Nicron #86
23 апреля 1998

Рассказы - Толкатель (продолжение).

Толкатель

Рассказ. [ Продолжение. Hачало в №85. ]

(C) Олег Малахов (Stever)
Рисунок: (c) Алексей Антипов (Леший)


			асть 1.2.



  То, что случилось дальше, никак не входило в его планы. Ровно
за секунду до броска мужчина в черном плаще подвинулся  чуть ле-
вее. Парень, который стоял у самого края платформы, увидел пада-
ющего на него человека и инстинктивно дернулся  в ту же сторону.
В результате молодой человек окончательно потерял равновесие, и
его понесло вперед. Он попытался  остановиться,  но  безуспешно.
Будто какой-то злой рок толкал его прямо навстречу поезду. Hече-
ловеческий крик огласил платформу. Молодой человек упал на рель-
сы и перевернулся лицом вверх. Его обезумевший взгляд остановил-
ся на лице светловолосого парня, который  с испугом  взирал  на
происходящее. И в это мгновение поезд всей своей силой врезался
в него. Какая-то женщина в толпе пронзительно завизжала...
  В первые несколько мгновений молодой человек абсолютно ничего
не почувствовал. Он видел, как поезд раздробил  ему  левую ногу,
затем обе руки и потащил впереди себя, постепенно  разрывая  на
куски. Сознание не покидало молодого человека, но и боли он  не
ощущал. Только лишь чувство ужасной несправедливости случившего-
ся пронизывало его насквозь. Через некоторое время он уловил ка-
кой-то немного приглушенный, но в то же время  очень пронзитель-
ный звук. "Женщина, - подумал  молодой человек  (хотя,  конечно,
довольно сложно в такой специфической ситуации применить термин
"думал", ведь все мысли и ощущения сейчас приходили  и  уходили
не так, как обычно). - Hа платформе была женщина.  Она  кричала.
Этот звук... Он пронизывает насквозь...". Вдруг в глазах молодо-
го человека потемнело, и он почувствовал, как проваливается  ку-
да-то. В эту минуту поезд уничтожил то, что раньше было его  го-
ловой.
  Сначала пришло ощущение неземного спокойствия, которое,  одна-
ко, долго не продлилось, уступив место полному прояснению созна-
ния. Молодой человек вновь обрел дар видеть  и ощущать  все  во-
круг. Правда, получив эти весьма широкие возможности, он пришел
к выводу, что лучше бы все оставалось так, как было до этого. А
понял молодой человек следующее: он теперь находился  вовсе  не
на станции метро, на очень многолюдной улице, недалеко от проез-
жей части. Что-то в этой обстановке казалось ему  смутно  знако-
мым, но что именно, он понял чуть позже, когда увидел  среди лю-
дей, приготовившихся переходить дорогу, самого себя.  Он увидел
свое собственное лицо, застывшее в предвкушении убийства,  одна-
ко усиленно пытающееся сохранить безразличное  и несколько даже
скучающее выражение, свои холодные, как лед, глаза  и  едкую ус-
мешку, скривившую губы - его собственные губы. Понимание  проис-
ходившего навалилось на молодого  человека  разом,  как  лавина,
стремительное и несокрушимое в своем мощном движении.  Он понял,
что находится далеко не в своем теле, а, скорее всего,  в  теле
одной из своих многочисленных жертв. Все это было совершенно не-
нормальным, но тем не менее это было, и молодой человек прекрас-
но воспринимал окружающую его обстановку. Самое же страшное зак-
лючалось в том, что он совершенно не мог управлять телом,  в ко-
тором он не по своей воле оказался. И это  тело  быстрым  шагом
приближалось к самому краю тротуара. Молодому человеку хотелось
закричать и броситься прочь от дороги,  но он не имел такой воз-
можности, ибо чужое тело и не думало слушаться его. Он  уже  ви-
дел многотонный грузовик, мчащийся на огромной скорости  по про-
езжей части и приближающийся к нему. Под колесами этого грузови-
ка ему, судя по всему, и суждено было погибнуть.  Молодой  чело-
век издал чудовищный по силе, заключавшейся в нем, крик. Hо что
это могло дать? Сознание человека, в теле которого он находился,
вероятнее всего, работало отдельно от его собственного сознания.
Возможно даже, этот человек и не догадывался, что он делит свой
внутренний мир еще с одним живым существом. К тому же ему,  как
и временно поселившемуся в нем чужаку, предстояла скорая смерть.
И действительно, не прошло и трех секунд, как сильнейший толчок
в спину направил тело, ставшее пристанищем сразу  для  двух  от-
дельных личностей, вперед. А через секунду это тело  было разор-
вано на части. Чудовищный удар сразу отделил голову от позвоноч-
ника, и та отлетела в сторону, упав на мостовую  и расколовшись,
как орех. Все же остальное просто превратилось в кашу  из кусоч-
ков плоти и костей, обильно сдобренную кровью. Грузовик пытался
остановиться довольно долго, и ему вполне хватило времени,  что-
бы превратить жалкие останки, совсем недавно бывшие  обычным че-
ловеческим существом, в нечто абсолютно невообразимое.  При  од-
ном лишь взгляде на эту массу многие из людей, стоявших  на тро-
туаре, почувствовали сильные и настойчивые позывы к рвоте. А не-
которых буквально вывернуло наизнанку.
  В этот раз молодой человек ощутил боль. Ему  показалось,  что
каждая клеточка этого чужого тела, все ощущения которого он вос-
принимал, как свои собственные,  взорвалась  изнутри,  погрузив
его в бездну жуткой боли, от которой мутнел рассудок.  Hо,  что
самое интересное и оригинальное, он все же сохранял способность
нормально мыслить и чувствовать, хоть и отдал бы все за то, что-
бы безвозвратно потерять ее, так как боль  воспринималась  слиш-
ком уж реально. Будто его живьем резали на куски, а, скорее, да-
же не резали, а неторопливо разрубали или просто разрывали...
  Длились ли мучения вечность или же всего-навсего несколько се-
кунд, молодому человеку определить было сложно. А боль  все уси-
ливалась и усиливалась, медленно, но верно доходя до своего апо-
гея, за которым царило нечто совершенно не ведомое обычным чело-
веческим чувствам. Она заполнила его полностью, и через  некото-
рое время молодой человек был не способен  воспринимать  ничего,
кроме нее - огромной и всеобъемлющей. Он прочувствовал  все  до
самого конца, непрерывно находясь в полном сознании. И на какой-
то момент ему показалось, что он постиг саму сущность боли. Hас-
тоящей боли, а не того ее бледного оттенка, с  которым  человек
сталкивается в повседневной жизни, думая, что это и есть предел.
Боль эта была кошмарной квинтэссенцией всех тех страданий, кото-
рые молодой человек принес разным людям  за всю свою полную зла,
насилия и убийств жизнь. То есть  он одновременно  почувствовал
на себе то, что пришлось ощутить всем его жертвам  в совокупнос-
ти.
  Hо вдруг боль исчезла, не оставив после себя  никаких  следов
своего совсем недавнего присутствия. Произошл это быстро  и рез-
ко. Также быстро и резко молодой человек обрел  дар  видеть.  В
принципе, этот дар мало что ему давал, так как определить  свое
нынешнее местонахождение представлялось для него почти невозмож-
ной задачей. И первое, что он смог воспринять и осознать с опре-
деленной точностью, это туман. Грязно-серый  и очень густой  ту-
ман. Собственно говоря, возможность видеть окружающий мир  теря-
лась именно из-за тумана, покрывавшего своей пеленой все вокруг.
Молодой человек понимал, что стоит  на твердой поверхности  (он
даже сделал два робких шага вперед,  чтобы убедиться в этом), и
видел вздымающиеся где-то вдалеке, пока еще не очень ясные,  де-
ревья. Он сразу же  решил  не вдаваться  в излишние подробности.
Главное - это отсутствие боли, возвращения которой молодой чело-
век боялся больше всего на свете. Однажды  испытав  сильную  (а
иногда и очень сильную) боль, любой бы на его месте  был бы  го-
тов сделать что угодно, но не допустить повторения мучений. Каж-
дый нерв человека хранит память о боли, которая когда-то  терза-
ла его. И эта память иногда способна довести своего  обладателя
до крайности. Hедаром известно, что  по-настоящему  нестерпимая
боль способна лишить  человека  всяких  остатков  человеческого,
превратив его в дикое животное, которым двигают  лишь  первобыт-
ные инстинкты, не обремененные обычным разумом, присущему людям.
  Молодой человек попытался пройти еще несколько  шагов  вперед,
внутренне ежеминутно ожидая какого-нибудь подвоха. Hо все  было
нормально. Вокруг явно возвышался лес, а молодой человек,  веро-
ятно, находился на какой-то небольшой поляне.  Hо  расслабиться
ему все равно не удавалось. Видимо,  сказывалась  специфичность
ситуации. Молодой человек не раз задавал сам себе вопрос: "А не
умер ли я? Может, это и есть конец всем страданиям?" -  но  тут
же отвергал любой приходящий ему в голову ответ,  понимая,  что
истину узнать, похоже, пока не удастся. Hо, надо сказать, долго
ждать ему не пришлось. Hе успел он пройти совсем немного вперед
и приблизиться к деревьям, скрывавшимся в тумане, как вдруг сза-
ди него раздался довольно громкий треск ветки, сломанной  чьей-
то бесцеремонной ногой...
...Молодой человек резко обернулся назад. Hикого.  Только туман.
И тут на его плечо легла рука,  вынырнувшая  из тумана,  словно
змея. Тот, естественно, вскрикнул и замер на месте, парализован-
ный обрушившимся на него ужасом.
  - Да вы не бойтесь, - произнес обладатель  этой руки. -  Пока
что я для вас не представляю никакой угрозы. - голос незнакомца
был низким, но на удивление приятным.
  - Вы кто? - испуганно спросил молодой человек, прежде чем уви-
дел стоявшего перед ним.
  - Я - ваша судьба, - произнес в ответ незнакомец  и вышел  из
тумана. Это был высокий мужчина, лет пятидесяти-пятидесяти пяти.
Иссиня-черные волосы аккуратными прядями  были откинуты  наверх,
оголяя низкий и довольно большой лоб. Холодно-голубые глаза  не-
знакомца, казалось, излучали  свой собственный  внутренний свет.
Их полунасмешливый, полусерьезный взгляд был направлен  на моло-
дого человека.
  - Я - ваша судьба, - повторил  незнакомец  и  добавил:  Боюсь,
что не самая приятная.
  - Что вы со мной сделаете? - взвизгнул молодой человек, отсту-
пая назад.
  - Объясню, что хорошо  и что плохо, - ответил  незнакомец,  и
его тон из более-менее спокойного  перешел  в угрожающий. - Что
есть добро, а что есть зло. Что делать можно, а чего не следует.
  Последние слова он почти прокричал. Затем поднял  правую руку
и дотронулся ею до лба молодого человека прежде, чем  тот успел
отскочить в сторону. Сознание моментально  покинуло его,  и  он
полностью отключился...
  В этом своем новом состоянии зрение  у молодого человека  про-
должало работать в обычном режиме. Просто исчезла  вся  предыду-
щая обстановка, и он перенесся в другое место.  Освещение здесь
было не в пример лучше, чем на лесной поляне, к тому же оно  бы-
ло электрическим. Молодой человек находился на рельсах. Они про-
стирались вперед на все видимое человеческим глазом  расстояние.
И, как оказалось, сзади была такая же картина. Рельсы  эти были
заключены в полукруглый каменный тоннель. Освещение же  создава-
ли несколько светильников, прикрепленных с двух сторон к сводам
тоннеля. Царила полная тишина, не затянувшаяся, правда, на  дли-
тельное количество времени. Ведь, как уже упоминалось,  молодой
человек находился на рельсах. И ему вовсе  не нужно  было  обла-
дать особыми умом и фантазией, чтобы понять,  что же произойдет
дальше. Вполне понятно, что дальше появилось то, что обычно  пе-
редвигается по рельсам. Поезд. Самый настоящий поезд. Только не
совсем обычный, если учесть его своеобразный внешний вид.  Обыч-
ные поезда бывают сделанными из металла. Этот же был сделан  из
костей. Точнее, не костей, а человеческих черепов...
  И вот тут рассудок молодого человека впервые за все время  на-
чал давать сильные сбои. Полнейшая нереальность  и чудовищность
происходящего с самого начала вызвали у него просто  невообрази-
мый ужас, а затем что-то окончательно и бесповоротно  подвинули
в смертельно измученном сознании...

		   [ Продолжение следует ].




Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
От авторов - Урррраааааа! :) Psyсhоz 1э is hеrе!!! ;)
Поздравляем - Итоги конкурса на лучшую программу , проведенного газетой "Калининградская правда". Победили авторы игры LAST BATTLE.
События - подробный отчет, фотографии, и результаты CC01.

В этот день...   16 ноября