Optron #27
08 мая 1999

Страницы истории - Пионеры Отечественного Спектрума на подступах к Спектруму.

<b>Страницы истории</b> - Пионеры Отечественного Спектрума на подступах к Спектруму.
     Пионеры отечественного Спектрума

{}А.Стегницкий, С.Филимонов

  Продолжение. Начало в || 6, 15

         На подступах к Спектруму

  Евгений Натопта (ЕН):
  - Прежде  всего,  хочу поблагодарить вас
за интерес,  проявленный к моей  особе,  и
извиниться за то, что в моих письмах к вам
некоторые буквы плохо  читались  на  вашем
компьютере  - ответственность за это несёт
Б.Гейтс с его Windows.
  Опубликованные в "Оптроне" ваши интервью
с Добушем и Старостенко я читал.  Основные
факты  там  изложены  правильно. А относи-
тельно деталей - так ведь на них у каждого
своя точка зрения.
  Попробую дать ответы на все ваши вопросы.
  Сергей Филимонов (СФ):
  - Начнём с предыстории.  Как Вы  и  ваша
группа  пришли к мысли о работе над Спект-
румом?
  ЕН:
  - Это  был  длительный   процесс.   Идея
пришла  к нам с нескольких сторон одновре-
менно...
  В 1979 г.,  после окончания Политеха,  я
стал работать в ОКБ ЛПИ  -  в  лаборатории
Леонида  Мальца  (затем её возглавил Орест
Козевич, сейчас он - гендиректор львовской
фирмы    оптовой    продуктовой   торговли
"ИРИС").
  Мы занимались дисплеями, затем перешли к
микропроцессорным комплексам (МПК).  Тогда
нас интересовало любое возможное их приме-
нение.
  Мы разные  штуки клепали,  в том числе и
на Zilog'овском процессоре - например, де-
монстрационную ЭВМ.  Слава Богу, до Спект-
рума это дело не дожило...
  А сделанный  нами  шахматный партнёр наш
тогдашний сотрудник  Вячеслав  Куприяненко
даже как-то демонстрировал по телевидению.
Из него был неплохой менеджер на то время,
но он как-то затерялся...
  Вначале прибор был слабенький:  даже че-
ловек, имеющий лишь элементарное понятие о
шахматах, легко его обыгрывал. Мы добыли у
иностранных  студентов программное обеспе-
чение.  Там  было около десяти килобайт, и
стало возможным уже на уровне второго-пер-
вого разряда играть - но очень медленно.
  Его макет нам собирал Виталий Лев  (сей-
час  он  работает  в  одной  из  львовских
компьютерных фирм).  Виталик, могу сказать
прямо, - мой ученик. Приходилось в то вре-
мя объяснять ему - что такое бит,  что та-
кое байт.  Мы вместе учились на подготови-
тельных курсах. С тех пор и подружились. А
шахматный  партнёр до сих пор у него стоит
и работает.
  Так что  богатый  опыт,  накопленный при
работе с Z80,  послужил нам солидной базой
для работы над Спектрумом.
  Параллельно с нами работа над  тематикой
МПК и ПЭВМ велась на кафедре ЭВМ ЛПИ. С её
преподавателями (а они работали и в ОКБ  -
совместителями)  у  нас шёл достаточно ин-
тенсивный обмен информацией.
  Внедряя МПК,  многое мы буквально силком
вносили  в  тематику ОКБ. Работа постоянно
шла с огромным напряжением, и в то же вре-
мя - с удовольствием. Бывало, засиживались
до полуночи. Такой, я бы сказал, родствен-
ной,  "семейной" рабочей атмосферы я с тех
пор больше нигде не встречал.
  На одном из семинаров,  которые проводил
тогдашний профессор кафедры ЭВМ (и научный
руководитель нашего ОКБ)  Б.И.Швецкий,  мы
познакомились   с   Павлом  Годлевским  из
исследовательско-конструкторского институ-
та при ПО радиоэлектронной медицинской ап-
паратуры  (НИКИ РЭМА). Сейчас он - сотруд-
ник  одной из львовских компьютерных фирм.
Оказалось,  что мы работаем над схожей те-
матикой.  С  тех  пор  нас с ним связывают
тесные  дружба  и  сотрудничество.  Должен
сказать,  Годлевский  был  и остаётся ярым
противником игровых (и домашних) компьюте-
ров. Когда мы начали работать над Спектру-
мом,  его  это интересовало только с точки
зрения  ещё  одного  возможного применения
МПК  - не более того. Он одним из первых в
Союзе  стал  заниматься процессором Z80, и
свой  первый Z80 производства ГДР мы полу-
чили именно от него.
  Игорь Боженко (ИБ):
  - А  как микросхемы Zilog попадали в Со-
юз?
  ЕН:
  - Оригинальные микросхемы фирмы Zilog  -
контрабандой, в мизерном количестве. А то,
с чем мы работали - это,  в основном, были
ГДР'овские микросхемы.
  ИБ:
  - Считается,  что  Z80 мы тогда получали
из Польши.
  ЕН:
  - Неправильно. Поляки привозили их разве
что  поштучно.  Этим  занимались "челноки"
(тогда  этот  промысел только начинался) и
студенты  (как наши, так и иностранные). А
массовый  завоз - и официальный, и контра-
бандный - вели немцы.
  Андрей Стегницкий (АС):
  - А с "фирменным" Спектрумом Вы  познак-
комились тоже через иностранных студентов?
  ЕН:
  - В некоторой степени.  Впервые "фирмен-
ный" Спектрум я увидел собственными глаза-
ми  летом  1984 г.  в студенческой общаге.
Потом  другой  человек  что-то  рассказал,
третий ещё что-то увидел. Всё это создава-
ло, скажем так, критическую массу информа-
ции  о  вещи и её полезности.  И уже после
этого начался конкретный поиск: как бы это
раздобыть, посмотреть, узнать.
  При этом речь шла не  о  том,  что  вот,
мол,  завтра садимся и делаем. Нет, проис-
ходило длительное накопление информации.


                Юрий Добуш

  СФ:
  - С какого времени Вы знакомы с  Ю.Добу-
шем?
  ЕН:
  - С 1982 г.  Он начал работать в  ОКБ  с
1985 г.,  а  появился  у нас  ещё раньше -
учась на 2-ом  курсе.  Я,  можно  сказать,
стал его "наставником".  По моей (и многих
других)  оценке  он был очень талантливым,
сообразительным  и  инициативным парнем, и
быстро "пошёл в гору".
  А вначале приходилось многому его учить,
помогать делать различные  курсовые,  дип-
ломный  проект.  Не конкретное руководство
вести,  конечно,  а давать различные  кон-
сультации,  вплоть до того,  чтобы твёрдой
рукой   в   некоторых   местах  направить,
рассказать,  объяснить,  что, почему, как,
куда, и не только в смысле электроники.


            Литовские встречи

  АС:
  - А с чего началась работа над собствен-
но Спектрумом?
  ЕН:
  - Осенью 1984 г., находясь в командиров-
ке  в  Каунасе,  я беседовал с несколькими
тамошними аматорами микропроцессорной тех-
ники  о  том, что неплохо бы сделать такую
штуку на наших элементах.
  Тогда же (осторожно, намёками) речь  за-
шла о возможном коммерческом использовании
разработки. Ребята не впрямую вели речь об
этом,   а  только  интересовались  возмож-
ностью.  Должен  сказать,  что  самому мне
мысль о коммерции и в голову не пришла бы.
  СФ:
  - Ну, тогда о ней вообще мало кто думал.
  ЕН:
  - Почему же? У них в Литве хоть и не бы-
ло в то время кооперативов,  но народ  уже
понемногу  начал  заниматься  предпринима-
тельством. Они не были такими зашоренными,
как  мы,  и всегда чувствовали себя как бы
"отвязанными" от  нашей  системы.  Там,  в
Прибалтике,  люди  жили  своим собственным
стилем жизни.


             Поиск информации

  СФ:
  - Вернувшись из Каунаса,  Вы  приступили
непосредственно к разработке?
  ЕН:
  - Не  совсем  так.  И  до,  и после того
большая часть работы состояла в  поиске  и
добыче  необходимой информации.  Мы искали
не только её,  но и людей, имевших различ-
ные  подходы  к  решению проблемы.  Ничего
конкретного,  выражавшегося в битах,  бай-
тах,  тогда не было. Всё, что мы добывали,
буквально  приходилось  "вырывать из рук".
Чтобы  достать  какую-то ерунду, надо было
ездить  по всему Союзу. Можно целые романы
писать о внедрении процессоров, потому что
ради  этого  буквально приходилось жертво-
вать собой!
  ИБ:
  - И  не  ради  комплектующих,  а  именно
из-за информации?
  ЕН:
  - Да,  ради  информации,  особенно - ПО.
Приходилось  идти  на  самые разнообразные
завязки, комбинации, обмены.
  ИБ:
  - Информационный бартер?
  ЕН:
  - Да.  Невозможно было заниматься микро-
процессорной техникой, не обладая хоть ка-
кой-то информацией.
  Приходилось преодолевать множество самых
неожиданных затруднений. Например, в полу-
чаемой нами  информации  содержалось  мно-
жество "дезы". Нам попадались статьи, спе-
циально написанные так,  чтобы  схемы,  по
ним собранные, заведомо не могли работать.
В  справочниках  было  множество грубейших
ошибок и просто опечаток.
  СФ:
  - В нынешних справочниках - то же самое.
  ЕН:
  - То же самое было и при личном общении.
Одни добросовестно заблуждались,  другие -
сознательно   утаивали  информацию:  ведь,
единолично владея ею, можно было поддержи-
вать свой статус "незаменимого"!  Информа-
ция была самой настоящей  валютой.  Многое
было просто засекречено.  В частности, ка-
талоги шли исключительно по линии 1-го от-
дела, а добыча информации оттуда была свя-
зана с нарушениями всех их правил. Так что
роль  1-го  отдела  в затормаживании науч-
но-технического прогресса в СССР - тема не
для одного исторического исследования!
  В общем,  информацию по Z80,  которым  в
Союзе  в то время никто конкретно не зани-
мался,  мы добывали из множества различных
источников,   сопоставляли  её,  устраняли
ложь и неточности.
  А  для Спектрума правильная и очень точ-
ная  информация  была особенно важна. Вре-
менные  зазоры  и  стыки  между некоторыми
сигналами  были  от 25 до 10 наносекунд, а
когда  один  сигнал  заканчивался,  другой
сразу  же  должен  был  начаться. Исключи-
тельно  важно было добыть всю эту информа-
цию,  чтобы  правильно  понять, как же это
всё работает.
  СФ:
  - А была ли возможность  ознакомиться  с
работой фирменного Спектрума?
  ЕН:
  - Спектрум  был  тогда недостижимо дорог
для обыкновенного человека.
  Во Львове  фирменный  Спектрум был тогда
всего лишь у трёх-четырёх  человек,  самых
"крутых". Они, естественно, были техничес-
ки не образованы,  и поэтому наотрез отка-
зывались передать "цацку" в чужие руки: не
дай Бог,  что случится! Каждый чужой чело-
век был опасностью и для их компьютера,  и
для них самих.
  В то время, если помните, начались гоне-
ния на "видаки", и под горячую руку "борь-
бы  с  порнографией"  запросто  можно было
схлопотать лет пять. А ведь Спектрум - это
тогда было покруче видака! Вот потому-то и
было чрезвычайно  трудно  добиться,  чтобы
хотя бы вечерок поработать,  посидеть один
на один со Спектрумом.


             "Момент истины"

  АС:
  - И  что  же  стало  переломным моментом
разработки?
  ЕН:
  - Несколько месяцев не  удавалось  выйти
на  человека,  который  бы согласился дать
нам Спектрум хотя бы на  несколько  часов.
Наконец, в августе 1985 г. мне позвонили в
17.00  и  сказали,  что  есть Спектрум, до
20.00.  Мы  с  Юрой подхватились, не помню
уж,  каким  чудом вытащили через проходную
ОКБ  здоровенный осциллограф С1-99 и через
парк Костюшко, под проливным дождём, с ос-
циллографом  на горбу - помчались на улицу
Гоголя...
  Два часа  лихорадочной  суеты  и  споров
промелькнули как одна секунда.  Наибольшая
сложность была в том,  что в Спектруме од-
новременно работают две достаточно сложные
системы:  видеопроцесор  (ULA) и процессор
Z80:  они  создают очень сложные временные
диаграммы на своих выводах, практически не
позволяя даже сложить представление о вза-
имодействии этих систем.
  Как работает  Z80,  мы  уже  более-менее
знали к тому времени.  Так что самое глав-
ное было эту изюминку - ULA - выдрать. Там
ведь нет никакого автомата состояний - всё
проходит без задержек.  Сигнал выбирается,
|BB|DB<@<B<■BBBBB<┐┐Cпропускается через систему мультиплексоров
- и получается RGB.
  Ну, начали  мы смотреть сигналы на выво-
дах ULA. Там, конечно, жуткая "каша" была.
  Мы мучились,  мучились  какое-то  время,
потом я предложил "прижать"  Z80  сигналом
RESET. Смотрим - из ULA уже идут более ре-
гулярные сигналы! Ну, а поскольку мы зани-
мались  дисплеями  в нашей группе,  то для
нас  и  дисплейные сигналы, и весь процесс
уже не был секретом.
  Все это позволило нам снять базовые вре-
менные диаграммы ULA и прояснить некоторые
моменты синхронизации обмена между  обоими
процессорами.  Мы выяснили самое главное -
как по времени Z80 сопрягается с  ULA.  То
есть, - как они вклиниваются в работу друг
друга.


              Мозговой штурм

  АС:
  - А затем?
  ЕН:
  - У иностранных студентов удалось раздо-
быть  принципиальную  схему  Спектрума  на
еле-еле  видимой синьке. Tакже достали фо-
топлёнку  с листингом дизассемблированного
монитора  Спектрума, что позволило запрог-
раммировать  его  на  8 штук 573РФ2. Потом
Юра  занялся  синтезом  и воспроизведением
схемы  ULA.  Наибольшая  сложность  была в
том,  что она манипулировала тактовым сиг-
налом  CLC  Z80.  Для воспроизведения нор-
мальной  работы этой цепи нужно было иметь
очень  детальную  временную диаграмму про-
цессора.
  Детальное  описание  MK3880 (аналог Z80)
фирмы  Mostek нам достал Годлевский.
  После  того, как мы "раскололи" ULA, наш
Спектрум заработал не позже, чем через два
месяца.
  СФ:
  - Ничего себе темп!
  ЕН:
  - Работа  шла  всё время в режиме "Brain
storm" (и при этом мы умудрялись  ещё  вы-
полнять напряжённую работу по нашей основ-
ной тематике) не считая времени.  Над раз-
рабатываемой  схемой никто долго не сидел:
здесь так-то фаза затягивается,  здесь та-
кие-то мультиплексоры - всё!
  И  вот, в конце сентября 1985 г. мы уви-
дели   на   мерцающем   экране  телевизора
"Юность" долгожданный копирайт. И в тот же
самый  поздний  вечер  перед нами запрыгал
"Джампинг Джек"!..
  ИБ:
  - "Натопта аж со стула упал от радости,"
- так описывал мне Годлевский этот эпизод.
  ЕН:
  - Да, примерно так оно и было.
  СФ:
  - Ещё кто-либо участвовал в разработке?
  ЕН:
  - Авторами схемы однозначно были я и До-
буш.  Мы вместе с ним сидели за общим сто-
лом,  и схема рождалась в живой творческой
дискуссии, это был стиль нашей работы. Ав-
тором  ключевой схемы ULA был сам Добуш, и
в  этом я нисколько не стыжусь признаться.
Иногда  к  нам  подходил  Козевич,  что-то
подсказывал. Но, опять же, для того, чтобы
нарисовать схему, надо собрать информацию,
изучить  её.  Этим  занимались только мы с
Юрой.  А в обсуждениях, "мозговом штурме",
обмене информацией - участвовали многие: и
те, кого я назвал раньше, и другие.


              Линии развития

  АС:
  - А что было дальше?
  ЕН:
  - Дальше развитие нашего Спектрума пошло
по нескольким достаточно независимым лини-
ям.
   Появились десятки  интерпретаций.  Наш-
лись  более  умные  люди,  внесшие в схему
свои доработки.  Главным во всём этом было
то,  что уже существовала живая схема. Жи-
вое ядро задышало, а уж потом, как, напри-
мер,  любую музыкальную пьесу, схему можно
было интерпретировать на разный манер...
  СФ:
  - Конечно,  имея у себя уже готовую схе-
му, работающий компьютер, многое можно бы-
ло делать: и совершенствовать её, и на ка-
кую угодно элементную базу  переводить,  и
тиражированием заниматься,  и коммерческим
распространением.
  ЕН:
  - Например,  нигде не фигурирует компью-
тер, сделанный на базе Спектрума ОКБ груп-
пой  аматоров  под руководством Малышева -
на  них  нас вывел Годлевский. Вначале они
работали  на  "Поляроне", потом все дружно
переместились на "Микроприбор", а с него -
на "Гидроприбор". Практически, те же самые
люди и стали ядром фирмы "MIKO" - их груп-
па  даже не раскололась и сильно не разду-
лась.
  Они выпускали Спектрум даже до недавнего
времени.  Собственно,  и  сама-то их фирма
образовалась  благодаря  нашему Спектруму:
они пустили это дело "на поток". Затем там
было  разработано  более  десяти различных
модификаций.
  Следующая  линия - Виталий Лев. Он маке-
тировал  и испытывал нашу схему, собрал на
второй  макетный образец - на нём я прора-
ботал около пяти лет.
  ИБ:
  - А Годлевский?  Он говорил,  что у него
осталась какая-то ваша плата  Спектрума  -
наполовину разведённая,  наполовину на пе-
ремычках.
  ЕН:
  - Это было уже уже почти через год после
того,  как  эти платы "пошли на поток". Он
занимался вопросами практического примене-
ния Спектрума.
  СФ:
  - А ещё ваш Спектрум был "переведён"  на
планарные   микросхемы   и  выпускался  во
львовском  научно-исследовательском радио-
техническом институте (НИРТИ). Были попыт-
ки что-то сделать на РЭМА и ПО "Электрон".
  ЕН:
  - Дальнейшая   история  мне  неизвестна.
После 86-го года я уже не  следил,  кто  и
что пытался делать.
  СФ:
  - А  известно ли Вам,  как Спектрум поя-
вился в Прибалтике? Добуш говорил, что там
вели  работу паралельно с вами, но кое-что
всё-таки брали у вас.
  ЕН:
  - У  меня лично - никаких схем не брали.
Я,  правда,  туда  ездил пару раз. И они к
нам приезжали. Мы обменивались кассетами с
ПО.  "Подвязывался"  под них я не по своей
инициативе,  а  по указу начальства. Всё в
руках держал Козевич. О том, "куда" и "ко-
му" - его надо спрашивать.
  В последний  раз литовцы заглянули к нам
проездом из Славска к себе домой,  в  Кау-
нас.  А  плата,  спаянная Виталиком Левом,
как раз стояла у меня на журнальном столи-
ке. Когда литовцы увидели её в работе - то
не поверили своим глазам.  Начали осматри-
вать,  поднимать.  Вертели  и так, и эдак.
Один даже заглянул под стол: мол, не спря-
тан ли там какой-нибудь суперкомпьютер - а
им демонстрируют муляж. С тех пор я никого
из них не видел.
  СФ:
  - Так  что вам неизвестно - в какой сте-
пени каунасский вариант совпадает с вашим?
  ЕН:
  - Надо смотреть по схемотехнике.
  СФ:
  - А они все похожи в той или иной степе-
ни.
  ЕН:
  - Там  есть  генератор  фаз процессора -
это самая ключевая часть.  Кусочек  схемы,
синтезирующий  эти  сигналы  -  это как бы
"подпись"  схемы.  Если  эти узлы в чём-то
совпадают - уже понятно, что и откуда.


                   Бум

  ИБ:
  - А родимое ОКБ?  Всюду бегали взбудора-
женные  слесари и монтажники.  На "химию":
"Очень нужна плата!" По лабораториям: "По-
могите с комплектацией и наладкой!" Каждый
считал делом чести обзавестись собственным
Спектрумом.
  СФ:
  - А научные сотрудники?
  ИБ:
  - Те помалкивали: у них была возможность
клепать Спектрумы втихаря.
  СФ:
  - Для себя?
  ИБ:
  - Не только...
  ЕН:
  - Вы понимаете, тогда в народе была соз-
дана такая напряжённость, что каждый хотел
к этому делу приобщиться. Это ж было тогда
не  просто  модно,  а и в какой-то степени
таинственно... "Микропроцессорная лихорад-
ка" - даже было такое выражение.  Это сей-
час уже всё затихло, а тогда - это был ры-
вок в другой мир.
  В общем,  мы обеспечили повсеместный де-
фицит ряда микросхем на долгое время.  На-
пример, там было много коммутаторов...
  СФ:
  - И ИР'ки.
  ЕН:
  - Да, с трёхстабильным выходом, 555ИР16.
До  самого конца Советского Союза нигде их
не было.  А мы просто,  что имели в шкафу,
то  и  поставили,  тем  самым обусловив их
стопроцентный дефицит. А были б у нас дру-
гие регистры - мы бы их поставили.
  СФ:
  - А РУ5?
  ЕН:
  - А вот этого не надо! Тогда в Киеве как
раз запускали один суперкомпьютер. Видел я
его  платы:  прямо,  как  золотая  плитка.
Сплошные РУ5 с обеих сторон.  Вот туда-то,
как в прорву, и ушла вся масса РУ5.
  А мы ориентировались  на  РУ6.  Поначалу
даже РУ3 собирались ставить...
  А в дальнейшем - когда всё  завертелось,
когда  народ  начал возить программы из-за
границы,  обмениваться -  массовое  произ-
водство было налажено в течение года.  Уже
в 1987 г.  на львовском  радиорынке  можно
было купить печатную плату Спектрума с ха-
рактерным   гидроприборовским   знаком   -
7104ННН.
  Но бум среди "солидных"  производителей,
серьёзное  развитие  ПО - всё это началось
гораздо позже того,  как мы закончили свою
разработку - года через два, если не боль-
ше.  Я встречал людей,  которые тогда бук-
вально  "по  битам"  раскладывали програм-
мы...


            Защита приоритета?

  СФ:
  - Общеизвестно,  что  первый Спектрум на
отечественных микросхемах был сделан в Ле-
нинграде.  Называют также МАИ.  А возможно
ли точное выяснение приоритета? Куда и ко-
му передавались из ОКБ схемы?  Может,  Вам
известно, как появилась в Ленинграде схема
Спектрума?
  ЕН:
  - В  ответ я могу только повторить слова
Старостенко: "Трудно сказать..."
  ИБ:
  - Ну,  это понятно, что и платы разлета-
лись  от вас,  как птички,  и негативы,  и
схемы.  Но насколько это было бесконтроль-
но?
  ЕН:
  - На  всех  наших  схемах стояла подпись
Козевича. И он, как руководитель нашей ла-
боратории, должен был, по идее, нести пол-
ную ответственность за контроль  над  этим
всем процессом.
  Но, пока у нас в лаборатории стоял рабо-
тающий образец, там побывало множество на-
роду. Сбегались толпами! Как через проход-
ной  двор,  шли  совершенно незнакомые мне
люди.
  Всё происходило как-то само собою. Чело-
век  заходит  в  комнату,  видит  "Jumping
Jack"  -  всё!  Это потерянный человек для
советской индустрии!
  Схемы забирались  - "посмотеть на часок"
- и копировались,  причём,  в массовом по-
рядке.  Одним схемы были нужны, чтобы сде-
лать  "цацку"  лично  для себя. Для других
это было "валютой". И кое-кто активно вся-
кие "гешефты" стал крутить. Всё это проис-
ходило  совершенно помимо меня. Когда Ста-
ростенко  брал  нашу схему в Новосибирск -
никто  со  мной  не советовался. Когда ещё
какие-то делали дела - тоже меня не посвя-
щали.  А  если уже через год каждый второй
приносил  мне  "Гидроприборовскую" плату и
спрашивал, как бы её наладить, - тогда что
уже можно было сказать?
  Когда  стало  понятно,  что дискуссия на
эти  темы  бесполезна, то это, в общем-то,
послужило  одной  из причин моего ухода из
ОКБ.
  ИБ:
  - Так что теперь невозможно  выяснить  -
какой  Спектрум от какого произошёл?  Даже
концов не найти?
  ЕН:
  - Почему же? Понимаете, чтобы в то время
сделать  свой  личный Спектрум, нужно было
иметь  живой  экземпляр, его схему. А пер-
вичная-то схема была наша!
  СФ:
  - Значит,  компьютер  MIKO был сделан на
основе именно вашей схемы?
  ЕН:
  - То,  что это было так,  я могу сказать
совершенно точно:  я видел схему, по кото-
рой они это всё клепали.
  СФ:
  - Однако их схема была значительно пере-
работана по сравнению с вашей?
  ЕН:
  - Не   во   всём.  Неизменными  остались
центральные  узлы,  которые  иначе, как на
основе  нашего  решения, в то время нельзя
было  сделать. И это сразу было видно, как
"Каинова  печать"  -  откуда, так сказать,
"волосатые  ноги  торчат".  Мало того, мне
неоднократно  приходилось  бывать на MIKO,
отвечая  на  десятки вопросов буквально по
каждому  узлу. Там были обвязки в схеме, и
чтобы это правильно запустить, им надо бы-
ло проконсультироваться у меня.
  СФ:
  - Печатные платы они прямо на "Гидропри-
боре" делали?
  ЕН:
  - Не знаю, где их делали. Тем более, что
потом  негативы  всюду разошлись.  Но было
сразу видно - какая  это  плата,  что  там
нужно  перерезать  и перепаять,  чтобы она
заработала.
  СФ:
  - Опять-таки о "Ленинграде":  есть такой
Зонов  - имеет свою фирму и считается чуть
ли не первым разработчиком Спектрума. Хотя
в его варианте много недостатков. Но о нём
все знают.  А о Вас о и "Львовском вариан-
те" - никто!
  Но вот что интересно! Когда я анализиро-
вал  схемы "Ленинграда" и MIKO,  то оказа-
лось:  если произвести небольшую переделку
"MIKO 48К",  сводящуюся,  по  сути,  к  её
упрощению  -  то получится схема Зонова, -
один  к одному! О чём может говорить такое
совпадение?!
  ЕН:
  - Здесь вы никогда,  ничего и никому  не
докажете! Я вам расскажу, что тогда проис-
ходило с авторством.
  Например, в ОКБ почти все разработки фи-
нансировала Москва, в крайнем случае - Ле-
нинград.  И вы все прекрасно знаете, какое
давление на нас оказывала Москва. Особенно
в  плане авторства: заказывала и затем за-
гребала  себе  все законченные разработки,
вместе  с  их  авторством. Мы могли писать
свои  заявки на изобретения, но публикова-
лось  всё  это  ближе  к концу разработки,
"поближе к туалету".
  Помнится, подготовил  я сообщение в жур-
нал "Микропроцессорные средства  и  систе-
мы". Как водится, чтобы "протолкнуть" пуб-
ликацию,  пригласили  в  соавторы   одного
москвича-заказчика.  Ну, а закончилось это
тем,  что наши фамилии  в  длинном  списке
московских "авторов" оказались последними.
Типа  "Львовяне  нам  немного  помогли   -
что-то  там немножко напильничком поправи-
ли".  А потом уже это считалось чётко раз-
работкой Москвы.
  Вот и  становилось  "общепринятым",  что
всё   сколько-нибудь  стоящее  делается  в
Москве  и Ленинграде - и больше нигде. Ка-
кие там, к чёрту, "авторские права"!
  С этим тяжело бороться и  сейчас.  Я  на
своём опыте убедился,  что авторство очень
тяжело доказывается.  А наверху это вполне
легко присваивается.
  Так что в случае с "Ленинградом" я впол-
не допускаю, что могло произойти нечто по-
добное.
  ИБ:
  - Всё это продолжается и  по  сей  день,
только роль "Москвы" у нас сейчас зачастую
выполняет Киев.  И когда при этом  заводят
речь о "защите авторских прав",  то вполне
очевидно,  что подразумевается всего  лишь
защита "прав Центра".
  ЕН:
  - Совершенно верно.  Сколько крови нам в
своё время попортил этот самый  московский
снобизм!


           Отстреленная ступень

  СФ:
  - Много  позше  появились   всевозможные
"Микроши" и "Ириши"...
  ЕН:
  - И всякие там Пентагоны-шментагоны, за-
тем  -  Спектрумы  на  ПЛМ...  Весь   этот
"компьютерный  бум" поднялся у нас в в на-
чале 90-ых - а мне уже было не до того.
  АС:
  - А когда во Львов пришли  музпроцессор,
расширение памяти Спектрума?
  ЕН:
  - Намного позже 86-го. Скорее даже, бли-
же к 90-ым.  Как "разговаривает" фирменный
"Спектрум+" я услышал опять же в Каунасе -
в  1986  г. Играл он, конечно, красиво. Но
когда мы его раскрыли - то увидели там та-
кие элементы, о которых мы даже понятия не
имели.
  Насколько  я  знаю,  по крайней мере, до
1992  г. не было никаких серийно выпускае-
мых  доработок Спектрума. Только в 94-ом я
увидел плату контроллера TR-DOS...
  Закончив работу над Спектрумом, мы сразу
же   перешли  к  следующей  -  IBM  PC.  И
Спектрум  для  нас стал занимать не то что
второе, а, дай Бог, восьмое место в жизни.
Мы отстрелили эту ступень ракеты и полете-
ли дальше. Нас интересовало общее развитие
микропроцессорной техники.  Ведь разработ-
чик - как акула:  та, если не движется, то
не может дышать и - погибает.


             Привет фанатам!

  АС:
  - Всё продолжает развиваться:  теперь на
Спектруме есть и другие  звуковые  штучки,
кроме    музпроцессора:    восьмиразрядный
Covox;  такая штука,  как Soundrive -  это
словно четыре Covox'а вместе - 4 канала по
8  разрядов; General Sound - звуковая кар-
та:  4 канала по 8 разрядов с шестиразряд-
ной  регулировкой громкости по каждому ка-
налу,  не  занимающая  времени процессора.
Есть  и BBS на Спектруме. Во Львове появи-
лись модемы, приспособленные к нашим пога-
ным АТС. Видите, как поднимается Спектрум!
Кто бы мог подумать тогда, что он так дол-
го проживёт? А он жив, и будет жить благо-
даря фанатам-спектрумистам.
  ЕН:
  - Я - тоже фанат,  но несколько в другой
области.  И мне трудно понять:  как  можно
получать  какой-то "секс" от подключения к
Спектруму винчестера и прочего?..
  ИБ:
  - CD-ROM, например...
  ЕН:
  - Но как фанат фанатов,  я спектрумистов
вполне  понимаю  и поддерживаю.  Мне очень
приятно,  что появление   спектрумистского
движения отчасти является и моей заслугой,
что мы приобщили столько  людей  к  нашему
правому делу.
  И поэтому я хочу через вашу газету пере-
дать   привет  и  пожелания  успехов  всем
спектрумистам.

              ──══════════─



Другие статьи номера:

Non Possumus - О методах ведения дискуссий.

Non Possumus - Об электроудочке.

ZX-Обоз - Обзор электронной прессы: Wall Papper 2,5; Born Dead 7, Nicron 108.

Мнение - О создании национального фонда Спектрума.

Обратная связь - ZX-Net - это круто.

Реклама - Реклама и объявления...

Страницы истории - Пионеры Отечественного Спектрума на подступах к Спектруму.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Раскрутка - Описание и рекомендации по прохождению игры СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ.
Мысли - Стихи: Оптимизм, 9-й месяц.
Письмо - О создании гейта Fido <=> TashZxNet.

В этот день...   24 июня