200 #B
01 октября 1994

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Борис Стругацкий.


*****  ЧЕРТОВА ДЮЖИНА НЕУДОБНЫХ ВОПРОСОВ БОРИСУ НАТАНОВИЧУ  **** 
**********  СТРУГАЦКОМУ, ЧЛЕНУ ЖЮРИ ПРЕМИИ "СТРАННИК"  ********* 

   1. Здесь,как я понял совсем недавно,имеет (имело) место недо-
разумение. Дело в том,что изначально я под словом "фэндом" пони-
мал все фэнство,то есть многотысячную толпу фанатов от фантасти-
ки,читателей,потребителей духовной пищи под названием "фантасти-
ка", причем  потребителей в большинстве своем (закон Старджона!)
неприхотливых и неразборчивых.
   При  всём моём уважении к этой многоликой толпе (а я действи-
тельно отношусь  КО ВСЕМ ЧИТАТЕЛЯМ  с должным уважением: в конце
концов,это же они платят мне за мою работу), при всём моём к ним
уважении я, тем не менее, никак  не находил им места в структуре
"Интерпресскона", который  виделся мне прежде всего как СОБРАНИЕ 
ПРОФЕССИОНАЛОВ. Профессионалов-писателей, профессионалов-издате- 
лей, художников, книгопродавцов,киношников,литературных критиков
и т.д. - то есть не просто  людей, которые ловят кайф от общения
с фантастикой, а которые занимаются ею профессионально,для кото-
рых  она  стала  существенной частью жизни и областью приложения
творческих сил.Именно эти люди,по моим понятиям,должны были еже-
годно встречаться на "Интерпрессконе", чтобы обменяться информа-
цией,обсудить конъюнктуру,поговорить об Искусстве и о Вселенной,
подвести итоги года и наградить достойнейших.
   Только совсем недавно (прежде всего благодаря терпеливым объ-
яснениям издателей "Оберхама") я понял, что ФЭНДОМ в современном
понимании этого слова как раз и есть сообщество людей, сделавших
фантастику частью своей жизни,не просто читающих ее,но - изучаю-
щих, анализирующих,публично обсуждающих её,а также торгующих ею,
переводящих  её  и  даже её издающих. ТАКОЙ фэндом просто обязан
быть  частью "Интерпресскона", да он и является уже его частью -
это видно невооруженным глазом.
   2-4. Давайте расставим все точки над "i".
   С глубоким и искренним уважением отношусь я к Андрею Михайло-
вичу Столярову, высоко ценю  его литературный талант, не могу не 
отдать  должного  и его замечательным организаторским способнос-
тям. Мне безусловно близка и понятна его творческая манера, хотя
при обсуждении общелитературных вопросов мы с ним зачастую оста-
ёмся,как говорится,каждый при своем мнении.Среди лучших произве-
дений  нашей фантастики последнего десятилетия на мой взгляд без
всякого сомнения навсегда останутся и "Изгнание беса", и "Посла-
ние к коринфянам",- как образцы литературы самого высокого клас- 
са.
   С глубоким  и искренним  уважением  отношусь я и к Александру
Геннадиевичу Щеголеву, какового рассматриваю (уже давно) как са- 
мого, может  быть, многообещающего представителя последней волны
нашей  фантастики. Всегда  с удовольствием читаю новые его вещи,
всегда с интересом слушаю его нестандартные выступления на семи-
наре,всегда считал,что "Любовь зверя" и "Кто звал меня?" - среди
лучших  из лучших фантастических произведений последнего времени
и способны составить доброе имя любому автору.
   Оба  уважаемых  автора  уже давно и безусловно состоялись как
писатели, никаких ЭСТЕТИЧЕСКИХ  различий  между ними я просто не
вижу,и главное (может быть, единственное) преимущество Столярова
над Щеголевым есть  преимущество большей опытности - преимущест-
во, разумеется, существенное, но, согласитесь, преходящее.
   Сказанным  выше  я  хочу подчеркнуть, что ни в коем случае не
намерен  принимать  чью-то  сторону в возникшей (излишне резкой)
полемике, ибо оба полемиста мне близки и дороги ОДИНАКОВО.
   Я специально  перечитал сейчас оба доклада (в "Оберхамовском"
изложении). Как и раньше, я согласен с большинством тезисов Сто-
лярова. 
   Да,в литературе существует только ДВА вкуса: хороший и плохой
("мой" и "не мой"). Ни  о какой  "объективности"  в литературе и 
речи быть не может.
   Да,имеют право называться ЛИТЕРАТУРОЙ только книги о человеке
и о его судьбе в обществе (по сути именно это Столяров и называ-
ет "художественностью").
   Да,плохой писатель ОЧЕНЬ ЧАСТО оказывается и плохим человеком
одновременно (не  место  здесь обсуждать эту любопытную корреля-
цию, горькую  и опасную, но  она есть "наблюдательный факт", как
сказал бы  естественнонаучник).
   Да, престиж фантастики,как равноправного вида настоящей лите-
ратуры,принижен и продолжает систематически принижаться тем обс-
тоятельством, что  В.Рыбаков  пишет фантастику - и Петухов пишет
фантастику, М.Веллер  пишет фантастику - и Ю.Медведев тоже пишет
ФАНТАСТИКУ... 
   Перечень  совпадений  наших  со Столяровым точек зрения можно
было  бы и продолжить. Не из этого ли обстоятельства проистекает
странное  предположение  о том, что Столяров просто "озвучивает"
Стругацкого, и ещё  более странное предположение, что Стругацкий 
"принимает точку зрения" Столярова (надо понимать - за неимением 
своей собственной)?
   Однако  любому  непредубежденному  и достаточно компетентному
читателю ясно,что изложенные тезисы не есть что-то принципиально
новое, что  обо  всем  этом мы - все!- неоднократно уже говорили
(на семинаре, в  частности) и писали - в незапамятные времена, и
десять, и даже двадцать лет назад.
   Что же произошло? Почему доклад Столярова (резкий доклад,жес-
ткий, я бы сказал,даже - беспощадный) вызвал такую волну протес-
та? Ведь по сути, ничего в нем не содержалось, кроме констатации
новой  реальности  и  призыва ко всем писателям демократического
направления  дистанцироваться от халтурщиков, бездарей и полити-
ческих прощелыг - дистанцироваться и эстетически, и этически!
   Разумеется, в докладе есть утверждения, на мой взгляд, далеко
не бесспорные и даже  просто неверные. Например, идея о том, что
"хорошую" литературу можно отграничить от "плохой" с помощью не-
коего  Экспертного совета, представляется мне совершенно ошибоч-
ной. (Я сразу  представил себе Экспертный совет, составленный из
величайших светил кулинарии и дегустации,который объявит мне,что
овсянка есть вкуснейший и полезнейший продукт питания - амброзия
и нектар богов! Я даже и спорить с ними не стану, для  меня  эта
проблема не существует: я овсянку НЕНАВИЖУ, у меня к ней идиоси-
нкразия, я не мог заставить себя есть её даже во время блокады!)
Соответственно, ни на чем совершенно не  основано  представление
Столярова, будто  жюри премии "Странник" (или любое другое жюри) 
способно  ОДНОЗНАЧНО отделить плевелы от злаков и агнцев от коз-
лищ. "Если десять хороших писателей говорят, что книга хорошая -
значит  она хорошая." Какое  заблуждение! Это значит только, что 
она соответствует литературным вкусам ЭТОЙ десятки, и ничего бо-
лее. И я берусь в любом конкретном случае набрать десятку не ме-
нее хороших  писателей, которые, так сказать, "не любят овсянку"
- пшенку  любят, а  овсянку  нет (хотя охотно готовы признать ее
замечательные  питательные и даже вкусовые качества - лишь бы их
не заставляли её есть).
   Нет, я полагаю,острая реакция на доклад Столярова возникла не
из отдельных спорных (или неверных) его утверждений, хотя многие
без сомнения  обиделись  за  своих любимых Гаррисона и Урсулу Ле
Гуин, к которым Столяров был совершенно неоправданно беспощаден. 
   Из нервного,кровью сердца написанного,контрдоклада Александра
Щеголева, содержащего больше эмоций,нежели идей (и живо напомни- 
вшего мне предсмертный крик Гоголевского Остапа: "Батько,где ты?
Слышишь ли ты?"), извлёк я лишь один ясно очерченный тезис, дос- 
тойный  рассмотрения. Это тезис об угрозе нынешней фантастики со
стороны "новых большевиков",захвативших власть и стремящихся по-
дгрести под  себя всё и, в первую голову, право "разрешать и вя-
зать". И захотелось мне a-la Тарас Бульба вскричать: "Слышу,сын-
ку!" - слышу, но не вижу, а главное - НИЧЕГО не понимаю... Какая 
угроза? Какие большевики? Власть - над чем? Или - над кем?..
   Неужели непонятно,что в нынешних условиях ВСЁ решает "сладкая
парочка" - тандем  ИЗДАТЕЛЬ-КНИГОТОРГОВЕЦ? И есть лишь один кри-
терий  оценки книги: РАСКУПЯТ - НЕ РАСКУПЯТ? И это положение бу-
дет существовать до тех пор, пока не появятся разбогатевшие, сы-
тые,самоуверенные издатели,которые - наконец-то! - позволят себе
быть меценатами и издавать книгу, исходя из каких-то иных крите-
риев, кроме критерия прибыльности? Неужели же это не очевидно?
   И неужели же не следует отсюда,что никакие группировки,интри-
ги,обходные льстивые маневры,никакие премии,статьи и телепереда-
чи не способны  изменить этого чугунного миропорядка? Неужели же
до сих пор не умер  этот чисто СОВЕТСКИЙ миф, будто бы в литера-
туру можно прорваться хорошо сколоченной группой - как в киношку
на вечерний сеанс, без билета, "на протырку"! Да, такое бывало в
прежние времена, но даже и тогда это было исключением,ибо прави-
лом были: ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЧИСТОТА и БЛАГОСКЛОННОСТЬ НАЧАЛЬСТВА. А
что сегодня  мне  толку  от  благосклонности  многоуважаемого Н.
Ютанова, если у него нет денег, чтобы издать мою книгу?.. 
   Решительно не понимаю опасений Александра Геннадиевича. Реши-
тельно  не понимаю  опасений сочувствующих ему участников Интер-
пресскона. Литература - дело тихое, индивидуальное, изначально - 
совершаемое в  одиночку.  Писатель по определению - ВСЕГДА ОДИН.
Никто ему не поможет, никто его не продвинет,никто его не возвы-
сит. Кроме единственного движителя, имя коему Дар Божий. И,может
быть,именно поэтому,чтобы он мог хоть ненадолго сбросить цепеня-
щий груз этого одиночества, чтобы отдохнуть ему от этого прокля-
того  одиночества - и следует для него устраивать такие вот сбо-
рища, как  ИНТЕРПРЕССКОН. И организовывать  премии - для него. И
провозглашать здравицы - в его честь. Чтобы знал он: одиночество
его велико, но небезгранично.
   Всё  же  прочее - группировки, интриги, "обеспечение прессы",
обещания "устроить", угрозы "не пропустить" - все это от лукаво-
го, и никакой, сколько-нибудь существенной,роли не играют. (Поп-
робуйте "устроить" книгу,которая сулит издателю прогар; попробу-
йте "не пропустить" у него же рукопись очевидного бестселлера!).
   Допускаю, эта позиция кому-то покажется высокомерной, элитар-
ной, нежизненной - возможно. Но это - итог без малого сорокалет-
него варения  в котле страстей, именуемом "литературной жизнью".
Сорок  лет проб и ошибок. И поимейте наблюдение: дурак учится на
своих ошибках, умный - на чужих.
   5. Давайте сразу договоримся: престижность премии определяет-
ся ТОЛЬКО ОДНИМ фактором - устойчивостью  высокого литературного
критерия. Если  из  года в год, на протяжении многих лет, данная
премия  вручается  за  произведения высокого класса - эта премия
обречена быть престижной. Но стоит жюри засбоить, ошибиться раз,
другой и - всё: от престижа в мгновение ока  остаются лишь рожки
да ножки. Так случилось с "Аэлитой". По крайней мере В МОИХ ГЛА-
ЗАХ она НАПОЛОВИНУ потеряла свой престиж немедленно,сразу же,как 
только  жюри пошло на поводу у начальства и покривило душой. Ещё
один  или  два  аналогичных  прокола доканали эту премию (в моих
глазах!) окончательно.То же,к сожалению,произошло и с Беляевской
премией: она дала сбой прямо на старте, и теперь надо ждать, что 
с нею будет дальше. "Интерпресскон", надо признаться,сильно под-
портил свой авторитет,отдав предпочтение одному вполне посредст-
венному роману. Премия "Великое кольцо", насколько я могу сейчас
вспомнить, ни разу не удивила и не раздражила меня - что само по
себе  замечательно, если  учесть  разнородность  состава "жюри",
вдобавок ещё и меняющегося от года к году. (Это лишь снова дока-
зывает нам,что "хорошее всегда хорошо"). О "Страннике" говорить,
наверное,ещё рано,хотя первый набор лауреатов устроил меня впол-
не - премию  получили не все хорошие произведения, но ТОЛЬКО хо-
рошие. О "Бронзовой Улитке" мне судить невместно, но я тешу себя
надеждой, что до сих пор не совершил пока ещё ни одной ошибки,во
всяком случае - грубой.
   Существует, однако,и принципиально другая точка зрения: прес-
тиж премии есть прежде всего - престиж жюри.Эта точка зрения мне
понятна, но  принять её я никак не могу. Как же быть тогда, если
жюри  вообще анонимно (Нобелевская премия)? Если жюри состоит из
людей, мало МНЕ приятных,но премии раздает при этом в ПОЛНОМ со-
ответствии с МОИМИ представлениями?..Если члены жюри - люди при-
ятнейшие, а представления  о литературе  у них - ну, хоть святых
выноси?!..
   Прошу  обратить  внимание на то, что до сих пор я рассуждал о
премиях с точки зрения, так сказать,наблюдателя - члена и участ-
ника "Интерпресскона". Но  ведь  существует  еще  и точка зрения
АВТОРА - потенциального  получателя  премии! Здесь  уж  начинают 
работать факторы, вообще  не  поддающиеся  учёту и даже анализу.
Разве  что  путем  анонимного  опроса можно установить отношение
ПИСАТЕЛЕЙ к названным  премиям (кстати, интересная мысль, вам не 
кажется?), и боюсь,после этого картина,и без того достаточно за-
путанная,запутается вовсе.
   Не проще ли нам, дорогие мои, исходить из самого демократиче-
ского  и самого общего принципа: "Больше премий - хороших и раз-
ных"? Пусть  к услугам  каждого из нас  будет премия, которую он 
считает высокопрестижной, и (помните анекдот?) премия,которую он
не желает признавать вообще.
   Я воспользовался случаем, чтобы изложить свое понимание проб-
лемы, сделавшейся  вдруг  скандально-актуальной. Что же касается
расстановки премий по ранжиру, то я не хотел бы этим заниматься.
Это то же самое, как Чубайсу отвечать, куда  он вложил свой вау-
чер. Могу сказать только, что самыми желанными премиями на свете
являются для меня две - Нобелевская и "Бронзовая улитка". И зна-
ете, почему? Правильно. Именно поэтому.
   6. Никакого "объективного  отражения литературной значимости"
не существует  в природе  ВООБЩЕ! Существует сугубо СУБЪЕКТИВНАЯ
оценка произведения, причем характерная только и именно для дан-
ной группы  ценителей. Чем больше группа, тем для большего числа
читателей  её  оценка будет казаться "верной". (Например, премия
ИНТЕРПРЕССКОНа  кажется  широким  читательским массам безусловно 
более "правильной", нежели "Странник"  или "Улитка", несмотря на
частичные  пересечения  результатов). Чем  однороднее  группа (в
идеале - все члены жюри имеют одинаковый литературный вкус), тем
меньше ошибка среднего балла для каждого из оцениваемых произве-
дений, но  ТЕМ БОЛЬШЕ читателей окажутся оценкой недовольны (так
элитарная критика высоко  ценит Г.Гессе и Т.Манна, к которым ос-
новная масса читателей остаётся вполне равнодушной).
   Каждая оценка литературного произведения характеризует однов-
ременно и данное произведение,и литературный вкус ценителей. От-
делить  одно от другого невозможно В ПРИНЦИПЕ. Каждый раз, ставя
оценку писателю,ты ОБЯЗАТЕЛЬНО, хотя и не сознавая этого,ставишь
оценку своему собственному литературному вкусу.
   Практически  все  социологические  опросы показывают: с точки
зрения ЛЮБОЙ оценивающей аудитории (жюри) все оцениваемые произ-
ведения  делятся  на три довольно ясно выраженные группы: "хоро-
шие", "средние" и "плохие" (верхняя, средняя и нижняя треть ито- 
гового списка оцениваемых произведений).Жюри могут отличаться по
своему  составу очень сильно (например - жюри, состоящее из про-
фессиональных литкритиков, с одной стороны, и жюри, состоящее из
школьников  старших  классов,- с другой), соответственно, сильно
отличаются оценки  одного  и того же произведения в баллах, но -
что характерно!- произведения "средние" и "плохие" могут менять-
ся  местами в итоговых списках разных жюри, произведения же "хо-
рошие" всегда оцениваются как хорошие (остаются  в верхней трети 
списка) ВСЕМИ жюри. "Хорошее всегда хорошо, но плохое,оказывает-
ся, не всегда плохо". 
   Давайте посмотрим, как работало жюри "Странника" с произведе-
ниями большой формы в 1994 году на первом этапе - отбор финалис-
тов.
                          СРЕДНИЙ БАЛЛ
                          ~~~~~~~~~~~~
               Булычев РЕКА ХРОНОС   7.86    0.59
               Лазарчук ИНОЕ НЕБО    7.38    0.84
               Рыбаков ГРАВИЛЁТ...   7.29    0.61
               Столяров МОНАХИ...    7.13    0.61
               Михайлов ВЛАСТЕЛИН..  5.57    0.65
               Лукьяненко РЫЦАРИ...  5.38    0.68
               Тюрин КАМЕННЫЙ ВЕК    4.63    0.94

   Здесь: каждое  произведение каждый член жюри оценивает в бал-
лах по 10-балльной системе; предпоследний столбец - средний балл
по каждому  из произведений; последний столбец - соответствующая
среднеквадратическая ошибка среднего балла.
   Перед жюри  стояла на данном этапе ограниченная задача: отоб-
рать ТРИ кандидатуры для финального этапа. Однако, легко видеть,
что, пользуясь  ТОЛЬКО  10-балльной системой оценок, это сделать
невозможно. ОШИБКИ  ПЕРЕКРЫВАЮТ РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ СРЕДНИМИ БАЛЛАМИ.
С точки зрения математики (и здравого смысла) первые четыре про-
изведения имеют ОДИН И ТОТ ЖЕ СРЕДНИЙ БАЛЛ, различия между оцен-
ками  носят  СЛУЧАЙНЫЙ  характер. Поставленная задача решения не
имеет - разве  что  жребий  тянуть. И  здесь  на помощь приходит
скэйтинг-система.
   Члены жюри не только оценивали произведения в баллах,они обя-
заны были еще и распределить их по местам - от I до VII.
   Вот как выглядит это распределение:

┌──────────────────────────────────┬───┬───┬───┬───┬───┬───┬───┐ 
│ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МЕСТ               │ I │II │III│IV │ V │VI │VII│ 
├──────────────────────────────────┼───┼───┼───┼───┼───┼───┼───┤ 
│Булычев "Река Хронос"             │ 2 │ 1 │ 2 │ 1 │ 1 │ * │ * │ 
├──────────────────────────────────┼───┼───┼───┼───┼───┼───┼───┤ 
│Лазарчук "Иное небо"              │ 2 │ 4 │ * │ 2 │ * │ * │ * │ 
├──────────────────────────────────┼───┼───┼───┼───┼───┼───┼───┤ 
│Рыбаков "Гравилёт "Цесаревич"     │ 2 │ 1 │ 1 │ 3 │ * │ * │ * │ 
├──────────────────────────────────┼───┼───┼───┼───┼───┼───┼───┤ 
│Столяров "Монахи под луной"       │ 2 │ 1 │ 3 │ 2 │ * │ * │ * │ 
├──────────────────────────────────┼───┼───┼───┼───┼───┼───┼───┤ 
│Михайлов "Властелин"              │ 1 │ 1 │ 1 │ 1 │ 2 │ 1 │ * │ 
├──────────────────────────────────┼───┼───┼───┼───┼───┼───┼───┤ 
│Лукьяненко"Рыцари сорока островов"│ * │ 1 │ 1 │ * │ 3 │ 3 │ * │ 
├──────────────────────────────────┼───┼───┼───┼───┼───┼───┼───┤ 
│Тюрин "Каменный век"              │ * │ * │ 1 │ 1 │ 1 │ 2 │ 3 │ 
└──────────────────────────────────┴───┴───┴───┴───┴───┴───┴───┘ 

   В  таблице  можно  видеть, сколько именно мест данного номера
получило  каждое произведение - например, роман Булычева получил
2 первых места,1 второе, 2 третьих, 1 четвёртое и 1 пятое место.
   Мы  видим  теперь, что вся первая четвёрка набрала ОДИНАКОВОЕ
число первых мест - по два, и опять же не можем пока сделать вы-
бор. Анализируя число вторых мест, мы видим, что в финал выходит
пока один  только Лазарчук - у него 4 вторых места, остальные же
три претендента  набрали опять же одинаковое число вторых мест -
по  одному. И только "с точностью  до третьего порядка  малости"
мы устанавливаем  финалистов: Столяров  набрал  3 третьих места,
Булычев - 2 - они и выходят в финал. 
   Означает  ли полученный результат, что Лазарчук написал более
мощный  роман, чем Столяров, а Булычев достиг больших творческих
успехов, нежели Рыбаков? Да ни в коем случае! Даже если говорить
не о мифической ОБЪЕКТИВНОЙ ценности данных произведений,а толь-
ко лишь о  СУБЪЕКТИВНОЙ  оценке этих произведений с точки зрения
этой, И ТОЛЬКО  ЭТОЙ, группы  читателей - даже и в этом весьма и
весьма  узком  смысле  слова  можно сказать лишь одно: по мнению
данного жюри Лазарчук, Столяров, Булычев и Рыбаков написали ОДИ-
НАКОВО ХОРОШИЕ романы, достигнув относительного успеха в сравне- 
нии  с остальными  членами  семёрки. ВСЁ. Больше никакой ЗДРАВОЙ
оценки полученных результатов НЕТ.
   Скэйтинг-система слепа, глуха, безразлична к доводам разума и
чувства, ей всё равно, с чем иметь дело - с романами или с фигу-
рным  катанием, но  она решает очень важную задачу: она ВСЕГДА и
ОДНОЗНАЧНО распределяет  претендентов  по местам. ЧТО НАМ ВСЕМ И 
ТРЕБОВАЛОСЬ  В ДАННОМ СЛУЧАЕ. Давайте не будем путать МАНЕРУ пи- 
сателя с его ЭСТЕТИЧЕСКИМИ ПРИНЦИПАМИ. Все названные здесь авто-
ры обладают своей и только своей манерой: Щеголева не спутаешь с
Логиновым, а Тюрина с Сергеем Ивановым. Однако эстетические при- 
нципы  у них - общие. Все  они работают в рамках фантастического
реализма, то  есть  для них достоверность описываемого - превыше
всего.Они опираются на "реальную" реальность - жест (может быть,
и непристойный), который  они наблюдали в институтской столовке,
слово (возможно,грубое),которое услышали на пароме в Верхнедвин-
ске,чувство (не слишком,может быть,благородное и даже вовсе низ-
кое),которое испытали сами в какую-то не лучшую минуту своей жи-
зни... Они выдумывают миры, но НЕ выдумывают реальности,а потому
и миры их - реальны и объёмны.
   Адепты  же ДРУГОЙ эстетики исповедуют диаметрально противопо-
ложный  принцип: "фантастика должна быть фантастична". Они убеж-
дены, что реальному миру нечего делать в фантастическом произве-
дении,они обожают твердить о "специфике фантастики". В своей ра-
боте  они опираются на выдуманный (ими же) мир, на мир "каким он
должен быть", на мир,не существующий в реальности и,более того,- 
не способный в реальности существовать. Они - "выдумывают психо-
логию". Именно поэтому их герои ходульны и плакатны,их приключе- 
ния - назидательны,а творческие манеры так монотонно-дидактичны.
Они - учат. Они - воспитывают. Они - несут миру истину. Со всеми
вытекающими отсюда последствиями.
   (Долгое  время я думал, что они просто не умеют писать, и мне
два десятка лет понадобилось, чтобы понять: нет,это их эстетика, 
это их литературный принцип, они НЕ ХОТЯТ иначе. "Глупость - это 
тоже ум, только другой" ...) 
   Не надо заблуждаться: "Странник", по идее, вручается вовсе не
авторам, пишущим в определенной манере - нет! Это приз для писа-
телей,которые остаются в фантастике - РЕАЛИСТАМИ. Поэтому у меня
лично нет  ни малейших сомнений, что и Штерн, и Щеголев, и Логи-
нов, и Тюрин, и ещё  многие  и многие, любимые мною и с радостью
читаемые, БЕЗУСЛОВНО могут,и более того - ДОЛЖНЫ, ОБЯЗАНЫ прете-
ндовать на этот приз! Господи, да ведь приведённый вами список -
это список лучших наших писателей.Побойтесь Бога!Как могли у вас
возникнуть  хоть  малейшие сомнения на этот счет? Как рука у вас
не дрогнула противопоставлять  Столярова - Лукиным, Успенского -
Рыбакову, Штерна, Щеголева, Лукьяненко - всему нынешнему составу 
жюри "Странника"? Или, может  быть, вы  готовы с той же жестокой
лёгкостью  противопоставить Ильфа-Петрова - Виктору Некрасову, а
Платонова - Василию  Аксенову?  Льва Толстого - Булгакову? Левый 
край спектра - правому?
   Я  вовсе  не  придерживаюсь мнения, что "Странник" - наиболее
престижная  премия в Российской фантастике. Все заявления такого
рода представляются мне полемическими издержками прошлых,настоя-
щих и будущих дискуссий. Только время и общественное мнение спо-
собны  расположить все премии по рангам (да и то, честно говоря,
для  каждого отдельного человека, если он мыслит самостоятельно,
никакое общественное мнение - не указ). То же обстоятельство,что
премия эта может быть присуждена (и теоретически, и,я думаю,пра-
ктически) только  представителям эстетики  РЕАЛИСТИЧЕСКОЙ, вовсе
не представляется мне  подавлением свободы творчества. Поощрение
определенной тенденции - да,несомненно,но почему вдруг "подавле-
ние"? Вот если бы жюри смертные приговоры выносило бы представи- 
телям противоположной эстетики, вот тогда, конечно...
   10. Я не испытываю по этому поводу никакого дискомфорта. Нао-
борот, я как бы получил дополнительную степень свободы. В 93-м я
должен  был мучительно выбирать между "Омоном Ра" и "Посланием к
коринфянам". В этом году "Омон Ра" в тройку финалистов не попал, 
и я с радостью, ничем не омрачённой,проголосовал за Столяровскую
повесть, которую очень люблю.
   11. Игорь  Всеволодович  не приехал потому, что так уж у него
получилось. Не он один,к сожалению.И Пелевин не приехал,и Мирер,
а ведь собирались. Не хочу гадать, случайности все это или некие
жесты. Хотелось бы верить, что случайности.
   12. Я был  категорически ПРОТИВ исключения "Терры Фантастики"
из номинационного списка,когда этот вопрос поднимался. Как? Одно
из  лучших  издательств  России не включается в номинации только
потому, видите ли, что нас волнует, "что станет говорить княгиня
Марья Алексевна?" Вздор какой! При чём тут этика? Вот если бы ТФ 
была дерьмовым издательством и спонсировала бы премию, дабы как-
то себя выпятить, - вот тут надлежало бы  номинационной комиссии
проявить твердость именно из этических соображений...Что за чер-
товщина? Почему этика  должна  входить в противоречие со здравым
смыслом? Они что - противоположны? И не приводите мне, пожалуйс-
та, пример с "Бронзовой Улиткой" и С.Ярославцевым. Это же совсем
другое  дело. Вот  если  бы Ютанов определял призёра В ОДИНОЧКУ,
тогда да, тогда  разговор  об  этике  имел бы смысл. И я уверен,
между прочим,что в этой ситуации Ютанов НИ ЗА ЧТО не присудил бы
приза ТФ.
   13. Юрий Флейшман  безусловно погорячился. Не только НАМЕРЕН-
НОГО, но  и вообще НИКАКОГО оскорбления кого бы то ни было жюри, 
разумеется, не  допустило. Сама  постановка  вопроса кажется мне
настолько  странной и неожиданной, что я, право, теряюсь. Обычно
в  таких  случаях  я  пытаюсь  найти  подоплеку, скрытые причины
обиды и раздражения, которые самому раздраженному, может быть,не
ясны,но в данном случае у меня просто ничего не получается. Я НЕ
ПОНИМАЮ. 
   Собралась группа писателей, нашла спонсора... Вернее,всё было
наоборот: нашелся спонсор,собрал группу писателей. Вместе разра-
ботали статут  премии, проголосовали, вручили... В чём криминал?
Кто, кого и как обидел? Писатели, члены жюри,- все, согласитесь,
очень и очень недурные. Спонсор - порядочнейший человек. Призёры
- достойнейшие и всеми (или, скажем,- многими) ценимые авторы...
В чём дело? Почему  ломаются  шпаги и летят по воздуху швыряемые
неведомому оскорбителю перчатки? Ничего не понимаю. Вспоминается
только знаменитый диалог между Сент-Эньяном и блистательным Пор-
тосом, который привёз ничего не понимающему царедворцу вызов ви- 
конта де Бражелона. "...Подумать только! Переезд, люк и портрет!
Но,друг мой,и одного из этих оснований достаточно,чтобы все дво- 
ряне  Франции и Испании перерезали друг другу глотки..."  Кто не 
помнит этот эпизод из Дюма -пера, перечитайте - и вы поймете,по-
чему я чувствую себя полнейшим Сент-Эньяном.
   Нелепо  всё  это. Вот поссорились Столяров и Щеголев. Сильные
слова произнесены, и каждый считает себя правым. Горько. Я люблю
их обоих, и надеюсь только,что холод,их окутавший,не распростра-
нится и на меня. Глупо же! Я СОВЕРШЕННО ТОЧНО ЗНАЮ, что не хотел
и в мыслях своих не имел Столяров обидеть кого-нибудь из "нашего
лагеря", а тем более - Щеголева, которого  ценил всегда высоко и
как писателя, и как полемиста. Я-то знаю, а как передать мне это
моё знание Александру Геннадиевичу? А ведь он уже (под благовид-
ным предлогом, разумеется) и в отставку решительно подал с поста
старосты семинара...
   Друзья  вы  мои дорогие! Давайте жить дружно. Давайте учиться
жить в свободном мире.Это при тоталитаризме мы все были одинако-
вые. Теперь мы все разные, и каждый заявляет о себе по-своему, и
каждый сам себе Зоил. Раньше у нас у всех был один враг - режим.
Теперь,нам кажется,врагов у нас стало много. Это неправда. У ка-
ждого писателя - один единственный враг,он же - лучший друг: ис-
чирканный (или  хуже того - чистый) лист бумаги. Все остальное -
глюки, миражи и томление духа.
   Давайте объединяться. Но не для того, чтобы "пробиться", и не
для  того, чтобы кого-то "свалить", а для того лишь, чтобы найти
способ помочь друг другу,поддержать друг друга (пусть даже толь-
ко морально), вкусить "роскоши человеческого общения".
   Давайте ругаться, но - не ссориться при этом.
   Давайте спорить, но - помнить,что в споре рождается (или даже
пусть - гибнет) истина, но не должен  в споре рождаться враг или
гибнуть друг.
   Давайте  учиться признавать за всеми другими те же самые пра-
ва, которые отвоевали для себя.
   И давайте исходить из того,что все мы - хорошие люди,честные,
неглупые и устремлённые к добру



Другие статьи номера:

Колонка редактора - Сергей Бережной, Андрей Николаев.

Письма - А.Бачило, А.Кубатиева, В.Звягинцева, А.Олексенко, Н.Романецкого, Е.Филенко, Н.Резановой, Л.Вершинина, А.Николаева, Б.Завгороднего.

Галерея герцога Бофора - Идея насчет галереи герцога Бофора весьма плодотворна, но только в ней отнюдь не должно быть рисунков, а одни подписи к картинам, как полагается у Дюма.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Чертков.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Столяров.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Андрей Лазарчук.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Вячеслав Рыбаков.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Евгений Лукин.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Эдуард Говоркян.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Игорь Можейко.

Чёртова дюжина неудобных вопросов членам жюри - Борис Стругацкий.

Литературные страницы - Полёт над гнездом лягушки.

Барометр - Рецензии С. Бережного.

Есть такое мнение! - Монахи под луной.

Есть такое мнение! - Сделай книгу сам или болезнь сиквела.

Вечный думатель - Фантастика - это вам не балет, тут думать надо!

Вечный думатель - Идея межзвёздных коммуникаций в современной фантастике.

Поспорить с Арбитманом - Спасибо за журнал "Двести". Надеюсь, что со временем он преобразуется в журнал "Сто тысяч" и придёт в каждый дом.

Беседы при свечах - Интервью, взятое у Бориса Натановича Стругацкого.

Остропёры всех стран, присоединяйтесь! - Правдивые истории от Змея Горыныча.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Юмор - Анекдоты.
Реклама - реклама и объявления.
Scene - интервью с группой Triumph взятое на CAFe'2002.

В этот день...   14 октября