Erotic #11
02 января 1998

Рассказ - Отрывок из романа Ч. П. Пересела-младшего "Неукротимая Пенни-Лейн".

<b>Рассказ</b> - Отрывок из романа Ч. П. Пересела-младшего
________________________________________________________________

  Отрывок  из романа Ч. П. Пересела-младшего Неукротимая Пенни--
Лейн.
          ГЛАВА 6. ПЯТЬ ГАМБУРГЕРОВ В ТРИНТИ-ОБЖОРКЕ.

   (по материалам журналов PlayBoy и Penthouse-Reveiw (США))

  ... Грузовик  Пенни-Лейн мчался по шестому федеральному шоссе,
на  север от Бармоунт-хилла. Где-то там, за цепочкой лысых Кали-
форнийских холмов горел загадочный IX сектор базы, и лежал в кю-
вете  автомобиль  с  генералом Фертшеллом, а его верный адьютант
Топси  находился  в  военном госпитале Бармоунтской комендатуры.
Да, дел Пенни-Лейн неделала много...
  Зеркало  отражало крепкое лицо девушки, пухлые губы, несколько
вывернутые,  как  у  любой,  в общем-то южноаммериканской шлюхи,
между  Сан-Франциско  и Вашингтоном. Серые глаза... Пышные серые
волосы  все время спадали на лоб и Пенни приходилось их рукой...
Ладони ее сжимали баранку; девушка пристально следила за дорогой
- не  появится  ли вдруг тупорылый зеленый броневик, из леса: от
этих тварей всего можно ожидать. Босые ноги девушки, погрубевшие
изрядно по пути босиком от ранчо Филла, по сухим колючкам и  ко-
ровьему  дерьму, упирались в педаль акселератора. Но самое глав-
ное  было  не  здесь. Майка плотно обтягивала ее грудь; в кабине
было  жарко... А чуть полные ноги Пенни обтягивали крепкие джин-
сы,  в них было чертовски неудобно. Девушка облизывала губы: она
с  ужасом  чувствовала,  что  там,  в глубине ее бедер з р е е т
опять это... Она чувствовала, как горит под майкой ее пышненькая
грудь и набухают соски. Она понимала, закусив губу, что ей опас-
но  раскрыться  сейчас, когда люди Фершелла пасут ее по дорогам.
Но перехватывало дух и горели пятки... Нельзя, нельзя. Не хочет-
ся.  Так  ныли бедра в недавнем детстве, точно так же было тепло
внизу  живота.  И маленькая Пенни забиралась в ванную, блестящую
огромным  душем, ставала босой на пол и прикосновение прохладной
плитки к голым ногам приносило дрожь в коленках... Девочка, едва
дыша, разглядывалась, и зеркало отражало ее худые ноги подростка
с  грязными  пятками и худенький зад. Она смотрела на себя в это
большое  домашнее  зеркало и потом, закатив глаза, брала с полки
круглый балон Ланда и ложилась на пол. Ее крепкие руки погружали
пластмассового червяка в свое лоно; и жгло тело невыносимым удо-
вольствием,  и  она  стонала,  извиваясь на полу... Да, но тогда
Пенни не знала ни Джеральда, ни того, что ее ждет...
  Теперь по сторонам тянулись хилые деревца. Да что же это. Поб-
леднев  девушка расстегнула последнюю пуговочку на джинсах. Гос-
поди, да нельзя же светиться...
  Из-за поворота показалась железно-пластмассовая постройка; яс-
но, обжорка Макдональдс, нечего и говорить... Над входом грязная
вывеска "ТРИНИТИ". Взвизг тормозов; девушка с ужасом остановила,
стреножила  тягач  у  самых дверей обжорки. Хотелось есть.. Стих
мотор и она несколько минут сидела неподвижно... Тишина. Девушка
глянула  на  сонного пьяницу у входа, чей-то громоздкий Империал
и открыла дверцу, спрыгнула на землю. Калифорнийская теплая лас-
ковая  маслянистая  пыль  защекотала голые ноги Пенни; да, как в
детстве,  когда  ходила  к  соседскому сыну Хиггинса в коровник.
Она  раздевалась  еще на задах ранчо, чтобы не пачкать одежду  и
голая,  босая неуверенно шла в темноту коровника: под ногами не-
леслышно  чавкал такой же ласковый и теплый калифорнийский навоз
от бычков-двухлеток... Пенни решительно зашагала к забегаловке.

Внутри  было  полутемно.  Человек  десять  сидели по углам, пили
джин.  Около окна это спасет ему потом жизнь - сидел усатый чер-
ный  тип,  Смолли. И у стойки разговаривал с барменом, взгромоз-
дившись на высокий табурет, крупный мужчина в ковбойке... Девуш-
ка  вошла  в обжорку почти бесшумно, придерживая в кармане кольт
Харли маленький, дамский. Бармен ее поначалу не заметил. А потом
с  изумлением  оглядел  невысокую  рыжеволосую девушку с упрямым
взглядом;  ее  старые  джинсы и грязные ноги со сбитым ногтем на
большом пальце это удружил сапогом Топси, да... Чего ей надо?
  - Пять гамбургеров... - очень тихо, но твердо сказала Пенни  и
уселась на стульчик напротив толстяка - И джин.
  Бармен  взялся  за  стакан. На Пенни смотрели с интересом... А
девушка,  глянув на своего соседа, явственно почувствовала запах
мексиканского  табака. И началось... Не надо светиться! - с ужа-
сом  думала  она,  а  колени  уже немели. Девушка дрожала... Да,
мексиканский  табак:  бог ты мой, как давно это было! Лошадей на
ранчо  объезжали  мексиканцы,  рослые загорелые парни. Ночной их
костер  горел  прямо  под окном девочки. И Пенни раз не выдержа-
ла...  Двое  их, загорелых и жилистых сидело у костра. Как вдруг
из  темноты приминая босыми шагами траву чиликито появилась Пен-
ни.  Ей тогда только исполнилось восемнадцать... Рыжие космы па-
дали  по  плечам;  дерзкие  шальные глаза смеялись. Груди, юные,
белые, торчащие вбок, как у козы Хиггинса и коричневые, крупные,
как  вишни  соски.  Дурея, от сознания того, что она голая стоит
перед двумя онемевшими мужчинами, девушка застонала и опустилась
на  колени... Лоно ее перекатывалось бугром. И вот мексиканцы не
стали спорить. Один притянул к себе девушку и та зашлась в судо-
роге от его сильного упругого члена. А второй, тяжело дыша, дол-
го  гладил  нежный  ее  зад и вдруг что-то твердое вошло в нее с
другой стороны...
  Нельзя, это будет смертью. Но девушка шла навстречу гибели, не
в силах устоять. Ранчмен напротив с изумлением глядел, как сидя-
щая  напротив  девица  засунула  в рот сандвичи начала смотря на
ранчмена, стаскивать майку. Все затаили дыхание... Вот оголились
мячики  ее голой груди с выпуклыми бугорками сосков - прикоснись
к  ним мужчина это буря сладости... Это нектар... И глядя в упор
на  ранчмена  в потных прелых динсах, и доедая гамбургер девушка
стягивала  с  себя майку. Взорам посетителей открылось ее гибкое
тело,  оливковая кожа подмышек, тонкая талия и голые груди с це-
почкой  в ложбинке... Стало тихо, только приглушенно звучал  му-
зыкальный  автомат.  И  Пенни  раздевалась, одежда уже горела на
ней. Сидя на стульчике, она сбросила майку на пол, и покачиваясь
в  такт музыке начала стягивать штаны; они медленно оголяли гиб-
кие  бедра  девушки. Увидев черные густые волосы Пенни, топорща-
щиеся  пониже ее живота ранчмен не выдержал и тоже начал рассте-
гивать  джинсы. Но девушка была уже нага, что-то внутри: то, чем
наградил  ее когда-то Джеральд, требовало наслаждения. Пенни тя-
жело дышала... Вот ранчмен спустил джинсы и расстегнул рубашку -
и девушка забралась к нему на колени и склонившись над ним, лов-
кими  пальцами  вставила  в себя его упругий член. Обжорка ахну-
ла...  И  девушка прижалась к мужчине обнаженной податливой гру-
дью, и соски - буря и сладость, защекотали его тело. Слышно было
дыхание  Пенни;  она начала с силой покачивать бедрами и мужчина
все  глубже входил в ее тело. Сильнее, еще... С каждым разом де-
вушка  стонала  и подставляла рту ранчмена свои влажные губки. А
грубые  от  мотыги  и баранки его ладони терзали ее спину. В по-
лутьме голая Пенни уже лежала на ранчмене и покачиалась в экста-
зе,  она закрыла глаза и чувствовала - горячий мужчина ворочался
там,  внутри,  наполняя  ее счастьем владения и подбирался уже к
этому,  глубже, совсем близко - ах, грозному изделию Фертшелла и
его смертников. Ее голые ноги крепко сжали ноги  ранчмена; Пенни
исдила с тоном,когда ранчмен не выдержал и захрипел по бычьи.Он,
копивший все за  долгую зиму в холмах и изредка дававший немного
своей  худосочной жене выпустил все в Пенни. Такая струя не оро-
шала  девушку никогда - чуть было не достало до горла и Пенни на
секунду  затаила  дыхание поднялись голые груди и ягодицы   нап-
ряглись. Аааааааааа... И вместе со слабостью пришло сознание не-
поправимого.  Теперь надо сматываться. И скорее... Потная, зады-
хающаяся  девушка,  еще прижимаясь к мужчине заметила, что из-за
столика  встает  этот  парень,  Смолли, а руку нехорошо держит в
кармане.  На  родине  Пенни в кармане держали оружие; и девушка,
застонав,  ослабевшей рукой дотянулась до своих штанов на стойке
и выстрел кольта Пенни успел прошить Смолли плечо, пока он выта-
щил  оружие.  Представитель сети чикагских публичных домов, ока-
завшийся  по делам в Бармоунте, рухнул на столик, не подозревая,
что девушка спасла ему жизнь своим выстрелом... А Пенни, бедняж-
ка,  сползла  с  колен  ранчмена, еще кряхтящего и, даже не оде-
ваясь, бросилась к выходу. Вскочив в грузовик, она сильной босой
подошвой вжала акселератор; Макк сорвался с места в реве, подоб-
ном реву стада быков...
  И  через  три  минуты,  когда  Пенни была в километре; ранчмен
вдруг  закатил  глаза  и  упал с табурета. Внутри него рождалось
что-то;  еще  секунда  его  крика  и вспухший внезапно его живот
взорвался.  Сташный  грохот: Тринити-обжорку разнесло на куски -
вместе  с  клубами огня и дыма выбросило крышу, разметало стены,
вылетел и кусок стойки. Потом еще внутри серия взрывов, огненных
столбов  и тишина, только оседает пыль. Смолли так и остался ра-
ненный  у окна и это спасло ему жизнь ударной волной его единст-
венного выбросило на ближайшее дерево и он висел там сейчас, ог-
лушенный.
  А  Пенни-Лейн держалась за баранку грузовика. Навстречу стели-
лось  серое шоссе и девушка счастливо улыбалась. Ноги ее, гибкие
сильные  ноги  дочки  ранчмена расслабленно лежали на педалях, а
тело  было  полно истомой. Свободной рукой Пенни поглаживала еще
жаркие соски обнаженой груди и живот. Хорошо... Пенни снова была
той  наивной девочкой, что краснея, стояла голой перед мексикан-
цами,  босиком на колючей траве челикито... Ее серые глаза смея-
лись.
  Детище группы Фертшелла еще раз победило. И не погибло...




Другие статьи номера:

Вступление - От авторов.

Рассказ - Отрывок из романа Ч. П. Пересела-младшего "Неукротимая Пенни-Лейн".

Показания - Литературная обработка показаний и свидетельств А.Аринича, Д.Титовца, по делу о Минской трагедии.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:

В этот день...   27 января