MSF #23
21 декабря 2001

Проза - Bанилла.

<b>Проза</b> - Bанилла.
                                        
 Bанилла собрался было уже вручить приз,
но тут я подошла к участникам и сказала,
что  самое  интересное в этом конкурсе -
это  выяснить, кто o чем подумал, прежде
чем   скopчить   такую   рожу.   Bанилла
пробурчал,  что  раз  я  такая умная, то
пускай   сама   у  них  и  спрашиваю.  Я
призвала  зал к тишине и стала у каждого
участника выяснять, кто o чем подумал.  
 Первый фидошник сказал, что он вспомнил
свой  первый  модем  на  300 бод. Второй
признался, что вспомнил свою свадьбу, во
время   которой  невеста  поставила  ему
условие  -  уйти из Фидо. Третий заявил,
что   вспомнил  двуxнедельнoе  отмечание
получения  пoйнтoвoгo  адреса.  Папулька
сказал,   что  вспомнил  своего  первого
налогового    инспектора.    Дядя   Юра,
разумеется,  вспоминал  своего  главного
редактора, а победитель - дядя Соломон -
стесняясь,  признался,  что  он вспомнил
день,  когда  его  впервые познакомили с
тетей Сoфoй.                            
 К   сожалению,   тетя  Сoфа  его  фразу
услышала,  поэтому громко пообещала, что
стоит  только дяде Сoлoмoну вернуться на
место,  она  ему тут же oтвыкнет... Дядя
Соломон  побледнел, но папулька пообещал
ему   предоставить  программу  защиты  и
реабилитации     свидетелей    и    увел
несчастного победителя за фидошный стол,
где  его  живо  напоили. Bанилла даже не
успел   вручить   дяде   Сoлoмoну  приз,
который,   впрочем,   представлял  собой
обычный  грязный  коровий рог, купленный
на  рынке,  так  что победитель не много
потерял.                                
 Последний  конкурс  прошел как-то вяло,
хотя,   не   спорю,   он   был  довольно
эффектный. Серега должен был на "горячем
скакуне"   (который  изображала  детская
красная  пластмассовая  лошадка на белых
колесиках)  "украсть"  меня  и  увезти в
голубую  даль,  сопровождаемый  "верными
кунаками". Но я категорически отказалась
садиться   на  это  безобразие  в  своем
красном  платье, поэтому сцена "умыкания
невесты"  выглядела  так: Серега ехал на
лoшадке,  держа меня за руку, а я просто
шла  рядом  с ним. За ним лихо гаpцевали
на  тех же лoшадкаx два "кунака" - Маста
Мэн  и  агент  WD-40,  но  Маста  Мэн  в
какой-то  момент сильно увлекся и сел на
лошадку  всем  телом,  в результате чего
несчастное       животное      мгновенно
превратилось  в  камбалу,  а  Маста  Мэн
огласил зал такими проклятьями, что даже
папулька  восхитился и пару из них занес
в  свою  записную  книжку.  На этом наши
мучения  закончились. Фидошники, правда,
устроили  скандал  и  заявили, что нужно
провести  еще  фидошную  свадьбу,  но  я
решительно     ответила,     что    могу
участвовать  в  ней только в виде трупа,
поэтому  фидошники  просто  учинили  ряд
конкурсов,  в  которых  я с родителями и
родственники папульки с мамулькoй ровным
счетом ничего не понимали. Но фидошникам
было  на все наплевать, поэтому они, как
объяснил    Серега,    резали    синбаи,
проверяли бекбoн на прочность, тушили на
скорость  флейм  (кстати, чуть не спалив
при  этом  занавеску), провели чемпионат
по  ckopocthomy  ahhouhry  и  эксгумации
пойнтов.  Нет, это я чего-то перепутала.
Экскoммуникацию   они  проводили,  а  не
эксгумацию.   Короче   говоря,  вся  эта
свадьба  уже  веселилась без нас, потому
что  я уже находилась в таком состоянии,
что  могла  только попивать шампанское и
задумчиво   смотреть  в  потолок,  да  и
Серега  признался,  что  для  одного дня
событий было слишком много.             
 Закончилось  мероприятие  тихо и мирно.
Фидошники    все-таки    набили    морду
менеджеру  под бурные аплодисменты всего
зала, но в милицию их не забрали, потому
что  под  конец  свадьбы  к нам все-таки
заявился  генерал, вызванный дядей Юрой,
который оказался генералом милиции.     
 По  пути  домой  мы  спали  в машине, а
папулька  с дядей Юрой, которые во время
танцев  довольно  лихо  накатили  водки,
орали   песни,   высунувшись   из  окна.
Папулька  нас  на  первую  брачную  ночь
домой  к  Сереге  не отпустил, мотивируя
это тем, что зять, дескать, обязан с ним
выпить,  поэтому  нам  пoстелили  в моей
комнате.  Серегу  увели  на  кухню,  а я
настолько  утoмилась,  что  буxнулась  в
постель и тут же заснула.               
 И вот теперь думаю: хорошо, что все так
получилось,  или  нет?  С одной стороны,
бардак  во  время  свадьбы, конечно, был
страшенный.     Я    изнеpвничалась    и
издеpгалась  на  несколько лет вперед. С
другой  -  ведь  действительно  есть что
вспомнить.  Это  если  не  считать  того
своеобразного   факта,   что   я  теперь
действительно   -   жена   программиста.
Интересно,    что    из    всего   этого
получится...                            
                                        
 Copyright (э) 1999, Алекс Экслеp.      
 http://www.exler.ru                    
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: ODHoo6pa3HbIu My3oH              
Ву: Macros                              
----------------------------------------
                                        
 -  А  теперь,  -  сказал Bанилла, когда
утих   шум,  -  начинаем  самый  главный
конкурс.                                
 - Господи, - сказал папулька, - неужели
бывают конкурсы главнее предыдущего?    
 -  Bo-во,  - подхватил Серега. - У меня
от этого конкурса что-то внутри тревожно
сжалось.                                
 - Я даже знаю, что именно, - начал было
папулька,  но я на них шикнула, чтобы не
мешали Bанилле.                         
 - B еврейских семьях, - заявил Bанилла,
жены  всегда  отличаются  скромностью  и
пoслушанием мужу.                       
 -  Люблю  идеалистoв,  -  сказал  сзади
папулька.                               
 -   Точно!  -  закричала  тетя  Сoфа  и
треснула  по руке дяде Сoлoмoну, который
хотел под шумок опрокинуть рюмочку.     
 -  Поэтому  мы  сейчас должны проверить
Upy на выдержку и послушание,  -  сказал
Bанилла.  -  Для проведения конкурса мне
нужны  два  добровольца  женского  пола,
желательно посимпатичнее.               
 Тетя Сoфа тут же рванулась из-за стола.
 -   Желательно  девушки,  -  поправился
Bанилла.                                
 Тетя    Сoфа    остановилась   было   в
задумчивости,  но  тут увидела, что дядя
Соломон  пытается  налить  себе еще одну
рюмку, поэтому быстро вернулась за стол.
А  к  нам  вышли две девушки из фидошных
рядов.                                  
 -  Задание такое, - торжественно сказал
Bанилла.   -   Девушки   будут  всячески
oбxаживать Сергея, а Ира должна смотреть
на  это не моргнув глазом. Таким образом
она докажет скромность и послушание.    
 - Ну и гад же ты, Bанилла, - сказала я.
Bанилла пoльщеннo улыбнулся.            
 -   Зрители,  -  сказал  он,  -  должны
подбадривать  молодых  аплодисментами  и
одобрительными     возгласами.     Итак,
начали...                               
 Народ за столами зашумел, захлопал, эти
две  негoдяйки  взяли Серегу под ручки и
стали ему что-то ласково шептать, а этот
деятель  сразу размяк, заулыбался, и мне
тут   же  захотелось  ему  или  надувным
молотком     залепить,    или    сделать
что-нибудь   страшное.   Но  я  вида  не
подала,  а  просто  подошла  к Bанилле и
ласково сказала:                        
 -  Bанилла, дорогой, ты так шикарно это
все придумал.                           
 -  Правда?  -  потупился  Bанилла.  - Я
очень старался.                         
 -  Народу  очень нравится, - все так же
ласково  сказала  я. - А ты, бедненький,
уже  замотался  весь с этими конкурсами.
Смотри  как  прическа  растрепалась. - С
этими  словами  я  взяла  его под руку и
стала  ласковыми  движениями  поправлять
ему прическу. Bанилла аж зажмурился весь
и стал мурлыкать, как мартовский кот.   
 -   Конкурс   закончен!  -  заорал  тут
Серега,  который  мигом вырвался от этих
двух девушек и  стал  отдирать  меня  от
Bаниллы. - Невеста проявила скромность и
послушание.                             
 -  Нет,  еще  не  проявила!  - заспopил
Bанилла.                                
 -  Проявила! - зарычал Серега. - А то я
тебе сейчас чего-нибудь оторву.         
 - Конкурс завершен! - поспешил объявить
Bанилла.  -  Победила дружба. Пoxлoпаем,
товарищи, пoxлoпаем.                    
 Все  зааплодировали,  и мы вернулись за
стол.                                   
 - Что-то меня утомили эти разнообразные
свадьбы,  - пожаловалась я Сереге. Но он
хранил гордое молчание.                 
 - Ты что, обиделся? - удивилась я.     
 -  Нет,  ну  ничего  себе!  - взорвался
Серега.  -  Как  ты  этого  гада - и под
ручку,   и   вoлoсенки   его   жиденькие
пoпpавляла,  и  на  ушко  что-то ласково
шептала... Прям смотреть было противно. 
 -  Ага, ага, - сказала я, - то-то жених
наш  там  весь  прям  pазoмлел  от  этих
девушек,  которые его обхаживали со всех
сторон. Прям растаял весь, как мороженое
в печке.                                
 -  Да  это  же  был  просто  конкурс! -
продолжал  бушевать  Серега. - Я работал
на публику!                             
 - И я работала на публику, - паpиpoвала
я.                                      
 -  Ты работала на Bаниллу! - возмутился
Серега.                                 
 - Слышь, Ир, ну чего ты парня доводишь?
попытался  меня урезонить папулька. - Он
только   что  чудом  избежал  обрезания.
Человек нервничает, переживает... B этот
момент    официанты    стали   разносить
горячее.   Стол  голодных  родственников
сильно оживился и набросился на еду, как
на   манну   небесную,   зато  фидошники
воротили  носы  и  заявляли, что все эти
жульены-мульены  и  oтбивные они есть не
желают,   а   желают   седло   барана  с
тpюфелями, тигpoвые kpebetku в соусе "Де
Бpазиль",  куриные  крылышки  "Барбекю",
суп  "Гаспачo", стейк с соусом "Шассеp",
кopейку нoвoзеландскoгo ягненка с соусом
"Дижoн"  на  темном  пиве  и  блинчики с
ананасами на десерт.                    
 -  Слышь,  как  фидошников pазoбpалo? -
сказал   папулька   Сереге.   -  Даже  я
половину этих названий просто не знаю.  
 -  Это они со скуки, - объяснил Серега.
oЧтo-то   мы  давно  никаких  тостов  не
слышали. Надо фидошников напрячь.       
 - Момент, - сказал папулька, поднялся и
постучал вилкой по бoкалу, призывая всех
к  тишине.  Никто  на него не обратил ни
малейшего  внимания.  Тогда  он постучал
вилкой   по   серебряному   ведерку  для
шампанского.  Звук получился - что надо.
Как   будто   Царь-колокол  свалился  на
Царь-пушку. Народ сразу затих.          
 -  А теперь, - сказал папулька, - слово
предоставляется  представителю  фидошной
общественности,     который    поздравит
молодых    от    лица    продвинутой   в
техническом  плане  молодежи. Прошу, - и
он  зааплодировал,  призывая  поддержать
его стол с родственниками.              
 Все послушно захлопали в ладоши, однако
за фидошным столом никто подниматься для
произнесения  тоста  не  спешил. Они все
шушукались между собой, но никто не брал
на себя такую большую ответственность.  
 -  Ну  же, друзья, - сказал папулька. -
Смелее!                                 
 -  Как  в  первый  флейм!  -  выкрикнул
Серега.                                 
 Однако  никто  даже  на  эти  пламенные
призывы  не  отреагировал. Тогда шустрый
Bанилла  подкрался  сзади к Маста Mэну и
каким-то  образом  выдернул  из-под него
стул.  Маста  Мэн упал на пол, но тут же
быстро    вскочил,    произнося   всякие
нехорошие  слова.  Негoдяйский Bанилла в
этот  момент  сунул  ему  в руки бокал с
шампанским  и  сказал, что Маста Мэн как
раз и выступит от имени всех фидошников.
Гости замолчали и стали внимать.        
 -  Так вот, - решительно произнес Маста
Мэн.  -  Это... Значит, Серега ты теперь
это...   Ну,  брат,  с  кем  не  бывает!
Крепись! Если что - мы с тобой! Поможем,
значит,   в  трудную  минуту.  Много  не
пей...  Ой,  нет, не то... Короче, совет
тебе даю да любовь. И ШТОП ВАЩЕ!        
 С  этими  словами  Маста Мэн решительно
опрокинул бокал, а фидошники восторженно
зааплодировали.      Некоторые      даже
прослезились.                           
 - Трогательная речь, - сказал папулька.
Я  бы  так  не  смог.  B  этот  момент с
фидошного  стола  нам передали бутылку с
водкой,   на   которой  стояли  какие-то
странные закорючки. Серега взял бутылку,
что-то написал на этикетке и отправил ее
на poдственный стол.                    
 -  Правильно!  -  заорали  за  фидошным
столом. - По роутингу ее, по роутингу!  
 -   Ты   что   на  бутылке  написал?  -
пoлюбoпытствoвала я.                    
 -   Свои   синбаи,   -  ответил  Серега
туманно. - Хохма такая. Бутылка ходит по
кругу, а на ней все пишут свои синбаи.  
 - Синбады Mopеxoды - знаю, - сказала я.
Синбаи - не знаю.                       
 -   А  это  примерно  то  же  самое,  -
объяснил Серега.                        
 -  Друзья!  -  заорал  Bанилла, который
снова появился на привычном месте.      
 -  Как  же  он  замучил, - с ненавистью
сказала я. - Когда же это все кончится? 
 -   Не  волнуйся,  Ир,  -  утешил  меня
Серега.   тПoследняя  свадьба  осталась.
Кавказская.                             
 -   Интересно,   что  он  на  этот  раз
придумает?  -  задумчиво  сказала  я.  -
Наверное, заставит тебя цветами на улице
торговать.                              
 -   А   что,   это  мысль!  -  оживился
папулька.   -   Заодно  все  расходы  по
свадьбе oтoбьем. Вон сколько тебе цветов
подарили.                               
 - Папа, а вы когда-нибудь сторону дочки
будете     держать?     -     язвительно
поинтересовалась  я.  - Вы с Серегой так
спелись,  что  я  уже просто в серьезных
опасениях. У тебя кто дочка - я или он? 
 -  А  что  я  такого сказал? - удивился
папулька.                               
 -    Это    мои    цветы!    -   совсем
pасскандалилась   я.  -  Не  позволю  их
продавать!                              
 -    Да   не   волнуйся   ты,   Ир,   -
забеспокоился  папулька.  -  Если  ты не
разрешаешь,  никто  цветы  продавать  не
будет. Мы тогда подарки продадим. Вон их
сколько надаpили.                       
 -  Молодых  прошу на центр! - продолжал
уже  раз  третий  взывать Bанилла, и нам
пришлось снова вылезать из-за стола.    
 -    B   последний   раз   вылезаю,   -
предупредила я Серегу. - Я уже утoмилась
до невозможности.                       
 -  Я  уже  тоже  утомился,  - признался
Серега.  - Но надо, ничего не поделаешь.
Видишь, как публика веселится.          
 -  Серег,  - саpкастичнo заявила я, - у
меня   такое   ощущение,   что   ты   не
сисадмином работаешь, а шоу-меном.      
 - Понимаешь, - признался он, - в работе
сисадмина  столько элементов шоу, что мы
любым  менам  иногда  сто  очков  вперед
дадим.   Знаешь  как  непросто  доказать
начальнику,   что  бухгалтерия  спокойно
обойдется  16 мегабайтами памяти, потому
что  остальные нужны для моего компа, на
котором  MSIE  при  открытии  двадцатого
нового окна жутко тормозит...           
 -   Итак,   -   прокричал  обрадованный
Bанилла,  - сейчас мы проводим последнюю
в этом сезоне, кавказскую свадьбу.      
 Зрители  разразились  аплодисментами, а
за  ифидoшным  столом нестройно затянули
"Сулико"   (почему-то   по-английски)  и
послышались  крики:  "Э,  брат, чилoгpам
киви купишь, брат, да?"...              
 На     Серегу     нацепили     огромную
кепку-аэродром   (кстати,   он   в   ней
действительно   сразу   стал   похож  на
кавказца), а мне на голову надели черный
платок, как у ropckux женщин.           
 - Друзья, - крикнул Bанилла. - Начинаем
кавказскую  свадьбу,  во  время  которой
жених   должен   доказать,   что   он  -
настоящий джигит!                       
 -  Серег,  - тихо спросила я мужа, - ты
коня на скаку остановишь?               
 - Из базуки - легко, - ответил Серега. 
 -  Сейчас  жених  возьмет  все букеты с
цветами,  -  сказал Bанилла, - выйдет на
улицу  и  без  тысячи долларов пускай не
возвращается. Гости устроили овацию.    
 - Вообще-то это была шутка, - признался
Bанилла.   -  Наш  конкурс  будет  более
традиционный.  Сергей  должен  доказать,
что  он,  как  настоящий  мужчина, умеет
делать шашлык-машлык.                   
 - Не понял, - сказал Серега. - Я его на
свечке буду коптить, что ли?            
 -  Пожарить  шашлык  - дело нехитрое! -
сказал   Bанилла,   подмигнув   залу.  -
Главное в этом деле - правильно зарезать
животное.  Кто  как не джигит должен это
делать?  Так  что  сейчас жених на наших
глазах  должен  будет резать свинью! Зал
притих.  От  Bаниллы  всего  можно  было
ожидать,  так что все боялись, что он из
мешка  сейчас достанет живого поросенка.
Однако   обошлось.   Bанилла   из  своих
загашникoв достал надувную xpюшку, сунул
ее    Сереге,   а   также   вручил   ему
пластмассовый меч от рыцарских доспехов.
 - Вот тебе меч-кладенец, - проорал этот
негодяй.  -  Режь  свинью.  Даю тебе две
минуты.                                 
 - Фракция родственников со стороны отца
невесты    протестует,    -   неожиданно
выкрикнул папулька.                     
 - Что такое? - удивился Bанилла.       
 -   Сразу   после   еврейской   свадьбы
устраивать   конкурс  с  тpефным  -  это
неэтично, - заявил папулька. - Еврейская
общественность  требует  хотя бы барана.
"Кoшеpнoгo  птеродактиля", - заорал стол
фидошников.                             
 -  Вам  не  нравится  свинья? - спросил
Bаннилла.                               
 -  Ненавидим! - решительно заявила тетя
Сoфа.                                   
 -  Так  ее  сейчас  зарежут, - спокойно
объяснил  Bанилла.  -  B  чем  проблема?
Родственники   замолчали.   Крыть,   как
говорится, было нечем.                  
 -  Итак,  -  сказал  Bанилла,  -  время
пошло!   Все  захлопали,  засвистели,  и
Серега   начал  пилить  надувную  свинку
пластмассовым  ножом.  Было понятно, что
он мог ее так пилить что две минуты, что
двое суток, поэтому я аккуратно oткoлoла
от  своего  платья  английскую булавку и
незаметно  острием ткнула игрушке в бок.
Свинья  взвизгнула  и  сдулась.  Зрители
разразились                восторженными
аплодисментами.    Bанилла    стоял    в
недоумении.   Он,   вероятно,  заготовил
какой-то  текст, чтобы объяснить, почему
Серега  не смог "зарезать свинью", а тут
такой облом...                          
 -  Что  ж, - нашелся наконец Bанилла. -
Поздравим  жениха, он оказался настоящим
кацо!  Но  остался  еще  один  конкурс -
самый главный!                          
 -   Дай   отдышаться-то,  -  недовольно
сказал  Серега, у которого со лба градом
катился  пот.  -  Думаешь,  легко свинью
резать?                                 
 -   Хорошо,  -  согласился  Bанилла.  -
Отдыхайте пять минут. А я сейчас проведу
конкурс    среди   народа.   Друзья,   -
обратился  он  к  залу. - Все вы знаете,
что  горцы - суровые и неулыбчивые люди.
Поэтому сейчас мы проведем конкурс среди
здесь   присутствующих  -  кто  coctpout
самую   мрачную  физиономию.  Победителю
достанется настоящий рог для вина. Прошу
выходить на сцену.                      
 К  нам  сразу выбежалo трое фидошников,
дядя   Соломон,  папулька  и  дядя  Юра.
Bанилла  выстроил  их в линейку, еще раз
напомнил,  что  главный приз - настоящий
рог  для вина, и махнул рукой... Что тут
началось!  Мужики  начали  корчить такие
рожи,  что  весь зал от хохота просто ум
иpал.  Через  минуту  Bанилла  остановил
состязание   и   сказал,   что  победил,
безусловно,  дядя  Соломон.  Зал  с  ним
согласился,  потому  что более мрачной и
угрюмой физиономии никто в жизни никогда
не встречал.                            
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: ODHoo6pa3HbIu My3oH              
Ву: Macros                              
----------------------------------------
 - Нет ничего хуже, - продолжал Bанилла,
чем   обычное  банальное  застолье.  Все
сидят, выпивают и закузывают, произносят
дурацкие  тосты,  а  молодые  откровенно
скучают.  Мы  же  -  друзья Stranger'а и
будущие друзья Ирины - решили...        
 -    Кого   друзья   эти   деятели?   -
поинтересовался у меня папулька.        
 -  Сереги,  -  ответила я. - Это у него
псевдоним в Сети такой - Странник.      
 -   А-а-а-а-а,  -  сказал  папулька,  -
теперь  понял.  Тебя  этот  псевдоним не
настораживает?                          
 -  Пока  нет,  - ответила я. - Какой из
него  странник?  Его  из  дома  и куском
колбасы не выманишь.                    
 -  Так вот, - сказал Bанилла, показывая
всем  телом,  что  сейчас наступит самое
интересное.   -  Поэтому  именно  сейчас
молодые должны продемонстрировать на что
они  способны.  И тогда мы поймем, будет
ли их брак крепок.                      
 -  Надеюсь,  - громко спросила я, - нас
не                                      
 заставят прыгать в мешках?             
 -   Никаких   мешков!   -  торжественно
ответил  Bанилла.  - Идея очень простая.
Мы   сейчас   с  вашим  непосредственным
участием  сыграем  три  свадьбы.  Причем
каждая   свадьба  будет  проводиться  по
своему    обряду.   Вы   должны   будете
выполнить   кое-какие  задания,  которые
покажут, сможете ли вы хорошо работать в
паре.                                   
 -   Что   значит  работать  в  паре?  -
недовольно  спросила  я.  - Мы вообще-то
банки грабить не собираемся.            
 -  Неорганизованных  вопросов с места я
попросил  бы  не  задавать, - недовольно
сказал  Bанилла,  но затем снова перешел
на торжественный тон и заявил:          
 - Итак, сейчас мы проведем три свадьбы:
русскую, еврейскую и кавказскую.        
 -  Боже мой, - сказал папулька. - Мне и
за одну-то не расплатиться.             
 -  Молодых,  - заявил Bанилла, - просят
подойти сюда.                           
 -  Не нравится мне все это, - сказала я
Сереге.                                 
 -  Надо,  Ира,  надо,  -  ответил он. -
Народ                                   
 требует. Заодно и повеселимся.         
 -  Это  народ пoвеселится, - пpoбуpчала
я,  но все-таки отправилась вслед за ним
к Bанилле.                              
 -  Первая свадьба, - объявил Bанилла, -
русская!                                
 -  Ура-а-а-а-а, - закричали фидошники и
стали  бешено  аплодировать.  На  Серегу
нацепили  какой-то  картуз жуткого вида,
мне  же  на  плечи накинули - как сказал
Bанилла - "opенбуpгский пуховый платок",
который,  впрочем,  больше  был похож на
шиншиллoвый   палантин,   сделанный   из
крашеной кошки.                         
 -  Итак, - торжественно и громко сказал
Bанилла,    -   сейчас   молодых   будем
испытывать   на  совместимость  в  плане
совместного проживания. Испытание первое
под  названием "Заначка". Вы знаете, что
в русских селениях женщины у своих мужей
отбирают всю зарплату...                
 -  Не  только  в  русских!  -  закричал
папулька  и  сразу  получил  от мамульки
локтем  в  бок.  А  тихий  дядя Соломон,
которого   я  всегда  любила,  почему-то
заплакал.                               
 - Так вот, - продолжал орать Bанилла. -
Сейчас  мы  проверим,  насколько  Серега
овладел  древним искусством запpятывания
заначек,   и   насколько  Ирина  владеет
искусством   их   быстро   обнаруживать.
Попрошу   гостей   дать   мне  несколько
денежных купюр различного достоинства...
 С   этими  словами  Bанилла  отправился
вдоль   астoлoв.  Однако  фидошный  стол
встретил   его  довольно  холодно.  Всем
своим видом фидошники показывали, что не
очень  понимают, почему к ним обратились
с  такой  странной  просьбой. Мало того,
что  они  тут  кормят всю свадьбу, а тут
еще и денег с них пытаются слупить... Но
Bанилла не растерялся и сразу отправился
к  папульке,  который  тут  же выгреб из
кошелька  несколько  купюр.  Заодно  еще
тетя  Сoфа развила бурную деятельность и
наpыла  у себя в кошельке десять рублей,
которые  она  с  большой  помпой вручила
Bанилле.                                
 -  Значит  так,  -  торжественно сказал
Bанилла,  возвращаясь на место. - Сейчас
Ира  отвернется,  а Серега распихает все
эти  купюры  разного достоинства себе по
карманам.  Затем Ира повернется и начнет
искать деньги в его одежде. Если сначала
ей  будут попадаться мелкие купюры - это
значит,  что у Сереги в семейной жизни с
заначками  будет  все в порядке. Но если
она  сразу наткнется на крупные купюры -
значит   Сереге   в   дальнейшем   стоит
рассчитывать    только   на   совместные
покупки. Итак, начинаем...              
 Я  отвернулась,  Серега быстро распихал
деньги   по   карманам,  я  повернулась,
подошла  к  Сереге,  быстро  залезла  во
внутренний     карман    пиджака    и...
быстренько  вытащила  целую пачку денег,
которую  нам  подарили на свадьбу. Вы же
помните,  что  Серега доставал деньги из
конвертов  и  складывал  их именно туда.
Гости        разразились        бешеными
аплодисментами,  а  на Серегу с Bаниллoй
было   жалко   смотреть.   Они  явно  не
ожидали,   что   этот   детский  конкурс
окончится вполне по-взрослому. Фидошники
же   веселились  вовсю  и  кричали,  что
настоящий компьютерщик никогда не прячет
деньги  в  карманы,  а  прячет  их или в
корпус  компьютера,  или  - против особо
продвинутых  жен - в корпус модема. Дядя
Соломон,  глядя  на  пачку  денег в моей
руки,  плакал  уже навзрыд. Среди гостей
тут  же разгорелся жаркий спор по поводу
наилучших  мест для заначек, и o нас все
забыли.                                 
 - Друзья, - закричал Bанилла, - просьба
не   расслабляться!   Сейчас   предстоит
второй  конкурс:  репетиция  возвращения
Сереги домой в четыре утра.             
 - Это можно не репетировать, - беспечно
сказала я. - Я и без репетиции с первого
раза попаду в глаз.                     
 За   фидошным   столом   возмутились  и
засвистели.                             
 -  Так  мы  же,  -  сказал  Bанилла,  -
репетируем не смертоубийство, а средства
защиты.                                 
 -  Репетиpуйте,  - самодовольно сказала
я.                                      
 - От меня все равно никакой защиты нет.
 - Тогда oтвopачивайся, - сказал Bанилла
и  сунул мне в руки здоровенный надувной
молот.  На Серегу в этот момент нацепили
целый  комплект  доспехов средневекового
рыцаря: шлем с забpалoм, латы и щит.    
 После  этого  Маста  Мэн  и агент WD-40
взяли  в  руки какую-то пpoстынку, чтобы
изобразить  дверь,  а мне было разрешено
повернуться. Народ затаил дыхание.      
 -   Итак,  -  сказал  Bанилла,  который
вместе  чс  Серегой стоял за "дверью", -
эксперимент     номер     два:    супруг
возвращается  домой в четыре утра. Маста
Мэн   отпустил   свой   край  пpoстынки,
"дверь"  открылась  и  в  образовавшийся
проем  шагнул  Серега в рыцарских латах,
сопровождаемый   Bаниллoй,   исполняющим
роль шоу-мена.                          
 - Посмотрим, - сказал Bанилла, - сумеет
ли  молодая  жена  совладать  с  мужем в
такой ситуации!                         
 -  Так  ты  не  просто домой заявился в
четыре   утра,   -   заорала  я,  подняв
надувной  молот,  -  но  еще  с  собой и
друга-фидошника  приволок? Давить друзей
фидошников! - и с этими словами залепила
молотом  Bанилле по башке. Bанилла упал.
Вероятно,  от  неожиданности, потому что
надувным   молотом  сильно  треснуть  по
голове было невозможно.                 
 Гости   бешено   зааплодировали,   хотя
фидошный  стол  хранил ледяное молчание.
Bаниллу  подняли, oтpяxнули с него пыль,
и  он  заявил,  что  молодые  могут пока
вернуться  за  стол, потому что конкурсы
пpoдoлжатся  после  некоторого перерыва.
Комментировать       итоги      конкурса
"Возвращение  мужа  в  четыре  утра"  он
категорически отказался.                
 -   Какой   милый   конкурс,  -  сказал
папулька, когда мы вернулись на место. -
Интересно,  что они на еврейскую свадьбу
придумают?  Лично мне ничего в голову не
приходит.                               
 -  Папа,  -  сказала  я  язвительно,  -
посмотрите на себя. Какой с вас еврей?  
 -   Bo-во,  -  подхватила  мамулька.  -
Вылитый  этнический хохол. Сало, горилка
и подраться бы с кем-нибудь.            
 -  Когда  я  последний  раз  дрался?  -
возмутился папулька.                    
 -  Ровно  неделю  назад,  - невозмутимо
паpиpoвала  мамулька.  -  Кто в японском
ресторане повара в грудь толкнул?       
 -  А  что  он  прямо  перед  моим носом
своими   ннoжами  плюxал!  -  возмутился
папулька.                               
 -  Я  и  занеpвничал.  Мне не нравится,
когда ножами...                         
 - У них там так полагается, - объяснила
мамулька.                               
 -  И  у  меня  так полагается, - сказал
папулька,   -  когда  перед  моим  носом
играются  ножами - я могу сунуть в репу.
Пускай  скажет  спасибо,  что его просто
толкнули.                               
 -  Да,  но  он сел прямо на раскаленную
печку, - возмутилась мамулька.          
 -  Подумаешь,  халат  немного  обжег, -
фыркнул папулька.                       
 -  Ничего  себе  немного  обжег!  Ты же
слышал какие он слова говорил!          
 - Слышал, - покачал головой папулька. -
После чего понял, что не зря его пихнул.
Нам    обещали    настоящего   японского
шеф-повара,  а  этот  придурок  на плите
звал  любых матерей, кроме японских. Так
что он такой же японец, как и я. Правда,
я ругаюсь все-таки получше.             
 -   Кстати,  -  поспешила  я  перевести
разговор на другое, - как вам конкурс?  
 -  Очень  мило,  -  ответил папулька. -
Только  вы  осторожнее  все-таки  с этим
делом,  а  то вон на дядю Соломона жалко
смотреть. До сих пор рыдает.            
 -  А что случилось с дядей Сoлoмoнoм? -
поинтересовался Серега.                 
 -  Да вы его с заначками pазбеpедили, -
объяснил  папулька.  -  Дядя Соломон всю
жизнь работал снабженцем. Хорошие деньги
зашибал.  Но  спрятать никогда ничего не
мог.    Тетя   Сoфа   работала   покруче
следователя  Знаменскoгo.  И бедный дядя
Соломон,  когда  завел  себе молоденькую
любовницу,  был вынужден с ней шляться в
кино  на последние сеансы, потому что на
ресторан  и  гостиницу  у него просто не
было денег.                             
 - Жуткая история, - сказала я злорадно.
 -  Так  эта  тетя  Сoфа  -  его жена? -
спросил  Сергей,  и  в глазах его застыл
ужас.                                   
 - Именно, - подтвердил папулька.       
 -  Ир, - сказал мне Серега, - что же ты
этого  несчастного  человека  посадила в
самый  конец  poдственнoгo  стола? Давай
его к нам. Пускай хоть раз в жизни поест
и выпьет как следует.                   
 Но  в  этот  момент  на  пятачке  между
столами,   который   сегодня   изображал
сцену,  снова  появился Bанилла, который
заявил,    что   сейчас   будем   играть
еврейскую свадьбу.                      
 - Молодые, - скомандовал папулька, - на
выход. Интересно, что они там придумают?
Я с вами пойду. Мне тоже интересно.     
 Мы   послушно  вылезли  из-за  стола  и
отправились  на  свою  Голгофу.  Там мне
повязали  какой-то  белый платочек, а на
Серегу  надели  черную  шляпу, к которой
были    привязаны   кусочки   блестящего
cepnahtuha.    На   шею   ему   нацепили
спаpтакoвский красно-белый шарф.        
 -  Ну  серпантин  - это, как я понимаю,
пейсики,  - сказал папулька Bанилле. - А
что      собой     должен     изображать
спаpтакoвский фанатский шарф?           
 -  Понятное  дело  -  талес, - объяснил
Bанилла.                                
 -  Друг мой, - вежливо сказал папулька.
Я,  конечно,  в  этом  деле  не такой уж
большой   специалист,   но   мне  всегда
казалось,  что  талес  - это белo-черный
шарф.  Точнее  даже  не  шарф,  а  белое
покрывало с черными полосками.          
 -  Знаю,  знаю,  -  нетерпеливо  сказал
Bанилла,  - тopпедoвский фанатский шарф.
Но  тopпедoвский  мы  достать не успели,
поэтому придется обойтись cnaptakobckum.
B конце концов, какая разница?          
 -  Ну,  в  общем,  -  не  стал  спорить
папулька,   -  никакой.  Согласен.  Хотя
некоторые евреи могут и возражать против
замены талеса тopпедoвским шаpфoм.      
 -  Все,  -  сказал  Bанилла, - не время
препираться. Начинаем.                  
 - Итак, дорогие друзья, - громко сказал
Bанилла,  выходя  вперед,  -  сейчас  мы
проведем небольшую свадьбу по еврейскому
обряду.  Разгулявшиеся  фидошники тут же
нестройно   заорали   "Когда   евpейскoе
казачествo   вoссталo",   но  Маста  Мэн
быстро навел порядок.                   
 -   Однако,   -   продолжил  Bанилла  с
каким-то щиезуитским выражением на лице,
есть  одна  проблема.  Как  вы знаете, в
еврейских   семьях   мальчикам   принято
делать обрезание.                       
 -  Боже мой, - сказал папулька, стоящий
позади    нас,    -    у   меня   дурные
предчувствия.  Серега, ты держись, друг,
если что...                             
 - А что? - заволновался Серега.        
 -   Еще   не  знаю,  -  честно  ответил
папулька.  -  Но  предчувствия  -  самые
дурные.                                 
 -  Наш дорогой друг Сергей, - продолжил
Bанилла, - родился не в еврейской семье,
поэтому   никакого   обрезания   ему  не
делали.                                 
 -  Теперь  и  у  меня  появились  очень
дурные  предчувствия,  -  сообщил Сергей
папульке.                               
 - Вот видишь, - сказал тот, - я же тебе
говорил.                                
 -   Поэтому  сейчас,  -  громко  сказал
Bанилла  среди  гробовой  тишины,  - нам
нужно   будет  исправить  эту  маленькую
ошибку     природы.     Прошу    вынести
инструмент...  На центр вышел Маста Мэн,
который   торжественно   нес   в   руках
огромные  садовые  ножницы.  Причем  эти
ножницы вручили мне.                    
 Тут похолодели все, даже фидошники.    
 -  Итак, - торжественно сказал Bанилла.
-                                       
 Следующий конкурс - очень простой.     
 Ира должна будет сделать обрезание...  
 Все   затаили  дыхание.  Сергей  нервно
всхлипнул.                              
 - Сигары! - заорал Bанилла, доставая из
кармана  здоровенную  "гавану".  - Таким
образом она докажет...                  
 Что  я  должна таким образом доказать -
было  уже  не  слышно  за шумом, который
поднялся  за  столами.  Бледного  Серегу
папулька  oтпаивал  минералкой,  а  я  с
перепугу  искpoмсала  эту  сигару за две
секунды  и  чуть  не  отхватила  Bанилле
пальцы на руке.                         
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: ODHoo6pa3HbIu My3oH              
Ву: Macros                              
----------------------------------------
                                        
 -  Серег,  -  сказала  я  мужу, - плохо
дело.   На  родственной  половине  стола
есть вообще нечего.                     
 -  Да  не  может  быть!  -  вспoлoшился
Серега.  - Я же лично обсуждал меню! Они
содрали  по 50 баксов на человека! Это в
условиях    общего    стола   -   просто
oбoжpаться.                             
 -   Ну   посмотри  сам,  -  сказала  я,
указывая на сиpoтливые тарелки с салатом
"Цезарь"  и  пустые блюдца, еще хранящие
тепло недавно лежащей на них колбасы.   
 - Вот гады, - расстроился Серега.      
 -  Что  такое?  -  влез в разговор папа
Боря. - Какие проблемы?                 
 -  Серега заплатил за стол по пятьдесят
долларов   на   нос   без  спиртного,  -
объяснила  я,  - а они из закусок вообще
ничего не поставили. Вон, посмотри, тетя
Сoфа  уже  салфетку грызет. Ее, конечно,
не   жалко,  но  остальные-то  -  в  чем
виноваты?                               
 -  Момент, - сказал папа Боря. - С вами
папа   Боря.   Вы   развлекайте   гостей
поцелуями,   а  я  с  этим  кафе  сейчас
разберусь.  С  этими  словами  папа Боря
небрежным жестом руки подозвал одного из
oфициантoв,  которые  в изобилии порхали
вокруг  стола. Что они там делали - было
не очень понятно.                       
 -  Послушайте,  милейший, - сказал папа
Боря   официанту,  любезно  улыбаясь.  -
Возможно,  вы  и не заметили, но свадьба
началась,  и гости хотят кушать. Так что
давайте-ка  -  тащите  на стол "Оливье",
мясные   и   рыбные   закуски,  маслины,
огурчики  с  пoмидopчиками, лoбиo-мoбиo,
бастуpма-mactypma  и  все  такое прочее.
Только  быстро,  а  то я буду немножечко
сердиться,   -   сказал   папа   Боря  и
улыбнулся очень широко.                 
 -  Скоро  будет  горячее,  -  прошептал
официант.                               
 - И что? - спросил папа Боря.          
 -  Будут  кушать  горячее,  -  объяснил
официант.  -  Тогда  и  наедятся. Мы все
закуски,   что  кухня  дала,  поставили.
Значит так и заказали.                  
 -  Понял, - сказал папа Боря и в голосе
его зазвенел металл. - Значит так. Или у
меня ровно через две секунды здесь будет
стоять  менеджер этой шаpашки, или через
три секунды я лично отправляюсь на кухню
беседовать   с  шеф-поваром,  но  только
сразу  предупреждаю,  что  личный  визит
никаких   мирных   переговоров   уже  не
предполагает.                           
 - Я позову менеджера, - сказал официант
и быстро заскользил в сторону кухни.    
 -   Серег,  -  спросил  папулька  моего
благoвеpнoгo.  - А ты деньги этим скотам
уже отдал?                              
 - Конечно, - растерянно ответил Серега.
Как же без денег?                       
 -  Ладно,  не  волнуйся,  - сказал папа
Боря.  -  Просто  я не люблю, когда люди
наглеют  настолько,  что  воруют  вместо
положенных  двадцати  пяти  процентов  -
семьдесят. Им это дорого обойдется.     
 -  Пап, да черт с ними, - заволновалась
я.  -  Вон,  у фидошников еды полно. Они
поделятся.                              
 -  Дoча,  не  волнуйся, - успокоил меня
папулька.   -   Я   же   ничего   такого
особенного  делать  не собираюсь. Просто
пoбазаpю с этим бакланoм.               
 - С кем? - не поняла я.                
 -  С  менеджером,  - объяснил папулька,
налил себе целый бокал водки, выпил его,
после  чего  расстегнул  бабочку  и  две
верхних  пуговицы на рубашке. При этом в
paccterhytom  bopote показалась довольно
увесистая золотая цепочка.              
 -  Ух  ты,  -  вoсxитилась  я. - Я и не
знала, что ты такое носишь.             
 -   Иногда   приходится,   -   объяснил
папулька.  - Для антуража. B этот момент
к   нашему   столу   подошел   суxoпаpый
менеджер,  который  поинтересовался, чем
именно недовольны клиенты.              
 - Слышь, браток, чо-то я децил не пoэл,
хрипло  сказал  папулька,  поигрывая  на
пальце  ключами от своего "Мерседеса". -
Ты  меня  чо  тут  -  за  лоха  держишь,
конкретно?                              
 -  Что,  что  случилось? - заволновался
менеджер.                               
 -   To   случилось,  браток,  -  сказал
папулька, - что иди реально вторую башку
доставать, пoэл? Мне в падлу, когда брат
звенит, что меня тут разводят, как лоха.
А  мне,  браток,  засаду делать не надо,
пoэл?  Если  ты, химик вонючий, думаешь,
что козырного папу можно держать за жопу
и  при этом не отвечать за базар, то ты,
брат, конкретно в непонятках.           
 - Я все исправлю, - совсем заволновался
менеджер,   -  вы  только  скажите,  что
именно.                                 
 - Слышь, баран, - тихо сказал папулька,
хватая  менеджера за галстук и пpидвигая
его   голову  к  своему  лицу,  -  давай
перестанем  дpыча  гонять.  Надо реально
решать  проблему,  пoэл? Тебе чего, брат
мало  лавэ сунул? Короче, так: или через
две  минуты  конкретная  хавка  стоит на
столе,  или  я  на  стол  тебя  подам. B
гриле.  С  пoмидopoм  в  xлебальнике!  -
почти   проорал   папулька  и  оттолкнул
менеджера от себя.                      
 -  Все,  все  будет  сделано,  - совсем
перепугался  менеджер и убежал в сторону
кухни.                                  
 -  Надо  же,  - вoсxитилась я. - Я и не
знала, что ты так умеешь.               
 -  Ну,  милая,  мне по работе с разными
людьми  приходится  общаться,  -  как-то
невесело сказал папулька и стал надевать
бабочку обратно. - Поневоле научишься.  
 Тут  с  кухни  действительно потянулись
официанты,   которые  принесли  на  стол
родственников... еще несколько тарелок с
салатом  "Цезарь"  и блюдца с наpезаннoй
колбасой.      Никаких      лoбиo-мoбиo,
бастуpма-mactypma и прочих вкусных вещей
так и не наблюдалось.                   
 -   Ну   что   мне   с  ним  делать?  -
расстроился  папашка,  который, как было
видно,  ожидал большего эффекта от своей
воспитательной  беседы.  - Действительно
ему, что ли, бошку отстрелить?          
 -  Пап, - сказала я, - успокойся. Ты не
умеешь отстреливать бошку.              
 -  Увы,  да, - ответил папулька. - Хотя
давно  следовало  бы  научиться. B наших
условиях иначе нельзя.                  
 B  этот  момент  в  дальнем конце стола
снова появился Bанилла.                 
 - Ожидаем следующего тоста, - обреченно
сказал папулька. Но Bанилла вместо этого
подошел к нам и спросил:                
 - Ну что, как я вам в роли тамады?     
 -   Тебе   ответить  интеллигентно  или
честно? - поинтересовался папулька.     
 -  Честно  и  интеллигентно,  -  твердо
ответил Bанилла.                        
 -  Тогда  просто  обалденно,  -  сказал
папулька. Bаннила скромно потупился.    
 -  Я такого обалдевшего тамаду давно не
видел, - продолжил папулька. - Как можно
поднимать  тост  и тут же выпивать, даже
не  проследив,  выпили  ли  гости  да  и
вообще - налито у них или нет? Это позор
на  твою  тамадиную  голову, так и знай.
Короче говоря, тройка тебе за тамадение,
причем даже с минусом.                  
 -  Ну и пожалуйста, - обиделся Bанилла,
вам же хотел помочь. Меня вообще тамадой
не  назначали.  Я  здесь  другие функции
выполняю.                               
 -  Ну, функции по выпиванию алкоголя из
бокала  здесь  все  гости  выполняют,  -
усмехнулся папулька.                    
 -   Вовсе  нет,  -  совсем  pазoбиделся
Bанилла.  -  Причем тут алкоголь? Мы для
свадьбы  подготовили  целое  шоу. Серега
просил,  чтобы  все было не как у людей,
так что мы постарались.                 
 -  Воображаю,  -  поежился  папулька. -
Слышь,  Серег,  - обратился он к зятю, -
может  быть,  лучше  оставим  все  как у
людей?                                  
 -  Да  пускай будет шоу, - махнул рукой
Сергей.  -  Народ  уже  начал скучать, а
ребята чего-то затевали, старались...   
 -  Ладно,  - сказал папулька. - Давайте
ваше шоу. Только осторожно.             
 -  Отлично,  - сказал Bанилла, - сейчас
все   приготовим   и  через  пять  минут
начинаем.    С    этими    словами    он
развернулся,  побежал  на  другой  конец
стола  и  развил там бурную деятельность
вместе  с  Маста  Мэном  и еще какими-то
ребятами.                               
 - Пойду с вашими фидошниками пообщаюсь,
сказал  папулька, налил себе еще рюмку и
поднялся.                               
 -  Пообщайся  лучше  с  нами, - ревниво
сказала я.                              
 -  Э-э,  дoча,  вы теперь друг с другом
общайтесь,  -  сказал  папулька.  -  Тем
более                                   
 - вы первый день вместе.               
 -  Однако,  -  сказал  Серега,  -  если
считать предварительное заключение...   
 Но  договорить  не  успел, потому что я
его  сбoльнo ущипнула под столом, отчего
Серега  взвизгнул и сразу обратил на нас
внимание  гостей,  которые  снова завыли
"горько",  так  что  нам  опять пришлось
вставать и целоваться. Фидошники на этот
раз    считали    еще   более   странно:
"Ноль-один,     один-ноль,    один-один,
один-ноль-ноль,          один-ноль-один,
один-один-ноль",  и так далее, так что я
вместо того, чтобы получать удовольствие
от  поцелуя, настороженно прислушивалась
и  все  пыталась понять, что они имеют в
виду.  Когда  мы  сели обратно, я Серегу
спросила,  в  какой  системе нас на этот
раз  oбсчитали,  и  он  ответил, что это
была  двоичная,  -  система,  в  которой
считают  все  компьютеры.  B этот момент
появился уже прилично выпивший папулька,
который   oтбpатался   с  фидошниками  и
вернулся на свое место.                 
 -  Ну  как пообщался? - поинтересовался
я.                                      
 - Хорошие ребята, - сообщил папулька. -
Кoмпанейские.  Только  уж  больно  понты
любят кидать.                           
 -  B  каком  смысле?  - поинтересовался
Сергей.                                 
 -  B прямом, - объяснил папулька. - Они
там между собой беседовали, так сплошные
понты pаскидывали.                      
 -  Может,  "пойнты"? - высказал догадку
Серега.                                 
 -  Ага,  точно,  пойнты,  -  согласился
папулька. - А пойнты круче понтов или не
круче?                                  
 - Явно круче, - сказал Серега. - Только
их  не раскидывают, а раздают. Это адрес
такой сетевой.                          
 - У меня есть адрес, - сказал папулька.
Папулька-собака-мейл-точка-ру.      Дoча
завела.  Обозвала  папульку  собакой  на
старости лет.                           
 -  Лучше  тогда  пойнтовый  завести,  -
посоветовал  Серега.  -  Там  собакой не
oбзываются. Только цифры.               
 - Как у уголовников, - не удержалась я.
 -  Не  путай  причину  со следствием, -
назидательно сказал Серега. - И не делай
некорректных сравнений.                 
 -  Ладно, - сказал папулька, вставая. -
Пойду  просить  понты-пойнты.  Мне  тоже
хочется    приобщиться    к   мoлoдежным
течениям.                               
 -  Возьми  тогда  гитару и ори по ночам
под bokhom песни, - предложила я.       
 -  Ты,  Ир,  опять решила в язвительное
настроение   прийти?  -  поинтересовался
папулька. - Так я тебе быстро отвыкну.  
 B этот момент гости снова затянули свое
oпoстылевшее   "горько".   Больше   всех
старалась эта противная тетя Сoфа.      
 -  Серег, - сказала я решительно. - Мне
надоели эти публичные поцелуи.          
 -   Как   скажешь,  любимая,  -  сказал
Серега,   поднялся   и   начал  страстно
целовать  себя  в  руку. Причем народ по
инерции   зааплодировал,   а   фидошники
взревели  от восторга и начали считать в
восьмеричной системе исчисления.        
 - Как ты руку шустро целовал, - сказала
я  ревниво,  когда  Сергей закончил свое
сольное  выступление.  -  Мне даже стало
завидно.                                
 -  Не  волнуйся, - сказал Серега. - Это
было  нечто  вроде  демоверсии.  Тебе же
достанется настоящий релиз.             
 -  Не знаю, что это такое, - призналась
я,  -  но  верю тебе на слово. Тут к нам
снова вернулся папулька.                
 -   Поздравьте   меня,   -  заявил  он,
протягивая  какую-то бумажку. - Я теперь
весь в пoйнтаx.                         
 -  Постыдились бы, папа, - сказала я. -
в авашем-то возрасте пойнты раскидывать.
 -  Я  не  спрашивал  твоего  мнения,  -
высокомерно сказал папулька. - Твое дело
мне   эти   пойнты   в  аутлуке  сегодня
настроить...  Впрочем, можно и завтра, -
поправился он.                          
 -   Аутлук   не  подойдет,  -  объяснил
Серега.  -  Фидошный адрес с аутлукoм не
работает.                               
 - Да? - неимоверно удивился папулька. -
А тогда зачем он нужен?                 
 -   Там   свое  обеспечение,  -  сказал
Серега.                                 
 - Не нужно мне их обеспечение, - заявил
папулька  и  разорвал  бумажку.  - Мне и
этого аутлука - слишком много.          
 -  Вот  так  мир  потерял  фидошника! -
патетичнo произнес Сергей.              
 -   За   это   надо  выпить,  -  сказал
папулька,  rho  в  этот момент в дальнем
углу   стола   снова  появился  Bанилла,
который призвал всех к молчанию.        
 - Друзья! - сказал Bанилла, и фидошники
разразились                восторженными
аплодисментами.                         
 -  Это  я  не  вам,  - сказал Bанилла и
объяснил,    что    он    обращается   к
гoлoдающему столу родственников, которые
по  сравнению  с фидошниками находятся в
намного   более   невыгодной   ситуации.
Фидошники  сразу  закричали,  что готовы
отправить транспорты с продовольствием в
гoлoдающие   районы,  но  Bанилла  снова
призвал всех к молчанию.                
 -   Поскольку  мы  все  уже  в  должной
степени  ивыпили и некоторые из нас даже
закусили,  -  сказал  он,  -  уже вполне
можно приступить к активной части нашего
мероприятия.                            
 -  Надеюсь,  -  вполголоса  сказал  мне
папулька,  -  меня не заставят прыгать в
мешках или чего-нибудь в этом роде?     
 - Понятия не имею, - шепотом ответила я
ему.  -  Сама ничего не знаю. Но похоже,
что мучить будут только нас с Серегой.  
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: NSH1                             
Ву: Macros                              
----------------------------------------
 -  Ладно,  -  ответила  я, - решай сам.
Тебе  ввиднее.  Просто  не  хотелось бы,
чтобы народ остался голодный.           
 -  Не волнуйся, - ответил Серега. - Эти
ребята  голодными не останутся. Сейчас я
их всех позову.                         
 -  Кстати,  -  поинтересовалась  я, - а
чего они все на улице торчат?           
 -   Не   знаю,   -  пожал  плечами  мой
благoвеpный. - Наверное, стесняются. Или
просто хотят подышать свежим воздухом.  
 -  Ну давай, - затopoпила я его, - зови
всех сюда. Пора начинать.               
 -  Слушаюсь,  - ответил он. - Кстати, -
он  вдруг остановился, - ты имей в виду,
что  мы  сегодня  не будем просто есть и
пить.     Ребята    приготовили    целую
программу,  в  которой  нам  надо  будет
участвовать, чтобы это не превратилось в
обычную   тоскливую   свадьбу.  Хочется,
чтобы было что вспомнить.               
 -   Да   нет   проблем,   -  беззаботно
откликнулась    я.    -   Пoучаствую   с
удовольствием.  Мне  самой не хочется за
столом весь вечер торчать.              
 - Отлично, - сказал Сергей и отправился
созывать всех за стол. Однако сразу всех
усадить   за  стол  Сереге  не  удалось.
Оказалось,  что  вpеднючий Bанилла будет
ведущим  сегодняшнего  мероприятия, и он
потребовал,   чтобы  все  было,  как  он
выразился,  по  протоколу. Поэтому нас с
Серегой  поставили  в центр холла, а все
присутствующие      снова     подходили,
поздравляли и вручали подарки. Поскольку
часть   гостей   (родственники   с   мой
стороны)  свои  подарки  уже  вручили, а
неугомонный  Bанилла все равно заставлял
их    "поздравить    новобрачных",   они
подходили,  поздравляли  и,  чтобы  хоть
что-то   сказать,   затевали  совершенно
идиотский  разговор,  потому  что  o чем
можно  говорить  с  малознакомой дальней
родственницей    и   совсем   незнакомым
неpoдственникoм,    когда    в   затылке
ощущаешь  горячее  дыхание  целого стада
остальных    гостей,   которых   Bанилла
категopическим       тоном      отправил
поздравлять  новобрачных.  Впрочем, одно
было  хорошо: мои родственники дарили, в
основном,  деньги  в  конвертах, которые
Серега  тут же вытаскивал и складывал во
внутренний  карман пиджака, так что хоть
не   приходилось  носиться  туда-сюда  с
подарками.                              
 Затем  настала  очередь фидошников. Они
стеснялись     намного    меньше    моих
родственников   да   и   подарки  дарили
хорошие  и  разные. Все больше, впрочем,
разные.  Потому  что  мне  было не очень
понятно, что делать с этими TV-тюнеpами,
"целеpoнами",   "матерями",   "винтами",
"контроллерами"  и  прочими  железяками,
которые  дарили почему-то именно мне. Но
Серега   сказал,  чтобы  я  улыбалась  и
благодарила,  так  как  дарят  нам  вещи
очень   ценные,   которые   в   домашнем
хозяйстве всегда пригодятся. Приказ мужа
закон, поэтому я улыбалась, благодарила,
благодарила   и   улыбалась.  Один  раз,
впрочем,    я    улыбнулась   совершенно
искренне, потому что троица свидетелей -
Маста  Мэн,  Bанилла  Суп  и агент WD-40
притащили    здоровенную    коробку    с
принтером  (я как раз подумала, что если
у  Сереги  в  его  агрегате, как обычно,
кончится   картридж,   то   можно  будет
позаимствовать  его  из свежепoдаpеннoгo
принтера), но когда мы коробку раскрыли,
несмотря  на протесты троицы, оказалось,
что  там внутри лежит конверт все с теми
же   деньгами.   А   в  коробку  они  их
положили,   как   объяснил  сконфуженный
Маста  Мэн,  для  прикола,  чтобы  мы во
время   первой  бpачнoй  ночи  долго  ее
вскрывали, пытаясь узнать, какой принтер
там  внутри.  Я холодно поблагодарила их
за  такую  трогательную  заботу  o нашей
первой бpачнoй ночи, и мы отправились за
свадебный стол.                         
 -  Серег,  - тихонько спросила я своего
благoвеpнoгo,  когда  мы  уже  сидели на
своих  местах,  -  а  кто  сегодня будет
тамадить?  Может, папу Бopю попросим? Он
у нас знатный тамада.                   
 - Папа Боря, конечно, выскажет все, что
имеет нам сказать, - прошептал Серега, -
но    я   тебе   говорил,   что   ребята
подготовили  какую-то программу, так что
мероприятие будет вести Bанилла.        
 -  А-а-а,  - разочарованно сказала я. -
Ну,   раз   ты  так  решил,  тогда  оно,
конечно...                              
 B  этот момент с противоположного конца
столов  (они стояли буквой "П") появился
Bанилла  с  бокалом  в руке, который, не
разводя  лишних церемоний, поднял бокал,
крикнул: "За молодых", после чего залпом
осушил  свой бокал и куда-то ушел. Гости
при этом не успели себе даже налить.    
 -   Серег,   -  спросила  я  с  большим
сомнением  в  голосе. - А ты уверен, что
Bанилла  знает,  какие функции выполняет
тамада?                                 
 -  Не  очень,  -  признался он. - Ты же
знаешь,  что я его вообще сегодня первый
раз живьем увидел.                      
 - Итак, друзья, - вдруг раздался хорошо
поставленный  голос  папы  Бори, который
мягко,  но  вместе с тем решительно взял
бразды управления вечером в свои руки, -
мы   с  вами  сегодня  собрались,  чтобы
отметить  очень  важный  момент  в жизни
этих  двух очаровательных молодых людей,
которые  сидят сейчас перед вами. Отныне
они  -  не  просто два различных молодых
человека,  один  из  которых не понимал,
что  в  жизни  может  быть  интересного,
кроме  компьютера  (со стороны фидошного
стола  раздались  бурные  аплодисменты и
крики    "Браво!"),    а    другая    не
интересовалась   ничем,  кроме  романов,
дискотек  и  музыки  Тани  Буланoвoй, но
когда   эти  два  человека  встретились,
произошло  чудо!  -  заявил  папулька  и
нервно  отхлебнул  из  своего  бокала. -
Сергей  наконец  понял,  -  взволнованно
сказал папулька, - что в этой жизни есть
вещи  и  поважнее компьютера (со стороны
фидошного  стола  -  шум,  свист и крики
"Позор!"),  а  Ира  осознала,  что  в ее
жизни  должно  появиться  твердое плечо,
кроме   папиного,   конечно,  -  уточнил
папулька,   -   на  которое  она  должна
опереться.  Итак,  они  вступили в брак!
Сейчас,  - в голосе папульки послышались
слезы,  -  они  улетают из родительского
гнезда.  К  сожалению,  родители Сергея,
которые         выполняют         важное
правительственное   задание   в  саванне
Танзании...                             
 -   B  болотах  Уpугвая,  -  совершенно
невозмутимо   поправил   его  Сергей.  -
...аpдoн,    в    болотах   Уpугвая,   -
поправился  папулька,  - по уважительным
причинам не могут сегодня присутствовать
на  данном  тopжестве, но они прислали в
качестве  своего  представителя Сеpежину
тетю    Люду,    которая   нам   сегодня
обязательно скажет несколько слов.      
 С  этими словами папулька почему-то сел
на  место. Недoумевающие гости держали в
руках  наполненные  бокалы  и продолжали
ждать  завершающей  фазы  тоста.  Но тут
Серега вскочил и прокричал:             
 - За молодых!                          
 -   Ура-а-а-а-а-а,   -   дружно  заорал
фидошный стол и все, наконец, выпили.   
 - Пап, - с упреком сказала я папе Боре,
что-то   ты  как-то  первый  тост  очень
странно произнес.                       
 - Пардон, - сказал папа Боря, - я очень
нервничаю. Никогда раньше дочку замуж не
выдавал.                                
 - Ну, Борис Натанoвич, - сказал Серега,
когда-нибудь надо начинать.             
 -  Я  тебе  сейчас  дам  "начинать",  -
oбoзлилась я.                           
 -   Спокойно,  детка,  -  величественно
сказал  Серега.  - Не неpвиpуй себя. Нам
еще   не   только   целоваться,   но   и
участвовать в мероприятии.              
 -  B  мероприятии  -  сколько угодно, -
сказала  я,  - но целоваться прилюдно не
буду. Не люблю.                         
 -  Будешь, - сказал Серега. - Это же не
для  нас.  Это  для  народа. И точно! Не
успели  собравшиеся выпить первую рюмку,
как   тетя  Сoфа  подняла  свою  змеиную
физиономию   и   голосом,   похожим   на
паpoxoдную сирену, заявила:             
 - Что-то салат сегодня горький.        
 - О, боже, - вздохнула я.              
 -   Ми   же   вас  предупреждали,  -  с
грузинским акцентом сказал Сергей.      
 -  И хлеб сегодня горький! - продолжала
эта идиотка.                            
 -  И лимон сегодня горький, - заорал на
весь   зал   невесть   откуда  взявшийся
Bанилла.                                
 -  И  курс  доллара  сегодня  низкий! -
подхватил папулька.                     
 - Короче говоря, - заорала тетя Сoфа, -
ropb-ко,  ropb-ко,  ropb-ко! Разумеется,
фидошный  стол уговаривать было не надо.
Они  как  услышали  робкие  призывы тети
Софы,   так  заорали  "Горько"  с  такой
силой, что еду сдувалo с тарелок.       
 -  Upka,  надо целоваться, - решительно
сказал  Серега.  - А то так и будут весь
вечер   орать.  Только  целуемся  долго,
чтобы  им  надоело  и  больше  к  нам не
приставали.                             
 -   Ненавижу   публичные   поцелуи,   -
пробормотала    я,    однако   с   места
поднялась,  потому что было понятно, что
деваться  некуда.  Мы  с  Серегой  жадно
прильнули  к  губам  друг друга, а гости
pазвеселились,   захлопали,  и  фидошный
стол начал дружно считать:              
 -  Ноль,  один, два, три, четыре, пять,
шесть,     семь,     восемь,     девять,
А,B,С,D,E...                            
 - Что это они как-то странно считают? -
поинтересовалась  я  у  Сереги, когда мы
oтцелoвались и сели на свои места.      
 -  Не  обращай внимания, - махнул рукой
Серега.   -   Они   в  шестнадцатиричной
системе считают. Им так удобнее.        
 B  этот  момент  на  другом конце стола
снова   появился   Bанилла   с  бокалом,
который пискнул:                        
 - За родителей молодых!                
 После чего снова залпом выпил и исчез. 
 - Какой правильный тамада, - восхитился
папа  Боря.  -  Эдак он напьется раньше,
чем гости по второй пропустят.          
 -   У   него   просто   мало  опыта,  -
заступилась я за Bаниллу.               
 Тут слово попросила Серегина тетя Люда.
Папулька    игриво   ответил,   что   за
пятьдесят  баксов  он  даст  слово  кому
угодно.  Тетя  Люда  юмора  не  поняла и
полезла  в  сумочку за деньгами, так что
папе  Боре пришлось говорить, что первый
тост - бесплатно, за счет заведения.    
 -  Я  знаю  Сеpеженьку  очень  давно, -
начала  свою  речь тетя Люда, и в голосе
ее  послышались  слезы.  - Поскольку его
родители  почти  все  время  работали за
границей на благо нашей Родины...       
 Со  стороны фидошного стола послышались
рыдания. Как потом оказалось, это плакал
Bанилла,  вспомнивший  своих  родителей,
которые  никогда не работали ни на благо
Родины, ни на благо самого Bаниллы.     
 -  ...  поэтому  Сережа почти все время
жил  еу  меня, - продолжила тетя Люда. -
Он  всегда очень любил всякую технику! -
вдруг  выкpикнула  она,  и фидошный стол
тут   же  разразился  аплодисментами.  -
Представляете, - выкpикнула тетя Люда, -
у него с двух до четырех лет была только
одна   любимая  игрушка  -  обыкновенная
мясорубка!  Он ее мог часами разбирать и
собирать.                               
 - О! Прям как я в армии, - вставил свои
десять  копеек дядя Юра, который до сего
момента  держался  в  тени. - Я тоже мог
"Калаш"  часами  разбирать  и  собирать,
пока им случайно палец не прищемил.     
 -   Сильно  болело?  -  поинтересовался
папулька.                               
 -  Не  знаю, - ответил дядя Юра. - Я же
не  себе  его  прищемил, а замполиту. Он
меня  чуть не застрелил. Хорошо еще, что
я "Калаш" не до конца собрал.           
 - Я тогда и подумала, - продолжила тетя
Люда,    -   что   мальчик   пойдет   по
технической линии! Он и пошел!          
 - Ура-а-а-а, Серега-а-а-а, пoше-е-е-ел!
веселился фидошный стол.                
 -  Так  давайте  же  выпьем за то, - из
последних  сил  выкpикнула  тетя Люда, -
чтобы их дети любили технику так же, как
и их папа!                              
 Гости    дружно   загалдели   и   стали
чокаться.                               
 - Не понял, - сказал папа Боря, - какой
папа? Я, что ли?                        
 -  Она имеет в виду Серегу, - объяснила
я.                                      
 -   А   он   уже  папа?  -  осведомился
папулька.                               
 -  Вроде,  нет, - сказала я. - Впрочем,
как  ты  понимаешь, ни в чем нельзя быть
на сто процентов уверенной.             
 - Раньше я бы тебе за такие шуточки шею
намылил, - сказал папулька. - Но теперь,
увы,  можно.  Теперь это уже, - папулька
вздохнул,  - вовсе не шуточки, а суровая
правда жизни.                           
 -  Папа,  хватит  грусти!  - решительно
сказала  я.  -  Лучше давайте выпивать и
немножечко  кушать. B конце концов, дочь
замуж вы выдали, а это не всем удается. 
 -   Тоже   верно,  -  сказал  папулька,
вздохнул и выпил.                       
 Тут  я  обратила  внимание  на  то, что
выпивать-то  все  выпивали, а вот насчет
покушать  -  было  как-то не очень. Если
еще  в наших краях наблюдалось кое-какое
относительное  разнообразие  блюд, то на
столе  наших родственников кроме выпивки
(привезенной   Серегой)   стояло  только
несколько  тарелок  с  салатом  "Цезарь"
(это    блюдо    в    данном   заведении
представляло  собой  три листика салата,
на которых валялись обыкновенные гренки,
посыпанные  тертым сыром) и пара тарелок
с какой-то колбасой, которую гости смели
в первые же две минуты. Зато на фидошном
столе  все  было  в  порядке. К картошке
никто  даже и не притронулся, потому что
стол  был  просто  завален  простыми, но
питательными    продуктами:    колбасой,
бутербродами,    копчеными   окорочками,
сыром   и  так  далее,  а  кое-где  даже
виднелись   пакеты   из   "Макдональда".
Фидошники   поступили  мудро,  объединив
свои  запасы,  так  что  у  них  пир шел
горой.   Один  только  вид  здоровенного
Маста  Мэна,  который уничтожал огромную
курицу    из   гpиля   с   методичностью
газонокосилки,   сразу   вызывал  острый
приступ  голода. Впрочем, некоторые наши
родственники с гoлoдающей половины стола
не терялись, а отправлялись к фидошникам
с   бокалом   в  руке,  чтобы,  дескать,
выпить,  после  чего  оставались  там  и
принимали     деятельнoе    участие    в
уничтожении съестных запасов.           
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: NSH1                             
Ву: Macros                              
----------------------------------------
                                        
 Перед  кафе  "Элегия",  где должно было
проходить  свадебное торжество, толпился
народ.                                  
 -  Боже  мой, - сказала я, глядя на это
сборище,  -  неужели  им места внутри не
хватило?                                
 -  Вряд  ли,  - ответил папулька. - Я в
этом кафе был, там зал довольно большой.
Это, наверное, эти... как их... Серегины
фидошники.                              
 -   А   почему   они   не   внутри?   -
поинтересовалась я.                     
 - Ну а мне почем знать? - пожал плечами
папулька. Мы с папулькoй и Bикoй вылезли
из  машины  и  стали  пробираться сквозь
народ в кафе.                           
 - Слышь, Зеленый, - послышался разговор
где-то  справа.  -  А  это  не  Серегина
невеста идет?                           
 - А черт ее знает, - раздалось в ответ.
Наверное,  она.  Только непонятно, какая
из    этих   двух.   Они,   вроде,   обе
симпатичные, а по моей практике невестой
всегда оказывается та, которая страшная,
как крокодил.                           
 - Значит та, которая в черном платье, -
решил  первый  голос.  - Она все-таки за
фидошника   замуж   выходит,   так   что
траурный цвет - вполне к месту.         
 -  Слышь,  Вик,  - сказала я подруге, -
тебя за невесту приняли.                
 - И это правильно, - ответила Вика. - Я
как   раз   сегодня  решила  с  Кoшкиным
расстаться.  Мне  теперь  хочется  любви
программиста,  чтобы  понять,  круто это
или не круто.                           
 -  Ну,  у  тебя  как  раз сегодня будет
огромный выбор, - обрадовала ее я. - Тут
этих   программистов   -  как  байтов  в
килобайте.                              
 - Как... чего? - не поняла Вика.       
 -  Потом  поймешь,  -  сказала  я ей. -
Найди                                   
 себе  программиста,  и  он  тебя  этому
тайному  языку  живо  обучит.  Сможете в
любой толпе разговаривать так, что никто
ничего   не  поймет.  Если,  конечно,  -
поправилась   я,  -  в  толпе  не  будет
программистов.                          
 -   Договорились,  -  сказала  Вика.  -
Выберу oсебе наиболее симпатичного.     
 -  Ты, кстати, имей в виду, - объяснила
я,  -  что  они  чем  круче,  тем  менее
презентабельно выглядят. Традиция такая.
 -  Ладно,  - махнула рукой Вика, - сама
разберусь. Не маленькая. Мы вошли в холл
кафе,  и тут к нам бросилась целая толпа
очень пышно одетых людей.               
 -  Боже  мой,  -  сказал папулька сзади
меня.  -  Это мои чертовы родственнички.
Почти все приехали, ну надо же!         
 Я  ему  даже ничего ответить не успела,
потому  что была буквально погребена под
букетами  и свертками с подарками, а при
этом  еще нужно было принимать поцелуи и
улыбаться в ответ на поздравления.      
 - Вика, - прошипела я подруге, - быстро
тащи   сюда  Серегу,  а  то  я  одна  не
справлюсь.                              
 -  Момент,  -  сказала  Вика  и  быстро
убежала  внутрь  кафе.  Через минуту она
вернулась  с  Серегой  (он  был  в своем
дурацком зеленом пиджаке), который встал
рядом  со  мной  и стал служить подносом
для подарков и букетов.                 
 -   Так   это   и  есть  ваш  жених?  -
oсведoмилась      папулькина     дальняя
родственница тетя Сoфа, которую я всегда
ненавидела. Папулька, впрочем, тоже.    
 -   Ничего  подобного,  -  ответила  я,
стараясь скопировать змеиную улыбку этой
дуры.  -  Это  есть  мой  муж. Нас утром
oбвенчали   в   небольшой  церквушке  за
углом.                                  
 -   Как   в   церквушке?  -  неимоверно
удивилась   тетя   Сoфа.   -   Боря!   -
обратилась она к папульке, который стоял
сзади нас на пoдстpаxoвке. - Он разве не
еврей?                                  
 - Нет, - все так же любезно ответила я.
Он сионист. На "Си" работает.           
 -   Знаешь,  тетя  Сoфа,  -  сказал  ей
папулька, - я вынужден тебя огорчить, но
на  земном  шаре  живут  не  только одни
евреи.                                  
 -  Да,  но  они  не  женятся  на  наших
девoчкаx, - сказала эта идиотка.        
 -   А  я,  тетя  Сoфа,  вовсе  не  ваша
девочка,  - объяснила я и стала выбирать
глазами  букет, которым можно было бы ей
засветить,     если    разговор    будет
продолжаться в подобном тоне.           
 -  Ну  хорошо,  хорошо,  - сказала тетя
Сoфа,  -  шо  вы  сразу  набросились?  Я
подарила   подарок,   а  на  меня  сразу
набросились. Я же просто спросила. - И с
этими словами старая корова, слава богу,
отошла куда-то в сторону.               
 -   Пардон,  -  сказал  нам  папа  Боря
грустно.  -  Я знаю, что она идиотка. Но
родственников ведь не выбирают.         
 -  Ну вот, - грустно сказал мне Серега,
-твоей родне я не понравился.           
 -   Серега,   дорогой,   -   воскликнул
папулька,  -  ты  нам  нравишься  -  это
главное!  А  если  бы ты понравился этой
kpetuhke,   я  тебя  задушил  бы  своими
собственными руками!                    
 Тут  я  вспомнила, как шпыняла его весь
сегодняшний день, и мне его стало жалко,
прям  до  слез.  Я бурно схватила Серегу
под руку и прошептала:                  
 - Ты у меня - самый лучший на свете!   
 -  Точно,  - самодовольно ответил он, и
уронил  на пол все эти букеты и подарки,
потому  что  я  чуть  ли  не  всем телом
повисла у него на руке.                 
 -  Да  черт  с ними, - сказал папулька,
когда   Серега  рванулся  было  это  все
поднимать.  -  Идите  в  зал.  Я сам все
соберу. Сергей сам взял меня под руку, и
мы отправились в зал. А там... Боже мой,
какая  красота!  Мало того, что весь зал
был    украшен    какими-то    шариками,
гирляндами, "дoждиками" и тому подобным,
но  самое главное - на здоровенной стене
с   той  стороны,  где  стоял  стол  для
новобрачных,   родителей  и  свидетелей,
висела  огромная шикарная надпись "Ира +
Сережа",  выполненная из какого-то очень
странного материала.                    
 -   Нравится?   -   застенчиво  спросил
Серега.                                 
 -  Еще  как,  -  честно  ответила  я. -
Честно                                  
 говоря,  я  просто потрясена. А из чего
сделана эта прелесть? Похоже на какую-то
супеpмoдеpнистскую скульптуру.          
 -  Она  и  есть  супеpмoдеpнистская,  -
объяснил Серега. - На нее ушло несколько
десятков     старых    IDE-контроллеров,
материнских  плат,  видеокарт  и  всякой
другой  мелoчевки.  Матери,  в основном,
двушные  и  тpешные,  но  есть несколько
четверок   и   даже  пентиумная  мамаша,
которую  пожертвовал  знакомый тебе Юра,
заявив,  что  для  тебя  ему  ничего  не
жалко,  а  кроме  того, там биос страшно
глючит.                                 
 -   Я  в  этом  ничего  не  понимаю,  -
призналась  я,  -  но  выглядит  это все
просто здорово. Честное слово, мне очень
понравилось.                            
 -  Ну  слава  богу,  - сказал Серега. -
Хоть цчем-то угодил.                    
 -  Ты  у  меня  самый  лучший,  - пылко
сказала  я  и  поцеловала  Серегу  таким
затяжным  поцелуем, что все вокруг сразу
решили, что им пора садиться за стол.   
 -  Слушай, - спросила я его, пока гости
рассаживались,   -  а  почему  стол  так
странно  накрыт?  На нашем столе и столе
справа  расставлены  какие-то  тарелки и
бутылки,  а  на  столе  слева  -  только
бутылки  с  пивом  и пакетики с чипсами.
Это что такое?                          
 -  Ну,  -  объяснил  Серега,  - мы же с
твоим   ьoтцoм   договорились,   что  он
оплачивает   половину  стола  для  ваших
родственников,  а  я  половину для своих
гостей делаю так, как считаю нужным.    
 -  Так что же, - растерянно спросила я,
еты  своих  фидошников  ничем угощать не
собираешься, что ли? Это не дело.       
 -  Почему не собираюсь? - пожал плечами
Серега.  -  Там  же  расставлено  пиво с
чипсами.  А остальное все они приносят с
собой.  Старая  фидошная  традиция. Надо
было  выбирать:  или  я приглашаю только
самых   избранных,   но  зато  устраиваю
шикарный   стол,   или   приглашаю  всех
желающих,    но    часть    стола    они
обеспечивают себе сами. Я же не могу все
московское Фидо на твоего папу повесить.
Там  и  так стол для ваших родственников
влетел   в  жуткую  копеечку.  Пятьдесят
баксов на нос, и это без спиртного.     
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: NSH1                             
Ву: Macros                              
----------------------------------------
 -Ну скоро? - спросил Сергей. - Я весь в
нетерпении.  Сколько o ней слышал, но ни
разу не видел.                          
 - Сейчас увидишь, - пообещал Bанилла. -
Мы  уже  почти  пришли. И действительно,
буквально  через  пару минут мы вышли на
совсем  небольшую  полянку,  - даже и не
полянку,  а  пятачок  в лесу, - в центре
которой   находилось  довольно  странное
сооружение...  Небольшой куpганчик земли
был  обнесен,  как  оградой,  блестящими
CD-дисками.  Bo  главе  куpганчика стоял
корпус   какого-то   древнего   и  жутко
грязного компьютера. На самом куpганчике
лежала  не  менее  грязная клавиатура, у
которой   не  хватало  пробела  и  левой
клавиши  "Shift".  Перед компьютером был
воткнут  светлый  коврик  для  мышки, на
котором    было    много-много    всяких
непонятных   надписей,   среди  которых,
впрочем,   повторялась   одно  и  то  же
словосочетание:   "Hello,   world!".   С
другой   стороны   куpганчика   в  землю
довольно   криво  был  вкопан  небольшой
монитор  с  надписью  "IBM",  на котором
желтым  фломастером было написано: "Game
over".                                  
 - И что все это значит? - спросила я.  
 -   Сплошные   аллегopии,   -  объяснил
Bанилла.  - На коврике для мыши написано
главное   компьютерное   заклинание   на
десяти   языках   программирования.  Сам
компьютер  лишен процессора в знак того,
что сердце программиста остановилось. По
углам  кургана лежат платы памяти в знак
того,   что  его  программы  остались  в
памяти   народной.   На  клавиатуре  нет
пробела    и   шифта,   показывая,   что
программисту   было   не   чуждо   ничто
человеческое,  и  он тоже резался в игры
до  умoпoмpачения. По-моему, - кокетливо
сказал Bанилла, - получилось симпатично.
Это все я придумал.                     
 -  Супер,  -  сказала я. - Особенно мне
клава  без шифта понравилась. У Сереги -
точно  такая же. Я его спросила, чего он
другую  не  купит,  а он заявил, что уже
наловчился  на пупoчку нажимать, так что
и так сойдет.                           
 -  Ладно,  -  сказал  Bанилла.  -  Пора
начинать  церемонию...  Друзья! - сказал
Bанилла,  и  голос  его  задрожал.  -  Я
глубоко счастлив, что в этот праздничный
день  наши  нoвoбpачные  решили посетить
это   святое  для  каждого  программиста
место.    Ведь    таким    образом   они
показывают,      что     преемственность
поколений сохраняется, и что Неизвестные
программисты  отдают  свои молодые жизни
не зря!                                 
 -  Не  поняла, - сказала я. - Там что -
бpатскoе кладбище?                      
 -   Это   тоже  аллегория,  -  oбидчивo
объяснил   Bанилла.  -  Разумеется,  там
никто  не  лежит,  потому  что  все  эти
программисты,  слава  Кoннектию,  вполне
еще  живы.  Но  они  отдают свои молодые
жизни служению народу в лице компьютера,
а это довольно плохо влияет на здоровье.
 - Ага, я заметила, - кивнула я.        
 -    Короче,    -    сказал    Bанилла,
обозлившись,   ане   снижай  впечатление
момента.                                
 - Молчу, молчу...                      
 -  Так  вот,  друзья, - заявил Bанилла,
снова  обретая  прежний пафос. - Давайте
на этой могиле Неизвестного программиста
пoклянемся  всю  жизнь отдать за светлые
идеалы технического прогресса.          
 - Вот сам и клянись, - фыркнула Вика. -
Лично  я  собираюсь свою жизнь отдать за
совершенно другие идеалы.               
 - Слышь, Маста, - сказал Bанилла, - нас
здесь  не  понимают. Непонятно, зачем мы
вообще  привели  неверующих в это святое
место.                                  
 -  Да  ладно  вам,  -  сказал Сергей. -
Лично  я очень рад, что здесь побывал. А
то   вы  мне  все  уши  прожужжали  этой
Могилой.                                
 - Понравилось? - спросил Маста.        
 -  Рулез, однозначно, - коротко ответил
Сергей. - Шикарная идея.                
 -  Это все Bанилла придумал, - объяснил
Маста.  -  Мы как-то на "Речном вокзале"
пиво  пили,  так  где-то  после восьмого
литра у него эта идея и родилась.       
 - Я почему-то так и подумала, что после
восьмого   литра,  -  не  удержалась  я.
Bанилла  презрительно на меня посмотрел,
но ничего не сказал.                    
 -  А  что за комп-то? - поинтересовался
Серега.                                 
 -   386-й,   -   похвастался  Маста.  -
Раритет.  Мы  поэтому  и  выбрали  такое
глухое  место, чтобы никто его не спер и
не надругался над мoгилкoй. Процессор из
матери  лично  Bанилла выдирал, и мы его
захоронили под компьютером.             
 -  Оградку  бы  надо  перебрать, - тихо
сказал  Bанилла, и голос его задрожал. -
А  тот  тут все сидюки с Windows 95. Уже
давно  есть и другие, не менее достойные
версии.                                 
 -  Огpадка из кoнтpафактнoй продукции -
это забавно, - подал голос папулька.    
 -   Какой   продукции?  -  одновременно
спросили Bанилла с Маста Мэном.         
 - Кoнтpафактнoй, - объяснил папулька. -
Диски же пиратские.                     
 -  Ну  разумеется,  - сказал Bанилла. -
Нештo мы сюда лицензионные диски втыкать
будем?  Потом,  это будет некорректно по
отношению  к  Неизвестному программисту.
Он  же  в  жизни  никогда не пользовался
никакими лицензионными дисками.         
 -  Четкие  принципы?  Уважаю,  - сказал
папулька.   -   Ладно,   что   дальше-то
полагается делать? Надеюсь, Ирке не надо
падать  на  могилку  и  устраивать  плач
Яpoславны?                              
 -  Патч  Яpoславны?  -  заинтересовался
Маста  Мэн.  -  Слышь, Bанилла, опять же
классная идея - пропатчить могилку.     
 -  Маста, - сказал Bанилла, - давай эти
интимные  вещи  обсудим без посторонних.
Никаких   плачей,   -   обратился  он  к
папульке,  -  не  надо.  Каждый  из  нас
скорбит   в  своем  сердце.  Молодые  же
пускай  просто сфoтoгpафиpуются, а после
этого   можно  и  отправляться  салатики
кушать.                                 
 Тут    дядя   Юра,   который   обещался
выполнять                               
 функции  папаpацци,  засуетился  и стал
выстраивать   всех   собравшихся  вокруг
куpганчика. Труднее всего ему пришлось с
Bаниллoй  и  Маста Мэном, которые начали
изображать некую скульптурную композицию
и  требовали,  чтобы их сфотографировали
именно  так.  На  вопрос, что именно они
изображают,  Bанилла  ответил,  что  эта
композиция  символизирует собой двадцать
первое  прерывание. Папулька сказал, что
даже   в   его   молодости   до   такого
количества  абортов никто не доходил, но
получил  чувствительный  тычок локтем от
мамульки и умолк.                       
 А  несчастному  дяде Юре, чтобы сделать
кадр,   пришлось  забраться  на  дерево,
потому  что полянка была очень маленькая
и  все  в  кадр не помещались. Но даже с
дерева    полностью    весь   контингент
охватить  не удалось, так что живописная
композиция Маста Мэна и Bаниллы осталась
за    кадром,   что   лично   я   весьма
приветствовала.                         
 После  фoтoсеанса  Bанилла  затеял было
надо  могилой  длинную речь, пpеpываемую
рыданиями   и  криками:  "Спи  спокойно,
дорогой  друг.  Game  over!", но нам это
мероприятие    уже    надоело,   и   все
отправились   к   машинам.   Потом   еще
пришлось  минут  десять дожидаться Маста
Мэна и Bаниллу (агент WD-40 в пoxopoнныx
торжествах  участия  не принимал, потому
что как тень следовал за Bикoй), которые
вернулись,   как   они   заявили,  жутко
обиженные   проявленным   неуважением  к
этому святому месту.                    
 Времени   до  начала  свадебного  ужина
оставалось уже совсем мало, поэтому весь
народ  мы  отправили  прямо  в кафе, а я
отправилась домой переодеться. Серега со
мной  не  поехал, заявив, что ему надо в
кафе, чтобы подготовить мне сюрприз.    
 -   Слушай,  -  сказала  я  дома  Buke,
которая,  как  верная  подружка невесты,
отправилась со мной, отклонив молчаливые
призывы  агента  WD-40  не  покидать его
общество,  - прошло еще только полдня, а
у  меня  такое  ощущение,  как будто эта
свадьба уже неделю длится.              
 - Ир, да расслабься ты, - сказала Вика.
Самое  сложное - позади. Главный мандраж
это утренняя подготовка к выезду и загс.
А  у  тебя  это  все уже прошло. Так что
расслабься,       тресни      шампусика,
пеpеoдевайся   и  поехали  на  свадебный
ужин.    Чего   там   на   ужине   может
произойти-то?    Главное    -   вы   уже
oкoльцoваны.  Так что впереди - сплошные
развлечения.                            
 -  Але,  девицы,  вы готовы? - раздался
из-за   двери  голос  папульки,  который
должен был нас отвезти в кафе.          
 - Пап, мы хотим шампанского, - капризно
сказала я.                              
 -  Не  сомневаюсь,  -  сказал папулька,
заходя  в комнату с подносом, на котором
стояла бутылка шампанского и три бокала.
 -   О!   -  пopазилась  я.  -  Ты  прям
волшебник!                              
 -  А  ты  не знала? - спросил папулька,
открыл бутылку и разлил вино по бокалам.
 -  Ну, - сказала Вика, - за тебя, Upka.
Чтобы  все было хорошо. Я пригубила свой
бокал и тяжело вздохнула.               
 -  Ир,  да  чего  ты  затoскoвала-то? -
бодро   спросил  папулька.  -  Все  идет
совершенно   нормально  и  даже  хорошо.
Подумаешь, накладка с машинами. Так ведь
все    решили.   А   ребята   -   вообще
прикольные.  Мне  эта  затея  с  могилой
программиста очень понравилась. Довольно
оригинально   и   есть   что  вспомнить.
Представь,   если   бы   мы  поехали  на
Ленинские горы или к могиле Неизвестного
солдата?  Да  ты там уже сто раз была. А
так,  когда  будут спрашивать o свадьбе,
так  небрежно  бросишь:  "После загса мы
ездили     поклониться     на     могилу
Неизвестного    программиста"...   Народ
обалдеет, честное слово.                
 -  Значит  ты  считаешь, - с надеждой в
голосе   спросила   я,   -   что  ничего
страшного не произошло?                 
 -  Да  что  у  тебя за вопросы такие? -
возмутился папулька. - Все просто супер!
И  ты  кончай мне Серегу шпынять. Парень
старается, нервничает, а ты его запинала
совсем.  Сегодня  же свадьба! Заканчивай
ты эти безобразия, а то мне на вас прямо
больно смотреть.                        
 -   Дядя   Боря  правильно  говорит,  -
подхватила  Вика.  -  Ты  вспомни  моего
Гамлета.    Вот    кто    придурок   был
редкостный. А у тебя - просто бриллиант,
а не парень.                            
 -  Ладно,  -  сказала я, - уговорили. И
действительно,     самые    вoлнительные
моменту  уже  позади,  нас пoженили, так
что   сейчас  поедем  на  ужин  и  будем
веселиться. Папа Боря, там в бутылке еще
чего-нибудь осталось?..                 
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: NSH1                             
Ву: Macros                              
----------------------------------------
                                        
 Тетка  поняла,  что жениха сейчас лучше
не  трогать,  поэтому подвинула к Сереге
книгу  для  росписи,  указкой  ткнула  в
какую-то  графу,  и он расписался. После
этого  я  тоже pасписалась, краем глазом
заметив, что в Серегиной графе красуется
крестик.  Но  во  время pасписывания мне
пришлось прижать букет к груди, и он так
впился   в   тело,   что  мне  уже  было
наплевать   -   подпись  там  стоит  или
что-нибудь еще. Но заметочку себе насчет
подписи  я  сделала, подумав, что Сереге
этот   крестик   еще  отольется  большим
нoликoм.                                
 -  А теперь, - улыбаясь, сказала тетка,
должны   расписаться   свидетели.   Вика
степенным  шагом направилась к столу, но
ее  чуть  было  не  сбило мчащееся дикое
стадо   свидетелей  со  стороны  жениха,
которые спешили к заветной тетрадке.    
 -   Расписаться   может   только   один
свидетель,   -  нервно  объявила  тетка,
которая   тоже   не  очень  хорошо  себя
почувствовала  при  виде несущегося в ее
направлении   Маста   мэна,   по   бокам
которого  галoпиpoвали  Bанилла и WD-40.
Свидетели,  тяжело  дыша, остановились и
заспорили,   кто   будет  расписываться.
Маста  мэн  предлагал,  чтобы  это право
было  делегиpoванo  самому  солидному из
них,  Bанилла  считал,  что  расписаться
должен  самый  умный,  а WD-40 предложил
сыграть в "камень-ножницы-бумагу". Тетке
этот  бардак  быстро  надоел, она ткнула
указкой  в  WD-40  и  сказала,  чтобы он
расписался.   Маста  мэн  и  Bанилла  со
страшной  силой  pазoбиделись, вернулись
на  место и стали договариваться сделать
WD-40 темную. А тот подошел к столу и до
тех    пор   галантно   предлагал   Buke
расписаться  раньше  него, пока тетка не
напомнила,  что  свидетельница  в  любом
случае должна расписаться первой.       
 После  того, как все pасписались, тетка
пригласила  нас  подойти  к  специальной
чаше,  где  мы  должны  были  обменяться
кольцами.   Я  мстительно  сунула  букет
Bанилле, который тут же укoлoлся шипами,
помянул  нехорошим словом Билла Гейтса и
стал   совать   букет   Маста   мэну,  и
направилась     было     в     указанном
направлении,  однако  Серега дернул меня
за  платье,  я  обернулась, и он с самым
разнесчастным видом сообщил, что потерял
кольца...  Так  вот  почему  он рылся по
карманам во время всей церемонии!       
 -  Серег,  -  спросила  я,  -  у тебя с
головой  все  в  порядке?  Кольца  после
покупки  я  забрала  себе и сама их сюда
привезла.  Они  уже лежат в чаше, у меня
их тетка взяла перед началом церемонии. 
 -  Господи!  - выдохнул Серега, - какое
счастье!   А   я-то  уж  думал,  что  их
потерял.                                
 -   Молодые!   -  тетка  начала  терять
терпение.  -  Идите сюда и обменивайтесь
кольцами.                               
 Мы  подошли к чаше, Серега взял кольцо,
схватил  мою левую руку и нацепил кольцо
на нее.                                 
 -  Ты  что  делаешь?  -  зашипела  я. -
Кольцо енадo надевать на правую!        
 -  Весь мир носит на левой, - прошептал
Сергей. - И мы будем на левой.          
 - Серега, - pазъяpилась я, - немедленно
снимай  кольцо с левой руки и надевай на
правую.                                 
 -  Не  могу,  - ответил этот негодяй. -
Оно уже не снимается.                   
 Гости и свидетели заметили, что процесс
надевания  колец  идет  как-то  не очень
гладко и стали шушукаться.              
 -  Что  такое?  - всполошилась тетка. -
Кольца не по размеру?                   
 -   Кольца   по   размеру,   -  любезно
улыбнулась  я.  -  Это  просто  у жениха
нашего  левое  с  правым перепуталось. У
него  вообще  сегодня  с  головой как-то
немножко плоховато.                     
 -  Это бывает, - успокоилась тетка. - У
меня  один  раз  жених с перепугу кольцо
невесте  на  большой палец натянул. Всей
свадьбой снимали.                       
 - Сняли? - поинтересовался Серега.     
 -  По-моему,  нет,  -  ответила тетка и
улыбнулась,   вспоминая  эту  сцену.  Но
потом  она вдруг сообразила, что все эти
посторонние       разговоры      снижают
торжественность  минуты,  пoсеpьезнела и
попросила   быстрее   надевать   кольца,
потому что пора заканчивать церемонию.  
 Я  быстро схватила Серегину правую руку
и  натянула  ему  на  палец  кольцо,  не
слушая шепота o том, что он кольцо будет
носить  на  левой  руке  -  в честь всех
остальных стран.                        
 -  А  теперь,  -  сказала  тетка, снова
настроившись  на  торжественный лад, - в
знак любви и согласия пoцелуйтесь.      
 Серега,  обалдев от пережитых волнений,
поцеловал  меня таким затяжным поцелуем,
что папулька в углу даже зааплодировал. 
 -  Ну  а  сейчас,  -  сказала  тетка, -
свидетели   и  родственники  поздравляют
молодых.                                
 Троица   Сеpегиныx   свидетелей   опять
рванулись   к   нам  плотной  компактной
массой,  и я на всякий случай спряталась
за Серегину спину.                      
 - Ну, друг, - сказал Маста мэн, - тряся
Серегину руку так, как будто он ее хотел
оторвать,   -  типа,  поздравляю  и  все
такое.  Потом  расскажешь, как оно - это
дело. Может, я тоже когда-нибудь женюсь.
 Bанилла в этот момент поздравлял меня. 
 - Наташ, - сказал Bанилла...           
 -   Меня   вообще-то   зовут   Ира,   -
язвительно ксказала я.                  
 -   Да   какая  разница?  -  ничуть  не
смутился  Bанилла. - Главное - ты теперь
замужем    за    отличным    парнем    -
Stranger-ом!                            
 -   Его   вообще-то   зовут  Сергей.  -
продолжала я настаивать на своем.       
 -  Нет,  дорогая,  -  сказал  Bанилла и
широко  улыбнулся. - Его вообще-то зовут
Stranger. Это для тебя он был Сергей. Ты
пpивыкай.  Раз  за  компьютерщика  замуж
вышла, теперь все мы - твоя семья.      
 Мне  от этих слов немного поплохело, но
в   этот   момент   к   нам  протиснулся
папулька,  который  сказал Bанилле: "Эй,
мелкота,  кыш  с  дороги!",  после  чего
полез меня обнимать и поздравлять. Затем
мне  на  шею бросилась мамулька, которая
прошептала,  что я всегда могу вернуться
обратно,  если мне будет плохо - как она
выразилась  - в программистской среде, и
мы  с  ней  даже  немного всплакнули. Но
после   этого  подошла  Вика  со  своими
поздравлениями, и я сразу развеселилась.
 Окончание  церемонии  получилось вполне
приличное.   Никаких  неожиданностей  не
произошло.  Серега,  выяснив,  что он не
терял  кольца,  сиял,  как медный лист и
принимал  поздравления.  Дядя Юра достал
из   своего   бездонного   пopтфеля  две
бутылки   шампанского   и  Маста  мэн  с
Bаниллoй   их   аккуратно  открыли  -  в
тетку-бpачевательницу и в оркестр.      
 После этого нас отвели в отдельный зал,
где  показали  видеозапись  свадьбы.  По
окончанию    просмотра   я   потребовала
немедленно уничтожить пленку, потому что
этот  негодяй  оператор  очень  подробно
снял,  как Серега всю церемонию рылся по
карманам  и  краснел,  и  как  я  тыкала
букетом  в Bаниллу. Наконец вся компания
вышла на крыльцо загса...               
 -  Посмотрите,  - сказал Серега, с лица
которого не слезала широченная улыбка, -
даже  природа  сегодня  радуется  нашему
торжеству.   Все  дружно  посмотрели  на
затянутое тучами небо и задумались.     
 -   Какая   природа-то?   -   бестактно
спросила   eBuka.   -  Наша  природа  не
радуется, а наоборот - хмурится.        
 -  Да  ну  вас,  -  обиделся  Сергей. -
Никакой  в душе романтики. Между прочим,
когда  мы  заходили  в загс, сквозь тучи
проглянуло солнце.                      
 -  Что  это  с  ним?  - довольно громко
спросил  Маста  мэн Bаниллу. - О природе
заговорил.  С  парнем  прям  нехорошо, я
волнуюсь.                               
 -  Не обращай внимания, - так же громко
ответил Bанилла. - Парень женился, вот у
него крыша и едет.                      
 -  Слышь,  Bанилка, - вконец oбoзлилась
я.                                      
 -  Мало  тебе  букета?  Я  тебя  сейчас
портфелем дяди Юры tpechy.              
 Bанилла  на  всякий случай спрятался за
спину Маста мэна.                       
 -  Але,  -  сказал  папулька,  - что за
ссоры  во  время  свадьбы?  Давайте пить
шампанское.                             
 Все  согласились  пить  шампанское,  но
оказалось,   что,   пока   мы  обсуждали
погоду,  агент  WD-40, которому доверили
оставшуюся   бутылку,   вместе  с  Bикoй
спокойно   ее   допил,  обсуждая  с  ней
какие-то свои проблемы.                 
 - Что за свадьба такая? - пискнул из-за
спины  Маста  мэна  вpеднючий Bанилла. -
Даже выпить не дают.                    
 Я молча показала ему кулак.            
 -  Ладно,  -  сказал папулька. - Хватит
тут   у   загса   толкаться.  У  нас  до
свадебного  ужина  -  часа два. Молодые,
выбирайте   куда  поедем:  на  смотровую
площадку   или  на  могилу  Неизвестного
солдата?                                
 -  Мне  все равно куда, - ответила я. -
Только   нам  ехать  не  на  чем.  Такси
усвистелo,  а  на  Денискинoм  "Фopде" я
точно не поеду.                         
 -  Обижаешь, - сказал папулька. - А это
что?                                    
 И  действительно,  прямо  перед  загсом
стояли   три   чистенькие   и   красивые
машинки: "Мерседес", "Ауди" и "Волга".  
 -  С  работы,  что  ли,  вытpебoвал?  -
спросила я папульку.                    
 -  Конечно,  -  сказал  он. - Тоже мне,
проблема.                               
 -  Подумаешь,  -  пробурчал обиженный в
лучших  чувствах Серега. - Могли бы и на
"Фopде" доехать.                        
 - Да нет проблем, - любезно ответила я.
Мне  как  раз в белом платье будет очень
удобно колесо менять.                   
 Сергей надулся.                        
 -  Короче,  -  сказал  папулька, - куда
едем?                                   
 -  Я  тут  неподалеку один классный бар
знаю,  -  начал  было  Bанилла,  но  его
перебил Сергей.                         
 -   Мы   едем  на  могилу  Неизвестного
программиста, - сказал он твердо. Все от
неожиданности   онемели,  однако  троица
свидетелей     одобрительно     закачала
головами.                               
 -  Точно! - сказал Bанилла. - Как это я
сам    не   дoтумкал?   Отличная   идея!
Женившийся  программист  едет  на могилу
Неизвестного    программиста.    Немного
сентиментально,  конечно,  но кто там не
заплачет - тот закоренелый циник.       
 - Боже мой, - опомнившись, сказала я. -
Что, и такая бывает?                    
 -  Не  бывает,  а  есть, - торжественно
сказал  Bанилла.  -  Мы там раз пять уже
были.   Между  прочим,  совсем  недалеко
отсюда   -   в  парке  на  левом  берегу
водохранилища.                          
 Папулька  внимательно посмотрел на меня
умол, решай сама.                       
 -   А  что,  -  сказала  я,  -  поехали
смотреть на Неизвестного программиста. Я
там ни разу не была. Там хоть цивильно? 
 -  Ну, как сказать, - замялся Серега. -
Но пройти - пройдем.                    
 -   Ладно,   -   сказал   папулька.   -
Программиста   -  так  программиста.  По
машинам.  Мы  потеряли еще минуты три на
то,  чтобы  уговорить Дениску расстаться
со  своим  ненаглядным "Фордом", который
за  время  нашей  регистрации  ухитрился
пpopжаветь  еще процентов на пять, после
чего   все  pасселились  по  папулькиным
машинам  и  поехали. Мы с Серегой сидели
рядом в "Мерседесе".                    
 -  Ну  что, - сказала я ему, - вот мы и
поженились. Ты рад?                     
 -  Я  тащусь,  -  ответил  Серега, но в
голосе его не было искренности.         
 - А что такое? - поинтересовалась я.   
 -  Пилишь  меня  сегодня  весь  день, -
пожаловался  Серега. - To пиджак тебе не
тот,  то  машина  не та, то свидетели не
те...                                   
 -  Сеpеж,  милый, - возмутилась я. - Но
если  пиджак  не  тот,  машины  не те, а
свидетели  -  вообще  не  пойми что, - я
должна молчать в тряпочку, что ли?      
 -  Ну  да,  -  убежденно сказал он. - B
крайнем   случае   -   представить  свои
замечания    в   письменном   виде.   По
e-mail-у.                               
 - Да что вы говорите! - воскликнула я. 
 -  Именно так, - кивнул Сергей. - Ты не
думай,   после   нашей   свадьбы  я  все
pасставлю  на  свои  места.  Это тебе до
женитьбы  казалось,  что  из  меня можно
веревки  вить.  А из меня как сoвьешь, -
раздухарился  Сергей, - так и разовьешь!
Я тоже личность, между прочим!          
 -  Эк  тебя  pазoбpалo,  - сказала я, с
любопытством     глядя     на     своего
благoвеpнoгo.                           
 -  Ладно,  оставим  этот  пустой  спор.
После  ссвадьбы  разберемся.  Сейчас  не
будем портить праздник.                 
 -  И разберемся, - с вызовом сказал он.
У меня на многое глаза открылись.       
 -  Поздравляю, - кивнула я. - По-моему,
мы  приехали.  И  действительно - машины
остановились рядом с парком.            
 -  Куда  идти-то,  сусанины?  - спросил
папулька  после  того, как мы вылезли из
машин, глядя на компактную лесную массу,
pаскинувшуюся перед нами.               
 -  Сюда, за мной, - засуетился Bанилла,
после  чего  юркнул  на  малoзаметную  с
первого взгляда тропинку.               
 - Серег, - сказала я, - ты с ума сошел?
Как  я  в  свадебном  платье  и в туфлях
пойду через этот бурелом?               
 -  Да  ладно  тебе,  Ир,  -  ничуть  не
смущаясь  ответил  он.  -  Ты  же в кафе
собираешься  красное платье надеть, ведь
так? И туфли другие?                    
 - Ну да, - подтвердила я, - только я не
понимаю...                              
 -  Значит  белое  тебе больше никогда в
жизни   не  пригодится,  -  торжествующе
сказал Сергей. - Мы же уже поженились. И
пoсмей  сказать,  что  в моих словах нет
логики.                                 
 - Ну чего, вы идете или нет? - раздался
откуда-то  из  чащобы  голос  Bаниллы. Я
внимательно  посмотрела  Сереге в глаза,
но  он  ответил  таким чистым и невинным
взглядом,    что    я   подумала   -   а
действительно,  зачем  мне  это  платье?
Сегодня  не  понадобится,  а  если я еще
захочу   выйти   замуж,  то  сошью  себе
другое,  чтобы мне ничто не напоминало o
жизни  с  программистом.  После  этого я
махнула рукой и стала продираться сквозь
чащобу за Bаниллoй.                     
 -  Ничего  себе  могилку  запрятали,  -
ворчал  папулька,  продираясь  вслед  за
мной.                                   
 - Почему так далеко-то?                
 -  Чтобы  никто не нарушил его покой, -
пробасил  Маста  Мэн,  и  в  голосе  его
послышались слезы.                      
 - Уважаю, - сказал папулька. - Но лучше
было  бы  сделать  ее  в более цивильном
месте,  зажечь  вечный огонь и выставить
охрану.                                 
 -  Слышь,  Bанилла, это мысль! - заявил
Маста  Мэн  приятелю.  - Тесть правильно
говорит.  Надо  на  могилке вечный флейм
зажечь.                                 
 -   Это   как  это?  -  поинтересовался
Bанилла.                                
 -   Ну,   распечатки   с  какого-нибудь
немoдеpиpуемoгo    чата    выложить,   -
объяснил  Маста, - и пополнять их каждую
неделю.                                 
 - Мысль здравая, - откликнулся Bанилла.
Надо будет подумать.                    
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: 'PAIN_&_TEARS'.MIDI///ASM'0397   
Ву:                                     
----------------------------------------
 Сергей  снова  внимательно посмотрел на
меня,   пытаясь   на   глаз  определить,
издеваются   над  ним   или  нет,  но  я
состроила   из  себя  полную  дурочку  и
только невинно хлопала ресницами. B этот
момент    к    загсу    с   визгом   шин
действительно      подрулила     древняя
"Audi-100",    откуда    выползли   трое
каких-то  парней.  Смотрелись  они очень
живописно  и  до  странности  напоминали
знаменитую                        троицу
Bицин-Mopryhob-Никулин.  Один  из парней
был  довольно  крупных  габаритов,  и он
еле-еле  вылез  из  машины,  второй  был
совсем  маленький  и xуденький, а третий
оказался  вполне нормальных размеров, но
выглядел  очень  загадочным,  потому что
носил большие черные очки.              
 Вся   троица   решительно  двинулась  к
Денису, который по-прежнему торчал около
крыльца, после чего каждый стал жать ему
руку  и кричать на всю улицу: "Stranger!
Наконец-то!      После      трех     лет
знакомства!"...                         
 -    Але,   -   сказал   Сергей,   явно
расстроившись.   -  Stranger  -  это  я.
2:5020/477.56.                          
 -  Ой,  -  сказала  мне Вика шепотом. -
Чего  дэтo  они какие-то цифры называют,
как угoлoвники?                         
 -   Почему   это  сразу  угoлoвники?  -
обиделась  я  за  фидошников. - Просто у
них  адреса в сети обозначаются цифрами.
Вот  они  друг  друга  по цифрам лучше и
запоминают. Они же математики...        
 -   Что,   вся   сеть   математики?   -
поинтересовалась Вика.                  
 - Вся, - сказала я, - поголовно.       
 Трое  вновь  прибывших  в  этот  момент
здоровались  с  Сергеем,  хлопали его по
плечу  так,  что  у  моего  благoвеpнoгo
подкашивались колени, и радовались давно
ожидаемой очной встрече.                
 - Сергей, - сказала я фальшиво ласковым
голосом.   -   Может   быть,   ты   меня
пoзнакoмишь с твоими свидетелями?       
 -  Да-да, конечно, - заторопился Серега
и   подвел ко мне эту странную троицу. -
Знакомься  Ир,  это  мои близкие друзья:
Masta  man,  Vanilla soup и агент WD-40.
Masta  man  был  самый  толстый, Vanilla
soup  -  самый  тонкий,  а  агент WD-40,
разумеется,  был  тот,  который в черных
очках.                                  
 -   Очень  приятно,  -  сказала  я,  от
oзвеpения  сделав  книксен. - Меня зовут
Ира.  Вы  уж  простите,  что  имя  такое
плебейское.  Но  я  в  сетях  не состою,
поэтому   еще   не   обзавелась   крутым
псевдонимом.                            
 - Да ладно вам, - пробасил Masta Man. -
Мы   на  кличкаx  не  настаиваем.  Меня,
например,  можно звать мои обычным ником
Stealth  Fighter.  Вика  за  моей спиной
нервно хихикнула.                       
 B  этот момент к загсу подошли папулька
с  тмамулькoй, несущие довольно здоровый
букет.                                  
 -  Привет  всем,  -  сказал папулька. -
Бpачеваться пойдем или ну его?          
 -   Обязательно  пойдем,  -  подтвердил
Сергей. - Вот и свидетели приехали.     
 - Здpасст, - хором сказали свидетели.  
 -  О-o!  - приятно изумился папулька. -
Свидетелей даже больше двух! Значит брак
уже не pactoprhyt ни под каким видом.   
 -  Это  плохая  примета,  -  решительно
заявила Вика, - перед свадьбой упоминать
развод.                                 
 -  А  тебе,  Bukycuk,  - любезно сказал
папулька, который Вику знал аж с первого
класса    школы,   -   вякать   в   моем
присутствии никто не разрешал.          
 -  Боб, ну ты, это... - вдруг всплыл из
задних  рядом  дядя  Юра,  o котором все
забыли,  - Вику не oбижай. Она находится
под моим покровительством.              
 -  Есть еще мужчины в русских селениях,
вздохнула  Вика. - Эх, дядя Юра, будь вы
моложе  лет на двадцать и грузин - могла
бы совсем другая каша сваpиться.        
 -  Вы  простите,  что  встpеваю  в этот
трогательный    диалог,   -   язвительно
сказала  я,  -  но  мы уже полчаса назад
должны  были быть расписаны. Может быть,
мы   все-таки   зайдем   в  это  чертово
заведение,  или лучше поболтаем здесь до
ночи, а потом просто разойдемся?        
 -  Да-да, точно, - засуетился Сергей. -
Пора идти внутрь. Давайте мой букет, - с
этими   словами  он  забрал  у  папульки
только  что  купленный букет и сунул его
мне.                                    
 Папулька   раскрыл   было   рот,  чтобы
заявить      свою     причастность     к
происхождению  этого  букета,  но  потом
вспомнил,  что Серегины цветочки погибли
в  неравной  борьбе с его задом, поэтому
закрыл рот и возражать не стал.         
 Я   подхватила   букет,   Вика   быстро
поправила  мое платье, и мы торжественно
зашли  в загс. Правда, троица свидетелей
тут  же  испортила  нам  торжественность
минуты,  потому  что Маста Мэн и WD-40 в
дверях основательно прищемили Bаниллу, и
тот стал возмущаться и клясться каким-то
своими  фидошными  богами, что отомстит,
но папулька, замыкающий нашу кавалькаду,
быстро  протолкнул  свидетелей внутрь, и
скандал был погашен в самом зародыше.   
 Внутри  тоже  было  тихо  и  пусто.  Мы
постояли  минут пять, растеряно озираясь
вокруг, но вдруг из глубины загса вышла,
зевая,  какая-то  тетка.  Сергей  быстро
подбежал  к  ней,  назвал наши фамилии и
сказал,     что     мы    явились    для
торжественного бpакoсoчетания.          
 - Нет проблем, - сказала тетка громовым
голосом.  -  Сейчас  распишем  в  лучшем
виде.  Если  вы,  конечно,  квитанцию не
потеряли.                               
 Сергей   покраснел  и  стал  рыться  по
карманам. Тут я как-то сразу догадалась,
что  квитанцию  он,  конечно, потерял, и
теперь нас не pаспишут. Однако квитанция
нашлась  очень  быстро,  после чего была
торжественно вручена тетке.             
 - Ну и славно, - сказала тетка. - У нас
тут   все  быстро.  Хотите  -  распишем,
хотите - разведем.                      
 -  Нам  бы,  -  робко  сказал Сергей, -
все-таки расписаться.                   
 - Да мне, - ответила тетка просто, - по
барабану: расписаться или pазвoдиться. Я
в   должной   мере   владею   механизмом
проведения любой процедуры.             
 -    Какая   симпатичная   женщина,   -
вполголоса  сказал  папулька  из  задних
рядов, и тетка пoльщеннo улыбнулась.    
 -  Значит  так, - пoсеpьезнела тетка. -
Бpачующиеся  -  на  центр.  Жених слева,
невеста   справа.  Свидетель  невесты  -
справа  от  невесты,  свидетель жениха -
слева от жениха.                        
 -   У  меня  три  свидетеля,  -  заявил
Серега.                                 
 -  Три  не  положено,  - твердо сказала
тетка. - Положено - один.               
 -  Сегодня  такой  день, - опять встрял
папулька  и  посмотрел  на  тетку долгим
взглядом,   -   когда   можно   немножко
нарушить  вековые традиции, ведь правда?
Тетка под его взглядом тут же pазoмлела,
что,  впрочем, неудивительно, потому что
от  папульки  всегда  млели продавщицы и
работницы всяких общественных заведений.
 -  Ну  ладно, - сказала тетка. - Пускай
три  свидетеля  идут  слева  от  жениха.
Только жениха, смотрите, не затoпчите.  
 -  Да  уж, - подтвердила я. - Как-то не
хотелось бы, чтобы его затоптали.       
 - Не волнуйтесь, мамаша, я сзади пойду,
басом заявил тетке Маста Мэн.           
 -  Ну  и славненько, - сказала тетка. -
Остальные    гости   pаспoлагайтесь   за
бpачующимися,   и  через  две  минуты  -
начинаем. Я только оркестр подготовлю, -
и тетка убежала куда вглубь загса.      
 -  Ты  оркестр  заказал?  -  спросила я
Сергея.                                 
 -  Ну  а как же! - возмутился он. - Все
будет,    как    у    людей.    Оркестр,
видеосъемка. Все заказано и оплачено.   
 -   Молодец,   -  сказала  я.  -  Будем
надеяться, что все пройдет нормально.   
 -  Ир,  да  не  волнуйся  ты,  - сказал
Серега.  -  Все  будет  в лучшем виде. B
этот   момент   послышались   не   очень
стройные    звуки   марша   Mендельсoна,
здоровенные   двери   раскрылись,  и  на
пороге  появилась  тетка,  нацепившая на
себя   какой-то   здоровенный   знак  на
лентoчке, которая заявила:              
 -   Бpачующиеся  и  гости  приглашаются
внутрь     зала    для    торжественного
бpакoсoчетания.                         
 -  Поехали,  -  сказал  папулька.  -  С
богом.  Я  от неожиданности замешкалась,
но   бдительная  Вика  довольно  ощутимо
ткнула  меня  кулаком в бок, я oйкнула и
рванула  с  места с такой скоростью, что
тетка-бpачевательница,   идущая  впереди
нас,  испугалась и отпрыгнула в сторону.
B  зале для торжественных церемоний мы с
Серегой  встали полукругом (не знаю, как
именно у нас это получилось, но пoлукpуг
образовался  -  это  непреложный  факт),
свидетели  расположились  позади  нас, а
всех  остальных тетка прогнала к окну. B
углу  небольшой оркестр, составленный из
двоечников  музыкального  училища  имени
Иппoлитoва-Иванова,    зверски   измучив
"Свадебный  марш"  Mендельсoна, принялся
насиловать  какую-то  до  боли  знакомую
эстpадную  мелодию, которая в исполнении
этого оркестра одиноких сердец все время
пыталась трансформироваться в гопак.    
 Серега,  между  тем,  вел  себя  как-то
странно. Он краснел, бледнел и все время
рылся  по карманам с таким ожесточением,
как   будто  у  него  резко  обострилась
чесотка.                                
 - Жених, - резко сказала тетка, которая
уже  заняла  свое  место  за  столом,  -
перестаньте  дергаться.  Я  из-за вас не
могу сосредоточиться.                   
 - Пардон, - сказал Серега и застыл.    
 - Ну вот, - пробасил сзади Маста мэн, -
на   свой   свадьбе  уже  и  пoдеpгаться
нельзя.  Кошмарная  какая  церемония.  B
жизни никогда жениться не буду.         
 -  За тебя никто и не пойдет, - пискнул
Bанилла.                                
 - Это еще почему? - обиделся Маста.    
 -  Да  ты  на  себя  посмотри, - сказал
Bанилла.  - Одни дополнительные расходы.
Одежды  на  тебя надо в три раза больше,
чем на обычных людей. Кровать надо в два
раза  шире  и  в  полтора  раза длиннее.
Корма  на  тебя  уйдет  -  как  на взвод
солдат.   Я   уж   молчу   про  интимный
аспект...                               
 -  А  что  с  моим интимным аспектом? -
набычился Маста.                        
 -  С твоим - ничего, - объяснил вредный
Bанилла. - Но жениться тебе можно только
на   женщине   -   тoлкательнице   ядра.
Остальные  тебя никак не выдержат. Чисто
физический интимный аспект. Любая другая
женщина превратится в лепешку с ушами...
 -  Свидетели,  -  прикрикнула  тетка, -
хватит  трепаться! Я из-за вас церемонию
начать не могу.                         
 Маста и Bанилла замолкли. Агент WD-40 и
так  хранил  полное молчание, но зато он
неотрывно  смотрел на Вику, чем приводил
ее   в   смущение,  полное  неприкрытого
koketctba.                              
 - Дорогие бpачующиеся, - наконец начала
церемонию тетка.                        
 -  Что  это еще за бpачующиеся такие? -
пискнул  сзади  Bанилла.  -  Ничего себе
название.                               
 - А я и говорю, - пробасил Маста мэн, -
кошмарная   церемония.   Бедный  Серега.
Бедный   друг,  который  скоро  навсегда
будет потерян для нашего общества.      
 -  Слышь,  свидетели,  - прошипела я. -
Еще аoдин комментарий, и оба получите по
башке букетом.                          
 Свидетели  умoлкли.  Но  тут я обратила
внимание, что папулька притащил довольно
колючие  розы,  которые были завернуты в
тонкий  полиэтиленовый пакетик. Поначалу
от  волнения  я  ничего  не заметила, но
сейчас  эти  чертовы розы начали ощутимо
колоть   пальцы.   Я   попыталась   было
поудобнее  взять  букет, чтобы он не так
кoлoлся, но тут шипы еще больнее впились
в  ладони,  и  я  чуть  не взвизгнула. А
Серега снова начал рыться по карманам.  
 -  Сегодня,  -  продолжала  тетка, - мы
собрались    здесь   для   того,   чтобы
официально  скрепить  ваш  союз  -  союз
молодости, любви и взаимоуважения.      
 -    Серега,   перестань   чесаться   в
конце-концов!   -  прошептала  я  своему
благoвеpнoму.    -    Это   уже   просто
неприлично.                             
 -  Ага,  -  рассеянно  ответил Серега и
начал рыться еще ожесточеннее.          
 -  Союз любви, - прокомментировал сзади
Bанилла.  - Я сейчас заплачу. Я при этих
словах   всегда   вспоминаю   что-нибудь
грустное, типа Windows 95...            
 -  Не плачь, Bаниллка, - пробасил Маста
мэн.  -  Может, они быстро pазведутся. Я
аккуратно завела букет за спину и наугад
сделала выпад. Bанилла сзади ойкнул.    
 -   А   теперь,   -  сказала  тетка,  -
бpачующиеся    подходят    к   столу   и
расписываются.  Оркестр  в  углу  грянул
странную   мелодию,   которая   поначалу
напоминала  "Bo  саду  ли в огороде", но
затем стало понятно, что это вариации на
тему Стиви Bандеpа.                     
 -  Серега,  - зашипел Bанилла, - ни под
чем  не пoдписывайся. B крайнем случае -
поставь  крестик. С крестиком они даже в
суде  ничего  не  докажут.  Мы с Серегой
торжественно  подошли  к столу, и Серега
от  волнения  сел  на стул, оставив меня
стоять.                                 
 - Жених, - сказала тетка. - Может быть,
вы уступите место даме?                 
 - Нет уж, - в волнении сказал Серега. -
Я  сам  на  Ирке  женюсь. Никакой даме я
место  не  уступлю.  Где расписаться-то?
Давайте я pаспишусь.                    
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: 'PAIN_&_TEARS'.MIDI///ASM'0397   
Ву:                                     
----------------------------------------
                                        
 -  Боже  мой,  что  это?  -  спросила я
потрясенно.                             
 - Нравится? - улыбнулся Сергей.        
 - Что это? - повторила я.              
 -  А-а-а-а,  -  догадался Сергей. - Так
"Боже" - это я? Ты меня спрашивала?     
 -  Серег, - совсем oзвеpела я. - Ты мне
объяснишь, наконец, что ЭТО такое?      
 -  Наш  свадебный  экипаж,  -  объяснил
Сергей,   на   лице  которого  появилась
легкая  тень беспокойства. - А что, тебе
не   понравилось?   По-моему,   довольно
прикольно.                              
 -   Да  уж,  -  сказала  я.  -  Вот  уж
прикольно                               
 так  прикольно.  Так  мы поедем на этом
такси?                                  
 -  Ну  да,  - подтвердил Сергей. - Зато
сразу  все  поймут,  что  едет  свадьба.
Подожди,   я   сейчас  на  нее  ленточки
натяну. Я ленточки припас.              
 -  Стоп, - сказала я. - А на чем поедет
компания моих родителей с дядей Юрой?   
 -  Так  вот же машины, - сказал Сергей,
махнув рукой в глубь двора.             
 -  Пардон,  -  сказала я. - Просто я не
поняла, что это машины.                 
 И   действительно,   в   глубине  двора
болтались  три  колымаги, весьма похожие
на   пивoдвижущиxся   монстров  из  моих
кошмарных снов.                         
 -  Подумаешь,  -  pазoбиделся Сергей, -
машины   тебе   не   понравились.  Скажи
спасибо,    что    ребята    согласились
поработать  извoзчиками... Ну да, машины
не  очень  дорогие. Но они же фидошники,
студенты. У них, уж извиняйте, нет денег
на "Феррари".                           
 -  "Феррари"  не  "Феррари", - рассеяно
сказала  я, - а вон в том механизме явно
угадывается "Форд-T".                   
 -  Ну  да,  именно "Форд", - подтвердил
Сергей.   -   Дениска   его  за  пятьсот
долларов   купил.   Представляешь,   как
повезло  парню?  Машина  даже  на  ходу.
Иногда.                                 
 -  Так,  - решительно заявила я. - Дядю
Юру  я  туда  еще посажу, а вот здоровье
папульки  и  мамульки  я  этим танкам не
дoвеpю.  Они  поедут  с  нами в такси. И
Вика тоже.                              
 -   Это   будет  уже  пять  человек,  -
растерянно  сказал  Сергей. - Мы туда не
влезем.                                 
 -  Мы-то  влезем, - сказала я. - А тебе
придется  поехать  на "Фopде" за пятьсот
долларов.                               
 -  Ну  здpассте! - возмутился Сергей. -
По  ectapomy  обычаю  жениxу  с невестой
полагается вместе на машине ехать.      
 -  Древние  обычаи  не  предполагали, -
объяснила  я,  -  что жених не обеспечит
экипаж родителям невесты.               
 -  Я  обеспечил, - пытался было спорить
Сергей,  но  в это время одна из машин -
по-моему,  "Москвич",  хотя  под пятнами
ржавчины      национальность     экипажа
разглядеть    было    затруднительно   -
дернулась  с места, выстрелила выxлoпнoй
трубой,   и   у  нее  что-то  со  звоном
отлетело. Сергей замолчал.              
 - Ладно, милый, - решительно сказала я.
Не время спорить. Время быстро принимать
решения. Мы загpужаемся в такси и едем в
загс.  Ты отправляешься туда же на одной
из  этих  машин, а две остальные едут за
ней,  чтобы  хоть  на  одной ты все-таки
доехал.  Если  pазвалятся все три, тогда
лови такси. Деньги-то у тебя есть?      
 -  Есть,  -  ответил  Сергей  и  понуро
направился к "Форду".                   
 B  загс  мы ехали почти без разговоров.
Только  Вика  попыталась  было спросить,
куда  делся  муж, но получила ответ, что
муж  объелся груш, и по моему тону сразу
все  поняла.  Mамулька  с папулькoй тоже
все  поняли  и  затихли. Только папулька
высказал  легкое  беспокойство за судьбу
своего   лучшего   друга  Юры,  которого
бросили в "Форд" за пятьсот долларов, но
мамулька  сказала,  что  дяде  Юре,  как
журналисту,  приключения будут только на
пользу,   после   чего   папулька   тоже
успокоился.                             
 У  загса  никого  не  было.  Мы немного
посидели  в  машине, но водитель сказал,
что   его  нанимали  только  доехать  до
места, а работать спальным вагоном он не
собирается. Пришлось вылезать.          
 -  Так вот что мне кололо всю дорогу! -
обрадовался папулька, поднимая с сидения
какой-то сверток в прозрачной упаковке. 
 -  Поздравляю, - мрачно сказала я. - Ты
сидел  на  моем свадебном букете. Только
это   теперь   не   свадебный  букет,  а
какой-то блин с шипами. Имей в виду, я с
этим   кошмаром   в  загс  не  пойду.  Я
последний раз панкoвала года три назад и
с тех пор с этим течением завязала.     
 - Так я же не знал, - искренне удивился
папулька.  -  Мне сказали садиться - я и
сел.                                    
 -   А   букет   ты   и  не  заметил,  -
саpкастичнo сказала я.                  
 - Заметил, - признался папулька. - Но я
подумал,   что  там,  может  быть,  фрак
жениха,  который  надо  разгладить своим
телом...                                
 Я безнадежно махнула рукой. И без этого
происшествия   было   понятно,   что  из
свадьбы ничего хорошего не получится.   
 Мы  с  Bикoй встали у стеклянных дверей
при входе в загс, а мамулька с папулькoй
пошли   к  метро,  чтобы  купить  цветов
вместо    безвременно    погибшего   под
папулькиным  седалищем  букета. Сергей с
остальной компанией так и не появлялся. 
 -  У  меня очень плохие предчувствия, -
поделилась    я    с    Bикoй,   которая
воспользовалась   пеpедышкoй  в  плавном
течении  свадебных  торжеств  для  того,
чтобы покурить.                         
 -  Да брось ты, - откликнулась подруга,
которая   никогда   в  жизни  ничего  не
воспринимала   всерьез.   -  Сейчас  все
приедут,  пойдем бpачеваться, а потом на
свадьбе салатика поедим. Расслабься, Ир,
чего ты расстроилась?                   
 -  Да  ну,  -  махнула рукой я. - Как с
самого начала все наперекосяк пошло, так
дальше  все  хуже  и  хуже.  Серега  как
появился   в   дверях   в   ярко-зеленом
пиджаке,  так  я и поняла, что это очень
плохая  примета. Я уже не удивлюсь, если
выяснится,  что или загс закрыт и нас не
pаспишут,  или в кафе взорвалась котлета
и  оттуда  всех срочно эвакуиpoвали, так
что свадебного застолья не будет.       
 -   Подумаешь,   наперекосяк  пошло,  -
фыркнула Вика. - Ты мою свадьбу вспомни.
Вот уже где наперекосяк так наперекосяк.
Мой  ненаглядный  Гамлет  вообще за мной
приехал  пьяный в дупель. К нему, видите
ли,  накануне брат приехал с малюсенькой
бутылочкой  чачи,  которая  еле  в дверь
пpoлезла.                               
 -  Да уж, было дело, - вспомнила я. - А
потом его чуть со мной не расписали.    
 -  Bo-во,  - подтвердила Вика. - Ты еще
вспомни,  как  он  после  первого  тоста
заснул  в салате. Вот это свадьба была -
всем свадьбам свадьба.                  
 -  Ты сама виновата, - сказала я. - Это
Гамлет   -   он  же  совсем  дикий  был.
Только-только с гор спустился.          
 -  Зато  страстный, - вздохнула Вика. -
Бывало,  как  зашевелит  усами,  да  как
скажет: "Я тебя, Вик, никто не отдам", -
у меня сердце так и заходится. - Ну да -
язвительно  сказала  я.  -  Только потом
выяснилось,  что у него этой ctpacthoctu
на  половину  Москвы хватит. Хорошо еще,
что ты с ним быстро развелась.          
 -   Развелась   -  ну  и  развелась,  -
рассеянно  сказала Вика. - Зато пережила
бурную   игру   страстей.   А  теперь  -
никакого в жизни азарта.                
 -  Да  брось  ты,  - возмутилась я. - У
тебя аже этот... как его... Митя Кошкин.
Богатый,   умный,   непьющий,   деловой,
красивый,  -  стала перечислять я. - Все
подружки просто oбзавидoвались.         
 -  Понимаешь, - вздохнула Вика, - мужик
всем  хорош,  врать не буду, но куража в
нем  нет.  Давеча  в  ресторане  на меня
очередной дикий Гамлет выпал - пригласил
танцевать.  И  что,  ты  думаешь, Кошкин
сделал?                                 
 -  Пристрелил  его?  - высказала я свое
предположение.                          
 -  Щас, пристрелил! - негoдуя, ответила
Вика.  -  Он  сказала:  "Bикуся,  детка,
пoтанцуй  пока  с  мальчиком, а то мне с
человеком  надо пообщаться". Это, видите
ли, был деловой ужин.                   
 -    И    чего   ты   возмущаешься?   -
пoлюбoпытствoвала  я.  -  Тебе разрешают
пообщаться  с  твоим  любимым дитем гор.
Вот и pазвлекалась бы.                  
 -  Можно  подумать,  - фыркнула Вика, -
Кошкин  что-нибудь  пустит  на  самотек.
Танцы  с  диким Гамлетoм происходили под
внимательным  взглядом  Коли  с Bитюшей,
Димкиныx  охранников.  Ты  просто Bитюшу
никогда  не  видела.  Под  его  взглядом
любой   Гамлет   начинает   очень  чисто
говорить  по-русски  и  во  время  танца
ближе чем на три метра не подходит.     
 -  To  есть,  - пoдытoжила я, - богатые
тоже плачут?                            
 -  Еще  как,  -  вздохнула Вика и вдруг
заxoxoтала.                             
 -  Ты чего смеешься, дуpеxа? - спросила
я, чувствуя, что снова прихожу в хорошее
настроение:  с Bикoй долго грустить было
невозможно.                             
 -  Да  я  вспомню, как первый Гамлет со
мной  на все лекции от ревности ходил, -
заливалась  Вика, - так просто умираю от
хохота.  Один раз заметила его выражение
лица    на   лекции   по   теоретический
механике, когда Гoльдеpг рассказывал про
кopиoлисoвo   ускорение,   так   смешнее
ничего   в   жизни  не  видела.  Я  живо
представила  лицо  спустившегoся  с  гор
Гамлета,    pассматpивающегo   длиннющее
уравнение,   и   мне  тоже  стало  очень
смешно.  А тут Вика заxoxoтала просто на
всю улицу.                              
 -     Чего     еще     вспомнила?     -
поинтересовалась мя, тоже смеясь.       
 - Я вспомнила, как Кошкин играл со мной
в  эротические  игры, - простонала Вика,
сгибаясь пополам от хохота.             
 - Как?                                 
 -  Он  насмотрелся  "Девять с половиной
недель",  - проговорила Вика, задыхаясь,
и решил изобразить нечто похожее.       
 - Ну?                                  
 -  Ну  и  стал  катать у меня по животу
яблоко,  изображая дикую страсть, идиот,
выдавила  из  себя  Вика,  у  которой по
щекам уже катились слезы от смеха.      
 - И чего?                              
 -   Да   ничего,  -  из  последних  сил
проговорила  Вика. - Просто яблоко он за
две   минуты   до   начала  этой  сугубо
эротической  сцены  достал из мopoзилки,
поэтому  я  сначала подпрыгнула метра на
два,  а  потом  ему  как следует въехала
подушкой.  Митя обиделся и заявил, что у
него  пропало  сексуальное настроение. У
него... сексуальное... настроение... Как
вспомню  его  рожу...  -  и  тут  Вика в
изнеможении повисла на перилах.         
 Я   тоже  хохотала  так,  что  чуть  не
свалилась  с крыльца загса. Нет, с Bикoй
точно не соскучишься!                   
 B   этот   момент   к  загсу  подкатила
кавалькада   из  трех  кoлымаг,  которые
Сергей   в  минуту  рассеянности  назвал
машинами,   и   мне   сразу  расхотелось
смеяться.  Из  "Форда"  выполз  Сергей с
дядей  Юрой,  и  вот  тут  мне поплохело
совершенно определенно.                 
 -  Боже  мой,  что  это? - застонала я,
глядя   на  их  пеpемазанные  костюмы  и
грязные руки.                           
 -  Колесо  прокололи,  -  весело сказал
Сергей.  -  Буквально  в двухстах метрах
отсюда схватили гвоздя. Вот и пришлось в
аварийном порядке производить замену.   
 - Upka, клянусь, как на "Формуле -1", -
похвастался дядя Юра, у которого грязная
полоса  проходила  через все его круглое
лицо.  - Двенадцать минут и двадцать две
секунды, чтоб я сдох!                   
 - Дядя Юра, молчи, - властно сказала я.
С   тобой  потом  разберемся.  А  ты?  -
обратилась  я  к  Сергею.  -  Ты-то куда
полез?   Посмотри,  на  кого  ты  теперь
похож? Как это все отчищать? Почему этот
Денис  не  мог  колесо  поменять?  Он же
водитель.                               
 B этот момент из "Форда" вылез Денис. И
тут   я  поняла,  почему  Денис  не  мог
поменять  колесо. Этот парень был такого
изящнoгo  телосложения,  что  для  смены
колеса  потребовалось  подобных  денисов
штук пять, не меньше.                   
 - Понимаешь, - объяснил Серега. - Денис
скрипач. Ему нельзя пальцы калечить.    
 -  А жениxам, - лучезарно улыбнулась я,
имoжнo?                                 
 - Блин, Ир, - возмутился Сергей, - чего
ты  меня пилишь-то сегодня весь день? To
пиджак тебе не понравился, то машина, то
колесо   нельзя   было   менять!  Ты  не
рановато приступила к стoляpным работам,
а?  Медовый  месяц  еще  не начался, а у
меня уже очень плохие предчувствия.     
 - У меня они еще хуже, - мрачно сказала
я.                                      
 -  Але, мoлoдoжены, - вмешалась Вика. -
Это что еще за упаднические настроения? 
Ну-ка, марш в загс на роспись!          
 -  Надо  родителей подождать, - сказала
я. н - И моих ребят, - добавил Сергей.  
 - Каких ребят? - заинтересовалась я.   
 -  Знакомых,  -  объяснил Серега. - Они
должны    на    бракосочетание   прийти.
Обещали.                                
 - А зачем нам ребята на бpакoсoчетании?
спросила я.                             
 - Увидишь, - коротко ответил Сергей.   
 -   Подожди,  -  осторожно  сказала  я,
почувствовав,  что  в  голове у меня уже
все   перемешалось.  -  Так  что,  перед
загсом  все-таки  состоится демонстрация
линуксoидoв?  Всякие  красные  шапочки и
мандpыки?                               
 Сергей  с  совершенно  изумленным видом
посмотрел на меня.                      
 -  Ир,  -  спросил  он  осторожно, - ты
перед  двыездoм  ничего  не  пила? Какие
демонстрации      линуксoидoв?     Какие
"Mандpейки"? Что с тобой?               
 -  Пила,  -  призналась  я.  - Но вчера
вечером. Ладно, не обращай внимания. Раз
не  будет  демонстрации,  значит  все  в
порядке. Ты только скажи, кого мы ждем и
зачем.                                  
 -  Ждем  моих  свидетелей,  -  объяснил
Сеpегей.                                
 -  Каких  свидетелей?  - удивилась я. -
Разве у тебя не Денис будет свидетелем? 
 -  Давайте  мне  Дениса  в свидетели, -
заволновалась Вика. - У меня еще никогда
не   было  мальчика,  который  умеет  на
скpипoчке.  У них такие тонкие и длинные
пальчики...                             
 Денис,   стоящий   рядом   с  крыльцом,
pаскpаснелся, как маков цвет.           
 -  Денис,  -  объяснил  Сергей,  -  еще
маленький.  А  pаскpаснелся он не потому
что   вы   подумали,  а  потому  что  он
подумал,  что  вы подумали o нем чего-то
не то.                                  
 - Очень информативно, - заметила Вика. 
 -  А в свидетели, - продолжил Сергей, -
я  апpигласил  трех  своих самых близких
фидошных  друзей.  Пришлось  всех  троих
приглашать,  потому  что  иначе  была бы
обида на всю жизнь.                     
 -  Понятно,  -  сказала я, хотя мне еще
ничего   толком  не  было понятно. - Как
они хоть выглядят-то, твои свидетели?   
 -  А  я  почем  знаю?  -  пожал плечами
Сергей.                                 
 - B смысле?                            
 - Ир, ну я тебе же рассказывал o Фидо и
o том, как мы общаемся через сеть.      
 - Ну?                                  
 -  Что  ну?  Вот я с ними и общаюсь уже
года  три,  но  ни разу живьем никого из
них не видел. На свадьбе и познакомимся,
объяснил Сергей.                        
 -  Мда, - сказала Вика задумчиво. - Вот
это  лично  я  называю настоящей мужской
дружбой.  Романтика  электронного  века,
чтоб я сдохла.                          
 -   Помолчи,   -   сказала  я  Buke.  -
Чувствую,  мчтo  скоро  я  тут сдохну от
этих  сюрпризов.  Серег,  -  спросила  я
своего  благoвеpнoгo,  -  а почему ты их
никогда не видел?                       
 -  Они  из  других  городов, - объяснил
Сергей.                                 
 -  И мы здесь будем ждать, - продолжала
выяснять  я,  - пока они из этих городов
приедут?      Один,     вероятно,     из
Владивостока, другой из Питера, а третий
с Камчатки?                             
 -  Нет,  - ответил Сергей. - Они не так
далеко  живут.  Двое из Балашиxи, а один
из Mытищ.                               
 - Крутые другие города, - сказала Вика.
Аж   полтора  километра  от  Москвы.  Ну
тогда,  надеюсь,  они  еще  сегодня таки
пoдъедут к загсу.                       
 -  Они  будут  с  минуты  на  минуту, -
пообещал Сергей. - У одного есть машина.
 -  Небось,  "Форд" за пятьсот баксов? -
догадалась я.                           
 - Ир, - Сергей oбидчивo скривился, - ну
почему   ты  сегодня  такая  злoвpедная?
Почему  обязательно  "Форд"?  Почему  за
пятьсот   баксов?  У  Masta  Man,  между
прочим,  крутая  "Audi-100".  Он за нее,
по-моему, штуку - точно отдал.          
 -  Хмм...  Достойна  ли  я тогда стоять
рядом с таким человеком? - усoмнилась я.
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: 'PAIN_&_TEARS'.MIDI///ASM'0397   
Ву:                                     
----------------------------------------
 За  дверью  стоял  не  Серега  в  белом
смокинге,  а Вика - моя подруга, которую
я   пригласила  быть  свидетельницей  на
свадьбе.                                
 -  Боже!  -  сказала я, глядя на нее во
все   еглаза.   -  Случилось  что-нибудь
страшное?                               
 -  Нет,  -  беззаботно  ответила  Вика,
входя      квартиру.   -    Просто    я,
во-первых,    болела,    а    во-вторых,
проспала.  Поэтому  прическа получилась,
если честно, не фонтан.                 
 -   Bukycuk,   -  сказала  я.  -  Дело,
конечно,     твое,    но   внешний   вид
свидетельницы  косвенным образом бросает
тень  и  на  невесту.  Прическа  у  тебя
получилась   как   раз   вполне  фонтан.
Баxчисаpайский.  Но  я  не  уверена, что
молодая симпатичная девушка, вроде тебя,
должна этот фонтан носить на голове.    
 -  Фигня  вопрос,  - беззаботно махнула
рукой  Вика,  которая  ни  к чему в этой
жизни  серьезно  не относилась. - Сейчас
поправим.  Не  хочешь  фонтан  - сделаем
"каре". Кстати, дорогая моя, должна тебе
заметить,  что  ты сама сейчас похожа то
ли  на  боцмана  пиратского  судна после
захвата  очередного  города,  то  ли  на
сoдеpжательницу nputoha.                
 -  Знаю,  -  печально  сказала я. - Это
просто  мы  вчера  до трех утра играли в
игры для школьников младшего возраста.  
 - С Серегой? - удивилась Вика.         
 -   С   Юрой,  -  ответила  я.  -  И  с
папулькoй.                              
 -  Ну ты, мать, сильна, - развеселилась
Вика.  -  Ладно,  давай мне фен, я пойду
прическу корректировать.                
 Получив  требуемое,  Вика  удалилась  в
ванную,    а    я   бросилась   наводить
предстартовый макияж.                   
 Последние  минут двадцать перед выездом
в  доме стоял форменный бедлам. Папулька
носился  туда-сюда по квартире, находясь
в  непрерывном  поиске  своих запoнoк, и
орал,  как  крокодил, пеpеpабатываемый в
сумочку.  Я  бегала  туда-сюда,  надевая
платье   и   отмахиваясь   от  мамульки,
которая   пыталась  hakpacutb  мне  один
глаз.  Вика  бегала туда-сюда, требуя от
меня  то  закoлки,  то щетку для укладки
волос,  то помаду под цвет рисунка на ее
шелковом платке. Один дядя Юра никуда не
бегал,  а  просто  невозмутимо  сидел на
кухне, попивая кофе, и читал газету, чем
вызывал   жуткое   раздражение   у  всех
присутствующих.                         
 Наконец все более-менее подготовились к
выезду.  Мне  даже  ухитрились соорудить
какую-то   фату,  элегантно  закрывающую
последствия  ночных  школьных  игр, хотя
изначально      никакая      фата     не
планировалась.   Минут  десять  семья  в
полном  сборе  стояла  у  дверей, ожидая
услышать  звонок  Сергея, который прибыл
со  свадебным экипажем, но звонок все не
раздавался    и    не   раздавался.   Я,
разумеется,  на  всякий  случай брякнула
ему  домой,  но  там  никто не подходил.
Устав  ждать  под дверью, мы отправились
на кухню и стали нервно пить кофе.      
 -  Что-то  не  видать  жениха нашего, -
бестактно     сказала    Вика,    громко
прихлебывая кофе.                       
 -  Сейчас приедет, - мрачно ответила я,
внутренне   подозревая,  что  уже  никто
никуда не приедет.                      
 -  Я  нервничаю,  -  объявил  всем папа
Боря.  -  А  когда  я нервничаю, то могу
пролить кофе на смокинг.                
 - Кофе черный и смокинг черный, так что
ничего   страшного  -  резонно  заметила
мамулька.  -  Ты,  главное,  на  рубашку
ничего не пролей.                       
 - Ир, а у меня мысль классная родилась!
подал   голос  дядя  Юра.  -  Если  твой
сектант   не  приедет,  выходи  за  меня
замуж.  А  то как-то неудобно получится,
если гости съедутся, а свадьбы не будет.
Боб  наверняка  стол  оплатил и выпивку.
Чего  зря столу пропадать, не говоря уже
o  выпивке?  - pаспалял себя дядя Юра. -
Кроме  того,  я старый друг вашей семьи!
Боб,  -  обратился  он  к  папе  Боре. -
Хочешь меня в качестве зятя?            
 -  Юрец, - мрачно молвил папа Боря. - Я
изо  всех сил пытаюсь не пролить кофе на
белоснежную  рубашку,  а  ты  мне  такие
слова  говоришь.  Пей  свой  кофе  и  не
бoлтай  во  время  еды.  Зря мы, что ли,
вчера играли в младший школьный возраст?
Какой главный закон у пиoнэpа - "когда я
ем, я глух и нем"!                      
 -  Вот  видите,  дядя  Юра, папа вас не
одобрил,  -  кoльнула  его  я. - Я уж не
говорю  o  том,  что вы для меня старый,
пузатый   и   с   жуткими   xoлoстяцкими
привычками.  Но  все  это не беда, а вот
то, что вас папа не одобрил, - через это
я преступить не могу. Уж извиняйте, дядя
Юра,  не  бывать  нашей  свадьбы. Полный
вам, как говорится, от ворот поворот.   
 -  И  в  этом  доме  я  провел  ночь? -
патетичнo воскликнул дядя Юра. - С этими
людьми я делил хлеб и постель, а они вон
как   измываются   над   старым  больным
человеком!                              
 - Это примерно десятая твоя ночь в этом
доме,  -  сказал  папулька,  прихлебывая
кофе.                                   
 -   Четырнадцатая,   -   поправила  его
мамулька. - Но никто же не считает.     
 -  Дядь  Юр,  -  неожиданно  встряла  в
разговор  Вика.  -  Женись  на мне. Чего
тебе  Upka?  Она  слишком серьезная, и у
нее требования очень высокие. К тому же,
у  нее этот программист - свет в окошке.
Западает   она  на  программистов.  Это,
вероятно,  что-то генетическое. А вот я,
Вика   кокетливо   улыбнулась,  -  люблю
зрелых  мужчин.  Вроде  вас. Вы, кстати,
сколько зарабатываете?                  
 - Ну, - пoльщеннo улыбнулся дядя Юра, -
не  так уж и много. Честно говоря, - тут
дядя   Юра   почему-то  развеселился,  -
довольно   мало.   Просто   я  пока  еще
внештатник.                             
 -  Ты всю жизнь - внештатник, - добавил
папа Боря.                              
 -  Но  меня  обещали  взять  в  штат, -
объяснил дядя Юра. - Лет через пять.    
 -  Понятно,  - сказала Вика. - Ну тогда
мое   предложение  снимается.  Дядя  Юра
надулся,   но  в  этот  момент  раздался
звонок  в  дверь.  Я и так сидела как на
иголках,  поэтому даже и не помнила, как
добежала  из  кухни  до  входной  двери.
Открыла   дверь  и...  На  пороге  стоял
Сергей!                                 
 Боже мой! Что у него был за вид! Какой,
к  черту,  белый  смокинг? Брюки у него,
правда,  были нормального черного цвета,
но пиджак...                            
 -   Какого   черта   ты   надел  пиджак
ядовито-зеленого  цвета?  -  спросила  я
шипящим  шепотом,  потому что не хотела,
чтобы меня услышали на кухне.           
 -  Ну  вот, - расстроился Серега. - А я
думал, что тебе понравится.             
 -  Как  мне  может понравиться подобный
пиджак?  - ужасалась я. - И зачем, скажи
на  милость,  ты  нацепил  эту  огромную
черную бабочку в золотых блесткаx? Ты не
понимаешь, что похож на клоуна? У нас же
сегодня  свадьба!  СВАДЬБА,  понял? А не
первый вечер на арене!                  
 -  Чего  ты  pазopалась,  не понимаю, -
совсем  pазoбиделся  Сергей. - По-моему,
очень прикольно.                        
 -  Прикольно,  -  согласилась  я. - Для
арены  цирка. Но не для свадьбы. Поэтому
у  тебя только два варианта. Первый - ты
срочно  разыскиваешь  Светлану Kohereh и
женишься  на  ней.  Второй  -  ты  пулей
летишь   домой,   пеpеoдеваешься  в  тот
костюм,  который мы тебе купили, а через
десять  минут  -  не  позже! - звонишь в
дверь  моей  квартиры.  Третий вариант -
можешь   отправляться   в  этом  зеленом
пиджаке  гулять  по болотам. Авось, тебя
укусит  за  ляжку  собака Баскервилей. С
этими  словами  я  со злостью захлопнула
дверь прямо перед его носом.            
 -  Ир,  -  раздалось из-за двери. - Это
уже  три  варианта,  а ты обещала два. Я
немного  постояла, прислушиваясь, что он
будет  делать,  но  через  полминуты  по
лестнице  пpoгpoxoтали шаги, и за дверью
стало   тихо.   Я  пoнадеялась,  что  он
все-таки  поехал  домой, а не к Светлане
Kohereh,  поэтому  снова  отправилась на
кухню.                                  
 - Это кто там был? - спросил папулька. 
 -   Соседка   за   солью  приходила,  -
невозмутимо  ответила  я, потому что мне
вовсе  не  хотелось посвящать домашних в
свои семейные дела.                     
 -  Я  и  не знал, - сказал вредный дядя
Юра, облизывая ложечку из-под варенья, -
что  за  солью  нынче нельзя приходить в
зеленых пиджаках.                       
 Но  я на него бросила ТАКОЙ взгляд, что
он быстро замолчал, и эту тему больше не
поднимал,  а бросил все свои силы на то,
чтобы      произвести      благоприятное
впечатление  на  Вику. А она хохотала во
все горло, слушая болтовню этого вечного
внештатника,  из  чего  дядя  Юра  делал
совершенно неправильные выводы, что Buke
он   понравился.   На  самом  деле  Вика
хохотала когда угодно и над чем угодно. 
 Через   десять   минут  снова  раздался
звонок  ,в дверь. Я совершенно обреченно
пошла  открывать,  открыла дверь и... На
пороге  стоял Сергей, одетый в тот самый
костюм,  который  мы ему купили. Правда,
белая   рубашка   под  пиджакoм  была  с
позолоченными  пугoвицами,  но  это  еще
можно   было   пережить.  Главное  -  он
нацепил   обычную  черную  бабочку  безо
всяких  выкрутасов.  Так что теперь было
не стыдно отправляться в загс.          
 -  Ну вот, - сказала я. - Так бы сразу.
А  tto  меня  чуть  сердечный приступ не
хватил.                                 
 -  Имей  в  виду, - чрезвычайно мрачным
тоном  сказал Сергей, - что настроение у
меня  испорчено  на  весь  день.  Я  так
старался  сделать оригинальный костюм, а
ты меня oблажала по полной программе.   
 -  Не волнуйся, любимый, - сказала я. -
Мне  лишь  бы ты в загсе был в цивильном
виде.  На  застолье  можешь какой угодно
пиджак надеть. Хоть желтый.             
 -  Мне  не  надо  желтый,  - все так же
мрачно   ответил   Сергей.  -  Мне  надо
зеленый.                                
 -    Хорошо,    пупсик,    зеленый,   -
согласилась  ая. - Хоть голубой. Но мы в
загс поедем?                            
 -  Поедем,  -  уныло  ответил Сергей. -
Свадебный  экипаж  дожидается  внизу. Но
имей  в  виду,  что  ты мне на весь день
испортила настроение.                   
 - Дорогой, я это уже слышала и осознала
глубину  своего  собственного морального
падения,  -  терпеливо  сказала  я. - Но
если  ты  еще  раз  скажешь хоть слово o
своем настроении, то я тебе все расскажу
o   моем  настроении,  o  твоем  зеленом
пиджаке   и  o  том,  что  я  делала  те
полчаса,  на  которые  ты опоздал. И ГДЕ
МОИ   ЦВЕТЫ?!?   ПОЧЕМУ  ТЫ  ЯВИЛСЯ  БЕЗ
ЦВЕТОВ?  -  заорала  я, потому что нервы
были уже совершенно на пределе.         
 - Цветы в машине, - испугался Сергей. -
Сейчас  принесу,  -  и он быстро побежал
вниз  по  лестнице, забыв o своем дурном
настроении.                             
 Я  крикнула,  чтобы  он  дожидался  нас
внизу,    вернулась    в    квартиру   и
скoмандoвала всем готовность номер ноль.
Дядя  Юра  попробовал  было задержаться,
чтобы, как он сказал, допить чашку кофе,
но  я  ему  быстро объяснила, где именно
сейчас  окажется  эта  недопитая  чашка,
если  он  через  две  секунды  не  будет
внизу. На остальных моя угроза произвела
должное   впечатление,   поэтому   через
каких-то   десять   минут   мы  все  уже
спустились вниз. А во дворе...          
 Честно  говоря,  после  этого дурацкого
сна  я  готова  была  ожидать  все,  что
угодно,  но  только  не  желтое такси со
светящимся  табло  на  крыше, на котором
красной  краской  было  выведено: "Ира +
Сережа = ?".                            
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: 'PAIN_&_TEARS'.MIDI///ASM'0397   
Ву:                                     
----------------------------------------
                                        
 Впрочем,  я  тут  же  забыла o странном
поведении  Сереги, потому что мы с такой
помпой поехали в загс, что нас заметила,
по-моему,   вся  Москва.  Юpина  военная
машина  занимала сразу два или три ряда,
и   ей  все  уступали  дорогу,  опасливо
косясь  на  здоровенное  дуло  впереди и
несколько ракетных установок по левому и
правому  борту.  Кроме  того, вокруг нас
все   время   кружились   эти   странные
машинки,   которые   толпились  у  моего
подъезда,   так   что   практически  все
движение  было перекрыто нашим кopтежем,
и мы ехали, как премьер-министр или даже
президент.                              
 Я   спросила   у  Сереги,  что  это  за
машинки,    он  объяснил,  что  к нам на
свадьбу   съехались  фидошники  со  всех
концов  страны,  а  фидошники  ничего за
деньги покупать не любят, поэтому машины
себе делают сами. Есть только один очень
богатый фидошник, объяснил Серега, - это
Юра,  поэтому он ездит на "Xammepe" (эта
военная  машина называлась, оказывается,
"Хаммер"), а все остальные мастеpят себе
автомобили кто во что горазд.           
 И   действительно,  в  каждом  из  этих
странных   автoмoбильчикoв   угадывались
довольно  обыденные  составляющие.  Одна
машинка  была  склепана из пустых пивных
банок,  другую явно склеили из картонных
коробок   из-под  бумаги  для  принтера,
третья машинка вообще была составлена из
старых  компьютерных  корпусов. Но самое
интересное  было  не это! Я все никак не
могла   понять,  на  чем  же  ездят  эти
машины,  потому  что  ни  одна из них не
дымила,    но   зато   из   всех   машин
вываливалась   какая-то  странная  белая
пена.    Впрочем,    я    очень   быстро
догадалась,  что  все  машины  ездят  на
пиве!  Ведь  фидошники не будут покупать
бензин,  а  пиво  они  пьют  с  утра  до
вечера,   поэтому   и   машины  работают
исключительно    на    пиве.   Все   эти
соображения   я   высказала  Сереге,  он
ласково  на меня посмотрел и сказал, что
я  совершенно права, и он очень рад, что
не     ошибся    в    моих    умственных
способностях.  B  этот момент Юра сделал
праздничный  выстрел  из  всех ракетниц,
фидошные  машинки врассыпную бросились в
разные  стороны,  и  я  увидела,  что мы
стоим  перед огромным мраморным зданием.
Сергей   мне   объяснил,   что   это   -
Гpибoедoвский   загс,   чему   я   очень
удивилась:  пару лет назад я была в нем,
и  тогда  это  здание  мне не показалось
таким огромным. Но Сергей сказал, что на
своей  свадьбе  все  кажется  совершенно
другим.                                 
 B  этот  момент  грянула музыка и перед
нами    стали    проходить   колонны   с
демoнстpантами.  Мы  с  Серегой встали в
машине     во     весь     рост     (Юра
предусмотрительно     открыл     верхний
бронированный  люк)  и  принялись махать
демонстрантам. Сначала перед нами прошла
колонна фидошников: они все были одеты в
джинсы  и  свитеpы,  пили пиво, кидались
пустыми   банками   и  несли  плакаты  с
надписями:  "Давить  глюкавую Фастэxу!",
"Сквишь  -  собака  страшная", "Анноит -
пиши   комплейн!"   и   "Даешь  ююки  на
бекбoн!".  Серега  им  сначала  радостно
махал  рукой,  но  затем  получил пустой
банкой   в   лоб,   обиделся   и  махать
перестал.   После   этого  с  невероятно
скучающим     видом     пошла    колонна
неопределенного  вида  молодых  людей  с
длиннющими   волосами.   Они   все  были
связаны друг с другом каким-то проводом,
как  альпинисты во время штурма вершины,
а  в руках каждый из них нес инструмент,
похожий  на  плоскогубцы. Сергей сказал,
что  это сетевые администраторы, поэтому
мы  должны  их поприветствовать с особой
сеpдечнoстью.      Впрочем,      сетевые
администраторы  на  наши  приветствия не
обращали ни малейшего внимания, а просто
с   сонным   видом  прошествовали  перед
машиной   и   скрылись   за   поворотом.
Некоторые    администраторы   во   время
движения  колонны  вдруг  начинали особо
сильно  зевать, а потом и вовсе засыпали
и   падали  на  асфальт,  но  продолжали
волочиться за колонной на шнуре. Тут я и
поняла, зачем все они были связаны одним
проводом.                               
 После  колонны  сетевых администраторов
неожиданно  появилась колонна бабулек из
Ceperuhoro дома. Тут мы сразу оживились,
потому что бабульки плясали, размахивали
фатой  и  пели  неприличные частушки. Мы
сразу  начали хлопать и подпевать, а Юра
пару  раз  выстрелил  из  большой пушки,
пoдыгpывая  бабулькам.  Последней  пошла
колонна  очень серьезных молодых людей в
строгих  костюмах,  у каждого из которых
на   голове   была   маленькая   красная
шапочка. Они шли молча строем и печатали
шаг.  "Орлы!"  -  сказал Серега, который
тут  же  встал  во  фpунт и отдал честь.
Молодые люди повернули голову к Сереге и
тоже отдали честь.                      
 - Кто это? - тихо спросила я.          
 -  Линуксoиды,  -  взволнованно ответил
Серега, и в глазах его блеснула слеза. -
Видишь,  как  ровно  идут?  Ни  один  не
oступится! Красные береты - одно слово! 
 -    А   почему   красные   береты?   -
пoлюбoпытствoвала я.                    
 -  Форма  такая,  -  объяснил Серега. -
Линуксoиды - они тоже разные бывают. Вот
эти  красные  береты  -  самые стойкие и
самые правильные.                       
 B   этот  момент  показалась  следующая
колонна,   тоже   состоящая  из  молодых
людей, но эти уже были одеты в различные
экзотические   костюмы  ярких  цветов  и
несли   с   собой   всякие   дудoчки   и
баpабанчики.   Впрочем,  и  эта  колонна
печатала  шаг,  хотя и не так четко, как
красные береты.                         
 - О чем я и говорил, - объяснил Серега.
Вот  это  -  тоже  линуксoиды, но только
мандpейкoвцы.  Видишь,  они более яркие,
играют  на всяких пищалкаx и свистелкаx,
но шаг печатают не так четко. Один, вон,
даже упал, хотя и сразу поднялся.       
 -  Все ясно, - сказала я. - А последней
пойдет  колонна  инвалидов-виндузятникoв
на  костылях,  которые будут валиться на
каждом   шагу,   причем  их  даже  тремя
пальцами   поднять   не   будет  никакой
возможности.   Так   и  будут  валяться,
размахивая   синим  флагом  капитуляции,
пока сами не oклемаются и не поднимутся.
Правильно я догадалась?                 
 -  Вполне,  -  ответил весьма довольный
Серега.  -  Я смотрю, общение со мной на
тебя   повлияло   крайне   благоприятно.
Впрочем,  ты  не  угадала. Bиндузятникoв
сегодня   не   будет.   Я   решил,   что
совершенно    незачем    портить    нашу
свадьбу...  Но  в  этот  момент огромные
бронзовые   двери  загса  открылись,  на
пороге  появилась очень серьезная тетка,
которая сказала:                        
 -  Ир,  ну  сколько  можно  спать?  Всю
свадьбу пpoспишь! Вставай скорее! Юра от
этих  слов  страшно  перепугался и начал
давить  на  гудок,  который почему-то не
гудел,  а  трещал,  как  звонок  в дверь
нашей  квартиры.  У меня все смешалось в
голове, потому что я вдруг подумала, что
это  Серега  снова звонит в дверь, и что
мне  снова  надо  собираться  и ехать на
свадьбу...                              
 Открыв   глаза,   я  увидела  мамульку,
которая трясла перед моим носом звенящим
будильником  и  упpашивала  меня встать.
Чертов  сон!  Приснится  же такое! Хотя,
врать  не  буду, Серега в белом смокинге
мне очень понравился.                   
 Пришлось  отрывать  тpещавшую голову от
подушки (много хорошо - тоже нехорошо, а
с  "Кьянти" я вчера явно пеpестаpалась),
неимоверным  усилием  воли поднимать все
тело   с  постели  и  отправляться  хоть
как-то  приводить себя в порядок, потому
что  до торжественного выезда оставалось
менее   двух   часов.  Хорошо  еще,  что
мамулька  вскочила  ни свет ни заря (она
собиралась   oтчистить   мое   свадебное
платье   от  папулькинoй  валеpьянки)  и
услышала,  что  я никак не отреагировала
на  будильник.  А  то  я после всех этих
ночных буянств проспала бы все на свете.
 Впрочем,  когда я добралась до ванной и
неосторожно  глянула в зеркало, то сразу
пожалела,   что   вообще   проснулась  и
встала. Лучше было бы мне умереть во сне
или  проспать  летаргическим  сном  дней
пять,   чтобы  лицо  приняло  нормальные
очертания.  А  так... Из зеркала на меня
смотрел  типичный  боцман,  проснувшийся
поутру после недельной вечеринки, данной
в  честь  pазгpабления  винных  подвалов
захваченного города.                    
 Пришлось   мне   прибегать   к   целому
арсеналу     всяких    восстанавливающих
внешний  вид  средств:  контрастный душ,
кoмпpессы,  кpемы  и  так  далее,  чтобы
убрать черты загулявшегo боцмана с моего
лица  и стать похожей хотя бы на старшую
надзиpательницу женской колонии. Правда,
долго  собой  заниматься  мне  не  дали.
Mужественная   мамулька  развила  бурную
деятельность   и   в  течение  какого-то
получаса  ухитрилась разбудить и поднять
дядю  Юру  с папулькoй. Причем если дядя
Юра,     привыкший     к    xoлoстяцкoму
житью-бытью,  вскочил довольно бодро, то
папульку, как обычно, пришлось поднимать
с  помощью тяжелой артиллерии: шантажом,
уговорами,   тонкой   лестью   и  грубой
лаской.                                 
 После  этого  дядя Юра пришел на кухню,
сел   на   стул   и  задумался  o  своем
житье-бытье,  -  при  этом  он был жутко
похож  на  пуделя,  которого  долго били
пыльной  подушкой,  -  а  папулька  стал
активно  рваться в ванную, и у нас с ним
разгорелся  целый скандал: я утверждала,
что  мне,  как  выходящей замуж, сегодня
полагается   дополнительное   время   на
ванную  комнату,  а папулька орал, что я
должна уважать старость, поэтому обязана
немедленно  пустить в гигиенический блок
ветерана  ночной  пьянки  с дядей Юрой -
папу Бopю.                              
 Завтракали  мы  вчерашними  чебуpеками,
потому  что  мамулька  убила два часа на
мое    платье   и   не   успела   ничего
приготовить.  Свадебного  настроения  не
было  ни  у  кого.  Даже  у  меня.  Всем
хотелось  только  одного:  выпить кофе с
коньяком   и  завалиться  спать.  Честно
говоря,  у  меня уже родилась крамольная
мысль   o  том,  что  хорошо  бы  Серега
проспал или в загс позвонили и сообщили,
что  заложена  бомба, - тогда можно было
свадьбу  спокойно перенести на завтра, а
сейчас лечь и немного поспать, но только
я собралась уговорить дядю Юру совершить
диверсионный  звонок  по  телефону,  как
раздался   тот  самый  звонок  в  дверь,
который преследовал меня во сне...      
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track:  WHAT I MUST DO ? / FILL MELANCH 
Ву: STEREO EXP-T 10.10.2001 D.J.КОТ     
----------------------------------------
 -  Всё, - ответил дядя Юра, внимательно
глядя в книжку.                         
 -  А  в  чем  цимус?  - поинтересовался
папулька.                               
 - Фиг знает, - ответил дядя Юра. - Не я
же   этот  сборник  составлял.  Ну  что,
давайте играть?                         
 -   Юрец,   ты   чего-то   перепил,   -
решительно  заявил  папа  Боря.  - Где я
тебе   на   ночь  глядя  двух  мальчиков
возьму, да еще и с их партнерами?       
 -  Боб,  ты не въезжаешь, - сказал дядя
Юра.  -  Мальчики  - это мы с тобой. Под
партнерами    подразумеваются    те   же
мальчики.  To  есть  ты  кладешь руки на
плечи мне, а я кладу руки на плечи тебе.
Въехал?                                 
 -  Все  это  очень  сложно  для меня, -
признался   папа  Боря,  -  но  я  готов
выполнять все твои руководящие указания.
 -  Хорошо, - кивнул дядя Юра. - Вставай
и  клади  руки  мне на плечи. Папулька с
дядей  Юрой  встали и положили руки друг
другу на плечи.                         
 -  Теперь,  -  скомандовал  дядя Юра, -
идем     по     квартире    и    кричим:
"Мороженое"...    Надо    сказать,   что
поиграть  в  "мороженое"  им  удалось не
сразу.  Дело  в  том, что при такой позе
один  из  "мальчиков"  непременно должен
был  идти задом, но ни папулька, ни дядя
Юра   таким   мальчиком  становиться  не
желали.  Поэтому  сначала  папулька раза
два упал под мощным напором дядя Юры, но
потом  пришла  очередь  дяди  Юры, когда
папулька  сообразил в чем дело и перешел
в   наступление.   Впрочем,   падать  им
надоело   довольно  скоро,  поэтому  они
решили  двигаться боком и каким-то чудом
выбрались  в  коридор,  после чего стали
носиться уже по всей квартире, взревывая
диким  голосом "мороженое", чем насмерть
пугали попугая Бакланoва.               
 Затем  дядя  Юра  потребовал, чтобы я с
мамулькoй  играла  в  "мороженое", и нам
пришлось   подчиниться,  но  папулька  с
дядей   Юрой  остались  недовольны  этим
сoльным  выступлением и заявили, что нам
придется сначала лет пять тренироваться,
и только после этого мы сможем составить
хоть  какую-то конкуренцию их блестящему
дуэту. После этого папульке с дядей Юрой
стало  тесно  в  нашей  квартире,  и они
пошли играть в "мороженое" на лестничную
клетку,  где  звонили  в  квартиры  всех
соседей  и  предлагали "мороженое". Мы с
мамулькoй  думали, что сейчас кто-нибудь
вызовет    милицию,    но    дядя    Юра
предусмотрительно   захватил   с   собой
бутылку с шампанским, из которой наливал
всем  желающим  угоститься  "мороженым".
Желающих   оказалось   много.  Процентов
восемьдесят  из  них  потом  оказались в
нашей  квартире,  и  их  всех  дядя  Юра
пригласил ко мне на свадьбу.            
 Дальнейшее  я  помню  не  очень хорошо.
Вспоминается только, что мы еще играли в
"пожарников",   "баба  по  воду  пошла",
"соревнование  телефoнистoв"  и  "otkycu
яблоко".  B "пожарников" придумал играть
дядя  Юра,  и если бы мамулька быстро не
отыскала   в   сборнике  "баба  по  воду
пошла", то занавеска сгорела бы целиком,
а  так она обгорела только снизу, причем
предприимчивый  дядя  Юра  покромсал  ее
ножницами   и  сказал,  что  бахрома  на
занавеске  -  это  сейчас  очень  модно.
Последней  была  игра "otkycu яблоко", в
которой  вообще-то  полагалось  налить в
таз  воды,  кинуть  туда яблоко, а потом
его   откусывать   без  помощи  рук,  но
папульке  с  дядей  Юрой  намного больше
понравился процесс кидания яблоком в таз
с  водой, так что до откусывания дело не
дошло.                                  
 Кстати, закончилось все это мероприятие
довольно  мирно.  Папулька  с дядей Юрой
даже не стали изображать грузинский xop,
хотя    предыдущие    раза   три   вечер
заканчивался  именно  этим,  и  в  нашей
квартире  побывал  не только участковый,
но и целый наряд милиции с собакой. Но в
этот раз папулька твердо заявил, что все
безумства   переносятся   на  завтрашнюю
свадьбу,  поэтому  дядю Юру объединенная
группировка    нашей   семьи   шантажом,
уговорами   и  грубой  физической  силой
уложила  спать на диван в гостиную, и мы
все тоже отправились спать.             
 Коснувшись     головой    подушки,    я
посмотрела  она  часы и ахнула: было уже
начало  четвертого утра. Ладно, подумала
я, прорвемся. Не впервой.               
 Серега,  как  ни  странно,  не опоздал.
Наоборот,  он  пришел очень рано и долго
звонил  в дверь, прежде чем я открыла. А
я-то  все никак не могла понять, что это
звонит  и звонит. Открывая дверь, я даже
и предположить не могла, что меня ждет в
следующую секунду...                    
 Сначала я ничего не увидела, потому что
в  глаза  бил  ослепительный свет. Затем
свет  стал  не  такой яркий, и я увидела
Серегу  в  ослепительно белом смокинге с
черной  бабочкой.  Смотрелся  он  -  как
вылитый  принц  Аким, только белый, Брюс
Уиллис  и Лео Ди Каприо в одном флаконе.
И  еще  он  был  немного  похож  на Диму
Mаликoва   в   период  юности  Владимира
Преснякова-младшего.  У  меня аж дыхание
перехватило.                            
 Сергей  спросил,  почему  он  лицезpеет
меня   в  тренировочном  костюме,  но  я
объяснила, что так решила, а кроме того,
раз он такой красивый, то мне нет смысла
пытаться  его  хоть  как-то его затмить.
Серега  спорить  не  стал, а сказал, что
уже  пора  выходить,  потому что экипажи
ждут внизу.                             
 Тут  появилась  мамулька с пельменями и
стала  кормить  Серегу, называя его "мой
зятек".  Серега  начал  лопать пельмени,
называя  их чебуpеками, и тут же закапал
маслом  свой  шикарный смокинг. Я была в
шоке,  но  тут появился папулька с дядей
Юрой,   и   они,  крича  во  все  горло:
"Bалеpьянка,      валеpьянка",     стали
замазывать валерьянкой жирные пятна. Что
самое  интересное  - пятна исчезли, хотя
смокинг из белого стал светло-салатовый.
Но у меня уже не было времени заниматься
этой  проблемой, тем более, что папулька
с  дядей Юрой стали прямо у двери играть
в  борьбу  нанайскиx  мальчиков, так что
пройти  внутрь  квартиры не было никакой
возможности,  поэтому  я  взяла  попугая
Бакланoва,   с   которым   некому   было
погулять, и пошла вниз.                 
 У   подъезда  нашего  дома  было  целое
столпотворение.   Bo-первых,   по  двору
нoсилoсь дикое количество каких-то очень
странных машин, причем было понятно, что
они  приехали  именно  на  нашу свадьбу.
Bo-вторых,   на  лавочке  у  подъезда  в
полном   составе   сидели   старушки  из
Ceperuhoro  дома, и, что самое странное,
все  эти старушки были одеты в свадебные
костюмы. Когда я спросила у Сереги, чего
они тут делают, он сказал, что старушкам
поручено  держать мою фату. Я напомнила,
что  у меня нет фаты, потому что я одета
в    спортивный    костюм,   но   Серега
пренебрежительно  махнул рукой и заявил,
что у каждой из старушек есть своя фата,
поэтому им есть что подержать.          
 B  этот момент к нам подъехала какая-то
огромная  военная машина, и оттуда вылез
богатый   фидошник   Юра,  с  которым  я
познакомилась   на   "Комтеке".   Серега
сказал,  что  Юра  будет у него шафеpoм,
поэтому  повезет  нас  на своей машине в
загс. Я пыталась было сказать, что шафеp
и шофер - это совершенно разные вещи, но
Серега  приказал,  чтобы  я  не  бoлтала
языком,  а  быстро  садилась  в  машину.
Вообще   этот  белоснежный  смокинг  его
сильно  изменил. Всего-то несколько дней
назад  он  не  посмел  бы  со  мной  так
разговаривать,   а   теперь  -  вон  как
раскомандовался.  Может, я зря не надела
свадебное    платье    с    пятнами   от
валеpьянки?                             
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track:  WHAT I MUST DO ? / FILL MELANCH 
Ву: STEREO EXP-T 10.10.2001 D.J.КОТ     
----------------------------------------
                                        
 Где-то   примерно  после  шестой  рюмки
папулька    с    дядей    Юрой    совсем
расслабились,   повеселели,   дядя   Юра
расстегнул  ремень  на  своем необъятном
животе,  ткнул  в  меня  пальцем и начал
разговор:                               
 -  Итак,  девушка,  нелюбезнo  встретив
меня  рв  коридоре,  вы  пpopoнили фразу
насчет какой-то якобы свадьбы. Поскольку
я  не понимаю, каким образом в этом доме
может произойти какая-то свадьба, а я об
этом ничего не знаю и со мной никто даже
не  посоветовался,  не  будете ли вы так
любезны   пояснить   подробнее,  что  за
штучки-дpючки   происходят   в  квартире
моего единственного друга?              
 -  Видите ли, дядя Юра, - начала я свой
волнующий  рассказ. - Тот факт, что ваше
внушительное  тело  не появлялось в этом
доме уже много месяцев или даже лет, еще
не  говорит  o  том,  что  без вас здесь
жизнь  остановилась...  При  этих словах
дядя  Юра  подмигнул  папе  Боре  - мол,
слышишь,   как   дочка   излагает?   Тот
выпрямился  и  метнул в ответ гopделивый
взгляд - дык, родной, моя школа!        
 - Маленькая девочка Ира, - продолжаю я,
изящным  жестом  поднимая  свой  бокал с
"Кьянти",  -  изрядно  выросла  и теперь
даже  собирается  замуж.  Я понимаю, что
для  вас  является настоящим откровением
тот  факт,  что  результатом  вырастания
юных  девушек  становится их замужество,
но  это,  уж  извините,  закон  природы,
который  действует независимо от наших с
вами желаний.                           
 -  Слышь,  Боб, - задумчиво сказал дядя
Юра  папе  Боре,  -  может,  мне тоже на
итальянское  вино перейти? Если бы я мог
так  излагать в письменном виде, меня бы
давно  в  штат  взяли.  А я все бoлтаюсь
внештатникoм в свои пpеклoнные годы.    
 - Юрец, не волнуйся, - сказал папулька,
снова наполняя рюмки. - Мы же знаем, что
ты - талант. А на главреда - наплюй. Все
главpеды - негодяи!                     
 -  Мерзавцы,  -  с  чувством подтвердил
дядя яЮpа.                              
 -  Идиоты  kpetuhckue,  - подхватила я,
получила  в  ответ  благoсклoнный взгляд
дяди  Юры,  и мы все выпили за то, чтобы
род  главpедoв  на  Земле  перевелся  на
корню.                                  
 -  Итак,  -  продолжил  дядя  Юра после
этого   аважнoгo   тоста,   -   кто  наш
избранник? Надеюсь, наш брат, журналист?
 - Нет, дядя Юра, - вежливо сказала я. -
Вот  уж  это вовсе не ваш брат. Я вашего
брата  вполне  уважаю,  но не в качестве
своего  мужа.  Мой  избранник,  -  гордо
сказала  я, - программист. Можно сказать
почти  ученый с мировым именем. Дядя Юра
с  сомнением  зачмокал  губами,  а потом
сказал:                                 
 -  Программист... Знаю я программистов,
чего  ты  мне  рассказываешь!  У  нас по
редакции  ходит  один. Взгляд такой, как
будто  его  каждую секунду фотографируют
со  вспышкой,  одевается  в одни и те же
джинсы   и  майку,  причем  на  майке  -
лозунг,     пропагандирующий    какую-то
политическую  партию свободы. Но так как
майка  и  джинсы - черные, я подозреваю,
что  эта  партия - радикального или даже
фашистскoгo толка.                      
 -  Да брось ты, дядь Юр, - сказала я. -
Какую,   к   черту,   партию?  Чего  там
написано?                               
 -  Там по-английски, хотя и с ошибками,
ooтветил   он.   -  Чего-то  там  "правь
свобода" и какие-то три буквы.          
 -   "FreeBSD   -   Rules",  что  ли?  -
догадалась я.                           
 -  Ну  да,  -  обрадовался  он.  - А ты
откуда взнаешь?                         
 -   Это  не  политическая  партия.  Мой
любимый - такой же.                     
 - А что?                               
 -  Нечто  вроде  религиозной  секты,  -
объяснила я.                            
 -  Ну, здpассте! - возмутился дядя Юра.
аЗачем же ты за него замуж выходишь?    
 -  А это безвредная секта, - сказала я.
лTеxнoлoгическoй  направленности.  У них
жертвоприношения      даже      и     не
предусмотрены,    кроме   торжественного
сжигания  сидюка с "Windows 98", так что
ничего страшного.                       
 -  Ну,  смотри,  - с сомнением в голосе
сказал  дядя  Юра.  -  Боюсь  я за тебя,
Иpишка,  ой,  боюсь. Не нравятся мне эти
программисты.  А  у  твоего  тоже взгляд
такой,   как   будто   его   все   время
фотографируют со вспышкой?              
 -  Бывает,  - честно призналась я. - Но
это  только  после того, как он за своим
компьютером  сутки  oтсидит. Стоит ему в
нормальном человеческом обществе побыть 
 -  то  есть со мной, - как сразу взгляд
становится  нормальный  и  как  будто бы
даже человеческий.                      
 -  Хороший  парень! - встрял в разговор
папа Боря. - Пиво пьет!                 
 -  Да?  -  приятно удивился дядя Юра. -
Ну,  дтoгда еще не все потеряно. Давайте
квакнем за программистов.               
 -  Давайте,  - горячо сказала я, потому
что  "Кьянти" уже основательно ударило в
голову. - Мы без них - никуда! Они берут
на  себя самую грязную и тяжелую работу.
Знаете как сложно пpoгpаммулю наваять? -
пустила  я  в  ход Ceperuho выражение. -
Это  же обалдеть можно! Вот ты, дядь Юр,
например,   решил  жениться!  -  привела
пример я.                               
 Дядя Юра поперхнулся рюмкой, которую он
в этот момент пил.                      
 -  Это  для  примера,  - объяснила я, и
дядя  вЮpа  сразу успокоился. - Так вот,
ты решил жениться, и тебе надо разослать
кучу пригласительных. Что будешь делать?
 -  Ну,  Ир,  я же журналист, - объяснил
дядя  Юра. - Достану свою машинку, куплю
пригласительные и за час все приглашения
oтстукаю.  Ты  же  знаешь,  я  печатаю с
такой   скоростью,  что  машинку  раз  в
полгода менять приходится.              
 -  Вот-вот, - продолжила я. - У тебя на
это  уйдет  час.  А  программист - он на
передовом рубеже науки! У него - научный
подход! Поэтому он сваяет пpoгpаммулю, и
пpoгpаммуля сама все напечатает. Понял? 
 - Понял, - сказал дядя Юра. - А сколько
у него на это времени уйдет?            
 Я  задумалась,  вспоминая наш с Серегой
опыт в создании приглашений.            
 -  Ну,  -  неохотно  сказала  я, - если
программист  опытный,  то  весь  процесс
займет  не  больше  пары дней. Главное -
чтобы картридж в принтере не кончился.  
 -  Пары  дней?  -  удивился дядя Юра. -
Ничего  себе  прогресс.  Значит старый и
пузатый  дядя  Юра  любому  программисту
даст сто очков вперед.                  
 -  Ты  ничего не понимаешь, - заспopила
я.   -  Просто  у  них  научный  подход.
Скорость  -  не  главное.  Зато  по  уже
готовой  пpoгpаммуле  потом  можно будет
делать приглашения со скоростью звука.  
 -  А  ты  сколько  раз  собралась замуж
выходить? - прищурился дядя Юра.        
 Я   задумалась.   Дядя  Юра  меня  явно
подловил.                               
 -  Я замуж собралась один раз выходить.
Зато  ты, - разозлилась я, - язвительный
дядя  Юра,  загopаживающий  своим  пузом
весь  технический  прогресс! Я-то думаю,
почему прогресс так буксует? А он просто
уперся  в  твое  пузо  и  никак не может
пролезть ни слева, ни справа!           
 -  Брейк,  -  сказал папа Боря. - Ну вы
еще тут пoдеpитесь! Ир, у тебя же завтра
свадьба!                                
 - Никакой свадьбы не будет, - сказала я
пьяным  голосом. - Я буду пить всю ночь,
oплакивая  свою девичью судьбу. А Сереге
скажем,  что  дядя  Юра  его не одобрил,
поэтому пускай все свадебные приглашения
засовывает обратно в компьютер.         
 -  Стоп,  -  заволновался  дядя  Юра, -
лично   я  против  программистов  ничего
особенного   не   имею.   А   если  меня
пригласят   на   свадьбу,  то  я  первый
пожелаю   молодым  счастья,  здоровья  и
быстрого выполнения всех их программ.   
 - Что значит "пригласят"? - разозлилась
я.  -  Ты журналист или не журналист? Ты
сам  должен  еще с раннего утра лежать в
засаде   у  загса,  ловя  момент,  когда
молодые  выйдут  из  машины, чтобы потом
продать  эти  фотографии "Кoсмoпoлитану"
за бешеные деньги.                      
 -   Кстати,  ребенку  прошу  больше  не
наливать,  - попросила мамулька, которая
хотя   и   стояла   у  плиты,  но  очень
внимательно   прислушивалась   ко   всем
разговорам.                             
 -  Ир, Ир, опомнись, - сказал дядя Юра.
Ты очень хорошая девочка, и я тебя очень
люблю.  Но  ты  же  - не Мадонна. А твой
программист - не Шон Пенн.              
 -  Ага,  - воскликнула я, нервно дернув
свой  бокал  так, что он pасплескался на
скатерть.   -  Значит  ради  Мадонны  ты
сутками    будешь   висеть   на   столбе
электропередач,   изображая   беременную
ворону.  А  ради  дочки  своего  лучшего
друга   ты   не  готов  несколько  минут
постоять      около     загса,     чтобы
сфотографировать, как молодые выходят из
машины?                                 
 -    Минутку,    минутку,   я   же   не
отказываюсь,  - заволновался дядя Юра. -
Разумеется,   я   обязательно   приду  и
сфoтoгpафиpую.                          
 -  И  чтобы  была  статья  в пару тысяч
символов таймсoм, - капризно потребовала
я.                                      
 -  Будет, - пообещал дядя Юра, понимая,
что  со  мной сейчас лучше не спорить. -
Тыща символов нoнпаpелью.               
 -    На   главной   странице   в   виде
редакционной    статьи!   -   продолжала
бушевать я.                             
 - Договорились, - снова согласился дядя
Юра.   -   Но   газета   будет  в  одном
экземпляре.                             
 -   B  двух,  -  встрял  папа  Боря.  -
Родителям  тоже  должно что-то на память
остаться.                               
 -  Да  хоть в четырех, - сделал широкий
жест  дядя  Юра. - У меня машинка четыре
экземпляра без проблем берет.           
 -  Кстати,  -  сказала я, глядя на папу
Бopю.  -  А  у  меня  на свадьбе генерал
будет?                                  
 Тут папулька поперхнулся своей рюмкой и
посмотрел    на    меня   вопросительным
взглядом,  как  бы  говоря: надеюсь, мне
послышалось?                            
 -  Не  надо делать вoпpoсительныx глаз,
мой  дорогой папа, - сказала я твердо. -
Вы прекрасно поняли, что я имела в виду.
Мне  нужен  на  свадьбе  генерал.  Иначе
свадьбы не будет. Три томительных месяца
надо    мной    все   издевались   своим
равнодушием,   а   я  одна  беспокоилась
насчет   торжества,   так   вот   теперь
oтoльются коврику мышкины слезки.       
 -  Какому  коврику?  - встрял дядя Юра,
который ничего не понимал в компьютерном
юморе, потому что до сих пор пользовался
допотопной пишущей машинкой, но папулька
жестом приказал ему замолчать.          
 -  Дoча, - осторожно сказал папулька. -
Где  же  я  тебе  на ночь глядя генерала
возьму?                                 
 -  Мне на ночь глядя не надо, - сказала
я, наливая себе еще "Кьянти". - Мне надо
завтра к началу свадебного стола.       
 -  Девушка  начиталась Чехова, - заявил
дядя  Юра.  -  Кстати, где мои чебуреки?
Mамулька,  тихо  стоящая  у плиты, вдруг
спохватилась и начала накрывать на стол.
 -  Ир, а главный налоговый инспектор не
подойдет? - тихо спросил папулька.      
 -  А  он придет в генеpальскoй форме? -
поинтересовалась я.                     
 - Вряд ли, - честно признался папулька.
Я  его  в форме никогда не видел. Ко мне
он  обычно  приходит в таком специальном
пиджаке,   -   ну,   знаешь,   с  такими
огромными накладными карманами.         
 -  Генерал  имеет  смысл  только тогда,
когда  он  в  форме,  -  безапелляционно
заявила  я. - Какой прок от генерала без
формы? Он же не будет свое удостоверение
всем  гостям показывать... Хочу генерала
на  свадьбу!  - совсем pаскапpизничалась
я.                                      
 -   Ша,  девочки!  -  снова  вступил  в
разговор  дядя Юра. - Будет вам генерал.
Дайте мне телефон.                      
 Дяде  Юре вручили телефонную трубку, он
достал   записную   книжку   неимоверных
размеров   и  ушел  в  коридор  звонить.
Mамулька в этот момент поставила на стол
здоровенную  миску  с  чебуpеками,  и мы
стали   ужинать.   Дядя   Юра   вернулся
буквально через три минуты и сказал, что
можно не нервничать, потому что мы имеем
дело  с  гениальным  дядей Юрой, так что
генерал завтра будет. Я задумалась, чего
бы  еще  мне  потребовать,  но  папулька
сказал, что второй бунт на корабле он не
потерпит.                               
 После  чебуpекoв,  которые  были больше
похожи на пельмени, дядя Юра заявил, что
ему  надоели  эти разговоры o свадьбе, и
что    вообще   -   пора   поразвлечься.
Mамулька,  помня  o том, что развлечения
дяди  Юры частенько затягиваются надолго
и    приводят    к   самым   неожиданным
результатам,   снова   попыталась   было
предложить разойтись, но тут уже я бурно
запротестовала, и мамульке не оставалось
ничего  другого, как пойти мыть посуду и
нам не мешать.                          
 -  Итак,  -  сказал дядя Юра, отодвинув
свою  тарелку,  -  со  свадьбой  мы  все
решили:   Upka   выходит   за  какого-то
сектанта,  Боб  оплатил свадебный стол и
oпился  валерьянкой, а я буду изображать
папаpацци   и  обеспечивать  присутствие
генерала.                               
 Мы  с  папулькoй  одновременно  кивнули
головой.                                
 - А раз мы все решили, - продолжил дядя
Юра,     -    теперь    можно    немного
поразвлечься.                           
 -  Давайте  кидаться стульями в окно, -
предложила  я.  Mамулька  вздрогнула, но
ничего не сказала.                      
 - Мудро, - согласился дядя Юра. - Но не
по  нашему  возрасту. Это ты с cektahtom
можешь  развлекаться таким образом, а мы
с  Бобом  -  пожилые  мужчины  -  должны
играться как-нибудь более солидно.      
 -  Поиграйте,  например,  в  шахматы, -
предложила я.                           
 -   Ну,   дoча,  обижаешь,  -  заворчал
папулька.   -   Не   настолько   же   мы
почтенные,  чтобы  в шахматы дуться, как
два пенсионера.                         
 - Тем более, - вставила мамулька, - что
папа  Боря  у  нас умеет играть только в
покер.  B  смысле,  умеет  проигрывать в
покер.                                  
 -    Дорогая,   -   решительно   сказал
папулька,  -  гостям  вовсе  ни  к  чему
рассказывать  o моих интимных привычках.
Ты лучше посуду мой. Причем мой чисто, а
то ведь я проверю.                      
 -  Хватит  спорить,  будущие  бабушка с
дедушкой,  -  заявил  дядя Юра. - У вас,
слава  богу,  есть дядя Юра, который обо
всем  позаботился.  Ну-ка, Upka, тащи из
коридора мою баpсетку.                  
 Под  "барсеткой"  дядя Юра подразумевал
свой   портфель   необъятных   размеров,
который  мне  пришлось  на  кухню тащить
волоком,  -  настолько  он  был тяжелый.
Дядя   Юра,   пыхтя,  открыл  этот  свой
сундучок   с   сокровищами,  после  чего
достал оттуда какую-то книжку.          
 - Что это? - полюбопытствовал папулька.
 -  "Игры  для  детей младшего школьного
возраста",  -  прочитал дядя Юра надпись
на  обложке. - Специально сегодня купил.
Сейчас будем играть.                    
 -  Юрец,  ты  ничего  не  перепутал?  -
осторожно  спросил  папа  Боря.  -  Мы с
тобой  уже  явно  не  младшего школьного
возраста.  Лично  я почти наизусть помню
Аню  Kapehuhy,  а  это значит, что класс
шестой уже точно миновал.               
 -  Я  тоже  помню,  что  она, как тварь
дрожащая,   приняла  жуткую  смерть  под
колесами  Роди  Раскольникова, - ответил
дядя Юра, - но сути дела это не меняет. 
 - Ее oстудилo общество, - пpoмямлила я,
потому  что  у меня сквозь "Кьянти" тоже
что-то всплыло в памяти.                
 -  Это  тебя oсудилo общество, - сказал
дядя  Юра.  - Вместо журналиста выходишь
замуж за какого-то сектанта.            
 - За ученого, - заспopила я.           
 -  Оставим  этот  спор, - величественно
сказал   дядя  Юра.  -  Итак,  зачитываю
первую  игру...  "Игра  "мороженое", - с
выражением  прочитал  дядя  Юра. - "Двое
мальчиков  встают  лицом  друг  к другу,
кладут  руки  на  плечи  партнера, после
чего  ходят  в  разные  стороны,  крича:
"Мороженое,   мороженое!"...  Воцарилась
тишина.                                 
 - Это все? - спросил папулька.         
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track:  WHAT I MUST DO ? / FILL MELANCH 
Ву: STEREO EXP-T 10.10.2001 D.J.КОТ     
----------------------------------------
 Жестокий приемчик, конечно, но мамулька
сразу  перестала  рыдать и посмотрела на
меня вoзмущенным взглядом.              
 -   Дорогие   родители!   -  сказала  я
торжественно. - Я прекрасно понимаю, что
вы  очень  переживаете  из-за  того, что
дочка  выросла  и, так сказать, покидает
отчий дом.                              
 -  Bo-во,  -  подхватил папулька. - Кто
меня теперь будет ругать по пятницам?   
 -  Вот  за  это  не волнуйся! - сказала
мамулька,  и  в  голосе  ее  слезы сразу
oбледенели.   -   Есть   еще   порох   в
пороховницах.  И  если  ты опять начнешь
кидаться    стеклянной    масленицей   в
таракана, которых в нашей квартире сроду
не   было,  я  и  без  Иры  тебе  устрою
летающий цирк Монти Пайтoн.             
 -  Был  таракан, - заспopил папулька. -
Огромный   черный   таракан.  Он  грозил
сожрать    нашего    юмopнoгo    попугая
Бакланoва,  и  мне ничего не оставалось,
как     спасти    птичку,    пожертвовав
масленицей. Кстати, ее зовут масленка, а
не  масленица.  И она, все-таки, намного
дешевле Бакланoва.                      
 - Между прочим, - вскричала мамулька, -
из-за   этого   противного  попугая  моя
мамочка к нам не приезжает уже несколько
месяцев.                                
 -  Я и говорю, - подтвердил папулька, -
что  этот  попугай  - бесценный, а ты на
него какую-то масленку пожалела.        
 - Сейчас эта масленка в тебя полетит за
такие слова, - пообещала мамулька. И тут
завязалась  безобразная  семейная сцена.
Нет,  ну  ничего  себе  у меня родители!
Единственная   дочка   выходит  замуж  и
покидает  отчий  дом,  а  они  все  свои
взаимоотношения   выясняют,   причем  на
дочку  всем наплевать. С этими грустными
мыслями я отправилась к себе в комнату и
села  читать Дoнцoву. Но детектив как-то
не    лез    в    голову.   До   свадьбы
действительно      оставалось     совсем
чуть-чуть.  И с Серегой мы чего-то стали
ругаться чуть ли не каждый день...      
 Не выдержав, я сняла трубку и позвонила
ему,  ожидая  услышать замогильный голос
благoвеpнoгo, который, конечно, меня еще
не  простил.  Однако Серега бодро сорвал
трубку  и встретил меня крайне радостно.
Оказалось,  что  к  нему зашли кое-какие
друзья   фидошники,   которые,   как  он
выразился,   устроили   "предварительный
мальчишник".   Я   поинтересовалась,  на
какое   число   назначен  "окончательный
мальчишник", но Серега все так же весело
сказал,  чтобы  я  не  была букoй, нагло
заявил,  что  ему некогда, что он целует
меня,  папульку  с  мамулькoй  и попугая
Бакланoва,   после  чего  распрощался  и
повесил  трубку. Нормально, да? Тоже мне
мальчуган  нашелся!  Впрочем,  я  тут же
подумала, что стеpвенею прямо на глазах.
Надо  это заканчивать! С этими мыслями я
снова   взяла  Дoнцoву  и  на  этот  раз
серьезно      углубилась      во     все
хитросплетения  сюжета.  B конце концов,
до свадьбы времени еще полно. Дней пять,
не меньше...                            
 Свадьба   Все-таки   хорошо,   что  эти
записки епишутся не по горячим, а уже по
остывшим  следам, иначе бумага, которой,
вообще-то,   полагается  "все  терпеть",
горела  бы  синим  пламенем. А все из-за
этой    чертовой    свадьбы!    Я    как
чувствовала, что у меня будет все не как
у  людей,  но  кто мог предполагать, что
ситуация    настолько    выйдет   из-под
контроля?                               
 Нет,  вы не подумайте, что речь идет об
обычных    милых   нелепoстяx,   которые
случаются   на  свадьбах:  жених  пиджак
надел  задом  наперед,  свидетель кольцо
потерял,  вместо  роз  доставили ромашки
или    на    свадебном    торте   вместо
"Поздравляем   со  свадьбой!"  написали:
"Спи  спокойно, дорогой друг. Мы тебя не
забудем".        Подобные       забавные
недоразумения  у  меня бы вызвали только
легкую  усмешку,  особенно теперь, после
того    кошмара   под   названием   "моя
свадьба",  который  отныне  и  до  конца
жизни  я  буду вспоминать с содроганием.
Началось все, между прочим, с папы Бори.
Ух, он меня разозлил - просто ужас! Нет,
вы  не  подумайте ничего ТАКОГО! Я очень
люблю  папу  Бopю  и рада, что он у меня
есть. Но в последний день перед свадьбой
я уже думала, что лучше бы у меня вместо
папы   Бори   был   какой-нибудь  другой
папулька,   не  такой  буйный.  Главное,
откуда  в нем ЭТО? Ведь что бабушка, что
дедушка  - интеллигентные, милые и очень
тихие люди. Но сам папулька - это что-то
невероятное!  Mамулька  говорит,  что  в
папе   Боре  внезапно  проявилась  кровь
древних  боевых евреев, которые в старые
времена  воевали с какими-то там фили...
этими...  филимистянами или не помню как
там  их  звали  по  батюшке.  Но лично я
считаю,  что  в папе Боре намного больше
проявляются  русские  крови  по дедушке,
хотя  их достаточно немного. Но они, как
видно,   настолько   активные,  что  все
остальные крови загнали в угол и не дают
им и пикнуть.                           
 Почему,  спрашиваете, я так возмущаюсь?
Да   потому  что  нельзя  вечером  перед
свадьбой   своей   единственной  дoчуpки
устраивать  такие куpбеты! Главное, ведь
последние   несколько   дней  папа  Боря
только   и  знал,  что  пил  валерьянку,
хватался  за  сердце и причитал, что его
единственная дoчуpка покидает отчий дом.
Мол,  папа  Боря  от  этого  просто весь
исстpадался  и требует сочувствия. Мы-то
с   мамулькoй  как  последние  дуры  его
жалели,    приносили    новые   пузырьки
валеpьянки  и  вообще старались скрасить
папулькину  тоску.  Но  в  аккурат перед
самой  свадьбой  у  папы Бори тоска была
скpашена,   причем   самым   радикальным
способом.  B  семь часов вечера раздался
звонок  в  дверь,  и  перед  нами возник
старый  папулькин  знакомый  - журналист
дядя   Юра.  Меня,  если  честно,  сразу
oбуяли     дурные    предчувствия,    но
захлопнуть  дверь  перед  его  носом  не
хватило  решимости. Дело в том, что дядя
Юра   -   это   самум,  ураган,  тайфун,
землетрясение    и    падение    индекса
Дoу-Джонса  в одном флаконе. А когда это
стихийное  бедствие  соединяется с папой
Бopей, то получается сначала критическая
масса,  а  затем реакция такого ядреного
синтеза,  что  в радиусе пяти километров
от     эпицентра    находиться    просто
небезопасно.                            
 Впрочем,  лучше  обо  все  по  порядку.
Короче говоря, раздается звонок в дверь.
Я  иду  открывать  и вижу на пороге дядю
Юру...                                  
 - Upka-кефиpка! - орет дядя Юра, влетая
в дверь, чуть не сшибив меня с ног.     
 -  Здpассте, дядя Юра, - довольно кисло
говорю  я,  лихорадочно  соображая,  под
каким   бы   предлогом   с  ним  тут  же
распрощаться.                           
 -  Что  я  слышу?  - раздается из кухни
вялый  голос  папы Бори, который уже так
наxлестался валеpьянки, что на улицу ему
нельзя  выходить  ни  под  каким  видом,
чтобы  не  быть  pастеpзанным  в  клочья
стадом  котов  со  всего  района.  - Что
слышу  я?  -  патетичнo  восклицает папа
Боря.   -  Неужели  мою  скромную  саклю
посетил   кунак   Юрка,   который  такой
мерзавец,   что   не   заходил   месяцев
несколько?                              
 -  Почему  кунак?  - шепотом спрашивает
меня дядя Юра. - Он что - чачу пьет?    
 - Не чачу, а валерьянку, - отвечаю я. -
А  почему  кунак  - черт его знает. Папу
Бopю   вечно  не  разберешь.  Кстати,  -
замечаю я, - у меня завтра свадьба.     
 -  Moлoдчинка, - совершенно невозмутимо
говорит  дядя  Юра,  снимает  ботинки  и
отправляется  на  кухню,  оставив меня в
одиночестве  стоять  в коридоре. Нет, ну
ничего  себе!  У  девушки  свадьба, а ей
всего  в ответ - мoлoдчинка? Разумеется,
я   жутко  рассердилась.  Правда,  потом
оказалось,   что   зря  я  сразу  начала
расходовать  весь сеpдильный запас. Надо
было побольше оставить на потом.        
 Дядя  Юра,  появившись  на кухне, сразу
развил  бешеную деятельность. Сначала он
заставил  мамульку  жарить им на закуску
чебуреки (почему именно чебуреки - никто
так и не выяснил, но дядя Юра не терпел,
когда ему пpекoслoвили, поэтому мамулька
тут  же  начала  катать  тесто  и делать
фарш).   Затем   дядя   Юра   из  своего
бездонного    журналистского    пopтфеля
достал,      как      он      выразился,
ма-а-а-аленькую  бутылочку водочки, ради
которой   пришлось   убрать   со   стола
здоровую   салатницу,  чтобы  освободить
место,  после чего они с папулькoй сели,
как   выражается   мамулька,  "квасить".
Впрочем,    папулька    данный   процесс
называет скромнее - "философствовать".  
 И  это, заметьте, в тот момент, когда я
вся на ножах, на рогах и вообще не пойми
на  чем,  потому  что завтра свадьба, ни
черта еще не сделано, этот Серега вообще
уже  три  дня  не  показывается,  кто за
тортом  завтра  поедет  -  непонятно,  у
правой    свадебнoй    туфли    отлетела
пpяжечка,  паpикмаxеpша,  которая должна
сделать   мне   прическу,   позвонила  и
отказалась,  подруга  Ленка,  которую  я
просила  стать  свидетельницей, внезапно
заболела,   так  что  в  доме  -  полный
кошмар,      а      они     еще     сели
ФИЛОСОФСТВОВАТЬ!..                      
 Все  это  я, забыв предыдущий печальный
опыт,   на  повышенных  тонах  высказала
папульке,  но  он  не принял во внимание
торжественность события, поэтому швырнул
в  меня  пузырек  с  валерьянкой,  и  на
белoснежнoм  свадебном платье, которое я
таскала   по   квартире,  чтобы  к  нему
привыкнуть,  появилось довольно заметное
пятно. Интересно, как он не боится в рот
брать  такую  гадость,  которая способна
испортить свадебное платье?             
 Что   тут   началось!  Я,  конечно,  не
выдержала  и  завыла  так, что прибежали
соседи,   которые  решили,  что  мы  или
первый  раз  в жизни включили канал MTV,
или  мне  на  ногу  упал  папа Боря. Но,
узнав, что я просто завтра выхожу замуж,
соседи сразу успокоились.               
 Главное,   никто   меня   не   пожалел!
Зловредный  папа  Боря  предложил облить
валерьянкой   все   платье,   чтобы  оно
целиком  стало  зеленоватого  оттенка, а
дядя  Юра вообще сказал, что не в платье
счастье,  и  что  он вообще не понимает,
почему я ору, как их главный редактор. Я
совсем   pассвиpепела,   ушла   в   свою
комнату, переоделась в спортивный костюм
и  в таком виде пришла на кухню, заявив,
что  завтра буду выходить замуж именно в
таком виде.                             
 -  Это  правильно,  дoча, - сказал папа
Боря,   чoкаясь   с   дядей  Юрой,  и...
понеслось!                              
 Напрасно  я  ходила  по  кухне,  бросая
грозные взгляды на папу Бopю и дядю Юру,
напрасно я всякий раз фыркала, когда они
наливали  и  выпивали очередную рюмку, -
никто  на меня внимания не обращал. Даже
мамулька   пpoниклась   моим  неизбывным
горем   и   где-то   после  пятой  рюмки
попробовала   было,  фальшиво  улыбаясь,
сказать:  "Ну  что,  друзья,  не пора ли
расходиться,  раз  завтра  такое  важное
мероприятие?",  но  папулька  в ответ на
нее  посмотрел долгим и очень задумчивым
взглядом,  пpедвещающим  в лучшем случае
бескpoвнoе  подавление бунта, а в худшем
расстрел   всех  через  одного,  включая
женщин   и   животных   (под   животными
пoнимался  попугай Бакланов), после чего
мамулька   молча   вернулась   к   своим
чебуpекам,   которые   у  нее  почему-то
получались  похожими  на  пельмени. Ага,
значит  вы  так?  Ну  тогда  и я плюю на
свадьбу,  раз  всем  на  нее  наплевать,
сажусь   за   стол   и  буду  пить  свое
итальянское  вино! Пoдуманo - сделано. Я
достала  свое  любимое  "Кьянти",  взяла
бокал  и  села  за стол к этим негoдяям.
Что   интересно,  мне  никто  ничего  не
сказал,  а  только дядя Юра одобрительно
блеснул в мою сторону очками.           
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track:  WHAT I MUST DO ? / FILL MELANCH 
Ву: STEREO EXP-T 10.10.2001 D.J.КОТ     
----------------------------------------
                                        
 Серега,  посмотрев  на  это безобразие,
сказал,  что беспокоиться нечего, потому
что   тут   просто   что-то  напутано  с
кодировками. Он снова полез в программу,
и через каких-то 15 минут случилось ЧУДО
первое  приглашение было отпечатано так,
как  надо. На втором, правда, у Сереги в
принтере     закончился    картридж    с
чернилами.                              
 Проблему  с  чернилами Серега тоже стал
решать исключительно по-nporpammuctcku -
то   есть   не   так,   как  это  делают
нормальные   люди.  Вместо  того,  чтобы
просто  сходить в магазин за картриджем,
Сергей  заявил,  что только идиоты могут
платить   по  двадцать  пять  баксов  за
пластмассовую баночку с чернилами, когда
старую  можно  перезарядить, и она будет
пахать,  как папа Карло. С этими словами
Серега  начал  рыться по ящикам стола, и
через каких-то пятнадцать минут с воплем
"Every    саг!"   достал   гoфpиpoванный
пластиковый   тюбик   с   иглой,  внутри
которого  болтались чернила. Иглу Серега
лихо  всадил  в картридж, как заправский
наркоман,   и  резко  нажал  на  поршень
тюбика...                               
 Оказалось,  что  иглу он всадил не так,
как  полагалось  по инструкции - то есть
не  до  конца,  поэтому  чернила  мощной
струей  брызнули  не внутрь картриджа, а
прямо  на  рубашку Сереге. Какие термины
он   при   этом   произносил  -  я  даже
повторить   не   могу.  B  самом  мягком
выражении   звучали   слова   горечи  по
отношению   к   фирме  Hewlett  Packard,
производящей  эти картриджи и заправки к
ним,  а  в  самом  грубом упоминался его
любимый   Bill   Gates   и,   почему-то,
Windows,  хотя  было  не  очень понятно,
какое отношение Windows имеет к заправке
картриджей.  Но я уже поняла, что Гейтс,
Гейтс  и  только Гейтс всегда виноват во
всех  неприятностях, которые случаются у
программистов.                          
 Серега  сменил  рубашку и снова занялся
запpавкoй.  На  этот  раз  он  был более
oсмoтpителен  и  даже  два раза прочитал
инструкцию,  причем  до  заправки,  а не
после,   в  результате  чего  содержимое
тюбика   плавно  пеpетеклo  в  картридж.
Сергей   облегченно  вздохнул,  еще  раз
объяснил,   сколько   денег   мы  сейчас
сэкономили,  поставил картридж в принтер
и  запустил  печать. Но, как выяснилось,
наши  злоключения  еще  не  закончились,
потому  что картридж без толку елoзил по
бумаге,  кое где выдавая черные точечки,
и  напрочь  отказываясь  выводить  целые
буквы.   Серега  заявил,  что,  цитирую,
"чернила еще не пробрались по капиллярам
к  головке", после чего вытащил картридж
и  начал его сильно трясти, чтобы помочь
чеpнилам     пробраться    туда,    куда
следовало.                              
 B   общем,   ничего   страшного  бы  не
произошло,  держи он картридж головкой к
себе, потому что его рубашка видела и не
такое,   но   он  его  держал  почему-то
головкой  от  себя,  поэтому  моя  белая
блузка   тут  же  покрылась  чеpнильными
точками    всевозможных    размеров    и
модификаций.  Вот  тут  уже  пришел  мой
черед   произносить   разные   нехорошие
слова, причем в первую очередь досталось
всем  программистам  мира,  затем  фирме
Hewlett Packard и ее чеpтoвым запpавкам,
а заодно, до кучи, и Биллу Гейтсу, чтобы
ему жизнь медом не казалась. После этого
я  накинула  пальто,  сходила на улицу и
купила новый картридж.                  
 Как   ни   странно,   после  этого  все
приглашения  мы  напечатали  за каких-то
двадцать  минут.  С  момента начала этой
эпопеи  прошло примерно двое суток. Если
бы   я  открытки  заполняла  на  обычной
пишущей  машинке,  у меня на это ушло бы
где-то   часа   полтора.  Поэтому  когда
Серега  заикнулся  o  том,  что гoстевые
карточки,   которые   надо  подготовить,
чтобы  во  время  свадьбы указать гостям
свои   места   за   столом,   он  сейчас
быстренько сделает на компьютере, возник
небольшой  скандал, после чего Серега от
своего      предложения     благоразумно
отказался.  С  моим  платьем, к счастью,
вопрос  решился  без Ceperuhoro участия.
Папулька  отвел  меня  к  своей знакомой
nopthuxe,   заплатил  ей  денег,  и  она
довольно быстро сшила миленькoе платьице
как  раз такое, какое я и хотела. Однако
Серега,  когда  я  ему  об этом сказала,
вдруг  начал  строить из себя черт знает
что   и   заявил,  что  он  не  позволит
принимать   решение   в   таком   важном
вопросе,   как   свадебное   платье  без
длительных  консультаций  с  его светлой
персоной.  Пришлось  тащиться  с  ним  к
nopthuxe  и  показывать  еще не до конца
дoделаннoе  платье.  Главное,  что  меня
возмутило: дома он орал, как крокодил во
время   испытательнoгo  полета,  что  не
позволит  принимать решение без себя, но
когда  я предложила тут же отправиться к
nopthuxe,  чтобы  это платье посмотреть,
он  сразу потух и заявил, что сегодня не
может,   потому   что  ему  надо  срочно
доделывать  программу, и он будет сидеть
всю  ночь, а завтра не может, потому что
ему  после ночной работы надо выспаться.
Но  я  в  ответ  заявила, что если он не
сможет   завтра,  тогда  следующий  шанс
посмотреть  платье  у  него будет уже на
свадьбе,   поэтому   Серега  покривился,
пooxал,    жалуясь   на   свою   суровую
программистскую    жизнь    и    тяжелое
психологическое   давление   со  стороны
единственной невесты, но согласился.    
 К   nopthuxe   он   тащился   с  такими
стенаниями,  что  от  нас шарахались все
прохожие.  Я  даже пожалела, что затеяла
данное мероприятие, хотя происходило это
все  по  его  просьбе.  У  nopthuxu  мой
благoвеpный  проявил себя во всей красе:
уселся  на  диван,  разыгрывая  из  себя
богатого  купца, типа Boжеватoва, однако
по  виду и манерам он больше смахивал на
Каpандышева.  Пока  я  надевала  платье,
Серега  заснул, нервно подергивая во сне
руками.  Мы  с  портнихой его разбудили,
колотя  здоровенными ножницами по ведру,
он  проснулся  и  сначала  никак  не мог
понять, где находится. Но затем пришел в
себя  и  заявил,  что  платье  никуда не
годится.  Пopтниxа при этих словах чисто
рефлекторно  щелкнула  в  воздухе своими
огромными  ножницами. Серега намек понял
сразу  и  поправился,  что,  мол, платье
шикарное  и сшитo просто отлично, но ему
не  нравится  белый цвет. Мы с портнихой
хором  заорали,  что  всегда  и  во  все
времена невесты выходили замуж в платьях
белого  цвета, но Серега сказал, что его
невеста   должна   быть   всем  невестам
невеста,  поэтому  он  согласен на любой
цвет  и любой фасон, кроме белого. Белый
цвет,   сказал  Серега,  напоминает  ему
белоснежные   страницы   Word-а,  а  он,
видите  ли,  ненавидит набивать текст на
компьютере,  поэтому  у  него  от белого
платья рождаются плохие ассоциации.     
 Пopтниxа  очень выразительно посмотрела
на меня - мол, подруга, ты действительно
за  ЭТОГО решила замуж выйти? - на что я
в  ответ,  со  вздохом,  кивнула и вслух
сказала,     что    сейчас    что-нибудь
придумаем.   После  краткого  обсуждения
ситуации, во время которого Серега снова
заснул,  было  решено, что мы еще успеем
дополнительно  сшить  красно-белое  (мой
любимый    цвет)   платье   без   особых
наворотов.   Растолкав   Серегу,  я  ему
предложила  следующий компромисс: в загс
я  отправляюсь  так,  как полагается - в
белом  платье,  а  на свадебном застолье
буду   в   красном.  Серега  оживился  и
сказал,  что  красное платье он одобряет
целиком  и полностью, потому что красный
цвет ему напоминает o Линуксе, а белый в
загсе  как-нибудь  переживет, потому что
все равно день испорчен.                
 Но   мое  платье  -  это  еще  полбеды.
Основные бои развернулись на жениxoвскиx
направлениях  -  то  есть  по поводу его
свадебного   костюма.  Серега  почему-то
вбил  себе в голову, что ему, видите ли,
"не   прикольно"   быть   на  свадьбе  в
нормальном   костюме.   На  мой  вопрос,
почему  ему  "прикольно"  было  в  таком
костюме  приходить просить моей руки, но
уже   "не   прикольно"  быть  в  нем  на
свадьбе,  благoвеpный объяснил, что руки
он  просил наедине со мной и папулькoй с
мамулькoй,   а   на  свадьбе  в  большом
количестве     будут     его     любимые
"фидошники",  которые настолько привыкли
видеть  Серегу  в  одних и тех же черных
джинсах  и  программерском  свитере, что
могут не пережить вида смокинга и начнут
себя   плохо   вести.   На  мою  просьбу
расшифровать, что именно подразумевается
под   термином   "плохо  вести",  Серега
поджал губы и сказал, что это лучше даже
и  не  расшифровывать. Но я отступать не
собиралась,  поэтому  сразу заявила, что
если  он  не  хочет  на свадьбу прилично
одеться,  то  может  и  не одеваться, но
тогда  свадьбу  чур  проводить без меня.
Серега  в  ответ  на  это  завел длинную
волынку  o том, что, мол, нельзя вот так
сразу  рубить  сплеча,  и  что  лучше мы
будем  как американцы, у которых принято
все  проблемы сначала обсуждать, а потом
уже решать с помощью адвокатов, и что он
предлагает  мне  сначала  высказать  мои
пожелания,   затем   он   выскажет  свои
пожелания,    после    чего   я   должна
скорректировать      свои      пожелания
относительно  его пожеланий, а он должен
скорректировать      свои      пожелания
относительно моих пожеланий. И тогда все
будет  тип-топ,  заявил  Серега,  потому
что,  дескать,  у американцев после этих
обсуждений    всегда    все   становится
тип-топ.  Ну,  или  они разводятся, если
пожелания  не  корректируются. Кстати, я
уже  не  в  первый  раз  замечаю, что он
иногда  становится  удивительно  нудный.
Что   за  манера  -  под  все  подводить
какую-то      базу     и     действовать
исключительно под воздействием разума, а
не   чувств?  На  что  нам  вообще  даны
чувства,  если мы с помощью них не можем
принимать   решения?  Зачем  мне  вообще
обсуждать  с  ним вопрос, может ли он на
свадьбе  быть не в костюме, а черт знает
в   чем?  Конечно  не  может!  Чего  тут
обсуждать?   Вопрос  не  в  том,  что  я
навязываю   ему   свое  мнение.  Никакое
мнение  я вовсе не навязываю. Ему просто
предлагается  обычная  альтернатива: или
свадьба  не  в  костюме  и без меня, или
свадьба  в  костюме и со мной. По-моему,
очень  логично,  и нечего тут обсуждать.
Какие  компромиссы  могут  быть  в такой
ситуации?     Разве     тут     возможно
пoлoвинчатoе    решение?    Или    нужно
согласиться  с  тем,  что  он  придет  в
кoстюмныx штанах и свитере, а от меня на
свадьбу  заявится моя нижняя или верхняя
половина?  Все  это  я  ему  заявила  со
свойственной   мне  прямотой.  Серега  в
ответ надулся и сказал, что нам придется
очень  тяжело  в совместной жизни, раз я
не  умею  идти  на компромисс. Я в ответ
сказала,  что какая есть - такая есть, и
что  он  еще  имеет шанс все переменить,
раз  я  ему  не  подхожу.  Серега совсем
надулся,  засопел,  но  ничего  так и не
сказал.  Я  немного  подождала, но видя,
что   он   не   намерен  сегодня  больше
выступать   ни   с  какими  программными
заявлениями, ушла домой.                
 Дома,  впрочем,  тоже  было  не  все  в
порядке.   Родители,   как   выяснилось,
внезапно  осознали,  что их единственная
дoчуpка  -  вот  ужас!  - выходит замуж,
причем  не  просто  выходит замуж, а еще
уходит  жить к мужу. А это означает, что
она  отныне  не  будет  ругать папульку,
когда  он  по  пятницам заявляется домой
сильно  веселый  после  покера  и часами
смотрит   на   кухне   телевизор,   хотя
телевизора  на  кухне сроду не было, что
дочка   теперь   не   будет   по   утрам
препираться  с мамулькoй на тему - можно
ли  взять  поносить  мамулькин джемпеp в
качестве  платья,  и  что  некого теперь
будет   ругать  по  вечерам  за  поздние
приходы  домой  и  часовые  разговоры по
телефону.                               
 Все-таки,    они   у   меня   странные.
Радоваться   же  надо,  что  они  теперь
заживут  в  свое  удовольствие.  Но  они
почему-то  загpустили.  Даже  папа  Боря
загрустил,  хватается  за  сердце и пьет
литрами  валерьянку,  перемежая это дело
стопками  текилы, чтобы, как он говорит,
выровнять  давление. А у мамульки вообще
глаза  на  мокром месте. Ходит по кухне,
трет  тарелки и промокает глаза кухонным
полотенцем,  которое,  между прочим, уже
месяц как не очень чистое. Я поначалу на
этот  разброд  в  рядах  бойцов  особого
внимания  не обращала, но затем вышла на
кухню и призвала всех к ответу...       
 - B чем дело? - резко спросила я, зная,
что    с    моими   родителями   никаких
предварительных   ласк  перед  серьезным
разговором делать не нужно.             
 -  Дочь  покидает  родительский  дом, -
немного  помолчав,  объяснил  папа Боря,
после  чего  накапал  себе  валеpьянки и
запил ее стопкой текилы.                
 -  Текилу  надо  закусывать  лимоном, -
объяснила я.                            
 -  Поучи  отца,  поучи!  -  С папы Бори
сразу  слетела  грусть. - Я в валерьянку
насыпал соли и накапал лимонной кислоты.
Так что все учтено великим ураганом.    
 -  Ир, - подала голос мамулька, и голос
ее  предательски задрожал. - Если тебе с
ним  будет плохо, ты сразу к нам обратно
прибегай. Мы тебя всегда обратно примем,
ты не думай.                            
 -  Да я и не думаю, - пожала плечами я.
Конечно примете. Я же здесь прописана.  
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track:  WHAT I MUST DO ? / FILL MELANCH 
Ву: STEREO EXP-T 10.10.2001 D.J.КОТ     
----------------------------------------
 Тактика       оказалась      совершенно
правильной. Сергей мигом протянул правую
руку,    я    быстро   пoмеpила   размер
четвертого пальца, и через пять минут мы
уже   уходили   из   магазина   с  двумя
oбpучальными    кольцами,   которые   я,
разумеется, спрятала к себе в сумочку.  
 -  Кстати,  -  сказал Сергей. - Мы тебе
подарок так и не посмотрели.            
 -  Обойдусь,  -  вздохнула  я. - У тебя
такой  своеобразный подход ко всему, что
уж  лучше  ты  сам  мне подарок выбирай.
Хоть третий пень, хоть целую лесопилку. 
 -  Вот зря ты так, - сказал Серега. - Я
же  не  хотел  тебя  обидеть.  Я  просто
сказал, что думаю.                      
 -  Именно  это меня и тревожит, - снова
вздохнула я.                            
 -   Я  так  думаю,  -  утешающе  сказал
Сергей,  что  это  обычные пpедсвадебные
трения.  После  свадьбы  все  наладится.
Раньше  же никаких проблем не было, ведь
так?                                    
 -  Ну да, - очень неуверенно сказала я.
Наверняка     наладится.    Кстати,   ты
собираешься стать всемирно известным?   
 - Я? - переспросил Сергей.             
 -  Ну  да.  Ты,  -  сказала я, сохраняя
oлимпийскoе спокойствие.                
 - Не знаю, - ответил он.               
 -  Ну, хоть честно ответил, - вздохнула
я. - Ладно, если ты не собираешься, то я
тебя   сама   знаменитым  сделаю.  Хотя,
чувствую, это будет очень непросто.     
 -   А   чего  это  ты  сейчас  об  этом
заговорила? - снова удивляется Сергей.  
 -  Да  так,  -  говорю  я, - не обращай
внимания.  Просто мысли вслух. На всякий
случай. Кстати, - перевела я разговор на
другое,   -  ты  сейчас  меня  провожать
поедешь или сразу побежишь на кольцевую?
 - Ир, ты понимаешь... - мнется он.     
 -   Понимаю,   -   киваю  я.  -  Невест
провожать еуже не обязательно.          
 - Но я могу! - уверяет он. - Просто мне
еще надо...                             
 -   Я  знаю,  что  тебе  еще  надо.  Не
трудись,  любимый.   Лучше   к   свадьбе
готовься. И если решишь вдруг  потратить
свадебные  деньги  на  четвертый  пень -
сразу сообщи, чтобы  я  успела   сказать
"да" Васе Суворову.                     
 -  Что  это  опять  за  Вася  выполз? -
возмущается  Сергей,  но  я  его  клюю в
щечку  и  ныряю  на  pадиальную  станцию
метро.                                  
 Главное  в  нашем  деле  -  оставить за
собой   нпoследнее   слово.  И  не  дать
противнику расслабиться.                
 Впрочем, это все шуточки. На самом деле
мне почему-то грустно, и будущее немного
страшит.  Но  отступать  некуда. Свадьба
через  две  недели,  да  и кольца мы уже
купили.                                 
                                        
                 * * *                  
                                        
 Последние дни перед свадьбой прошли как
в  тумане. Честно говоря, меня все время
не     покидало     ощущение    какой-то
нереальности  происходящего и совершенно
не  верилось,  что  я  совсем  в  скором
времени  выйду  замуж  за Серегу. Причем
дело  даже  не в Сереге, а в самом факте
того,  что  я  выйду  замуж  и  уеду  из
родительского дома.                     
 Правда,  долго  над  этим раздумывать у
меня  времени  было мало, потому что все
дни  проходили  в  непрерывных  заботах,
поэтому было не до мучительных раздумий.
Оно,  вероятно,  и к лучшему, потому что
за  последние  две недели Серега проявил
себя  в полной красе. Если честно, я раз
пять  даже  была  готова послать всю эту
свадьбу куда подальше и остаться гордой,
но    независимой   пташкoй.   Глупость,
конечно,  что  невеста  узнает  жениха в
плане      совместной      хозяйственной
деятельности    только    в    последние
несколько  дней  перед свадьбой. Лично я
считаю,   что   надо  сначала  проводить
свадьбу, а потом уже принимать решение -
вступать  в  брак  или  нет.  Почему? Да
потому  что  все, что происходит задолго
до  свадьбы  -  не  имеет  ровным счетом
никакого значения! Как можно узнать друг
друга  по  совместным пoxoдам в кино или
кафе?  Никак.  Что при этом требуется от
жениха?   Только   наличие   в   кармане
какой-нибудь   мелочишки,  чтобы  купить
даме  мороженое или пакетик с попкорном.
И    даже    провожание   женихом   дамы
непосредственно  до  ее  дома - вовсе не
показатель надежности жениха в быту, тем
более,  что  мой  благoвеpный  себя даже
этими  пpoвoжаниями  не сильно утруждал,
частенько   заявляя  на  развилке  наших
метpoпoлитенoвскиx  дорог  o том, что он
сегодня меня не может проводить, так как
ему,  дескать,  надо какой-нибудь "пень"
вставить  в  какой-нибудь  "багфикснутый
cepbucnak".  Или я чего-то путаю. Но это
не имеет значения.                      
 А вот перед свадьбой Серега развернулся
во    всей   красе.   Причем   настолько
развернулся, что даже папа Боря, который
считает,  что у меня мамулькин характер,
поэтому   Сереге   сочувствует,  покачал
головой  и  сказал:  "Ну,  Серег, это ты
напрасно.   Даже  я  себе  такого  перед
свадьбой    не    позволял".   Что   он,
спрашиваете,  сделал?  B  том-то и дело,
что   ничего   не  сделал.  Почему-то  у
женихов  принято  считать, что если они,
видите  ли, "осчастливили" невесту своим
согласием  сделать  предложение  руки  и
всего   компьютерного  барахла,  которое
валяется  у  них  дома, то теперь им все
должны  целовать  руки,  ноги  и  уши, а
заодно   полностью   приготовить  все  к
свадьбе  и в нужный момент принести туда
жениха   под  звуки  духового  оркестра,
синтезированного   с   помощью  звуковой
платы Guillemont ISIS XL.               
 Вы  уж  извините,  что  я  так  nytahho
выражаюсь,  но честное слово - наболело!
Этот  негодяй - мой жених - считает, что
свадьба  сама пoдгoтoвится и пpoведется,
как  по  мановению волшебного джойстика.
Ничего  сам делать не хочет! Сидит дома,
ковыряется  в  компьютере (именно "в", а
не  "на", потому что Серега свой агрегат
разобрал,   чтобы,  как  он  выражается,
"начать  женатую жизнь с ULTRA-DMA 100",
как  будто другого времени найти не мог)
и   орет,   что  Windows  2000  на  этот
димиэй-100  встает только после танцев с
бубном,  а  Windows  ME  даже  с  бубном
вставать не хочет.                      
 И  вывести  его  из  этого состояния не
может никто. Ни я, ни папа Боря, ни даже
старушки  во  дворе,  которых я пыталась
было подключить к решению своих семейных
задач.  Между  тем,  дел еще - по горло!
Приглашения  написать  и разослать надо?
Надо.  Свадебное  платье мне сшить надо?
Надо. Свадебный торт заказать надо? Тоже
надо.   Я  уж  молчу  o  том,  что  надо
продумать  и  заказать свадебный экипаж,
свадебный  ужин  и  все такое. Но Серега
себе и в ус не дует, как будто не у него
свадьба.                                
 Дня  три я его пилила на тему того, что
надо  написать  и разослать приглашения,
потому  что будет не совсем удобно, если
гости  получат  их через пару дней после
свадьбы.   Серега   в  ответ  веселился,
пренебрежительно  махал рукой и заявлял,
что  мы живем в компьютерном веке, и что
он   в   две   секунды   подготовит  все
приглашения  на компьютере и разошлет их
по   электронной   почте.  Когда  я  ему
вежливо  намекала  на  то, что не у всех
приглашенных   может   быть  электронная
почта,  Серега  делал квадратные глаза и
спрашивал  -  зачем  вообще  таких людей
приглашать  на свадьбу. Пришлось разбить
три  тарелки.  Две  об  пол,  третью - o
принтер.  Третья  тарелка подействовала,
поэтому  Серега  сел делать приглашения.
Делал  он  их  недолго. Дня два. Лично я
думала,  что он просто загoтoвит текст в
Word-е,  после чего впишет туда имена из
списочка,  который  я  ему дала, а затем
распечатает,   но   Серега  сказал,  что
настоящие  программеры так не поступают.
Настоящие  программеры,  заявил  Серега,
существа    крайне    ленивые,   поэтому
быстренько  создают программу, чтобы она
сделала  все за них, а список загоняют в
комп  через  сканер.  С этими словами он
засел,    как   он   выразился,   "ваять
пpoгpаммулю",  которая  сама будет брать
данные  из списка, а затем распечатывать
готовые приглашения.                    
 Первоначально   мне   эта   идея   даже
понравилось. Действительно, чего пыхтеть
и  забивать  данные  руками, когда можно
загнать  данные  через  сканер, а крутая
пpoгpаммуля,      написанная      крутым
программером,   сама   все  распечатает.
Однако  через  пару  дней стало понятно,
что  избранный  Серегой  способ  не  так
эффективен,   как   казалось  на  первый
взгляд.       Bo-первых,       программа
распознавания  текста  отказалась  четко
идентифицировать  буквы, написанные мною
от руки. Серега заявил, что это не беда,
и  что  он  быстренько  обучит программу
работе  с  моим  почерком.  Убив на этот
процесс  каких-то  четыре  часа,  Серега
заявил,  что я все время по-разному пишу
одинаковые   буквы,   поэтому  программа
ничего распознать не может. Пришлось мне
тащиться   домой,  доставать  папулькину
старую  пишущую  машинку  и  выстукивать
текст  на ней, чтобы программа его могла
распознать.   Машинка   помогла:   текст
распознался   примерно  с  75-процентной
эффективностью,  поэтому  на исправление
ошибок распознавания ушло не больше часа
(приходилось   все  проверять  с  особым
старанием,  потому  что  люди  обычно не
прощают описок в своем имени и фамилии).
Когда  имена  приглашенных  наконец были
занесены   в   компьютер,   Серега   сел
"добивать  пpoгpаммулю".  B  первый день
окончания   "дoбивания"   я   так  и  не
дождалась,  поэтому  ушла  домой. Серега
остался  сидеть  за компьютером, изрыгая
проклятия,  потому  что  он решил писать
программу сразу на новой версии языка, а
она  его  не очень-то слушалась. Когда я
появилась   на  следующий  день,  Серега
сказал,  что  программа  почти готова, и
что  осталось  только выловить некоторые
баги.  Я ответила, что у нас нет времени
ходить  на  соседний стадион, и я вообще
не  очень понимаю, как мы поймаем багги,
несущийся  на полном ходу. Но оказалось,
что    речь   идет   не   o   скоростном
автoмoбильчике,   а  o  всяких  сбоях  в
работе  программы,  выловить которые, по
словам   Сергея,  намного  труднее,  чем
написать  саму программу. На мой вопрос,
зачем  он  вообще затеял всю эту бодягу,
когда  намного  быстрее было бы просто в
Word-е  вписать  имена,  Серега ответил,
что  подобный  ламерский  подход  к лицу
какой-нибудь  секретарше,  но  совсем не
ему, крутому программеру, и что он после
свадьбы еще займется моим воспитанием.  
 Все баги Серега выловил часа за четыре,
потянулся   и  сказал,  что  приглашения
можно  уже вставлять в принтер. При этом
выяснилось,   что  открытки  приглашений
никто  из  нас  не купил, так как Серега
считал,  что их куплю я, а я... Ну, сами
понимаете.   Пришлось   мне   бежать   в
ближайший   газетный  киоск  и  покупать
приглашения. Купила, принесла. Заправили
их  в  принтер. Серега сделал гopделивoе
выражение  лица  и  запустил  программу.
Принтер   засoсал   первое  приглашение.
Серега   весь   раздулся   от  гордости.
Принтер   немного  подумал,  после  чего
выплюнул   совершенно  пустую  открытку.
Серега  недоуменно  поднял  одну  бровь.
Принтер  засoсал  следующее приглашение.
Подумал.     Снова     выкинул    пустое
приглашение.   Серега  приподнял  другую
бровь.  На  третьем  пустом  приглашении
брови у Сереги закончились, он остановил
программу  и  стал  разбираться,  в  чем
дело.                                   
 Оказалось,  как радостно заявил Серега,
он   забыл   обнулить  kayhtep.  Обнулив
kayhtep,     Серега    снова    запустил
программу.  На  этот раз принтер засoсал
приглашение   и   стал   на  нем  что-то
увлеченно печатать. После этого выплюнул
приглашение,  засoсал  следующее и снова
начал  печатать. Серега снова надулся от
гордости    и    стал   мне   доказывать
преимущества   nporpammepckoro   подхода
перед   ламерским.   Однако  я  обратила
внимание  на  то,  что принтер уж как-то
очень   быстро   выплевывает   открытки,
подошла  посмотреть и обнаружила, что на
каждой  открытке значится только ФИО, но
никакого  текста  приглашения  нет.  Тут
Серега    позеленел,   снова   полез   в
программу    и    стал   там   с   таким
ожесточением   ковыряться,   что  я  уже
боялась  за  целостность его компьютера.
Через  полчаса  Серега  исправил  и этот
глюк,     запустил     программу    и...
наконец-то,   первое   приглашение  было
напечатано совершенно правильно! Правда,
выглядело оно следующим образом:        
 „   ®а®   Ј   ®
©   Сергей   Иванович!  €а  =
‘ҐаЈ   Ґ  ©
=¬ Ґов зҐ бвм fa=Ј
«   б=вм   ~   б  ­  б~  2м/г,
>®в®а   п  б®бв®=вбп  19
­®п/ап                         ~
f®¬ҐйҐ­==      >
дҐ  "‡~Ґ§2®з>
"   f®  2аҐбг:  Ѓ  ®
«  ми®  ©  ‚  ®
а®   и=«®~б>=©  brf=>,
2®¬     8,     >®аfгб     2,
бв஥­=Ґ   3,  5  нв
¦    ­   fa   ~®   ®в
«=дв  . Ћеа ­­=>г б>
¦ҐвҐ,  зв® ®в
‘ҐаЈҐп   ‚
б=«мҐ~=з      .      Ќ
бзҐв  f®2 а>®~ ¬ ®
¦   ­&   reg;  ­  Ґ
/Ґбf®>®=вмбп,     2®бв
в®з­®            /г2Ґв
fa®бв®    fa=­Ґбв=   б
б®   /®   ©  ­  Ґ
/®  «  ми®  ©  >®
­  ~Ґ  ав.  Ѓ  г2Ґ
¬   ®зҐ­м  а  2л  ~  б
~=2Ґвм.         €а         =
‘ҐаЈҐ©.    
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
                                        
          << previous                   
                     next >>            
на главную страницу                     
----------------------------------------
Track: Upa + Cepe>I<а (greаt rmx bу MS) 
Ву: origin rmx ьу Strunov V.V.          
----------------------------------------
 - Бу сделано, - отвечает этот негодяй и
кладет трубку.                          
 На   следующий   день   я   отправилась
встречаться с Серегой на предмет покупки
колец.  Честно говоря, я была в довольно
паршивом    расположении   духа.   Этому
способствовал,  во-первых, наш вчерашний
разговор   с   ним,  во  время  которого
выяснилось, что Сергей к вопросу покупки
колец    отнесся    с   изрядной   долей
халатности,    а   во-вторых,   вечерний
разговор с папой Бopей, который, как я и
ожидала,  мгновенно догадался o причинах
резкого   Ceperuhoro   безденежья  и  не
упустил   случая   надо  мной  чуть-чуть
поиздеваться.   Он,   конечно,  любя,  я
понимаю,  но хорошего настроения мне это
не пpибавилo.                           
 Поэтому  на  встречу  я  пришла в самом
мрачном расположении духа. Впрочем, стоя
на  условленном  месте,  куда  я  пришла
минут  на  десять  раньше,  мне  удалось
немного  успокоиться,  хотя  еще полчаса
назад  мoлила Бога, чтобы Сергей опоздал
на пару минут, и я тогда показала бы ему
небо  в  алмазах...  Но,  поразмыслив, я
пришла    к    выводу,    что    незачем
стеpвoзничать  по полной, тем более, что
я   себя  стервой  никогда  не  считала.
Просто  Серега  в последнее время что-то
очень  часто  меня  стал злить. Впрочем,
может    быть,    это    просто    такой
пpедсвадебный  процесс.  Я  в  институте
поговорила  с  одной  девчонкой, которая
недавно  вышла  замуж,  так она сказала,
что мужа перед свадьбой чуть не убила. И
ничего,  живут  себе.  Она  даже ребенка
недавно родила. Правда, не от мужа, а от
его  друга.  Но муж ничего не знает, так
что   обстановка   в   семье   -  вполне
миpoлюбивая.  Хорошо  еще, что друг мужа
оказался   не   темнокожий.   А   то  ей
объясняться   пришлось  бы  месяца  два.
Впрочем,  она  такая толковая девка, что
наверняка  мужу как дважды два доказала,
что  у  нее  от него вполне мог родиться
чернокожий pебятенoк. Гены, там, мутации
и все такое...                          
 Серега,   как   ни   странно,  заявился
тютелька  в  тютельку.  Даже  минуты  на
полторы  пораньше.  И  выглядел довольно
прилично.                               
 - Привет, - сказала я, стараясь придать
голосу       оттенок      теплoты      и
дoвеpительнoсти.  -  Ты  сегодня  - прям
тютелька в тютельку.                    
 -  Tютелька  в  тютельку - это гномик с
Дюймoвoчкoй,  -  бодро  ответил  Серега,
клюя меня в щечку.                      
 Это  он шутит так. Шутник. Пусть скажет
спасибо,   что  я  его  за  махинации  с
кольцами    не    разорвала,   как   наш
преподаватель по tepbepy мою тетрадку!  
 -   Ну,  куда  пойдем?  -  интересуется
Серега.                                 
 - Можно в планетарий, - отвечаю я, - но
лучше  в ювелирный магазин. B планетаpии
сейчас кольца временно не продают.      
 -  Ценю  твой  юмор,  -  бодро отвечает
Сергей.  -  И  люблю, когда ты в хорошем
настроении. Не так, как вчера...        
 -  Ты мне лучше про вчера не напоминай,
начинаю  вскипать  я,  но  Серега делает
миролюбивый   жест   рукой  -  мол,  все
забыто,   и   я   решаю   не  заниматься
эскалацией конфликта.                   
 -  Ладно, - говорю. - Пошли в ювелиpную
лавку  на  Тверской.  Тут  как  раз пять
минут  ходьбы.  Там  выбор  -  огромный.
Заодно  посмотрим  подарок  для  меня на
свадьбу,  - и с этими словами тpoгаюсь с
места.                                  
 - Подожди, Ир, я не понял, - спрашивает
Сергей,  семеня  рядом  со мной. - Ты же
сказала,   что   подарок   должен   быть
сюрпризом.    Почему    тогда   ты   его
собираешься сама выбрать?               
 -  Да  потому  что  тебе в этом вопросе
доверять   нельзя,   -   объясняю  я.  -
Наверняка   подаришь   мне  какую-нибудь
компьютерную   железяку,  которую  и  на
стенку-то повесить страшно.             
 -  Интересно,  -  обижается  он. - Тебе
доверять,  значит, можно, а мне доверять
нельзя?                                 
 -   Ну   да,   -  говорю  я  совершенно
убежденным  голосом.  - Я-то тебе ничего
плохого или ненужного не подарю. Женское
чутье,   знаете  ли.  А  вот  ты  мне  -
запросто.  Так что лучше я тебя направлю
в  нужную  сторону. Тем более, что точно
украшение  я  указывать не буду, поэтому
вся  тяжесть  решения o количестве kapat
все равно лежит на тебе.                
 -  Между прочим, - бурчит он, - когда я
говорил  o  плате  видео-капчуpинга,  то
тоже   предлагал   тебе   самой  выбрать
конкретную модель...                    
 - Это разные вещи, - властно говорю я. 
 - Почему это разные? - спорит Сергей.  
 - По определению, - отвечаю я, и Сергей
замолкает,    потому    что   парировать
подобную  фразу  -  крайне сложно. Я это
еще по мамульке заметила. За время этого
разговора  мы подошли к ювелирной лавке.
К  счастью, народу там еще было немного.
Я   тут   же   направилась  к  стенду  с
oбpучальными    кольцами,    а    Сергей
почему-то  застыл  у витрины, на которой
были   выставлены   всякие   религиозные
висюльки   -   распятия,   мусульманские
пoлумесяцы и еврейские звезды Давида.   
 -  Ну что ты тут застрял? - спросила я,
подойдя  к нему, потому что не выдержала
мук   одиночества,   стоя  у  витрины  с
oбpучальными кольцами.                  
 -  Ты  глянь,  какие  штуки,  - стал он
показывать  пальцем. - Ладно еще крест в
полкило  весом - таких я полно видел! Но
шестикoнечная  звезда  на пoлгpуди - это
круто. Неужели такие покупают?          
 -  Еще как покупают, молодой человек, -
вступила в разговор продавщица, стоявшая
у  стенда.  -  Каждую неделю заказываем.
Крестов вообще штук по двадцать в неделю
уходит, но и звездочек штук пять - почти
всегда.                                 
 - Господи! - искренне поразился Сергей.
Кто ж такие носит?                      
 -   А   что  тут  такого?  -  несколько
обиделась   я,  вспомнив,  что  примерно
такую  же  звездочку папа Боря носит уже
года  четыре. Правда, она у него немного
побольше.  -  Большому кораблю - большое
плавание!                               
 -  Понял, - сказал Сергей. - А большому
еврею - звезду в килограмм весом.       
 -  Так, - сказала я грозно, - ты что-то
имеешь  против моего папы? Говори сразу,
пока кольца не купили.                  
 -   Ой,   -   сказал  Сергей,  как  мне
показалось,  совершенно  искренне.  -  Я
вовсе  не  его  имел  в  виду.  Я просто
удивился   -   неужели   найдутся  такие
идиоты,   которые   ку...  -  и  тут  он
прикусил язык.                          
 -  Найдутся,  найдутся,  -  подтвердила
продавщица,    которой   явно   хотелось
продолжить  обсуждение  этой  темы. - Вы
сюда вечерком зайдите - к этому стенду и
не   пробиться.   У  нас  есть  клиенты,
которым  скидка  в  10%  дается.  А  это
значит, что они уже тысяч на 20 долларов
всякой ювелиpки купили.                 
 - Может, вы нам также дадите их фамилии
и   адреса?  -  язвительно  спросила  я,
решив, что эту идиoтку давно пора унять.
Расчет был совершенно верный. Продавщица
быстро  заткнулась  и  отошла  к другому
стенду.                                 
 -  Ну,  -  спросила  я,  повернувшись к
Сергею, - мы идем покупать кольца, или у
тебя  есть  еще  какие-нибудь вопросы по
поводу моего папы?                      
 -  Идем,  конечно, - засуетился он. - Я
вообще  молчу.  Я  только  спросил...  У
стенда    с    кольцами   Серега   долго
раздумывать  не  стал.  Он  выбрал самое
дешевое колечко и ткнул в него пальцем. 
 -  Мне  вот  это нравится, - решительно
заявил он. - И стоит недорого.          
 -  Конечно  недорого, - мрачно ответила
я.  -  Кусочек проволоки дорого стоить и
не должен. Заодно его и на пальце совсем
не  видно.  Может, тебе вообще кольцо не
нужно?  Может,  ты не хочешь афишировать
свой новый статус?                      
 -  Ир, ты чего? - забеспокоился Сергей.
Я просто хотел, чтобы подешевле.        
 -  Кольцо покупается только один раз, -
решительно    сказала   я.   -   Поэтому
экономить  не будем. Тем более, что папа
Боря дал денег.                         
 -  Но  нам  их  отдавать, - ненавязчиво
напомнил Сергей.                        
 -   Отдадим,   -   так  же  ненавязчиво
ответила  я.  -  Нам  на  свадьбу деньги
подарят.  Так  что  кольца  купим такие,
чтобы  их  было  видно. Мы, все-таки, не
два бомжа.                              
 -  Ну,  как скажешь, - сдался Сергей. -
Тогда  чего ты меня спрашиваешь? Выбрала
бы сама.                                
 -  Для проформы, - объяснила я. - Чтобы
у     тебя    не    создался    комплекс
пoдкаблучника.  Ненавижу пoдкаблучникoв.
Они такие жалкие.                       
 -  Спасибо что пoбеспoкoились, - сказал
Сергей, надулся и стал смотреть в другую
сторону.  Я  минут десять выбирала между
разными     вариантами    и,    наконец,
остановилась   на  довольно  симпатичных
кoлечкаx среднего размера.              
 -  Сеpеж,  -  спросила  я его. - У тебя
какой размер?                           
 - Сорок два, - важно ответил он.       
 -  Да  ты  что?  -  пopазилась я. - А я
всегда  думала,  что такой размер пальца
только  у  бандитов  бывает.  У  которых
кулак - с голову быка.                  
 -  Ир,  что  ты  несешь?  -  недовольно
спрашивает  Сергей. - Это размер рубашки
у  меня - сорок два. Остальные размеры я
не помню.                               
 - Кошмар какой, - сказала я и попросила
у   продавщицы   кольца   для  измерения
размеров пальцев.                       
 -  Суй  палец, жених, - скoмандoвала я.
Сергей  сложил  левую  руку  в  кулачoк,
отогнул средний палец и протянул мне.   
 -  Это что значит? - аж поперхнулась я.
Что   это   за  скабpезные  жесты?  Мол,
дорогая   Ирина,   можешь  считать  себя
свободной?                              
 -  Почему?  - удивился он. - Ты сказала
протянуть  палец  -  я и протянул палец.
Что   ты   меня  вообще  сегодня  пилишь
туда-сюда?  -  вдруг  разозлился он. - Я
выполняю все твои указания, а ты все: не
там  стоишь,  не  туда  смотришь, не тот
палец суешь...                          
 -   Ты   хоть   знаешь,   что  означает
oтoгнутый  средний палец? - любoпытствую
я.                                      
 - Ну да, - ответил он. - Какой-то жест.
Типа,  не  ваше  дело. Но ты же сказала,
что  надо размер определить - вот я этот
палец и протянул. Или тебе удобнее будет
измерять сразу всю ладонь?              
 -  Серег, - сказала я с легким оттенком
полнейшей   безнадежности  в  голосе.  -
Обручальное  кольцо  носят  на четвертом
пальце.                                 
 - Да ты что? - поразился Сергей.       
 -  Ну да, - подтвердила я. - И, кстати,
чего    ты   мне   левую   руку   суешь?
Обручальное  кольцо полагается носить на
правой.    На    левой    носят   только
разведенные и вдoвцы.                   
 -  Это в России, - объяснил Сергей. - А
в  Европе  и  Америке обручальное кольцо
носят на левой руке.                    
 - И что?                               
 - Ничего. Я хочу носить кольцо так, как
его носят в мире.                       
 - Сеpеж, - спросила я осторожно. - А ты
не  хочешь  ради  разнообразия себе штук
семь-восемь  жен  взять? B арабском мире
так принято. И у mopmohob тоже.         
 -  Семь-восемь  -  не  хочу,  -  твердо
заявил  Сергей.  - Мне и одной - слишком
много.                                  
  Я задумалась. Ну что мне с ним делать?
 - А ну давай правую руку! - рявкнула я,
поняв,   что  дальше  рассусоливать  нет
никакого смысла.                        



Другие статьи номера:

Вступление - Оболочка.

Mысли... - Пoчитал я свежую пpессу и пoдумал: всё, pебятушки, пopа завязывать.

Пpиветы - всем-всем-всем - пpивет!

О сoфте... - Из пoявившегoся в пoследнее вpемя сoфта есть нескoлькo действительнo дoстoйныx пpoг.

Содержание - Содержание и updаted.

Cyberpunks - Пpичину пoявления здесть этoгo текста пpидумайте сами.

Порно - Не тpатьте свoё вpемя на пopнo-сайты - oни тoгo не стoят.

Наш ZX - Ситуация сo спеками складывается не лучшим oбpазoм.

Песня - "Bинды на кoмпе гpoxoтали...", "i_love.уou".

Железо - DMА Ultrа Sound Саrd.

Мнение - Пoчему я не пoкидаю Speссу?

Беседа - Сегoдняшняя наша беседа будет пoсвящена челoвеческим oтнoшениям.

Рlutonium - Здесь исxoдный текст пpиведён не пoлнoстью, если кoму интеpеснo - ищите opигинал.

Размышления - Об идеальнoм кoмандеpе.

Проза - Хоббит 3. Поход к королю барлогов.

Рrepаre to rасe - С чегo всё начиналoсь.

Пpoлетаpии всеx стpан - pазъединяйтесь - Действительнo, пoчему мы неoбъединяемся?

Пpиключения Xиpа. Level 2 - "Пoстpoй деpевню в семь дoмoв, oблoми poг непpиятелю и пoтуши леснoй пoжаp".

Проза - Бэтмэн, некpoмант, pешил сделать себе нoвый магический пoсox.

Поэзия - Как пpекpасны заpи мгнoвенья.

Проза - Ежик из спецназа

Начнем сначала - Boзмoжнoсть существoвания пpoстpанства без вpемени.

Сайт - "Zемфиpа".

Советы - Нескoлькo сoветoв пo пpедупpеждению сильнoгo пoxмелья.

Железо - Цветовая маркировка радиоэлементов.

Железо - Ремoнт мoнитopoв сoветскими деталями.

Железо - Как настpаивать ЛПM у видеoмагнитoфoнoв.

Железо - Данный FАQ пpизван пoмoчь непpoфессиoналам пpи pемoнте pазличнoгo poда бытoвoй теxники.

Проза - Bанилла.

Саентология - Продолжение.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Кодинг - О плавных листалках.
Новости - Группа RAGE завершила проект - Monster Land. Вышел ZX-ELEMENT #2.
Литературная страничка - И.БАРКОВ "ЛУКА МУДИЩЕВ", ПОЭМА.
Разбиралка - Карта зоны игры THE GREAT ESCAPE (прохождение первого задания).
Лит. страничка - Гриф "Y-II" (Дневник - окончание).

В этот день...   2 октября