Erotic #11
02 января 1998

Показания - Литературная обработка показаний и свидетельств А.Аринича, Д.Титовца, по делу о Минской трагедии.

________________________________________________________________

     То, что вы сейчас прочтете нельзя назвать ни рассказом,  ни
литературным произведением. Это показания лиц виновных в истеза-
нии и изнасиловании молодой девушки. Я долго думал, вставлять ли
ЭТО в газету и пришел к выводу, что вам стоит ЭТО прочитать и те
кто еще не понял, что ЭТОТ МИР УЖЕ НИЧЕГО НЕ СПАСЕТ (C) Werewol-
ves, пускай убедятся в этом...


           Л И Т Е Р А Т У Р Н А Я О Б Р А Б О Т К А
показаний  и свидетельств А.  Аринича,  Д. Титовца, (1969 г. р.,
1968 г. р.) по делу о Минской трагедии, по материалам публикации
журнала РУССКОЕ СЛОВО, за декабрь 1987 года"Это ли клевета?".

       Заседание Минского Горсуда (СССР) в мае 1987 года.



  - Ну  то есть когда ее притащили, я не знал, чо она стукачка -
это  уже потом Сова нам сказала и тоже сказала: мальчики, можете
делать с ней, что хотите, только не убивайте - сядем, мол...
  Пацаны  ее  накрыли  в  подьезде и притащили - тапки по дороге
свалились  и она была в белых носках, юбке какой-то и синей коф-
точке.  Насчет  лифчика нет знаю; на лицо симпатичная такая дев-
чонка,  черноволосая, с черными глазами, губы пухлые. Испугалась
она  конечно. Звали Лариса, испугалась она конечно, начала в ко-
ридоре кричать и прибежала Сова и говорит: мальчики, не надо так
громко, услышат. Тогда Тит (Титовец. Д. - прим. авт) ласково так
говорит:  Лариса,  Лариса  стань  спокойно.  Она слезы, успокои-
лась... И тогда Тит пнул ее, хорошо пнул, с оттяжкой в живот. Ну
она странно так всхлипнула и загнулась. Тогда мы с Титом потащи-
ли  ее в ванную; ванная была маленькая, из белого кафеля. С дев-
чонки  мы  стащили юбку, кофточку и лифчик. Там был еще Лох, так
он  как увидел ее пухлую девичью грудь на которой соски едва за-
метно  топорщились розовыми шишечками, то крякнул и начал стяги-
вать  с  себя  джинсы.  Лариса стояла в ванне на коленях в белых
трусиках  на  худом  теле  и белых носочках; плакала и прикрывая
ладонями  свои  еще маленькие груди, твердила: мальчики, не надо
меня  мучать  я вам по хорошему дам, не надо. Но Тит сказал, что
она  и  так  даст. Тогда Лох спросил: сколько, Лариса, тебе лет?
Она  плачет: восемнадцать. В рот возьмешь, говорит. Девчонка ис-
пуганно  смотрела на нас, Лох уже почти разделся и стоял по пояс
голый, дурной, пушка его покачивалась. Тогда он ударил Ларису по
лицу- будешь? Она упала на дно ванны и из губы ее потекла кровь.
Будешь?  Она зарыдала и кое-как поднявшись, измазав ванну кровью
из  разбитых коленок и губы - я на такие коленки часто смотрел в
парке, когда девчонки с Левобережья катались на качелях-лодках и
я не знал, что когда-нибудь девчонка будет, дрожа этими коленка-
ми,  приближать лицо к красному, мощному члену Лоха, а пряди во-
лос будут закрывать ее мокрую от слез щеку... Она, видно никогда
не брала его еще в рот и поэтому Лох не выдержал. Она только це-
ловала член осторожно, как очевидно целовала своего неизвестного
нам  мальчика, да впрочем, мы таких... Ты чего же сука, щекочешь
его, соси, говорю! - заорал Лох и схватив Ларису за волосы, дер-
нул  голову  девчонки на себя; она вскрикнула, это была наверно,
первая серьезная боль ее за этот вечер и она не знала, что будет
еще... Она всхлипывала, но продолжала сосать, Лох сладко жмурил-
ся.  Тит  сказал,  что  он тоже, пожалуй разденется. Мы раздетые
толклись  в  ванной,  а Лариса прижалась лицом к члену Лоха и он
уже  покачивался, постанывая. В этот момент в комнатку заглянула
Сова, она уже разделась донага и ходила в одних чулках и туфлях,
а  на  шее  у нее было ожерелье той девушки... Сова пожелала нам
успеха.  Я  взглянул на ее загорелую, коричневую грудь с темными
сосками,  знавшую  наверно уже ни одного мужчину, и почувствовал
жгучее  желание.  Мы  уже  все распалились: нам было интересно -
ведь нам дали живую игрушку, с нежной пушистой кожей, плачущую и
теплую - и детская жажда ломать проснулась в нас с набывалой си-
лой...  Члены  у  нас были вялыми, потом начали подыматься; Лоха
уже оттолкнули. Тит залез в ваную; Лариса уже была прижата к дну
ванны и Тит, почти сел на нее... Она уже тяжело дышала, пот выс-
тупил  у нее на лбу, увлажнил волосы... Она, Лариса трудилась на
славу:  Но  вот  Тит,  смеясь  положил  ладонь на ее голую левую
грудь, вздымающуюся под рукой. Тит почувствовал, наверно, мягкую
кожу;  а  ведь  он  раньше работал грузчиком и начал тискать ее.
Девчонке  стало  больно  и она не выдержав вырвалась: член Тита,
уже было напрягшийся, вылил свои белые брызги ей на грудь... Тит
выругался. Лариса лежала на дне ванны и скривив рот, смотрела на
нас  просяще,  не надо, мол! Тут в ванную ворвался Лох и заорал:
дайте  мне эту сучку! Он по-прежнему был только в рубашке и став
к  окну ванны, напрвил член на девушку. Та что-то почувствовала,
но  было  уже поздно: Лох мочился на нее! Струя желтоватой влаги
залила  ее голую грудь и трусики - она отшатнулась, но поскольз-
нулась  и  упала. Тит и я, улыбаясь, подошли к краю ванны... Те-
перь густо пахло туалетом... Теперь она, Лариса была мне против-
на, отвратительна и странно ничуть не были противны наши развле-
чения. Мы были нормальными крутыми парнями - я, Лох, Тит, и даже
крутая  девчонка Сова, а эта была последняя мразь, стукачка. Так
Сова  нам сказала... Мне было приятно унижать эту голую девчонку
и  я  взял ее за волосы и ткнул лицом в собравшуюся на дне ванны
лужу,  но  я  чуточку переборщил: потому, как я разбил ей нос  и
лужица  эта  окрасилась  розовым. Дышать было уже трудно; пацаны
решили  все  смыть и Тит пустил в ванну кипяток. Он добрался  до
ее  ног  в носках и она впервые так жалобно и хрипло закричала -
обожглась. Тогда я взял у Тита душ и начал окатывать ее холодной
водой  -  в воздухе повисли брызги, стало свежее... Пацаны кури-
ли.
  - А давайте устроим ей" танцы до полуночи !" - сказал Тит. Ла-
рису  вытащили из ванной. На лице ее уже было несколько синяков,
волосы  мокрые...  Мы привязали ее за руки и за ноги к батарее и
тут  Лох  заметил что с нее до сих пор не сняли ни трусиков,  ни
ни  носок. Их стащили и я подумал, что у ней очень красивые ноги
тонкие лодыжки, пушок волос на икрах, крепкие, но мягкие ступни,
и  розовые пальцы. Хороша девчонка... Первым подошел Тит, бросил
зажженную  сигарету и, обняв ее, прижался к ее голому, распятому
на батарее телу, к выпукло торчащей груди. Тит улыбался, он  ак-
куратно  вводил  член и вдруг резко, с криком втолкнул его прямо
вглубь  тела  Ларисы.  Я  видел, как она застонала, как судорога
пробежала по стройным голым ногам. И Тит начал покачивать член в
ее  лоно все сильнее и жестче; он целовал ее грубо и жадно, заг-
лушая  ее стоны. Девушка дышала уже с хрипом, он тискал ее, зас-
тавляя изгибаться: Ааааа... Ааа!! Потом я понял, что ее запястья
и лодыжки начала обжигать горячая батарея; и вот член Тита внут-
ри нее прыснул струей и она обмякла... Глаза у нее были закрыты,
под ними синяки - губы что-то бессвязно шепчут... Меж волос паха
дрожит клитор, бедняжка. И тут же на нее навалился я. Я чувство-
вал  тепло ее тела. Его дрожь. Мне приятно было то, что она бес-
помощна, было в этом что-то звериное, темное а потому - притяга-
тельное.  Я чувствовал дыхание ее голой груди. Я терзал ее внут-
ри,  там,  где  было  ее самое сокровенное и она подавалась моим
движениям,  не  знаю,  от боли или от сласти; Когда я целовал ее
слабые  губы мне было ее даже чуточку жалко. Девчонка почти была
в  беспамятстве но это было и хорошо и вот я приник еще раз к ее
голому  животу, грубо стиснул ее бедра и застонал: все, я пустил
семя,  я  взял ее властно, не спрашивая позволения, как и должен
мужчина.  Ее ноги свела очередная судорога; я отошел и меня сме-
нил  Тит,  потом  Лох потом опять я... У Ларисы закатились почти
глаза,  на нее плескали холодной водой. Оторвавшись от девчонки,
распятой на батарее, мы курили торопливо, а Сова в соседней ком-
нате  обмахивала нас полотенцами. И мы спорили сколько эта  дев-
чонка протянет, и сколько еще через нее пройдет?
  Все испортил Лох. В то время, как Тит использовал Ларису, при-
бежал  Лох с коробком спичек и ватой, эту вату он начал заталки-
вать  меж  розовых пальчиков ног девушки. Тит заметил это и зао-
рал:  давай, давай, мол! Когда Лох поджег вату, нехорошо запахло
и  девчонка начала шевелить пальцами, но горящая вата не выпада-
ла.  Она  начала  кричать  и это еще больше раззадорило Тита: он
любит, когда женщины кричат... Короче, она совсем обмякла, груди
ее стали вялыми и Титу все это надоело. Он отступил назад; Лари-
са  почти висела на батарее и глаза ее остановились. И Тит начал
ее избивать. Бил он умело; ее отвязали и Тит бил ее в пах, да мы
все били ее в пах, хотя бы по разу и было приятно пинать ее в то
место, которое только что доставляло нам наслаждение; и при каж-
дом  ударе она вскрикивала... Мы повалили ее на пол и стали топ-
тать; а потом Тит принес болотные сапоги и мы по очереди топтали
ее, давя каблуками ее голую грудь и пальцы...
  Все  это,  короче, надоело. Мы оставили ее в ванной и включили
ледяную воду. А сами пошли в другую комнату к Сове; там мы кури-
ли  и  пили принесенную Титом водку. Сова долго ходила меж нами;
мы  устали  от воды, ударов, а Сова была нага и свежа, и ее руки
так  ласково  тревожили  наши  члены. И вот наша верная подружка
опустилась передо мной на колени. Ее бедра были пред моим лицом,
от  нее пахло шампунем... И я восхищенно сначала коснулся губами
греха  нашей подружки, потом все больше и больше приникая губами
к  ее голому паху, добрался таки до ее щели... И теплые ноги на-
шей  верной  Совы  задвигались и я утонул в страсти тревожить ее
тело.
  ... Тем  временем избитой Ларисе все-таки удалось выбраться из
ванной  и выползти на площадку, ползя вниз по заплеванным ступе-
ням.  Мы догнали ее на площадке; Тит опять избил ее жестоко и мы
бросили  ее в ванную. Девчонка лежала на дне, спина и ноги у нее
были  в кровоподтеках и засосах, в крови был золотистый пушок на
икрах. Нетронуты оставались только ягодицы. И тут Сова, улыбнув-
шись, подтолкнула Тита к ванне, тонкими пальцами коснувшись  его
члена. И Тит понял... Он забрался в ванную, навалился на избитую
Ларису... И втолкнул вставший колом член меж ее белых нетронутых
ягодиц...  Бедняжка попыталась подняться и вскрикнула. А Девочка
наша  тоже  забралась  в ванну к ним и обнимала, улыбаясь, Тита,
ее  острые  груди дразнили его, а Сова, с улыбкой глядя на него,
то прижималась к нему, то отстранялась... Глаза у Лоха заблесте-
ли  и  мы  тогда начали вырезать на коже ягодиц Ларисы начальные
буквы  наших фамилий; "Л" получилась просто а вот с "Т" пришлось
повозиться... Девушка уже не кричала, кровь текла по ее ляжкам и
вот  после  этого  она стала никому не интересна. Мы засунули ей
меж ног тряпку, чтоб не лилась кровь и ушли...

  Проснулся  я с Совой. Она спала и на ее груди еще застыла вла-
га;  зазвонил  телефон. Я снял трубку, звонил Лохин, сказал, что
кто-то  нас  сдал  и что он сматывается... Как я потом узнал, он
тоже  не  успел...  Я  разбудил Сову; она одевалась, когда менты
зашли в наш подьезд...


  Литературная обработка показаний А. Аринича и
  Д. Титовца с разрешения Следственного Отдела
  Минской Прокуратуры произведена

  З. М. Ксешинским, журналистом.

________________________________________________________________
Телефон редакции: (017) 249-89-60 Сергей
Адрес редакции: 220085 г.Минск пр.Рокоссовского д.85 кв.187
Интернетовские адреса:
                       paul.pavlov@usa.net     с пометкой
                       zxnet.by@iname.com        EROTIC!
________________________________________________________________




Другие статьи номера:

Вступление - От авторов.

Рассказ - Отрывок из романа Ч. П. Пересела-младшего "Неукротимая Пенни-Лейн".

Показания - Литературная обработка показаний и свидетельств А.Аринича, Д.Титовца, по делу о Минской трагедии.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Начинающие писатели - Как мы с FLASH'ем ходили за кукурузой.
Основы SWAP'А - информация для начинающих, а также несколько хитрых извратов, которые можно провернуть с почтой.
Учебник - Стратегия и тактика половой борьбы: Противопоказания к знакомству.

В этот день...   23 октября