Insanity #10
30 ноября 2001

Крах Спектрума в Нижнем Новгороде - ProgMaster констатирует.

Некролог: Крах Спектрума в Нижнем
$% Prog Master/Sinc Masters Creative Group
  

                           Нет прощенья за умирающий Спектрум...

  В  качестве  предисловия  лишь  скажу,  что  на  Нижегородском
радиорынке  я  не  появлялся  более чем полтора года.  Вот опять
наступила  весна.  Тут  и  там,  назло  водителям  и  пешеходам,
возникли  лужи  (вспомните  хотя бы о том, как стоя на остановке
вас  с головы до ног окатывает проезжая машина). А какая ужасная
грязь,  слякоть!  На  асфальте  стали  проявляться  намусоренные
втечении зимнего периода обертки от конфет, смятые пивные банки,
осколки  бутылок.  Рваные  бумажки  и  куски  целофана, очевидно
вылетившие  из  рядом  стоящего мусорного контейнера, застенчиво
дожидаются дворника. 

  На  Московском  Вокзале  в  поисках  нарушителей общественного
порядка  прогуливаются  еще  не  опомнившиеся ото сна сотрудники
милиции.  То  тут  то  там, заглушая друг друга, румяные женщины
предлагают  купить  у  них  беляши  с мясом, пироги с картоштой,
чебуреки.  Пожилая  женщина  в  черной  потертой  куртке торгует
семячками,  архисом  и  еще  Бог  знает  чем.  А  вот и еще одна
торговка  семячками. Вроде бы она и молодая, но видок у нее явно
не  способствует  хорошему  бизнесу.  Ее  лицо  медного  цвета с
крупными  мешками  под  глазами и картой Нижнего на носу в ввиде
выступивших  синеватых  кровеносных  сосудов  явно сближает ее с
торгующей рядом с ней старушенцией. 

  Из  колонок,  стоящих  подле  музыкального ларька доносится их
обиженный  хрип  попсовых  децибеллов.  Правильно,  есть  на что
обижаться.  Хороший  хозяин  в  такую  погоду собаку на улицу не
выгонет.  А  их  беспечные хозяева поставили прямо в не успевший
растаять   холм  снега.  Около  ларька  пытается  упражняться  в
танцевальном  деле  какая-то  женщина, как водится, сбежавшая из
дома  волшебников. Танцует своеобразно, импровизирует, а главное
- совершенно бесплатно (дешево и сердито). Но до Майкла Джексона
ей надо еще чуть-чуть подтренероваться. 

  Рядом  на  лавочке  примостились хотя грязные и обоссанные, но
пьяные  и умиротворенные бомжи. Вот один Хранитель Общественного
Порядка кончиками пальцев, будто выносит помойное ведро из дома,
тащит  к выходу из здания вокзала какого-то подвыпившего дядьку.
Тот  идет  послушно,  как  собачонка на поводке. А вот следом за
ним,  подгоняя  легкими,  но очень унизительными пинками молодой
мент вытуривает на улицу обиженного до слез бомжа.

  Море  народа,  можно  подумать,  собравшегося  со  всех концов
Нижнего  на  концерт  "Арии",  всего  лишь  терпеливо дожидаются
трамвая.   Бабушка-индвалидка   второй   группы  стоит  с  двумя
безразмерными   сумками  на  перевес  и  тележкой  на  маленьких
колесиках  с  привязанным  к  ней  мешком.  Вот  какой-то сопляк
стрельнул  у солидного дядьки с пейджером сигаретку. А вон стоит
негр,  чье  лицо напоминает мне цвет моих изсине-черных ботинок.

  Рядом  стоят  симпатичные  девушки  и  мило беседуют, очевидно
обсуждая  цвет  лица  афроамериканца.  А  вот  стоит высоченный,
прилично одетый худой парень, черные одеяния которого вступают в
контраст  с  его  бледным лицом, и лишь его волосы, которые явно
говорят  о том, что он много сэкономил на парихмахере и рюкзачек
с надписью "Нирвана" отличают его от священника. 

  Этот парень и есть Я.   

  Священник  же  (или  псевдосвященник)  стоит  около подземного
перехода  и  громко,  нараспев  читает молитву. На его шее висит
коробка  с  прорезью,  чем-то  похожая  на  рыбацкий  сундук,  и
прохожие,  разжалобленные  протяжным  голосом  церковнослужителя
опускают деньги в отверстие.

  Толпа насторожилась: на горизонте появился трамвай. Синенький,
состоящий   всего   из   одного  вагона,  украшенный  ободранной
наклейкой  с говорящими по сотовому женщинами, он приготовился к
своему  штурму.  Стоя  около  окна  трамвая,  и  возвышаясь  над
пассажирами,  как  минимум,  на  две  головы,  парень  улыбается
счастливой  улыбкой:  штурм  окончен.  

  Этот  парень знает, что в трамваях потолок гораздо выше, чем в
автобусах,   маршрутках   и  расплодившихся  в  последнее  время
газелях,  поэтому  он  выпрямился  в  полный  рост,  не опасаясь
зацепиться  своими  черными  длинными  волосами  за какой-нибудь
предательский гвоздик в потолке. Снял свой рюкзак с плеча и взял
его  в  правую  руку,  так  спокойнее,  люди нынче вороватые. Он
помнил  тот случай в маршрутке, когда у молодой женщины прямо на
его глазах два парня вытащили кошелек из сумки и тут же вышли на
следующей  остановке. Женщина обнаружила пропажу, кинулась вслед
за ними, а их уже и след простыл.

  В  окне  промелькнуло  гигантское  желтое  здание,  у подножия
которого  раньше стоял магазин "Строительные Материалы" - теперь
его  переименовали  в  "Мебель". Это значит, что следующей будет
моя остановка. 

  "Ашхабадская"  -  громко проскрипел динамик трамвая и высокого
парня  вынесло  с  потоком  в  открытую дверь трамвая. "Вот он -
радиорынок  -  моя главная цель сегоднешнего дня" - подумал он и
обойдя  трамвай  спереди,  направился  вдоль по тропинке к месту
назначения.

  Как  всегда,  около входа радиорынка, тусуются, громко ругаясь
на  своем  тарабарском,  бригады  грузинов.  "Детали  сдаем?"  -
интересуются  они у прохожих. Длинный парень знал, что спичечный
коробок конденсаторов на радиорынке стоит больше двухсот рублей,
как  знал  он  и  то,  что  большинство  кавказцев  ни  хрена не
разбираются в радиотехники, потому, что ему была известна сага о
том,   как  какой-то  мужик  надергал  радиодеталей  из  старого
телевизора, покрасил их нитрокраской в зеленый цвет, рассовал по
спичечным  коробкам  и  сказал грузинам, что это самые что ни на
есть  конденсаторы  и  тем  самым  получил  неплохую  финансовую
выручку.  

  Он  догадывался  о том, что обмануть их ничего не стоит, точно
так  же  как взрослые могут провести ребенка, но делать он этого
не  будет: во-первых считал себя достаточно честным человеком, и
деньги,  нажитые  таким  путем  явно  не  давали бы ему спать по
ночам;  во-вторых,  он  не хотел, чтобы этот визит на радиорынок
был его последним визитом.

  -  Эй,  парень,  может  тебя какие диски интересуют? - крикнул
продавец компактов, - У меня, возможно, есть все, что тебе надо!

  -  Да,  меня интересуют бесплатные компакты. - лениво произнес
парень  с  надписью "Нирвана" на рюкзачке, и не дожидаясь ответа
прошел  в глубь радиорынка. У него была определенная, и пожалуй,
только  ему известная цель, и он не собирался останавливаться по
всяким  пустякам  и  тратить  время (и деньги) на ненужные ему в
данный момент вещи. 

  Вот Рюкзачек прошел мимо рядов, где переминаясь с ноги на ногу
стоят  торговцы ПиСишным барахлом. Поздоровался с одним из них -
с   невысоким   умным   очкариком   в  темно-зеленой  куртке,  и
продвинулся еще немного вперед.

  Вот  и  он  -  тот  самый  заветный  столик, где обычно каждую
субботу   и   воскресенье   торгует   спектрумовскими  лапухами,
дисководами  и  системными блоками старина CT-SAM. Весь торговый
столик   обычно   завешан  будто  обоями,  скриншотами  из  игр,
демонстраций  и  гифтов.  На  самом  столике, как правило, лежит
три-четыре увесистых каталога на программное обеспеченье.

  Но  где же он? Старый усатый дядька с торчащими вперед резцами
и  тем  самым  похожий  на суслика из мультфильма про Винни-Пуха
стоит  возле  нагроможденных на стол старых писишных безделушек:
платы  от  тройки, винты-гиганты по визуальным размерам, а не по
емкости,  которые с успехом можно использовать для колки орехов,
пыльный   матричный  принтер  и  заляпанный  сидиром  привлекают
охотников за дешевыми бэушными комплектующими.

  Как  же  так??!  Неужели  старина  CT-SAM  перестал  торговать
программным  обеспеченьем  и послал всех спектрумистов Нижнего и
его окресностей к чертовой бабушке? 

  Парень  с  рюкзачком  перекинулся  парой слов с Сусликом и все
стало  предельно  ясно:  Синклерист  уже  более  чем пол-года не
торгует  на  рынке.  Спектрум  в  Нижнем  Новгороде  безвременно
скончался. Он умер, и первые симптомы его смерти проявлялись уже
тогда,  когда CT-SAM перестал торговать по субботам, и по словам
писишного  барахольщика,  в  этот  день  недели он занимал место
спектрумиста. 

  Так  было пару месяцев, а потом он перестал появляться вообще,
и  его  торговый лоток полностью перешел в распоряжение Суслика.
Все  конечно  - и энтузиазм Sam'a тоже сошел на нет. Он для себя
решил,  что  торговля  на радиорынке программами для Спектрума -
бесполезная  трата времени, хотя, наверняка в душе он знает, что
это вовсе не так.

  Теперь Вы, дорогие читатели, знаете, как произошла гибель ZX в
Нижнем Новгороде.





Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Юмор - Смеемся после слова "лопата".
Реклама - обменн программ для Speccy.
Inferno - Вступление от редактора.

В этот день...   20 сентября