200 #B
01 октября 1994

Барометр - Рецензии С. Бережного.


*************************  БАРОМЕТР  *************************** 
                     РЕЦЕНЗИИ С.БЕРЕЖНОГО:
---------------------------------------------------------------- 
   Сергей Казменко. ЗНАК ДРАКОНА: Повести и рассказы./ СПб: АОЗТ
"ЛитерА", ИЧП "Интерпресссервис", 1993.- 448 с., ил. 
---------------------------------------------------------------- 
   Книгу эту предполагалось выпустить в 1992 году. Вышла она то-
лько летом 1994-го. А вошедшие в этот сборник произведения напи-
саны были гораздо раньше...
   Четыре повести. Два рассказа.
   ...Есть  на  земном  шаре страны, которые обречены. Посланные
туда международные миссии пытаются бороться с эпидемиями, тщатся
прекратить междоусобицы,спасают хотя бы детей - потому что чело-
век не может иначе. И над всем этим дамокловым мечом висит прок-
лятие обречённости.Можно спасти лишь мизерную часть тех, кто мог
бы жить - жить,если бы два (три,четыре...) десятилетия назад те,
кто принимал тогда судьбоносные решения,думали о будущем. За эти
десятилетия страна помпезно разграблена (или исподтишка разворо-
вана), народ  привык  автоматически (или  сознательно) следовать
очередной "генеральной  линии", а  будущего  просто  не стало. И
тех,кто приходит спасать страну, встречают автоматными очередями
- встречают те, кого пришли спасать...
   Действие  рассказа "До четырнадцатого колена" разворачивается
в такой стране-зомби. Это не государство,это его смердящий труп,
гангренозное обнажённое мясо.А трупы нужно зарывать,- иначе пло-
хо придётся живым. И через взломанные границы  идут колонны тан-
ков,бронетранспортеров,санитарных машин,фургонов с консервами...
   Это не война. Это похоронная процессия...
   Это  солнце, безнадёжно  восходящее  над  отравленной землей,
солнце, на  скорбном  лике которого начертано: "Цель оправдывает
средства".
   ...Власть не применяет понятия "истина" и "ложь". Власть про-
сто оперирует информацией - точно так же, как она оперирует вой-
сками и налогами.К инструменту нельзя подходить с меркой "этично
- не этично". Этичен  ли топор - один и тот же в руках толстовс-
кого отца Сергия и в руках Родиона Раскольникова?
   Монополия  на  информацию - единственный  инструмент, который
должен  быть запрещён, отвергнут и проклят. Оружие это эффектив-
нее  и страшнее атомной бомбы. Кому бы не принадлежала эта моно-
полия, само её существование ведет к катастрофе.
   "Повелитель  марионеток" - так  называется  одна  из повестей
сборника. Грандиозная  космическая империя владеет монополией на
связь между тысячами планет. На каждой из планет установлена од-
на Станция Связи,которую обслуживает один Офицер Связи, человек,
обученный оперировать информацией  в интересах государства. "По-
велитель  марионеток" - это  повесть о том, как один из Офицеров 
взялся оперировать информацией с совершенно другими целями...Это
повесть  о человеке, который стал вершителем судеб, демиургом, о
человеке,в руках которого правда и ложь,люди и планеты спекались
в сухие и холодные комья - безжизненные, как данные о содержании
солей  свинца  в горной породе. Это  повесть о человеке, который
взялся творить историю и сотворил её до конца.
   А ещё в этом сборнике  есть великолепная повесть "Знак Драко-
на" - философская  негероическая фэнтези. Причем "негероическая" 
принципиально.Город,которому предречена скорая гибель,может быть
спасён - если  хотя бы один его житель возьмет на себя бремя его
спасения. Найдись такой,и ему будет дана сила противостоять Дра-
кону. Нужен даже не герой - нужен человек,способный на поступок,
который  может  изменить всю его жизнь... Но таких нет в городе.
Чиновник и нищий, купец и солдат, ученый и палач, кузнец и мэр -
десятки  жизней, не способных вырваться из накатанной ими же са-
мими колеи - каждый из своей - даже перед лицом смерти...
   На шмуцтитуле этой книги  есть портрет Сергея Казменко. Та же
самая  фотография, что в феврале девяносто первого года висела в
фойе Дома творчества кинематографистов в Репино,когда там прохо-
дил очередной "Интерпресскон". Только тот снимок пересекала тра-
урная лента...

---------------------------------------------------------------- 
   Борис ШТЕРН. Сказки Змея Горыныча./ Худ. А.Бондаренко.- Киро-
воград: ОНУЛ, 1993 (Отечественная  фантастика). - ISBN - 320 с., 
ил.; 35 т.э.; ТП; 84х108/32. 
---------------------------------------------------------------- 
   Дождались!!!
   Наконец-то нашлись люди,догадавшиеся выпустить сборник Бориса
Штерна в нормальном переплёте.Все (две) предыдущие его авторские 
книжки  выходили  в мягких обложках и на долгую жизнь (в отличие
от рассказов  Бориса Гедальевича) явно  не претендовали. И вот -
третий заход.
   Сборник  составили два цикла ("Сказки Змея Горыныча" и "Прик-
лючения  Бел Амора") и отдельно взятый шедевр "Безумный король". 
В цикл о Бел Аморе по вполне  понятным причинам не вошел рассказ
"Досмотр-2", остальные же четыре вещи ("Чья планета?","Досмотр", 
"Спасать человека" и "Кто там?") в сборниках Штерна уже выходили 
- как,впрочем,и "Безумный король". Если меня не подводит память,
Штерн  сделал  в большинстве текстов косметические поправки - не
кардинальные, но заметные. Рассказам это не повредило.
   В "Сказки  Змея  Горыныча" включён знаменитый и очень любимый
массами (и  мною  в  том числе) "Горыныч", а также пять вещей, в
книгах  доселе  не  появлявшиеся. Именно на этой пятерке и стоит
остановиться подробнее.
   "Кащей Бессмертный - поэт бесов". Прекрасный рассказ-притча о
том, как  официально признанный бездарным поэт Кащей за талантом
ходил. Рассказ написан заметно более тяжелым слогом, чем сходный
по  подходу  к  теме "Горыныч" - жаль, конечно, но что поделать:
иные  времена, иные  тексты.  В "Горыныче" (1976)  даже  чернуха
пахла черёмухой, в "Кащее" же (1990) нужником благоухает абсолю-
тно всё. Возможно, пессимизм Штерна и далее будет возрастать об-
ратно пропорционально курсу украинского карбованца - лично я мо-
гу об этом только сожалеть.
   "Иван-Дурак, или  Последний  из  КГБ (из  исторических сказок
Змея Горыныча)" относится,на мой взгляд,к повестям,которые очень 
интересно читать и абсолютно неинтересно перечитывать. В повести
масса увязок на реалии предпоследнего (августовского) российско-
го  путча, на чисто фэнские и околофантастические обстоятельства
(кто  не  знает - не  поймет) и угрызания известных исторических
деятелей (типа  Якова  Бронштейна). Написано  всё  по-штерновски
блистательно, читается навылет - и не более того. Шикарная форма
при  содержании, близком  к  абсолютному нулю. Безусловно, такие
вещи тоже нужно публиковать - хотя бы за тем,чтобы у автора впо-
следствии не возникло желания написать нечто подобное...
   А вот "Реквием по Сальери (Из музыкальных опусов Змея Горыны-
ча)" меня здорово порадовал. Великолепная, тонкая и очень точная 
сатира на новое поколение администраторов от искусства,сменивших
в руководящих креслах  соцреалистических монстров. Как написано!
Какие краски! Какая, чёрт побери,музыка!.. И ложка густого дёгтя
в финале: снова путч,танки,стрельба,вынос тел. Зачем? Бог весть.
Неужели Штерн не нашёл более достойного способа закруглить отли-
чно задуманный сюжет?
   Миниатюрка "Остров Змеиный, или Флот не подведет!" - ещё один
один образчик  злободневного  штерновского юмора. Мишенью его на
этот  раз послужила страсть военно-морских сил всех стран черно-
морского бассейна (и еще США) занимать стратегические рубежи бы-
вшего СССР. На мой взгляд, мелковато для Штерна. Хотя, опять же,
читается навылет и с большим удовольствием.
   Рассказик "Туман  в десантном  ботинке (из  лирических сказок
Змея Горыныча)" мне просто не понравился. Вымученно и неинтерес- 
но. И, в отличие от прочих вещей, совершенно без изюма.
   Честно  говоря, меня  весьма беспокоит курс, которым дрейфует
Штерн: всё  больше упор на собственно текст, всё меньше внимания 
содержанию. Пока что его вывозит то,что собственно текст у него,
как правило, выше всяческих похвал,но надолго ли Бориса Гедалье-
вича  хватит - лепить  красивые, но пустые горшки? Не надоест ли 
через  годик-другой? Вспомним: нечто  подобное произошло с Алек-
сандром Силецким - сначала пошли пустые словесные выкрутасы, по- 
том и злобная банальщина в "Достойном градоописании" за содержа-
ние сошла, а потом?.. Дальнейшее - молчанье.
   Смотрите, Борис Гедальевич! Вы никогда  не шли по чужим путям
- не ступите же и на этот ненароком...

---------------------------------------------------------------- 
   Юлий  БУРКИН. "Бабочка  и Василиск." / Предисл. А. Кубатиева;
Худ. С. Алексеев. - Алматы: Экспресс-книга, 1994  (Б-ка  журнала 
<Миры)." - ISBN  5-7239-0003-X. - 416  с.,  ил.;  5100  э.;  ТП; 
84х108/32. + Юлий БУРКИН. LP "Vanessa io". / Худ. С. Алексеев. - 
Запись-1992; выпуск-1994. - R90 01961. 
---------------------------------------------------------------- 
   Дебютный сборник томича Юлия Буркина вызывает немедленный ин-
терес уже хотя бы тем, что выпущен "един в двух лицах": одно ли-
цо - книга повестей,другое - аудиодиск с песнями того же автора,
написанными  по  мотивам  или  по ассоциации с вошедшими в книгу
произведениями. Поразительно уже то,что проект этот удалось воп-
лотить в нечто материальное - дело, по нашим временам, неслыхан-
ное.
   Несомненно,обозрение сего книжно-пластиночного "януса" следу-
ет начать с книги.
   В сборник, получивший  название  "Бабочка  и Василиск", вошли
повести  и рассказы, публиковавшиеся  доселе в разнообразных НФ-
журналах - "Молодёжь  и фантастика" (Днепропетровск), "Парус"  и
"Фантакрим-MEGA" (Минск), а также в местных и региональных газе- 
тах и книжных антологиях. Авторская книга Буркина даёт возможно-
сть окинуть взглядом весь корпус его самых значительных работ. И
надо сказать,что "Буркин в целом" разительно отличается от "Бур-
кина в частности". 
   Во-первых, по  сборнику  ясно видно, что Юлий Буркин пишет ни
что иное, как "horror". Фантастику ужасов. Возможно,такое заклю-
чение удивит его самого. И - тем не менее. Безусловно, в его по-
вестях нет дышащей спорами плесени готики, нет в них и монстров-
переростков, самозабвенно топчущих пенсионеров и трудовую интел-
лигенцию. Скорее, это хоррор в духе Кинга или Кунца: современные
страшные истории, круто замешанные на НФ или фэнтези. Сравнение,
как вы понимаете,достаточно условное: Кинг и Кунц пишут бестсел-
леры; Буркин  же  вряд ли рассчитывает на то, что книга принесёт
ему большой доход. Его цель предельно традиционна для российской
фантастики:осмысление современности,поиски места в нём для чело-
века вообще и конкретного человека в частности. При этом следует
учесть, что даты написания вошедших  в сборник повестей, большей
частью, толпятся между 1989 и 1992 годами... следовательно,чита-
тель должен быть готов к тому, что Буркин покажется ему несовре-
менным. Увы.
   Итак, приступим к собственно публикациям.
   "Королева полтергейста" - история девушки, случайно  обретшей
способность делать себя невидимой для каких-то конкретных людей.
Делается  это путём телепатического удара по сознанию реципиента
- приблизительно  так  же в "Воспламеняющей взглядом" действовал
дар папочки главной героини. Девица-невидимка вляпывается в неп-
риятную историю и начинает работать на местную банду.Её предают,
она начинает мстить. Мщение сверхчеловека - давняя и хорошо раз-
работанная в коммерческой литературе тема.
   Вторая  повесть - "Бабочка  и Василиск" - о том, как человек,
предавший спасшего его друга, был наказан за предательство и как
он это предательство искупил. Страшная сказочка со значительными
элементами фэнтези. Весьма и весьма красивая...
   Нечто  одновременно  и  старое, и новое на нашем небосклоне -
повесть "Рок-н-ролл  мертв". Чисто "хорроровые" заморочки (ожив-
шие трупы-зомби) на современном фоне. Фон: популярная группа тя-
жёлого рока дома и на гастролях.
   Рассказу "Автобиография" вполне соответствует  его подзаголо-
вок ("Сказочка"). Притчеобразная  баллада с сильным сатирическим
и философским  зарядом. Единственная  вещь, заметно выбивающаяся
из сборника.
   Повесть "Командировочка" - социальная фантастика ужасов.Ника-
ких мумбо-юмбо - ситуация, в которую попадают герои,страшна сама
по  себе: их  ни за что ни про что сажают за колючую проволоку и
стараются  как можно беспощаднее притеснять - но без членовреди-
тельства.Для чего? Чтобы разозлились как следует и родили каждый
по концептуальному прорыву.
   Повесть "Ёжики в ночи" - еще одна заморочистая вещь, трактую-
щая о зарождении и развитии надчеловеческого сознания, осуществ-
лённого с помощью машины.Осуществлённое сознание получается,само
собой, гнусным и пакостным,что и приводит к ряду детективно-хор-
роровых закруток.
   И последняя  повесть - "Вика в электрическом мире". Роль мум-
боюмбо  здесь играет экстрасенсорика - не банальное ясновидение,
которым может похвастаться даже герой "Мёртвой зоны" уже помина-
вшегося  Кинга.  Бур-Кинг изображает  в этой вещи профессионала-
экстрасенса, способного подселяться в чужие разумы (читали ли вы
"Нехорошее  место" Кунца?), толковать по душам  с иными мирами и 
создавать  своих  матрикатов. Талантливый  мужик, которого губят
непомерные амбиции.
   Достоинства перечисленных работ Буркина несомненны: он строит
достаточно  глубокие  характеры, умеет при случае пофилософство-
вать, любит  устраивать  своим  героям погони со стрельбой и без
неё. В таких местах автор  обычно увлекается и читать его стано-
вится на редкость интересно.Несомненно,он способен писать неста-
ндартным языком - к сожалению, заметно это,в основном,в сказочке
"Автобиография",- не чужд ему и юмор (оцените,например: "Госуда- 
рственность должна быть безопасной" - с.193). 
   К сожалению, хватает у Буркина и недостатков. Во-первых,герои
его склонны в самом неподходящем месте излагать теории и филосо-
фии, а то и рассказывать  друг другу (явно имея в виду читателя)
свои анкетные данные. Для иллюстрации можете взглянуть на с. 141
или 180 ("Рок-н-ролл мертв"). Такое впечатление, что автор,выпи-
сывая  всё это, стремится слегка "подумнить" текст. А надо ли? У
меня сложилось стойкое  мнение, что Буркину просто нужен хороший
редактор - не черкать рукописи (Боже упаси!), но отмечать слабые
места,дабы автор обратил на них специальное внимание. Вот уж что
Буркину не повредит - так это такого рода советы. 
   Кроме художественной прозы,в книге есть авторское послесловие
"Как  это  делалось" - об  истории  возникновения и воплощения в 
жизнь идеи авторского комплекта книга-пластинка. Весьма занятное
чтение, должен сказать.
   Завершают сборник тексты песенного альбома Юлия Буркина. Аль-
бом называется "Vanessa io" и сделан в духе бард-рока (я не кру-
той спец в музыкальных направлениях,но здесь,кажется,не ошибся).
Несомненно,предварительное знакомство с книгой поможет слушателю
"въехать" в песни. Но на диске есть две композиции, которые хва-
тают за душу и сами по себе. Прежде всего,это "Василиск" - очень
красивая маршевая баллада,динамичная и запоминающаяся. Несколько
хуже "Колокол" - прекрасно  сбалансированный  философский  зонг.
Остальные  песни  более или менее верно иллюстрируют книгу и/или
добавляют прозе Буркина  своеобразное музыкальное измерение. Что
касается  пластинки  в целом, то мне не очень понравился вокал -
мягкий  голос  вокалиста Владимира Дворникова мало соответствует
настроению и стилю  песен, я предпочёл  бы нечто  более весомое.
Во многих  песнях ("Королева полтергейста", "Рок-малютка-Дженни-
ролл") очень к месту был бы  могучий драйв - увы, чего нет, того 
нет...
   Тем не менее, я очень рад,что Буркину удался его эксперимент.
Да послужит его опыт примером для тех, кто пока не решается дви-
нуться по его следам!

---------------------------------------------------------------- 
   "Сумерки мира." / Сост. Д.Громов, О.Ладыженский; Худ. А.Пече-
нежский.- Харьков: Основа, 1993 (Перекресток; 6). - ISBN 5-1100- 
1122-2. - 478  с., ил.; 50 т.э.; ТП; 60х90/16. 
---------------------------------------------------------------- 
   Производственные пертурбации издательств приводят к массе не-
доразумений. Шестой том харьковской серии "Перекрёсток" появился
раньше второго, третьего, четвёртого и пятого. Впрочем, в данном
конкретном случае читателю ещё повезло: в этом томе нет вторых и
третьих частей эпических циклов - по крайней мере,прямых продол-
жений.
   Впрочем...
   Открывает антологию заглавный роман Г.Л.Олди (под этим "зару-
бежным" псевдонимом  работают  Д.Громов  и  О.Ладыженский; маски
нынче  падают  чуть ли не сами - достаточно заглянуть в копирайт
"Сумерек мира"). Действие романа происходит, если не ошибаюсь, в 
том  же стилевом пространстве, что и действие повести "Живущий в
последний раз", опубликованной в первом томе серии.Мир этот при- 
крывают те же тучи,что висят над конановской Киммерией - мрачное
очарование зарниц над обреченным миром, сталь во взорах всех без
исключения  персонажей, эпичность, заставляющая авторов забыть о
герое-человеке и возлюбить героя-Историю.
   Хотя, отечественные авторы не были бы таковыми,если бы только
этим и ограничивались.
   Итак, вечный бой с нечистью. В красном углу ринга - Многокра-
тные, живущие девять жизней, неутомимые охотники за Перевертыша-
ми,злобными оборотнями. В синем углу ринга - Изменчивые, могущие
принимать облик зверя,доблестные бойцы с Мертвителями (как чита-
тель уже догадался,под этим именем выступают Многократные). Зри-
тельный зал заполнен простым народом, который живёт один раз и в
зверюг превращаться не умеет.
   Начало у романа славное. Что ценно - динамика. Пробежка - бой
- засада - западня. Дух  перевести  некогда. Но вот первая глава
кончается  и  начинается литература. Детство, отрочество, юность
героев. Первая  любовь. Первая кровь. Первые размышления на тему
"почему  мир устроен ещё хреновее, чем я думал?". На этом вечном 
вопросе литература кончается  и начинается новое мышление. Появ-
ляется  третья  сила - варки, воплощенная не-жизнь. И Многократ-
ные, и Изменчивые, столкнувшись с ними,понимают,что драться друг
с другом  нехорошо, и что  гораздо интереснее драться с варками,
наносящими,конечно,огромный вред народному хозяйству.Увы,драться
с ними  не получается - мертвых  не прирежешь. Тогда обе команды
отправляют  делегации  к таинственным Отцам, чтобы узнать, каким
дустом травят эту заразу...
   Остановимся: дальнейшее  читатель при желании найдет в книге.
Здесь же имеет смысл сказать, что авторам удалось создать доста-
точно эстетически однородное фэнтези на весьма толстой философс-
кой платформе. К сожалению,заданного в первой части романа ритма
они  не  выдержали. Если в начале романа читателю просто некогда
думать  о том, скучно  ему или нет - он вылетает из пролога, как
снаряд из гаубицы,- то ближе к концу этот снаряд движется уже по
инерции  и всё с большим трудом преодолевает сопротивление текс-
та. Конечно, здесь нет ничего особенного (этим грешат даже самые
лучшие книги),но тут важно,чтобы авторы правильно "прицелились".
Увы, Громов и Ладыженский слегка перестарались и снаряд-читатель
"падает", заметно не дотянув до слова "Конец".
   Два рассказа Г.Панченко произвели на меня диаметрально проти-
воположные впечатления. "Псы и убийцы" - добротная НФ: средневе-
ковый антураж, боевые псы-телепаты,психологические коллизии вок-
руг абстрактного гуманизма и исторической необходимости массовой
резни. В  принципе, коллизия  не  нова, но написан рассказ очень
неплохо. А  вот  "Птенцы дерева"... Средневековая (?) диктатура,
урановая роща, где вручную производят половинки ядерных  бомб...
Дети-мутанты... Притча на четыре странички, железная,кубическая,
правильная по форме, но сравнимая по банальности разве что с тем
же железным кубиком. Ну,положишь его на стол. Ну,уронишь на пол.
Можешь  молотком по нему постучать... Что называется, ни уму, ни
сердцу.
   Роман А.Дашкова "Отступник" - первый в серии. Ну очень похоже
на Муркока. Фэнтези в духе "Корумовского цикла", хотя и на поря-
док умнее.Да не примет это автор за комплимент: по моему мнению,
умнее переводчиков Муркока (оригиналов я, увы, не читал) быть не
трудно.
   Мир, в котором мечется Сенор Холодный Затылок, Незавершённый,
напоминает более всего пузырь, болтающийся в мироздании: город и
три деревеньки, ограниченные Завесой Мрака. Миров таких, видимо,
много. В течение всего романа герой намеревается по ним прогуля-
ться, но благоразумно оставляет это развлечение на вторую серию.
В первой серии развлечений хватает и так. Герой, например, с чи-
сто тактической целью покидает собственное тело и берёт напрокат
женское. Он встревает в интриги Великих Магов,Повелителей Башни,
вынужден бежать, подвергается репрессиям со стороны обезглавлен-
ного  им Слуги Башни, встречается с тутошним аналогом Волшебника
Блуждающей Башни (мурковка!), и прочая, и прочая. Воображение, с
которым всё это описано,делает автору честь. С философией и пси-
хологией несколько хуже,но нельзя же бить чечётку сразу на обеих
сторонах большого барабана.
   Надо  признать, что цели своей автор добился: мне уже хочется
прочитать продолжение. Муркоку это не удалось: вторую трилогию о
Коруме  я читать не собираюсь (разве что из садистских соображе-
ний: говорят, там его, наконец, убивают).
   Рассказ Лу Мэна (Е.Мановой) "Колодец" трактует о проблеме ко-
нтакта. На  этот раз речь идет о мире, где человечество медленно
вымирает  от  радиоактивного  заражения. Протагонист (любопытной
Варваре  нос оторвали)  лезет в деревенский  колодец, попадает в
подземелье  и встречает разумных существ совершенно нечеловечес-
кой  расы. Налаживание  контакта и последующие события вскрывают
глубокую общность социального мышления человека и подземных мон-
стров. Рассказ написан легко и читается с интересом.
   Завершают сборник пять миниатюр Ф. Чешко, которые можно отне-
сти, скорее, к жанру  ужасов. "Час прошлой веры" и "Перекрёсток"
повествуют  о воздействии  богов древних религий на современного
человека. "Проклятый" - историческая зарисовка о временах оприч-
нины. "Бестии" произвели  на меня довольно тягостное впечатление
общей атрофией сюжета (в лесу завелись монстры - ново до отпаде-
ния челюсти).Последний рассказ, "Давние сны", посвящён пророчес-
ким  снам мальчика, которому предстоит погибнуть, защищая Россию
от заразы большевизма.
   По отдельности  рассказы Ф. Чешко выглядят достаточно тускло,
чтобы  вызвать  какой-то особый интерес, но в контексте сборника
они  сильно  выигрывают. Странным  образом авторы сборника схожи
эстетикой  мировосприятия. Несмотря  на то, что в книгу вошли ну
просто оч-чень разные - и по форме, и по содержанию - вещи, сбо-
рник воспринимается как плотно сбитый и уравновешенный. Пожалуй,
это следует отнести на счет именно общности мировосприятия авто-
ров. Имеет  смысл  говорить  даже о появлении "харьковской школы
фантастики" - не  более, не  менее. Конечно, школа  эта страдает 
многими болезнями совковой литературы (в частности, обожает отк-
рывать Америки и нести заумную чушь),но объединяет весьма небез-
дарных людей, вполне способных справиться с болезнями роста.
   Чур, чур! Не сглазить бы...

---------------------------------------------------------------- 
   Г.Л. Олди. "Войти в образ": Романы.- Харьков: "Второй  блин",
1994. - 352 с., ил.- (Серия "Бенефис", т.1) 
---------------------------------------------------------------- 
   За каких-то два года Г.Л.Олди (он же Дмитрий Громов плюс Олег
Ладыженский) стал одним из самых издаваемых украинских (то есть, 
живущих  на  Украине) авторов. И дело здесь, видимо, не только в
том,что этот дуэт сам активно занимается издательской деятельно-
стью ("Войти в образ" - третья книга отечественной фантастики на
их счету,а сделанных с их участием переводов и литобработок выш-
ло на порядок больше), хотя это сильно поспособствовало публика-
ции  произведений  как  самого Олди, так и ребят из харьковского
литобъединения "Второй блин". Задуманный и частично осуществлён-
ный  проект серии антологий "Перекрёсток" (вышли первый и шестой
тома) ясно  дал понять, что в фантастике появилась  новая группа
сильных авторов. Безусловно,далеко не все члены группы равно та-
лантливы (и,следовательно,равно заметны) - и Г.Л.Олди явно стоит
среди них особняком.
   Итак, чем же сумел этот автор так выделиться? Пишет он эпиче-
ски-героическое фэнтези,в котором вообще трудно изобрести что-то
новое. К его  фэнтези  вполне  клеится ярлык "тёмное" (во всяком
случае, оно мрачноватое), что тоже трудно назвать нововведением.
То, что  романы  Олди выстраиваются в цикл (впрочем, часто не по
сюжету  или общности мира, но общности мировосприятия), конечно,
привлекательно  для  читателя, но и этого сейчас навалом. Сюжет?
Как правило, не особенно динамичный. Герой? Местами есть,местами
нет. Антураж? Быстро  надоедает. Стиль? Цветисто, частенько даже
слишком...
   В целом, проза Олди занимает экологическую нишу где-то посре-
дине между безнадёжно коммерческой и безнадёжно интеллектуальной
фантастикой, сочетая в равной мере как достоинства, так и недос-
татки того и другого. Видимо,именно такая двойственность и прив-
лекает читателей,донельзя умученных анацефалами с двуручными ме-
чами  из американо-английской фэнтези и до крайности этизирован-
ными героями отечественных "интеллектуйных"  "магических  реали-
стов".
   Герои Олди удачно сочетают способность: а - не рефлексировать
по поводу каждого прибитого ими противника, и бе - задавать  ос-
мысленные вопросы. Согласитесь, редкое сочетание.
   Три романа (по размеру и построению, скорее, повести), соста-
вившие рецензируемый сборник, иллюстрируют это достаточно нагля-
дно.
   Все три входят в цикл "Бездна голодных глаз". Действие романа
"Страх" разворачивается  на  очень  близком  к Земле Отражении в 
средневековом  Городе, где  оседают странники чуть ли не со всех
континентов  и всех времен. Некоторых из них настигает внезапная
и необъяснимая смерть. Герой романа, лекарь-итальянец Якоб Гену-
эзо, ищет  разгадку преступления. Поиски уводят его прочь от го-
рода, в заброшенный языческий  храм, где лежит на алтаре книга с
чистыми страницами - Книга Небытия, в которую каждый человек мо-
жет вписать то, что умерло в его душе,добавить пригоршню мрака в
Бездну Голодных Глаз - и зачерпнуть из неё полной горстью единс-
твенное, что у неё есть - Голод...
   "Витражи  Патриархов" начинаются как чуть ли как science fic-
tion: патрульный корабль, на котором летел герой,терпит крушение
на неизвестной  планете (во весь рост - тень Максима Ростиславс-
кого). Единожды упомянутый,этот факт более не всплывает. Авторам
это, мягко  говоря, по  барабану. В  созданный  ими  мир помещён
герой, ничего  об этом мире не знающий - и какая разница, как он
туда попал? Они осознанно создали однозначно искусственную ситу-
ацию (у героя, например,никаких проблем с местным языком) - и на
этой основе выстраивают все остальное.
   А остальное - концептуальное  фэнтези. В  мире  "Витражей..."
Слово имеет почти неограниченную силу, владение Словом здесь ра-
внозначно  власти над миром. И магия Слова доступна здесь каждо-
му, но  настоящую  силу  обретает она в устах человека, умеющего
плести Витражи - создавать то,что в нашем мире называется поэзи-
ей... И человек, владеющий поэтическими сокровищами земной куль-
туры, оказывается могущественным магом, не способным сознательно
применять свою власть...
   "Войти  в  образ" - прямое  продолжение "Витражей..."  Прошло
несколько десятилетий. Мир теряет магию Витражей, но - свято ме-
сто  пусто  не бывает, на смену этой магии грядет иная... Какая?
Кем она  порождена - Бездной Голодных Глаз или  человеческим ду-
хом? Это зависит только от того,кто выходит на помост. На подмо-
стки. На сцену.И - "зачем" выходит...Открывает ли он путь Бездне
к душам зрителей - или, напротив,пытается совершить немыслимое -
заполнить Бездну этими душами?
---------------------------------------------------------------- 
   Г.Л.Олди. "Дорога": Роман, рассказы.- Харьков: "Второй блин",
1994.- 320 с., ил.- (Серия "Бенефис", т.2) 
---------------------------------------------------------------- 
   Прозе Олди свойственны некоторые странности. Скажем, огромное
количество  прямых  и  косвенных цитат из классики. Как правило,
цитаты  привинчены к тексту достаточно плотно, но с таким расчё-
том,чтобы "слышащий да услышал". Попадается вдруг эдакое... "Мне
скучно, бес..." Пишу на полях: "А. С. Пушкин". "...зелень лавра, 
доходящая до дрожи..." На полях: "И. Бродский". Заметно это было 
и в других книгах серии, но в "Дороге" это  стало  для читателей
проклятием.
   Другой  странностью  романов Олди являются вставные номера. В
"Дороге" их на два порядка больше, чем нужно. Такое впечатление, 
что авторы  сделали этот роман кладбищем своих ранних несерийных
рассказов.Рассказы выстроены таким образом,что создают видимость
пунктирно  намеченного "надсюжета" - процесса образования на на-
шей  планете  Некросферы. Впечатления вся эта шаткая конструкция
на меня не произвела. Отдельные рассказы,впрочем,хороши - именно
как отдельные рассказы.
   Прочие блоки, из которых собран роман, смотрятся не менее эк-
лектично, хотя и написаны специально для него. Эпизод с историей
бессмертного Марцелла из Согда хорош, но в более поздних "Сумер-
ках  мира"  отрывок  из  него  смотрелся куда как более к месту. 
Кстати, в "Сумерках мира" огромное  количество отсылок к описан-
ным  в "Дороге"  событиям  и реалиям - и у читателя не возникает
абсолютно никакого желания узнать, кто же такие упомянутые "Пор-
ченные Жрецы" и что общего у Пустотников с Некросферой. Захваты- 
вает  сам роман. "Дорога" же в этом контексте смотрится как ком-
ментарии к "Сумеркам мира", - комментарии, в которых читатель, в
общем-то, не нуждается.
   (Сразу  следует  отметить, что  сам я прочитал сначала именно
"Сумерки мира", а  уже  после - "Дорогу".  Случись  наоборот, я, 
скорее всего, написал бы здесь,что "Сумерки..." - неожиданно си- 
льное продолжение очевидно слабого романа...) 
   Впрочем, одну коллизию "Дорога" мне все-таки прояснила. Читая
"Сумерки...", я никак  не мог  взять в толк, какого чёрта авторы 
вставили в текст такое количество аллюзий (Марцелл, Согд, Даймон
- всё это из истории и культуры нашего мира), почему бессмертный
цитирует  русские  былины и вспоминает подвиги Геракла и так да-
лее.В "Дороге" связь мира "Сумерек" и нашего мира выволакивается
на свет  божий  и предъявляется читателю. И оказывается, что всё
это менее интересно, чем... чем то, что читатель ожидал.
   Пожалуй, самый  большой  интерес  во всем романе представляет
очень  красивый и вполне эстетически завершенный фрагмент о Зале
Ржавой Подписи. Это то, ради чего "Дорогу" стоит читать. Рекоме-
ндую.
   На чём позвольте откланяться.

---------------------------------------------------------------- 
   Александр  БОРЯНСКИЙ.  "Змея, кусающая  свой  хвост."  / Худ.
А. Близнюк.- Кировоград: ОНУЛ, 1993 (Отечественная фантастика).- 
ISBN 5-7707-1727-0. - 320 с., ил.; 35 т.э.; ТП; 84х108/32. 
---------------------------------------------------------------- 
   Дебютный сборник одесского  автора Александра Борянского сос-
тавили  три  повести, две из которых являются фантастическими (в
той или иной степени), третья же фантастической не является ни с
какого боку, а является, наоборот, эротикой средней крутизны.
   Начнём, естественно, с эротики.
   Повесть "Теннис  в недавнем прошлом" рассказывает о чувствен-
ных удовольствиях, которым предавались в 1979 году дочка второго
секретаря обкома и сын проректора интститута.Написано всё это со
вкусом,со знанием дела и не без психологических тонкостей. Читал
я повесть с удовольствием (чувственным). Не будучи близко знаком
ни  с одним  шедевром  мировой  эротической  литературы (на  мой
взгляд, хорошая фантастика интереснее,а реальный секс даёт боль-
шее удовлетворение),я не берусь определить для повести Борянско-
го достойное место среди "Эммануэлей" и "Машин любви". Я её про-
сто  рекомендую  вниманию  читателей обоих полов - не разочаруе-
тесь.
   Нуте-с, а теперь перейдем непосредственно к фантастике.
   Заглавная повесть сборника посвящена...м-м-м...восточным еди-
ноборствам. Главный  герой (рядовой  такой студент без особенных
комплексов) вдруг узнаёт, что он, возможно, новое земное  вопло-
щение  величайшего  мастера  кунг-фу, погибшего триста лет назад
при таинственных  обстоятельствах. Мастер этот обитал в сокрытой
от внешнего  мира  части Тибета (см. "Шамбала" ), где процветала
всяческая восточная философия совместно  с  боевыми  искусствами
(какая  же без  них, в самом  деле, может быть философия). После
исчезновения  Мастера  в  Шамбале царят разброд и шатание. Герою
предстоит "вспомнить" свои прежние навыки и вернуть таинственной
стране спокойствие духа.
   Повесть местами сильно напоминает фильмы о ниндзя, хотя Боря-
нский всеми силами уклоняется от чёрно-белой логики карате-филь- 
мов (очень  хороший  парень против очень плохого) - все-таки, на
уровне "янь-ин" философию Востока он знает. Получается это у не-
го средне. Чувствуется, что  герою проще даётся тоби-маваши, чем
созерцание гармонии сфер. Кстати,для приведения Шамбалы к исход-
ному  умиротворенному  состоянию тоби-маваши оказывается гораздо
более эффективным средством, нежели всяческие созерцания.
   Если  смотреть на эту повесть как на несложный боевик, то она
заслуживает  оценки "нич-чо". При прочих способах осмотра до та-
ких высот восприятия подняться трудно.
   Зато следующая повесть,которая называется "Ещё раз потерянный
рай", сделана в совершенно другом ключе. 
   Неведомая катастрофа уничтожает большую  часть  человечества.
Главный герой переживает холокост в подземном бункере, где он на
многие  годы  вперёд обеспечен пищей телесной и духовной. Там, в
бункере,он и вырастает во вполне интеллигентного хранителя поги-
бшей  культуры. Сюжет  повести постепенно ускоряется - длиннющая
статичная экспозиция переходит постепенно в динамичный приключе-
нческий финал, впрочем,всё это весьма органично,к месту и в пол-
ной гармонии с философией вещи. По ходу дела герой пишет рассказ
- совершенную  по  замыслу  и исполнению психологическую притчу,
прекрасно  вписывающуюся в повесть, но великолепно смотрящуюся и
вне её контекста. Пожалуй, именно этот рассказ я назвал бы самым
удачным произведением сборника.
   Сборник в целом выглядит  достаточно небанально, и я искренне
рад, что  в русскоязычной литературе появился ещё один дебютант,
достойный заинтересованного внимания читателей



Другие статьи номера:

Колонка редактора - Сергей Бережной, Андрей Николаев.

Письма - А.Бачило, А.Кубатиева, В.Звягинцева, А.Олексенко, Н.Романецкого, Е.Филенко, Н.Резановой, Л.Вершинина, А.Николаева, Б.Завгороднего.

Галерея герцога Бофора - Идея насчет галереи герцога Бофора весьма плодотворна, но только в ней отнюдь не должно быть рисунков, а одни подписи к картинам, как полагается у Дюма.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Чертков.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Столяров.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Лазарчук.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Вячеслав Рыбаков.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Евгений Лукин.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Эдуард Говоркян.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Игорь Можейко.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Борис Стругацкий.

Литературные страницы - Полёт над гнездом лягушки.

Барометр - Рецензии С. Бережного.

Есть такое мнение! - Монахи под луной.

Есть такое мнение! - Сделай книгу сам или болезнь сиквела.

Вечный думатель - Фантастика - это вам не балет, тут думать надо!

Вечный думатель - Идея межзвёздных коммуникаций в современной фантастике.

Поспорить с Арбитманом - Спасибо за журнал "Двести". Надеюсь, что со временем он преобразуется в журнал "Сто тысяч" и придёт в каждый дом.

Беседы при свечах - Интервью, взятое у Бориса Натановича Стругацкого.

Остропёры всех стран, присоединяйтесь! - Правдивые истории от Змея Горыныча.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Поиск - поиск игр, программ.
Muxa - Самые банальные идеи порождают легионы последователей.
Юмор - Анекдоты.

В этот день...   18 ноября