах намного симпатичнее.
   - Это хорошо,  -  пробормотал Герт, как будто не расслышав. -
Так что мы будем делать?
   И приподнял было опущенный меч.
   Это Олегу тоже понравилось.
   - Ты  расскажешь мне о всех еретиках, которых поймал  у  Рас-
щепленного Дрота. Мне очень нужно встретиться с тем, кого я ждал
там  найти.  В замок я должен прибыть как почетный гость, титулы
придумаешь  сам.  Когда мы встретимся с тем, к кому я шел, полу-
чишь два таких куска. Или... - Олег протянул руку с самородком к
лицу Герта и убрал картинку.
   Герт все понял, улыбнулся и вложил меч в ножны.
   - Пойдем,  -  сказал он. - И приготовься слушать; рассказ мой
будет долог...
   Олег  шагал и почти не думал. Разговор вел кто-то другой, уже
вошедший  в  роль  "волшебника",  и  Олег знал, что это "кто-то"
обоснуется в замке на славу; судьба его была устроена, по  край-
ней  мере  на  бближайшее  время, а ведь главное - начать, потом
слава побежит впереди тебя, и от приглашений и похищений не  бу-
дет  отбою,  и шесть месяцев не шесть лет, пролетят в этих играх
с судьбой как стрела...
   Герт  со  смаком  рассказывал о первых своих засадах у Дрота.
Тогда ему попадалось по нескольку десятков еретиков за день.
   Олег прервал его:
   - Долго еще идти до замка?
   - Завтра к вечеру будем на месте... Слушай, а ты правда из-за
гор? Говорят, вам не нужен бог?
   Олег поморщился. О том, что делалось за горами, он  предоста-
точно наслушался, пока добирался сюда. Рассказывали, что там лю-
ди  обходятся  без бога, творят чудеса, летают по воздуху и пьют
что-то гораздо крепче самого крепкого вина; что вернуться оттуда
невозможно,  что люди тамошние все, как один, волшебники и водят
дружбу  с демонами, и по этой ли, по другой ли причине, ни с кем
не воюют.
   Последнему  не  верили даже рассказчики. Олег тогда еще пожа-
лел, что ограничился двумя ориентировочными витками. Нужно  было
изучить планету поподробнее.
   Так  что выдавать себя за волшебника из-за гор было ни в коем
случае нельзя. Замучат расспросами и будут грозить жуткими  каз-
нями,  если  не расскажешь сию минуту, как пробраться туда, наб-
рать сокровищ и вернуться невредимым.
   - У нас бога нет; а как за горами - не знаю, не был, - уклон-
чиво ответил Олег.
   - А где это "у вас"? - тут же поинтересовался Герт.
   - Где  б  ни  было,  тебе  там не разбогатеть. Продолжай свой
рассказ и не пытайся узнать то, что выше твоего понимания.
   Герт взхдохнул, посетовал на дороговизну вина и продолжил.
   Вскоре  Олег  потерял  всякий  интерес к его рассказу. Ему до
смерти  надоело  слушать,  все истории были тоскливо похожи, как
капли  осеннего  дождя,  исключая  разве  что  тот случай, когда
"взяли  семерых - помилуй бог, такие мерзкие рожи, такие язвы...
я  не  выдержал  и приказал убить всех на месте; пятьдесят монет
потерял  по-тогдашнему!"  Несчастные  еретики  просто путались в
религиях; Герт появлялся перед ними с обнаженным мечом и  прика-
зывал:  "Молись!"  -  молились, естественно, своему богу. А пос-
кольку богов хватало, каждый второй пополнял Герту карман. Бр-р,
как на Земле в былое время, подумал Олег.



Другие статьи номера:

Сергей Щеглов - Замок: Часть 1

Сергей Щеглов - Замок: Часть 2

Сергей Щеглов - Замок: Часть 3

Сергей Щеглов - Замок: Часть 4


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Фак - FUCK TO FARAON'у
От авторов - демосцена живет! Сцена бессмертна!
Застрял ? - Описание игры "They Call Me Trooper".

В этот день...   23 сентября