ZX-News #22
25 февраля 1997
  Юмор  

Юмор - Девятнадцатый тик весны (глава 1 & 2)

                   ЮМОР
        ══════════════════════════

         ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ТИК ВЕСНЫ!


          П Р Е Д И С Л О В И Е

  В  ВЦ шел Штирлиц и процесс форматирова-
ния винчестера. Иосиф Виссарионович отвер-
нулся от монитора и спросил:

 - Товарищ Жюков, вас еще не заразили?
 - Нет, товарищ Сталин.
 - Тогда дайте последний AIDSTEST.

  Жуков покорно вздохнул, достал из право-
го  кармана  коробку  дискет и протянул ее
Сталину. Покрошив несколько дискет в труб-
ку,  главнокомандующий  задумчиво прикурил
от протянутой КЦ.

  Через десять минут он спросил:

 - А как там дела на западном рынке?
 - Торгуют, - просто ответил Жуков.
 - А как чувствует себя товарищ Исаев?
 - Ему трудно, - печально сказал Жуков.
 -  Это  хорошо, - сказал Сталин. - У меня
для него есть новое задание...

  А  в ВЦ шел Штирлиц и процесс форматиро-
вания винчестера.


               Г Л А В А  1

  Низкий закопченный потолок ВЦ "Три прог-
раммиста" был почти черным от дискет, сте-
ны  были  изрисованы сценами из знаменитой
сказки, в честь которой был назван ВЦ. Иг-
рали в ВЦ не очень хорошо, программировали
еще хуже, но это не отпугивало его завсег-
датаев.  Отпугивало  их другое. С недавних
пор в ВЦ повадился заглядывать штандартен-
фюрер  СС фон Штирлиц. Вот и сейчас он си-
дел у дальнего терминала, который был зас-
тавлен  компьютерами на семерых, а принте-
рами  на восьмерых. Штирлиц был один и ни-
кого не ждал. Иногда ему становилось скуч-
но,  он  вытаскивал  из кармана дисковод с
дарственной надписью  "Программисту Исаеву
за освобождение Дальнего Востока от Фелик-
са Эдмундовича Дзержинского" и с меткостью
истинного системного программиста формати-
ровал затаившихся по углам тараканов.
 -  Развели  тут!  -  орал он. - Бардак!
И  действительно, в ВЦ был бардак. Пол был
залит  дешевым тонером, заплеван и завален
дискетами.  Создавалось  впечатление,  что
каждый считал своим долгом если не одарить
пол  BAD BLOCK'ами, то хотя бы плюнуть или
что-нибудь  пролить.  То и дело, ступая по
лужам  и матерясь, проходили программисты.
За  соседним  столиком  четверо  эсэсовцев
грязно  приставали к смазливой лаборантке.
Ей  это нравилось, и она глупо хихикала. В
углу,  уткнувшись лицом в VGA-монитор, ва-
лялся обыгравшийся унтерофицер без дискет,
но  с  картриджем. Иногда он начинал недо-
вольно ворочаться и издавал громкие непри-
личные  звуки. Два фронтовика, поигрывая в
TETRIS  у стойки, тихо разговаривали о со-
бытиях на Курской бирже. Молоденький прог-
раммистик в компании двух девушек подозри-
тельной  наружности  громко  распинался  о
том, какой он молодец, и как хорошо он иг-
рает в Crystal Caves.
  Штирлиц  набрал большой кусок программы,
поковырялся  пальцем  в  рулоне  бумаги  и
пристальным   взором   оглядел  окружающую
действительность  разлагающейся  Германии,
изредка задерживая взгляд на некоторых вы-
дающихся подробностях снующих между столи-
ками лаборанток.
 - Какие сволочи эти SysOp'ы, - неожиданно
для всех сказал молоденький программистик.
-  Я бы их всех ставил через одного и уда-
лял по очереди. В помещении воцарилась ти-
шина.  Все посмотрели на Штирлица. Штирлиц
выплюнул кусок бумаги, встал, и, опрокинув
три столика, строевым шагом подошел к зар-
вавшемуся программисту.
 -  Свинья пользовательская, - процедил он
и влепил ему пощечину.
 - Простите, я не совсем понимаю... - про-
лепетал  оторопевший  программист. Штирлиц
вышел из себя, и, схватив принтер, обрушил
его  на голову незадачливому пользователю.
Тот  упал,  и  Штирлиц начал злобно пинать
его ногами.
 - Я, русский программист Исаев, не позво-
лю  грязному  юзеровскому  псу  оскорблять
русского SysOp'а! Четверо эсэсовцев броси-
лись разнимать дерущихся. Развеселившегося
Штирлица оттащили от стонущего программис-
та,  и, чтобы успокоить, предложили выпить
за Паскаль, за Ассемблер.
 - Да, - сказал Штирлиц, немного успокоив-
шись. Он выпил кружку тонера, рыжий эсэсо-
вец  с  готовностью  налил вторую, Штирлиц
выпил  еще, программист стал ему неинтере-
сен.
 -  Ну как же можно, - шепнул один из сис-
темщиков рыдающему программисту, - при са-
мом Штирлице говорить такое о SysOp'ах, да
еще  и в таких выражениях! Я бы вас на его
месте убил.
 -  Штирлиц - добрая душа, - вздохнул вто-
рой  фронтовик,  -  я помню, три дня назад
тут били японского вирусолога, так все би-
ли ногами, а Штирлиц - нет.
 -  Добрейший человек, - подтвердил первый
системщик,  и  они  вывели программиста на
свежий  воздух.  Штирлиц, обнявшись с эсэ-
совцами,  громко  пел  "Бейсик зольдатен".
Обыгравшийся  унтерофицер поднял голову из
салата,  обвел  зал мутным взглядом и вос-
торженно заорал:
 -  Да здравствует ПЛ/I! Весь зал вскочил,
вскинув руки, стены задрожали от ответного
рева:
 - Ура!!!

  А  Штирлиц уже спал, снились ему монито-
ры, русские 486-е и 586-е, снились ему го-
лые  девки  из  GIF-овских  картинок, а он
подглядывал  за  ними из под стола. Сейчас
он  спит,  но ровно через полчаса он прос-
нется,  чтобы  продолжать  свою  нелегкую,
нужную для Родины работу.

               Г Л А В А  2

  В кабинете Мюллера стоял сейф, в котором
Мюллер  хранил файлы всех сотрудников Рей-
ха. Он часто с любовью залезал в свой сейф
за  очередным файлом, чтобы пополнить его,
восстановить  Lost Cluster'ы, просто почи-
тать  или распечатать. Но последнее случа-
лось  редко, ибо Мюллер, как истинный кол-
лекционер, не любил расставаться с файлами
своих  подопечных.  Сейфы  с  файлами были
почти  у  всех  сотрудников  Рейха,  кроме
Штирлица, но такого обширного собрания со-
чинений  не  было ни у кого, даже у самого
Кальтенбрунера.  Это  было маленькое и не-
винное хобби шефа гестапо. В его коллекции
были  Вирт,  Керниган  и  Ритчи, Клоксин и
Меллиш,  Кнут,  Борман, Штирлиц и даже сам
Кальтенбрунер.  Обергруппенфюрер  сидел  у
монитора  и нажимал на кнопку PgDn. По эк-
рану  листался  файл Бормана, это был один
из самых объемных файлов в его сейфе. Мюл-
лер насвистывал арию Мефистофиля из Фауста
и,  нажимая F7, искал любимые строки. 
  Партайгеноссе  Борман был мелкий вирусо-
лог.  Если  Борману  не удавалось написать
какой-нибудь  вирус,  он  считал  прожитый
день  пропавшим.  Если  же  получалось ко-
му-нибудь нагадить, Борман засыпал спокой-
но,  с доброй, счастливой улыбкой на лице.
Любимая  дискета Бормана, которая валялась
в его кабинете, была заражена всеми типами
вирусов, и поэтому всем приходилось ходить
к  Борману  только  с заклеенными дисками.
Мюллер,  у  которого  заклеек  не было, от
этого очень страдал. Однажды он имел неос-
торожность  принести Борману Space Quest и
был  злостно заражен Dir'ом. Дискету приш-
лось отформатировать. С тех пор они с Бор-
маном  стали  злейшими врагами. Борман был
любитель  подкладывать  кнопки  на стулья,
рисовать  на  спинах  офицеров мелом слово
"Basic",  натягивать  в  темных  коридорах
сложные  системы веревочек, споткнувшись о
которые  несчастная жертва в лучшем случае
падала  или обливалась тонером, в худшем -
получала  по  голове  лазерным  принтером.
Особенной любовью Бормана пользовались ва-
терклозеты.  Какие  только программы он не
писал на дверях и стенах, а иногда перери-
совывал  из GIF непристойные картинки. Под
одной из  таких картинок он подписал  "это
Ева Браун". Фюрер оскорбился и поручил ему
же, Борману, выяснить, кто это сделал. Два
месяца все в Рейхе пресмыкались перед Бор-
маном,  а  Штирлиц  даже  придумал версию,
чтобы оградить себя от подозрений, что это
сделал китайский вирусолог. В конце концов
пострадал адмирал Канарис, который неосто-
рожно  выиграл  у  Бормана в преферанс его
новую  лаборантку.  Лаборантки были второй
страстью  Бормана.  Он  то и дело увольнял
одних  и нанимал других, менялся лаборант-
ками с Гиммлером, Шелленбергом, просил по-
дарить лаборантку Мюллера, но Мюллер отка-
зал.  В Рейхе Бормана не любили, но побаи-
вались. Кому же приятно видеть свое имя на
стене  сортира?  Борман  был  толст, лыс и
злопамятен.  А  сам Борман в это время был
занят  делами. Испачканным тонером пальцем
он намалевал на двери туалета надпись:
"ШТИРЛИЦ - СКОТИНА И РУССКИЙ SYSOP". Удов-
летворенно чмокнув, Борман дернул за вере-
вочку и вышел. Он тщательно отформатировал
диски и с чувством выполненного долга нап-
равился  в  свой кабинет. День обещал быть
удачным.  В  кабинете  Борман открыл сейф,
запертый на семь секретных замков и просу-
нул голову внутрь. Вчера он повесил в сей-
фе табличку на русском языке:  "Руским Sy-
sOp'ам смареть заприщено!"  Кто-то красным
тонером  исправил ошибки и подписал: "Бор-
ман дурак".  Борман достал русско-немецкий
словарь,  перевел  и  логически  помыслил:
"Кто-то  исправил  ошибки... значит кто-то
залез  в  сейф...  это  не я... значит это
русский  SysOp... и плюс ко всему он лично
знает  Бормана.  Следовательно, я его тоже
знаю".
  Борман  надолго задумался. Через полчаса
он  догадался  поискать отпечатки пальцев.
Еще  через  полчаса  он  их нашел. Видимо,
русский  разведчик  ел  бумагу. Катушка от
рулона  стояла  тут  же,  в  сейфе. "Здесь
чувствуется  работа  Штирлица.  Интересно,
что  сказал   бы  Кальтенбрунер?"   Борман
вздохнул. Со Штирлицем связываться не сто-
ило, все равно что-нибудь придумает, еще и
сам виноват окажешься. Это знали все. Бор-
ман  еще  раз  вздохнул  и достал из сейфа
файл  пастора Шлага. За пастором он следил
давно и с интересом. Этот человек имел об-
ширную  женскую клиентуру. Пастор бегал за
любыми женщинами: старыми и молодыми, кра-
сивыми и не очень, системщицами и програм-
мистками  и  наоборот,  и женщины отвечали
ему  взаимностью,  что  Бормана,  которого
женщины  не  любили, очень удивляло и даже
сердило.  "Зачем  одному  человеку столько
женщин?  Я  понимаю,  если  бы  они  были,
во-первых,  лаборантками, во-вторых, у ме-
ня,  а  так...  Наверно,  он  работает  на
чью-то BBS. Скорее всего, это не наша BBS.
Следовательно,  иностранная, - Борман под-
нял палец вверх. - Его надо пощупать..." И
Борман, позвонив Айсману, отдал распоряже-
ние.  От сильного удара ноги дверь распах-
нулась, и в кабинет вошел хмурый и заспан-
ный Штирлиц.
 - Борман! Дай AIDSTEST!
"У  Штирлица  старый  AIDSTEST,  - подумал
Борман,  протягивая  коробку  для дискет с
профилем  фюрера, - значит он много писал.
Много пишут, когда думают, значит он много
думал.  Штирлиц просто так не думает, зна-
чит,  он  что-то замышляет." И Борман пос-
мотрел в честные глаза Штирлица.
 - Как дела?
 - Плохо.
"Я,  как  всегда, прав! - обрадовался Бор-
ман.  -  Точно  что-то замышляет! Надо его
пощупать."
 - Не хочешь ли метилового спирта?
 - Нет,  -  Штирлица  передернуло. - Лучше
тонера.  Борман  нажал  на кнопку, и вошла
лаборантка. Штирлиц её раньше не видел.
 - Новенькая?
 - Да, - похвалился Борман.
 - А ничего, - одобрил Штирлиц.
 - Мне тоже нравится, - сказал  польщенный
Борман.
 - Тонера принеси, дорогая.
 - Слушаюсь,   партайгеноссе.   Лаборантка
принесла  тонера  и стала ждать дальнейших
распоряжений.
 - Можешь идти, - махнул рукой Борман. Ла-
борантка, разочарованно покачивая бедрами,
вышла.  Штирлиц  оторвал взгляд от двери и
взял кружку с тонером.
 - Садись, - предложил Борман,  подставляя
стул.  Штирлиц привычным жестом смахнул со
стула  кнопки  и  сел. "Заметил, - ядовито
подумал  Борман,  -  Штирлица на кнопки не
возьмешь.  Чувствуется рука Москвы." Глаза
Штирлица позеленели.
 - Хороший  тонер,  - сказал  он.
"Темнит,  сукин  кот. Обмануть хочет. Нет,
брат Исаев, не на того напал. А не сыграть
ли  мне  с  ним  шутку? Что если ему очень
тонко намекнуть, что им интересуется Питер
Нортон?"
 - Штирлиц! Да ведь вами  интересуется Пи-
тер Нортон! - вскричал Борман. Штирлиц по-
перхнулся.  С Нортоном он встречался всего
один  раз, и тот на приеме у фюрера. Штир-
лиц был о себе высокого мнения, как о сис-
темщике, но эта мысль никогда не приходила
ему  в  голову. "Нортон может стать ценным
агентом.  Надо  запросить  центр." Штирлиц
встал  и  высморкался в занавеску.
"Клюнет  или нет?" - подумал Борман. Штир-
лиц посмотрел в окно.
 - Какие  диски у этой киски! - сказал  он
стихами. - Смотри, Борман.
Борман  достал из стола цейсовский бинокль
и пошел к Штирлицу. Минуту они молчали. За
это  время  Штирлиц  успел  обдумать слова
Бормана,  а  Борман догадался, что Штирлиц
его отвлек. "Водит за нос", - подумал Бор-
ман и ловко перевел разговор в другое рус-
ло.
 - Послушай, Штирлиц, у тебя  такие обшир-
ные  связи. Не мог бы ты достать маленький
вирус со стелсовской защитой?
 - Могу.
"Этот  все может", - подумал Борман. Штир-
лиц  часто  обещал  что-либо Борману, как,
впрочем,  и всем остальным, но никогда ни-
чего не делал. Штирлиц стрельнул у Бормана
еще  парочку дискет, механически сунул ле-
жащую на столе стримерную кассету под мыш-
ку  и направился к выходу. Борман бросился
к компьютеру и резко открыл верхний диско-
вод.  Около самой двери в десяти сантимет-
рах  от пола натянулась лента от принтера.
Штирлиц  резко  перепрыгнул  через нее, и,
сказав  "До  свидания", скрылся за дверью.
"Профессионал!"  -  простонал  Борман. Да,
Штирлиц  был  профессионалом.  Он  не стал
разрывать  кассету от стриммера в дисплей-
ном  зале,  как  поступил  бы на его месте
английский  или парагвайский SysOp, а выб-
рал  самое укромное место в Рейхе. Войдя в
ватерклозет  Штирлиц обнаружил свежую над-
пись  "ШТИРЛИЦ - СКОТИНА И РУССКИЙ SYSOP".
Штирлиц старательно  зачеркнул слово  "SY-
SOP"  и  надписал  слово  "ПРОГРАММИСТ", а
внизу  приписал  "БОРМАН  - ТОЖЕ СКОТИНА".
Здесь  же  он  просмотрел кассету с файлом
пастора  Шлага.  В голове его начал созре-
вать еще неясный, но уже план.

          Продолжение следует...
        __________________________
           ────────────────────



                 




Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Реклама - реклама и объявления.
Объявления - Реклама и объявления.
Лотерея - лотерея для читателей журнала.

В этот день...   23 октября