Insanity #02
08 сентября 1999

Cyberpunk - Куда девался КИБЕРПАНК.

┼───-───────────────────────────────────────-──┼
|           Куда девался КИБЕРПАНК???          |
┼─-───────────────────────────────────────────-┼
┼■ Dr.Dismal^lfg
|
                    Молодые  приходили  в  жизнь
                    агрессивными, прагматичными,
                    презирающими  власть  и  мир
                    взрослых   и  желали  только
                    одного: КАЙФА...

    Киберпанк.  Как  много  в  этом  звуке...  А
знаете ли Вы, что он из себя представляет? Ведь,
если   хорошенько   подумать,   то   все   люди,
использующие компьютер для творчествa, в той или
иной  степени  являются  киберпанками. Опять же,
киберпанк  связан не только с компьютерами, но и
с  музыкой,  литературой, кино и многими другими
сферами  жизни. Стиль нового поколения - вот что
такое киберпанк.
    Надеюсь,  приведенный текст окажется для вас
небезынтересным.
------------------------------------------------

     Кто-то   из  великих  однажды  заметил:"Все
споры в мире начинаются только по двум причинам.
Либо одну и ту же вещь называют разными именами;
либо разные вещи - одним и тем же".
     Многие фанаты убеждены: киберпанк - явление
чисто       музыкальное.       (основоположником
музыкального  киберпанка  считается  Билли Айдл,
выпустивший  в  1993  году альбом, который так и
называется : "Cyberpunk")
     Так  же,  как  многие  американцы  искренне
верят, что пиццу изобрели в Нью-Йорке. Продолжая
аналогию,  можно  сказать,  что  компакт-диски с
ярлычком "Киберпанк" к киберпанковской революции
имеют  отношение  приблизительно  такое  же, как
"Макдоналдс"   -   к   революции   американской,
завершившейся        принятием        Декларации
Независимости.  Так  вот,  далее  речь  пойдет о
революции  в  мире  литературы. А конкретнее - в
мире  американской научной фантастики. Как и все
революции, эта была бурной, азартной, шумной - и
в  результате  блистательно  приведшей совсем не
туда,    куда   по-ленински   протянутой   рукой
направляли  революционеров  их вожди. Потому что
задумана    она    была    как    ниспровержение
закостеневшего    (как   казалось   киберпанкам)
литературного   жанра.   А  затем  планировалось
возведение  на  его  обломках новой литературы -
созвучной    веку    интернета   и   виртуальной
реальности.  И  понятной молодежи, которая сразу
из  пеленок попадает во всемирную паутину и если
и  может изьясняться, то лишь на тарабарском - в
представлении  людей  непосвященных  -  языке из
всех  этих  "сайтов", "браузеров" и "чатов". Так
задумывалось,  а  вышло...  А вышло вот что. Как
литературное   движение,  киберпанк  похоронили,
едва  успев  окрестить;  и  "потусторонняя"  его
жизнь  продолжается в среде совершенно иной - от
литературы  как  раз  "по ту сторону". Киберпанк
ныне  существует в некоем виртуальном "астрале",
созданном  переплетением  компьютерных  сетей, в
мире  молодежного  сленга  и музыки, масс-медиа,
киношных  спецэффектов,  клипов,  в  субкультуре
хакеров и прочих взрослых детей века, играющих в
дорогие игрушки. Короче, сегодня киберпанк - это
скорее  hi-fi,  нежели  sci-fi.  Хотя начиналась
революция,  безусловно,  в  мире литературном, и
затеял ее не какой-нибудь компьютерный гений или
музыкант, а писатель.
     Мир   американской   science   fiction  был
взорван  в  1984  году первым романом 36-летнего
худого  интеллигента  в  очках,  вида  совсем не
бунтарского, тем более не панковского. Звали его
Уильям  Гибсон, а роман назывался "Neuromancer".
Чтобы  в  полной  мере понять, что такого нового
создал  Гибсон,  нужно  вспомнить,  чем являлась
американская  фантастика до пришествия мессии. К
началу    80-х   годов   почти   позабылись   те
романтические   времена,   когда  эта  литеатура
будоражила   воображение,   смело  заглядывала в
будущее,  открывала  новые  звездные  миры и - в
лучших  своих  произведениях  -  давала  острый,
парадоксальный взгляд на мир наш, единственный -
земной   м   сегодняшний.  Американская  science
fiction  превратилась  в "литературу сытых". Она
уже   не   увлекала,   а   только  добросовестно
развлекала. Романы выходили все толще и толще, а
бумажные   обложки  -  все  золотистее  (цветная
позолота   на   заголовках   -   первый  признак
бестселлера:  денег  на  оформление  не  жалеют,
"делают  нам КРАСИВО!!!"). Звездолеты летали все
дальше.  Роботы все умнели. А нового качества не
было.   Мир   тем   временем  -  не входил даже,
стремительно  вламывался  в новую информационную
цивилизацию,  в которой никого уже не удалось бы
подвергнуть на освоение космоса, поскольку целый
набор иллюзорных вселенных был тут же, под боком
и  буквально  даром. Только надевай шлем, врубай
компьютер   -   и   не  нужно  ни  подвигов,  ни
самоограничений, ни умственных усилий. Лови кайф
и   строй   себе   сам  мир,  который  пожелаешь
посетить.   Тем  более,  что  мир  окружающий  к
утопическим   грезам   как-то   не   располагал:
преступность, терроризм, этнические войны, спид,
транснациональные     корпорации,    манипуляции
общественным  мнением  с помощью всепроникающего
диктатора  -  "ящика", окончательное превращение
планеты  в глобальную помойку, всесилие рекламы.
Многим   из  поколения  80-х  "папино  кино"  со
звездными  войнами  и  бунтами  роботов казалось
если  не  смешным,  то  по меньшей мере чуждым и
малоинтересным.   Молодые   приходили   в  жизнь
агрессивными, прагматичными, презирающими власть
и  мир  взрослых  и желали только одного: кайфа.
Спрос  рождает  предложение  -  появление  новой
фантастики,      замешанной     на     образах и
настроениях   этого  поколения  Х,  было  не  за
горами.   В   такой  вот  атмосфере  и  появился
"Нейромансер".   Нервный,  "клиповый",  дерзкий,
эпатажный  (отсюда  и  панк), пронизанный новыми
идеями     и     "картинками"     информационной
цивилизации  (а  это  уже  от кибера!). Наконец,
написанный   на   языке  нового  поколения,  для
которого   первым   -   если  не  единственным -
значением слова "мама" была материнская плата от
компьютера, а человеческое общение, любовь, даже
секс с лихвой заменяли подобные же занятия, но в
сфере  исключительно виртуальной. Для тех кто не
читал   роман,  приблизительное  представление о
киберпанке  иожет  дать фильм "Джонни-мнемоник",
поставленный  по  одноименному рассказу Гибсона.
Неуютный,  мягко  говоря,  мир,  в котором живет
герой  картины  -  это  и  есть  мир киберпанка.
Роман-дебют  Гибсона  превратил  автора в фигуру
культовую.  Он  написал  с тех пор еще несколько
книг:  продолжения  первой  -  "Отсчет на ноль",
"Перегруженная  Мона  Лиза",  -  а также стоящий
особняком  "Виртуальный  свет", но лучшим, в чем
согласны   читатели   и   большинство  критиков,
остался  "Нейромансер". Хотя бы по тому эффекту,
который  оказал  он  на  sci-fi - и не только на
нее.
     Сейчас,    когда    в   мире   литературной
фантастики  страсти  улеглись,  а Гибсон занял в
нем    достойное    место,   в   другом   мире -
электронно-сетевом  -  имя  автора  превращено в
икону.
     Что  касается литературы, то в ней, конечно
не   Гибсон   открыл   "киберпространство",  или
"виртуальную  реальность". По сравнению, скажем,
с  фантоматикой Станислава Лема, придуманной еще
в  60-х,  все  это детские шалости. Гибсон и сам
всячески  открещивается  от  упорно навязываемой
ему   роли   мессии   и   вообще  не  производит
впечатление сильно "продвинутого" в компьютерном
деле    человека.    Ходит   легенда,   отдающая
святотатством,   что   и   свой  первый  роман -
"Ветхий  Завет"  киберпанка - пророк отстучал на
старинной  портативной  пишущей машинке. Главное
открытие  Гибсона  - не идейное, а литературное.
Он   талантливо   показал   ощущения   человека,
нырнувшего  в океан разлитой в киберпространстве
инвормации.   Герой   Гибсона   живет   в   мире
истерическом,    агрессивном,    загаженном   не
только  экологически,  но  и  "эфирно".  В мире,
поделенном        между       транснациональными
корпорациями     с     помощью    информационных
технологий,  контролирующем личность так, как не
снилось    диктаторам    прошлого.    В    мире,
уподобившемся  безнадежному  наркоману,  уже  не
способному  соскочить  с  информационной иглы. И
Гибсон  не  просто  показал  все  это, но и смог
сделать   это  на  языке,  понятном  современным
тинейджерам.
     Другой   вопрос,   что,  как  и  во  всякой
революции,      задумывалось      одно,      а в
результате...  Кажется,  единственное, что вынес
массовый  молодой  читатель из романов Гибсона -
это   очередную   порцию  кайфа,  только  теперь
информационного.
     Киберпанк    оказался   в   оппозиции   и к
серьезной  научной  фантастике - как литературе,
задающей  вопросы,  а  не  только развертывающей
свой  веер  миров. Как заметил критик, " с одной
стороны,   Гибсону   удалось   передать  восторг
человека  от занятия информационным серфингом, с
другой,  -  в  его книгах постоянно присутствует
горькое  осознание  того,  как мало общего имеет
скольжение по поверхности волн с обладанием всем
океаном".   Но   мало   кто   обращает   на  это
внимание.  Революциям  нужны  вожди,  а  мнением
последних  о  собственной роли в истории можно и
пренебречь.   Вдобавок   революции   нуждаются в
агитаторах  и  пропагандистах.  Роль главного из
них в новом движении добровольно и не без вызова
взвалил  на  свои плечи Брюс Стерлинг, назвавший
себя  ни больше ни меньше, как " зав.агитпропом"
киберпанка. Оказывается, словечко это известно и
за  океаном.  Как  писатель он уступает Гибсону.
Романы Стерлинга - "Шизматрица" (1995), "Острова
в  сети"  (1988)  -  и  многочисленные  рассказы
привлекли  внимание, но и только. Зато подлинным
манифестом  движения,  стала собранная антология
"Очки  зеркалки" (1986) а также его полемические
е  тарелки,  нормальной  скорости

статьи,      написанные     остроумно,страстно и
наступательно.
     Что  касается  мира вне научной фантастики,
то  и  там  у  киберпанка  оказался свой яркий и
скандальный    глашатай-пророк.   Его   имя   на
протяжении   последних   десятилетий  неразрывно
связано  со  всем,  что  составляет духовный мир
западной  молодежи.  Это  Тимоти  Лири. Движение
хиппи,  экология,  наркотическая  революция, а в
последние  годы и еще одна - компьютерная, - все
это   не   прошло  мимо  профессора,  сменившего
академическую    карьеру   на   терновый   венец
нетрадиционного мыслителя и молодежного гуру. Он
и  умер,  как  жил. Парадоксально, остроумно, на
миру   угасал   от  рака  в  режиме  On-Line  по
интернету,  а  похоронить  свой  прах  завещал в
космосе, что и было сделано.
     Тимоти  Лири  принадлежит,  пожалуй,  самое
оригинальное        философское       осмысление
киберпанка.
     Он   разглядел  в  киберпанках  не  частное
литературное  явление,  а,  ни  много  ни  мало,
надежду человечества, поколение, соответствующее
новому  тысячелетию!  И протянул логическую нить
от   древнегреческих   kybernetes   -   кормчих,
вперед  смотрящих на судне (от них пошло и слово
"кибернетика"      -     наука     управления) к
современным  программистам,  творцам виртуальных
вселенных,  дерзким хакерам, магам спецэффектов,
нетрадиционным  мыслителям.  И  просто  тем, кто
подключен  к  сети, а во Всемирной Паутине видит
идеал долгожданной анархической свободы.
     "На   всех  этапах  истории  человечества,-
писал Лири, - для них придумывали какое-то имя -
для  сильных  и упрямых творческих индивидуумов,
исследующих новые горизонты будущего, собирающих
информацию  и выдающих новую. Для тех, кто своей
интеллектуальной  деятельностью выводит генофонд
человечества  на  новый  уровень.  Обычно  такие
независимые одиночки сочетают в себе храбрость с
крайним  любопытством  и  супер самооценкой. Эти
три  таланта  абсолютно  необходимы для тех, кто
избрал  себе  поприще  "генного  гида"  (genetic
guide), иначе говоря, - философа".
     "Самоуверенные  представители  киберплемени
на   протяжении   веков  назывались  по-разному:
одинокие  волки,  ронины,  свободные  художники,
независимые         мыслители,        самородки,
нонконформисты,   чудаки,   бузотеры,  чокнутые,
визионеры, иконоборцы, инсургенты, "воображалы",
"больно  умные".  Религиозные организации всегда
именовали  их еретиками. Бюрократы - нелояльными
дисседентами,    предателями   и   т.п.   Всякий
здравомыслящий   человек   обычно   называл   их
сумасшедшими.
     Впрочем на их долю доставались ярлыки иного
сорта:    умный,   творческий,   предприимчивый,
созидательный,    находчивый,   изобретательный,
талантливый,  эксцентричный.  Киберпанки  -  это
изобретатели,    писатели-новаторы,    художники
технофронтира,   ученые-одиночки,   организаторы
шоу-бизнеса,  творцы  всего, что имеет приставку
"техно",   компьютерные   визионеры,  элегантные
хакеры,   мастера  спецэффектов,  "видеомаги", и
т.п.  Словом  все  те,  кто смело, дерзко и даже
нагло собирает идеи и прокладывают им курс туда,
куда еще не залетала человеческая мысль...
     Кодекс киберпанков: Думай Сам, Сомневайся В
Начальстве   (Think   For   Yourself,   Question
Authority).
     Но  вернемся  туда, откуда все это пошло: в
американскую  science  fiction.  Там-то, как уже
говорилось,  "устаканилось" все довольно быстро,
отчего  сейчас  хорошим  тоном  стало говорить о
киберпанке  как  о  движении,  успевшем наделать
шуму, но за общей суетой позабывшем... родиться.
Произведения   Джоржа   Алека  Эффинджера,  Руди
Ракера, Пет Кэдиган, Джека Вомака, Джона Ширли и
других  -  это  все  киберпанк. Так считают они.
Другие   же  считают  иначе:  разнообразные,  не
всегда   бесспорные   образцы   sience  fiction,
действие   которых  происходит  в  вышеописанном
близком  будущем,  а значительное место в сюжете
занимает  упомянутая  квазиреальность  - вряд ли
может   считаться  100  процентным  киберпанком.
Многие   авторы,  начинавшие  как  киберпанки, в
дальнейшем  пошли  каждый своим путем. А кое-кто
окончательно  ушел в электронный астрал, логично
заключив, что не киберпанковское дело - работать
на  бумагу.  То, что движение, едва отметив свое
пятилетие,  оказалось  изрядно  разьедено  духом
ревизионизма,    подтвердил   любопытный   роман
"Дифференциальная  машина"  (1990), написанный в
соавторстве    двумя    вождями   -   Гибсоном и
Стерлингом.       От       соединения      таких
полукритических   масс   следовало  ожидать  как
минимум  цепной  реакции  с  последующим атомным
взрывом.   А  вышел  стильный  добротный  роман,
"просто"   литература   -   без   привычных  для
киберпанка сленга, агрессивности, неврастении, и
клипового    стиля.    В   этой   книге   описан
альтернативный    ХХ    век,   ставший   таким в
результате   постройки   парового   компьютера в
середине XIX столетия...
     Критики     тут    же    окрестили    роман
"паропанковым"   (steampunk)   и...  это  совсем
другая история.




Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Письмо №263
Рабочий стол - DIGITAL SOUND EDITOR. Презентация цифрового редактора звука.
Глюки! - о различных глюках ассемблера XAS'a. "железные" глюки: порта клавиатуры, kempston joystick'а, музыкального процессора, кэша на пентагоне, дисководов.

В этот день...   19 сентября