200 #W
01 января 1995

Новые строки летописи - Белое пятно в центре Евразии.


                    Новые строки летописи

                        Ник. РОМАНЕЦКИЙ

                          БЕЛОЕ ПЯТНО
                       В ЦЕНТРЕ ЕВРАЗИИ

   Честно  говоря, отправляя  организаторам фестиваля фантастики
"Белое пятно" дискету с текстом только что законченного романа,я 
вовсе не предполагал, что вслед за нею отправлюсь за Урал и сам.
Цель  была  банальна - показать urbi et orbi (да и себе), что, в
отличие от некоторых, Романецкий занятия сочинительством не бро-
сил.
   Поэтому  звонок Миши Миркеса меня сильно (и приятно!) удивил:
оказывается, моя "Додола"  попала в номинанты. Однако за удивле-
нием пришли сомнения. Прямо скажем,не очень я люблю удаляться от
родного  города, да и вызывал опасения тот факт, что предстоящий
кон организуется впервые:ведь первый блин всегда комом... Но раз
зовут - надо лететь. Вот и полетел.
   Впрочем,  начало  оказалось  унылым:  Борис  Завгородний  (из
Санкт-Петербурга собирались на фестиваль только мы двое) уехал в
Москву, откуда  и  должен был отправиться в Новосибирск. Так что
меня ждала дорога в одиночестве, а она началась с того,что приш-
лось вернуться из аэропорта домой: над Питером вечером двадцато-
го ноября разыгралась такая метель, что Пулково закрыли прочно и
надолго (к счастью, надолго настолько,что даже не пришлось ноче-
вать на скамейках аэровокзала). Одним словом, я оказался в Ново-
сибирске на четырнадцать часов позже запланированного, и,когда к
вечеру понедельника прибыл в гостиницу "Сибирь",тусовка была уже
в полном разгаре. О том, что происходило дальше, догадается вся-
кий бывавший на конах.
   В отличие от "Сидоркона", на "Белом пятне" количество писате-
лей  было сравнимо с количеством фэнов, однако этот факт практи-
чески  не сказывался на массиве выставляемых из номеров бутылок.
Впрочем, сие  непотребство происходило поздно вечером и ночью, а
днем и ранним вечером невыспавшиеся участники кона стоически от-
рабатывали свой хлеб в программе,запланированной организаторами.
За  шесть дней фестиваля были пережиты открытие и закрытие, сос-
тоялся вечер памяти Михаила Петровича Михеева и Виталия Иванови-
ча Бугрова. В промежутках встречались с КВН-щиками Новосибирско- 
го университета, посетили Академгородок и берег местного моря. А
еще были театральные действа - спектакли  "Сумасшедший" самодея-
тельного  коллектива  из города Мариинска и  "Любовь и проклятие
Рэдрика Шухарта" театра "Старый Дом". Увы, на последнем присутс- 
твовали не имевшие ни малейшего понятия о героях "Пикника" и из-
рядно мешавшие зрителям местные бронеподростки, но в данном слу-
чае от оргкомитета фестиваля ничего не зависело - со своими уче-
никами не справились даже организовавшие этот "культ-поход" учи-
теля. В общем, программа оказалась достаточно насыщенной,и я да-
же  позволил себе оставить без внимания книжную ярмарку  (каюсь,
решил отоспаться).
   Литературный  фонд  фестиваля составили полтора десятка рома-
нов, около полусотни повестей и две с половиной сотни рассказов,
присланных на конкурс со всех концов России.
   Как  ни  странно, самой неорганизованной структурой фестиваля
оказалось  жюри, и  тут надо отдать должное Геннадию Прашкевичу,
Михаилу  Успенскому  и Виктору Колупаеву,  которые сумели своими 
телами  закрыть  гигантские  бреши, образовавшиеся  в результате
уваж-прич-неявок Кира Булычева и Владислава Крапивина. Во всяком
случае, трое мэтров справились с обрушившимися на них трудностя-
ми,и раздача лауреатских слонов состоялась в запланированное ор-
ганизаторами время.
   В  четверг, 24 ноября 1994 года, на торжественном заседании в
конференцзале  гостиницы "Сибирь", вердикт жюри был обнародован.
Премий фестиваля "Белое пятно" удостоились:

   а) в номинации "Крупная форма" - Андрей Лазарчук (Красноярск)
за роман "Опоздавшие к лету"; 
   б) в номинации "Средняя форма" - Александр Рубан  (Томск)  за
повесть "Сон войны"; 
   в) в номинации "Малая форма" - Виктор Клименко  (Новосибирск)
за рассказ "Урод". 

   Ряд авторов получил поощрительные премии.
   А еще были беседы, беседы, беседы... И не было скандалов.
   Конечно, все вышесказанное не означает, что обстановка вокруг
фестиваля  была безоблачной - иначе не посетовал бы Женя Носов в
информационной передаче местного телевидения на почти полное от-
сутствие  у "Белого пятна" спонсоров,- однако о трудностях можно
было  догадаться лишь по осунувшимся лицам ребят. В общем, они в
очередной раз подтвердили наше советское "Можем,если захотим". И
пусть  бросит  в них камень тот, кто никогда не жил от аванса до
получки и не считал последние медяки в кармане.
   Одним  словом, недовольными  были только горничные на этажах.
Впрочем, как известно, для горничной лучший постоялец - тот, кто
оплатит номер, а жить будет где-нибудь в другом месте...
   Что же явило миру "Белое пятно"? На мой взгляд,из обстановки,
царившей на фестивале, можно сделать следующие выводы:
   - во-первых, позиции  турбореализма  в  настоящее  время нас-
только прочны, что всякое произведение, не относящееся к данному
направлению  современной русской фантастики, не имеет практичес-
ких шансов быть удостоенным престижных и претендующих на прести-
жность премий;
   - во-вторых, исходя из диалектики,поскольку турбореализм дос-
тиг  высшей  точки  своего развития, близится время взлета како-
го-то иного направления (какого, покажет будущее), так что алчу-
щим  славы  самое время дерзать и работать. И помнить, что та же
диалектика заставит турбореализм драться с течениями - претенде-
нтами на передовые позиции в русской фантастике.
   А на закуску пара замечаний, ставших главными лично для авто-
ра этих строк:
   1) тот факт,что "Додола" расположилась следом за романом тур-
бореалиста  Андрея Лазарчука, окончательно убедил меня, что нап-
равление  в  фантастике, которое привлекает меня в последние два
года (назовем его, к примеру, sin's fiction или фантастикой пер-
вородного  греха), не  только имеет право на существование, но и
интересно другим;
   2)  этот кон был первым, на котором я не чувствовал себя без-
домным бродягой, попавшим в богатый и гостеприимный дом,презрен-
ным  и накормленным. Однако, если разобраться, и не допущенным в
этот дом далее передней.
   И потому спасибо тебе, "Белое пятно". Верю, что ты переживешь
родовые  муки  и  займешь собственное место в ряду отечественных
конов                       Борис ЗАВГОРОДНИЙ

                   "БЕЛОЕ" - ЗНАЧИТ ХОРОШЕЕ!

   Черт,так и подмывает дать сиим заметкам название - "У вас все
пятно белое" - но, увы, увы, так уже удачно пошутила местная мо- 
лодежная газета. Впрочем, ничего особенно "белого",то есть неиз-
вестного, на этой встрече и не было. Хотя, как сказать, как ска-
зать: в  Новосибирск большинство из нас приехали впервые - город
интересный, хоть  и  не без странностей. Река там течет, говорят
метро  есть, но  в массе своей мы все больше пешком ходили - все
действо происходило в десяти-пятнадцати минутах от гостиницы.
   Но  начнем, как  говорили  первые фэны, ab ovo: об этом коне,
или, как  его обозвали устроители, фестивале фантастики, я узнал
случайно. Зашел  как-то  к Феликсу Дымову, а там и узнал. Тут же
набрал  номер, договорился  с Миркесом, что приеду - набрал кучу
рекламок для раздачи и стал ждать.Фестиваль обещал быть интерес-
ным. Во-первых, в  отличие от других конвенций, здесь проводился
конкурс рукописей - кои сразу же прочтут, обсудят,наградят и да-
же издадут (дал бы Бог). А во-вторых,в наше-то время - и устраи-
вать  новую конвенцию? Без обиняков реку - смело! Впрочем, забе-
гая  вперед скажу прямо: устроители "Белого Пятна", среди коих в
рекламе значились Женя Носов и Миша Миркес, с этой задачей спра-
вились - и неплохо. Другое дело - это была одна из самых дорогих
конвенций, что я помню. Туда-сюда, считай-прикидывай,а каждый из
участников  по лимону на это действо затратил! Однако!- как ска-
зал бы мой знакомый чукча!
   Итак - отъезд. Я в своем репертуаре - прихожу, сажусь в поезд
в полной уверенности, что проснусь уже не в Питере,а в Москве. А
там  у  Каширина  билет на самолет и... Но выясняется: мой поезд
ушел сутки назад. Ничего не понимаю - как так: вот билет, вот я.
Разволновался  страшно! Денег  нет  ни копейки, платить за новый
билет  нечем, в Москве пропадает билет на самолет... Да еду я! И
именно этим поездом! Ряд сложных телодвижений - поезд трогается.
Долгий разбор - раздача слонов (то есть книг), что я вез в Ново-
сибирск - в  результате  лишился  четырехтомника Говарда и части
книг,что сам издавал. Но получаю ну очень жесткое место  (вместо
своего: купейного, мягкого, уехавшего сутки назад) - кое как до-
бираюсь  до Москвы. Там проще - там встречают, там с шиком везут
на метро,там Стас Дорошин, с которым мы не так давно в Волгогра-
де  выдавали себя за ветеранов I и II Пунических войн... Короче,
время  до самолета пролетело быстро. Ну а потом, Новосибирск - и
лучшая "Интуристовская" гостиница.И постепенно вижу: Лазарчука и
Успенского с супругой, Лукьяненко и Буркина, Рубана,Кудрявцева и 
Ефанова, Колупаева, Байкалова и Васильева, и многих, многих дру- 
гих. А  с Василием Головачевым, вот даже в одном самолете летел.
Подходит  Пищенко, который  уже давно здесь, покинув свой родной
Бастующий Тирасполь ради свадьбы дочери, подходит Гена Прашкевич
- тут  же  приобретается "Столовое  вино #21" и распечатывается.
Кстати, о "Столовом вино #21", а в простонародье иначе как "Сми-
рновкой" необзываемой. Пить  старались  только его. Поэтому и на
завтрак  все ходили. К тому же "Интурист" все же - шведский стол
был. Правда,это в ресторане погорячились - к концу кона разобра-
лись, отменили. А то ведь мели все со стола со страшной силой.
   Соседом  в моем двухместном люксе был Володя Борисов. Но увы,
поговорить  особо  не  удалось. Фэн из его клуба, учась здесь, в
Новосибирске, упал  с крыши... и какая конвенция? Все к чертям -
нужно вызывать машину из Абакана, нужно... да,печальная история.
Впрочем, место  Борисова тут же занял Сергей Жарковский. Кто его
помнит - да  узнает, жив Курилка! Из двенадцатилетнего мальчика,
которым он пришел в Волгоградский клуб "Ветер Времени", из юного
дарования, окрыленного  похвалой Аркадия Натановича Стругацкого,
он превратился в студента Литинститута, человека семейного, отца
двойняшек,журналиста. Но нашим человеком остался - что радует. А
приезд на "Белое пятно" - это его премьера после долгого затвор-
ничества от фэндома. Тем более, было что привезти - десятилисто-
вую "Сказку".
   Программа фестиваля. Сначала нас сводили на конкурс эмблемы и
плаката "Белого Пятна". Это мне понравилось, это необычно - вна-
чале всем раздали именные значки (а,ребята, сила! Молодец Миша!)
Долго ходили вокруг эмблем и плакатов - были, были хорошие рабо-
ты. Сама  задумка, конечно, на  грани - попробуй-ка изобрази то,
чего  нет - то  есть "Белое Пятно". Но справились - работ поболе
ста  было! Хозяева  привлекли  к конкурсу местные художественные
школы, художественное  отделение Новосибирского педуниверситета.
Долго ходил, смотрел, думал - есть что выбрать. Вокруг была мас-
са интересных девушек, как я узнал - авторов сих рисунков. Пред-
ложил: пусть  каждая  встанет возле своего рисунка, а мы выберем
лучший! Или  лучшую? Всегда  путаюсь  с падежами! Предложение не
прошло - конкурс анонимный. Не понимаю - почему? Я ведь и не со-
бирался  спрашивать фамилий. Да, конкурс открывал, и речь держал
Прашкевич. А  итоги, это  когда все уже были разъехавши, таковы: 
Игорь Ельченко - лучшая эмблема, Влад Курилов - за лучший дизайн 
плаката.
   Дальше  свободное  время - кто куда, а я в небольшой компании
поехал к Прашкевичу, оценивать его кулинарные способности.Манты,
коими он так гордится, действительно хороши. А уж под  "Столовое
вино #21" - и ваще лучше вроде бы ничего не едал. Но, конечно,не
одним чревоугодием и пьянствованием водки занимались. Немало ин-
тереснейших случаев "из жизни" рассказано было. И новостей. Сер-
гей Казанцев (да, он тоже был) - сообщил,что следующая  "Аэлита" 
будет  посвящена памяти Виталия Ивановича Бугрова. Что после его
смерти,хозяин "Уральского Следопыта" решил закрыть отдел фантас-
тики (безумец!), но Казанцев сумел убедить его, что погубит жур-
нал, и, уйдя с "хлебной" работы, снова перешел в  "УС", возглав-
лять отдел фантастики за какую-то ну очень смешную зарплату. Что
ж,меня это еще раз убеждает - в жизни всегда есть место подвигу!
В общем, славно посидели.
   Было  еще  открытие  самого фестиваля. Я почему-то оказался в
президиуме, и почему-то в тапочках,кои долго и нудно снимали две
телекамеры. Из  президиума усмотрел в зале престарелую актрису с
бывшим когда-то красивым,но уже трагическим лицом. Познакомился,
познакомил друзей. Дальнейшее - театр. К фантастике отношения не
имеет.Хотя,когда на третий или четвертый день ее трагический об-
раз  и голос с надрывной слезой исчез в тумане - все вздохнули с
облегчением.Было два спектакля - один чрезвычайно короткий (вна-
чале  на секунду закрыл глаза, открыл - он уже кончился), другой
по Стругацким под названием что-то вроде "Любовь и ненависть Рэ-
дрика Шухарта" - не смотрел и не знаю человека из всей толпы ко- 
нвенционеров в количестве человек пятидесяти, который бы его ви-
дел, поэтому и сказать ничего не могу. Меня же лично очень испу-
гало название.
   Был КВН под руководством Александра Бачило, ушедшего, вероят-
но, из фантастики в этот шоу-бизнес. Интересно,не спорю. Но пос-
ле  был  банкет - тоже  интересно. Особенно окончание - Буркин с
Ореховым (Шишкиным) разогревшись лабали на местном пианино в че- 
тыре руки песни как свои, так и Beatles.
   Ну а что, спросите, сам конкурс? А в это время, уделяя внима-
ние  и всему, и работе, рукописи читали: Виктор Колупаев, Михаил
Успенский,Геннадий Прашкевич. Должны были приехать Кир Булычев и 
Владислав Крапивин - увы, увы, нам сирым, не смогли. А вывод жю- 
ри таков:
   Лучшая крупная вещь, представленная на конкурс, сериал Андрея
Лазарчука "Опоздавшие к лету". Лучшая повесть - "Сон войны" Але- 
ксандра Рубана. Лучший рассказ - "Урод" Владимира Клименко. 
   Лауреатам  были выданы необычной формы изделия, из полудраго-
ценных камней, что-то подобное "Аэлите", но более компактное,бо-
лее черное, на фоне которого красуются два светлых предмета, бо-
лее всего напоминающие хрустальные яйца. Наверное,это символиза-
ция "Белого  Пятна"  по задумке мастера. В общем, приятная такая
вещица. Одна беда - все трогали, все смотрели, пальцами тыкали и
"белые  пятна" стали вываливаться из черного контекста. Впрочем,
что ж мы не умельцы, что ли? Там подклеили, там подправили...
   Специальный приз в пол-лимона деревянных получил рассказ все-
ми  нами любимого Лени Кудрявцева. Называется рассказ  "Карусель
Пушкина" - красиво, а! 
   Поощрительные призы получили: Повесть Ю.Буркина и С.Лукьянен-
ко "Сегодня, мама", цикл  рассказов петербуржца Э. Дворкина, по- 
весть  Евгения  Лукина "Амеба", рассказ  новосибирца Д. Дубинина
"Дорога  мертвых". Как  говорится, уловы неплохие! Дал бы Бог (и 
спонсоры) организаторам издать книги по итогам конкурса.Вот было
бы здорово!
   Так  вот незаметно-тихо неделя праздника подошла к концу. Ду-
мал в самолете - о-о! Неделя,не слишком ли много? Уезжая думал -
всего-то неделя, как мало, как неохота расставаться! Ну впрочем,
и  мне пора закругляться - за бортом данного повествования оста-
лось много несказанного - например о фантастике в Сингапуре:ока-
залось, нет ее там,как и Шестого отделения некоего учреждения; о
рулетке  Black Jack; и уж о совсем удивительном - о  "Сказании о
Голубом  Песце", но  чу, молчу! А напоследок хочу просто сказать 
новосибирцам: ребята,спасибо - оторвались здорово! И дай Бог вам
удачи с "Белым Пятном-2".
   Мне понравилось - хочу ишо



Другие статьи номера:

Колонка редактора - C.Бережной, А.Николаев.

Аналогии - Краткая история научной фантастики.

Тост - Ода библиографии фантастики.

Новые строки летописи - Номинационные списки премий "Бронзовая улитка" и "Интерпресскон" 1995 года. Лауреаты премии "Хьюго".

Вечный думатель - Открытое письмо издателям.

Галерея герцога Бофора - Новые поступления в экспозицию.

Умножение сущностей - Как умирают ёжики или Смерть как животворящее начало в идеологии некроромантизма.

Есть такое мнение - Диагноз навсегда.

Барометр - Стоящие на стенах Вавилона.

Новые строки летописи - Белое пятно в центре Евразии.

Курьер SF - Новости от издательств.

Посвящение в альбом - Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти.

Беседы при свечах - Андрей Чертков - Вячеслав Рыбаков.

Поспорить с Арбитманом - Открытое письмо Роману Арбитману.

А/Я 153 - Строки из писем.

Шлейф - Юрий Гершович Флейшман.

Мимоид - Профессор накрылся. Разоблачуханные. Интервъю с петлёй на люстре. Судия.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
О разном - Amiga. Пупожус. Зеркало pre releaze.
Проба пера - Стихи А. Баженова: Свечи, Смятение, Осень, Безисходность.
Заключение - авторы и т.д.

В этот день...   25 мая