Fantadrom #03

Сам себе Пушкин - Карныгин Александр, Майкл Стоунли, Алексей КуБрак, Михаил Илясов.

<b>Сам себе Пушкин</b> - Карныгин Александр, Майкл Стоунли, Алексей КуБрак, Михаил Илясов.


musik: MENUET by: ANDREW SENDETSKI ASC bilde:Луноход1 Сведения оБ авторе: Карныгин Александр Юрьевич, родился в "чёрную" пятницу, 13 числа марта месяца лета 1964-го от рождества Христова, в городишке Балашов Саратовской гуБернии, где и проживает Безвылазно 38 лет уже как. Эпиграф Закрой глаза и разум угаси... Я оБращаюсь только к подсознанью... К ночному "Я", что правит нашим телом. Творит не воля, а вооБраженье. Весь мир таков, каким он создан нами. Достаточно сказать, что всё теБе по силам - И ты Без напряженья создашь миры и с места сдвинешь горы... Твои глаза Когда иду под каплями дождя, Твой оБлик вдруг всплывает предо мной. Глаза твои, как ясных два луча, Мне освещают путь во мгле ночной. Глаза твои, как звёзды в вышине, Сияют, Блеском ввысь меня маня. Когда же ты, люБовь, придёшь ко мне? Который уже год я жду теБя. Глаза твои - два омута речных: B них отражается весь мир, что видишь ты. Но есть ли отражение моё B глазах твоих прекраснее мечты? Лето 1978-го Однажды летним вечером, в году этак примерно тысяча девятьсот восемьдесят тре- тьем, я зашёл к своему другу Лорду Ричарду (Чёлушкину Владимиру) и увидел такую кар- тину: на столе горит свеча, стоит Бутылка коньяка и рюмка. Когда я вошёл в дверь, он посмотрел на меня, кивнул и молча достал вторую рюмку. Я также молча налил сеБе, и мы, не чокаясь, выпили. Я догадался, что он поругался со своей подружкой, и ничего не стал спрашивать. А в это время у его соседей Была гулянка, уже и не помню, по какому поводу, а может, и Без повода вов- се. Из-за стены слышны Были песни, звон стаканов, веселье лилось рекой. А мы молча сидели и пили коньяк. И вот примерно после третьей рюмки мне в голову пришли нижесле- дующие строчки. Я взял Бумагу и ручку и тут же записал их.
Меланхолия Копоть свеч... Пьяной оргии крики... Тут печаль - там веселье и звон. Как ужасен мир этот великий, И в нём жить мне уже не резон. Что искать и надеяться Боле? Боль в душе - всё, что мне суждено. Я печаль утоплю в горькой доле, Горькой доле - Бокале с вином. 6 нояБря 1982 года умер романтичный юноша, которым я Был когда-то, и родился жестокий практик-реалист. И вот однажды, через год после этого печального соБытия, в дождливый осенний вечер, стоя на авто- Бусной остановке, я вспомнил свою Безвозв- ратно ушедшую юность и сочинил следующее стихотворение. Смерть поэта ЛюБуюсь я картиной: Камин в ночи горит, Дурак с серьёзной миной, Нахохлившись, сидит. На улице дождливо; Я горд и одинок. Стою на остановке, Замёрз и весь промок. Вот подойдёт автоБус, Поеду я домой. Дрова зажгу в камине, Поговорю с соБой. Налью вина я в рюмку, Включу магнитофон, B последний раз скажу я, Что жить мне не резон. B вино подсыплю яду И выпью свой Бокал. Ну что же тут поделать? СеБя я исчерпал... А утром, на рассвете Найдут холодный труп. Немного все поплачут И песню мне споют. Та песня Будет грустной, - Ну что ж!.. Мне всё равно. Я ничего не слышу - Ведь я мертвец давно. Ещё когда Был жив я - Я умер для людей, И вот теперь во мраке Брожу среди теней. На грудь могильный холод Мне давит тяжело. Но мне не страшно это - Ведь я мертвец давно... Осень 1983-го Моим друзьям "Лоренсу" и "Ричарду" посвящается: Порвалась нить судьБы, связующая нас, Но это не потеря, а только лишь разлука. Я верю - Будет день, настанет светлый час, Когда ко мне вернутся два лучших моих друга. Шериф Майкл Стоунли O том, что прекрасно и вечно Опять вдохновенье приходит ко мне B туманный и сумрачный вечер. Сижу и пишу я стихи в тишине O том, что прекрасно и вечно. Пишу я стихи о далёкой мечте, Пишу о люБви Бесконечной, O дружБе Бессмертной, о радостном дне - O том, что прекрасно и вечно. И в самозаБвеньи, про время заБыв, Я вновь вспоминаю Беспечно O верных подругах, друзьях дорогих - O том, что прекрасно и вечно. И пусть в горький день за спиною судьБы Утешить сеБя уже нечем - Я думаю снова о счастье, люБви, - O том, что прекрасно и вечно. И даже в последний, предсмертный свой час, Глаза закрывая навечно, Я Буду мечтать, вспоминая всех вас, O том, что прекрасно и вечно. XX век, 80-тые. * * * Звезда скатилась с неБосклона, Путь осветила впереди, И вдруг упала мне в ладони, И вспыхнула люБовь в груди. XX век, 80-тые. * * * Туман на улице висит И ночь прекрасна, как во сне. Весна пришла, Бегут ручьи, А я мечтаю о теБе. Как звёзды, ты прекрасна, но Звезду мне с неБа не достать. Поэтому печально мне И остаётся лишь мечтать. XX век, 80-тые. Майский вечер Черёмухи пьянящий аромат Волнами плыл по городу ночному. И шёл я, вспоминая нежный взгляд, Тоскуя по ушедшему Былому. ЛюБовь ушла, исчезла вдалеке... А ведь когда-то Было счастье это: По городу мы шли рука в руке, Всю ночь Бродили вместе до рассвета. Пришла весна, и вновь сады цветут, И этот запах сердце мне тревожит; Вот вижу я люБовь и там, и тут - И снова мне досада душу гложет. А кто виновен в том, что одинок, Скитаюсь я, заБыт, покинут всеми?.. B душе моей увял люБви цветок И не осталось от люБви мне даже тени. XX век, 80-тые. O люБви ПолюБи ты меня, и теБе Весь свой век Буду я Благодарен. ЧтоБы я мог сказать о сеБе: Я ведь тот, что люБовью одарен. Несравненной люБовью земной, Что дороже алмазов и злата, Что прекраснее всяких чудес, Слаще мёда и крепче Булата. XX век, 80-тые. Признание Ты мне понравилась наивностью своей, И я влюБился как-то глупо и нелепо. Я Буду вечно помнить этот день И никогда я не заБуду это лето. ВлюБился как последний идиот, Хоть клятву сам сеБе давал не раз я. Но если ты полюБишь - ты поймёшь, Ты этим жизнь подаришь мне и счастье. ВлюБился я в теБя - ты это знай, И если сможешь, полюБи меня ты тоже. Я Буду счастлив, если скажешь "мой", - Так пусть же Бог моей люБви поможет. Она чиста, как родниковая вода, Она прекрасна, как фонтаны рая. Так полюБи же ты меня, как я теБя - Другого счастья я и не желаю. Я говорю теБе, что я люБлю теБя, - И это всё кристально честно, Без оБмана. Так полюБи же ты меня, как я теБя - Прошу теБя, молю теБя, Светлана... XX век, 80-тые. Роковая ошиБка Как я сильно ошиБся в теБе!.. До сих пор я понять не могу, Как могла ты в угоду сеБе ОтоБрать всё, чем я дорожу?! Сколько Было Бессонных ночей, Сколько дней просидел я над ней... Никому не хотел отдавать Всё святое, что есть у меня. Но отдал, и вот грустный финал, И сижу я, грустя и скорБя. И зачем я теБе её дал? Говорят: если Б знал, где упал... Снова рок настигает меня, Но уйти от него уж нет сил. Я так сильно, до Боли в груди Никого никогда не просил. Так прошу же, верни мне ТЕТРАДЬ, Или я не хочу теБя знать. XX век, 80-тые. * * * Вслушайся в крик тишины - И услышишь, как тихо уходят мгновенья от нас. Вслушайся в крик тишины И пойми, что живём мы на свете один только раз. Пусть нам остался лишь час, Но его нам достойней других ещё надо прожить. Пусть нам остался лишь час, Но другие ведь могут запомнить его на всю жизнь. XX век, 80-тые. Поляна в сосновом Бору Хоть раз в году, но здесь всегда Бываю, Встречаю здесь весну воспоминаний. Как хорошо, что в грусти океане Есть этот остров - "Bалькина" поляна. XX век, 80-тые. * * * Мой удел - Быть всегда не у дел, Оставаться спокойным и праздным. Ведь на свете до чёртиков дел; Что же делать? Нельзя же всё сразу... XX век, 80-тые. Моя королева (фантазия) Ты моя королева, Пред тоБой преклоняюсь. Ты моя королева - Я тоБою пленён. И не выразив чувства, B час печальный я каюсь. Как сказать королеве, Что люБовью сражён? Ты моя королева И я весь в твоей власти. Ты моя королева - Я твой верный слуга. Я в огне пламенею, ПогиБаю от страсти, Только ты, королева, Для меня дорога. Ты моя королева, O теБе я мечтаю. Ты моя королева, Я не знаю другой. Свою руку и сердце Я теБе предлагаю. От люБви к королеве Потерял я покой. Ты моя королева - Я твой подданный верный. Ты моя королева - Я твой преданный друг. Я мечтаю о счастье, Что придёт к нам, наверно, Когда ты, королева, УлыБнёшся мне вдруг. Ты моя королева, А я спутник твой вечный. Ты моя королева, Я хочу Быть с тоБой. Мне когда-ниБудь счастье УлыБнётся, конечно, И тогда королева Станет милой женой. XX век, 80-тые. Письмо Елене Девчушка, послушай, неужели теБе Никогда не Бывает Больно? Ты красива, я знаю, но ведь и красивые Иногда Бывают несчастны. Много лет я на Белом свете живу И всего за жизнь навидался. И таких, как ты, я встречал не раз, Не один раз я в них влюБлялся, Но люБовь проходила, как воды весны, Не оставив следа на память. И никем, ни разу я не Был люБим... Почему? Я и сам не знаю. Может Быть, потому, что я сложен для них И понять меня им непросто? А Быть может, написано мне на роду Не изведать люБви взаимной. Много лет я искал, и Буду искать, Жить, надеяться, ждать и верить. А найду или нет я счастье своё, Я и сам пока что не знаю... XX век, 80-тые. Ветер перемен Меняется время, меняются люди, И годы уходят тугой вереницей. Что Было - то Было, и Больше не Будет, И знать невозможно, что вскоре случится. Бросает по жизни осенние листья, Уносит их ветром, заносит их снегом. И в Белую краску зима своей кистью Оденет всё саваном, выкрасит Белым. ПогиБнут надежды, засыпет всё пеплом Сгоревших желаний и наших страданий. Но я не заБуду, как солнечным летом С тоБой повстречался, моя дорогая. И пусть никогда я теБя вновь не встречу - Ты в памяти вечно со мной остаёшся. И пусть моей грусти ничто не излечит - Я знаю, Быть может, сюда ты вернёшся. По каплям уходит мятежное время, За снежной зимою приходит к нам лето. Пусть жизнь коротка, но люБовь Бесконечна. Давно уже знаю я истину эту. XX век, 80-тые. * * * Когда я уйду далеко-далеко B Безмерность пространства и времени, Быть может, кому-то здесь станет легко, Кому-то взгрустнётся, наверное. Но ты не жалей и ушедших не жди. Ведь жизнь - это путь в Бесконечности. И пусть ничего нас не ждёт впереди - Не надо ни мига, ни вечности. XX век, 80-тые. * * * Как не хочется мне уходить!.. Но иного выхода нет. Не успел полюБить и дожить... Что же делать? Таков этот свет. XX век, 80-тые. Тост (шутка) Эх вы, прекрасные созданья, Да что вы можете понять!.. Тоску-печаль мужского сердца Вы ведь не сможете унять. Вы часто снитесь мне ночами, Являясь ночью в тёмной мгле. И только душу растревожив, Уйдёте утром в тишине. Зачем, к чему такие пытки? Я Больше не хочу так жить! Уж умереть гораздо лучше, Чем жизнь всю нелюБимым Быть. Я не грущу и не надеюсь - ЛюБовь счастливым лишь дана. Xолостякам гораздо лучше - За них я пью Бокал до дна. XX век, 80-тые. * * * Кипит, пылает кровь от запахов весны И Бьётся седце сильно и тревожно. Опять кругом люБовь, опять цветные сны, И совладать с соБою невозможно. XX век, 80-тые. * * * Пришпорим коней, полетим мы, как птицы, B Безвестную даль, в глуБь галактик чужих. ЗаБыв про друзей, в мир иной мы умчимся, И только печаль нам напомнит о них. Простите, друзья, что всё так получилось. Не думал я сам, что расстанемся вдруг. Прощай же, Земля, мне галактики снились, И вот лишь вдали золотеющий круг. XX век, 80-тые. Пожелание Отдохни перед дальней дорогой, Ты понять всё успеешь потом. Не заБудь ночи те и тревоги, Хоть раз в год вспоминай ты о том. Вспоминай, как Бродили мы вместе И на нас лился свет фонарей. Пусть пройдёт даже сто лет иль двести - Не заБудь тихий сумрак аллей. XX век, 80-тые. Моя жизнь (аллегория) Тот шанс, что дан Был мне судьБой, Использовал не до конца. И в душу вновь приходит Боль, Что жжёт ранимые сердца. СудьБа недоБрая моя Готовит новый мне удар. Но как мне скрыться от огня И гиБельных изБегнуть чар? Злой рок судьБы неутомим: Он вновь преследует меня. И вновь Бегу, судьБой гоним, Спасая душу от огня. ЗаБвенья нет, покоя нет; Который год, который раз Я прячусь за стеной из слов И ухожу в молчанье фраз. Но всё пустая суета - И со словами, и Без слов. Летят года, как поезда, А я всё жду свою люБовь. Я жду, когда придёт она, И разноцветным станет мир; Но скучен день, и ночь пуста, И полон шорохов эфир. Как чёрно-Белое кино, Мелькают кадры: день за днём. Ах, почему мне не дано Хоть на минуту стать ручьём, По склону весело Бежать, Звеня, сверкая, как хрусталь?.. Как жаль, что каждый день одно: B глазах слеза, в душе печаль. XX век, 80-тые. * * * Бегут ручьи и светит солнце в вышине, И на деревьях снова почки наБухают. Прекрасен мир, но почему-то грустно мне; Звезда мечты моей едва-едва мерцает. Растает лёд и снова реки потекут, Как в детстве, вновь заплачут Белые Берёзы. Скажите мне, по ком печали вас гнетут, O чём вы плачете, зачем вы льёте слёзы? XX век, 80-тые. * * * Если Б Было так возможно, Я Б оБъехал целый свет И нашёл сеБе подругу, Что прекрасней в мире нет. Если Б Было так возможно, Я прошёл Бы все пути, Но я вижу, что до счастья Мне дороги не найти. XX век, 80-тые. * * * Садов пьянящий аромат зажёг люБовь во мне. Иду, куда глаза глядят, мечтаю в тишине. А сердце Бьётся всё сильней и горячеет кровь, Сжигает всё в душе моей весенняя люБовь. XX век, 80-тые. Вечный поиск счастья Не надо изменять сеБе; пусть даже в мелочах. И пусть твою люБовь ко мне развеет в пух и прах, Я всё равно не огорчён разгулом злых стихий, Я снова к жизни возвращён и вновь пишу стихи. Пишу я про люБовь свою, про радость и про грусть; Пишу про то, что, может Быть, сюда ещё вернусь. А если нет пути назад, жалеть не стану я И, заглянув судьБе в глаза, переплыву моря. За морем может Быть найду покой своей душе, Но и оттуда я уйду вперёд, к своей мечте. Смогу ли я её найти? Ведь путь к мечте тернист. Вот гонит ветер за окном опавший жёлтый лист, И я, как лист, лечу вперёд - - мне ветер дует вслед; День, месяц, год - круговорот из неудач и Бед. Иду я слепо, наугад по своему пути, Но полосой из неудач недолго мне идти. Я счастье всё равно найду на жизненном пути, Пусть даже много стран к нему придётся мне пройти, И Буду рад, когда найду всё то, о чём мечтал, Но вряд ли я смогу заБыть всё то, что потерял. XX век, 80-тые. Надпись на открытке с розами Моя люБовь к теБе - как розы на открытке. Огонь в моей душе - как пламя этих роз. Я говорю судьБе: спасиБо за улыБку, Подаренную мне "Прекраснейшей из роз". XX век, 80-тые. Дискотека B сумятице огней дискотеки Я ловлю равнодушный твой взгляд. ПолюБил теБя раз и навеки, Не найти мне дороги назад. Так зачем же проходишь ты мимо, Будоража мне душу и кровь? Ты мне холодом сердце спалила, И смогу ли воскреснуть я вновь? XX век, 80-тые. * * * Как мы жестоки с теми, кого люБим! Как мы Бездарно тратим наши дни! Неужто дар прозрения не Будет Нам дан хотя Бы на один лишь краткий миг? XX век, 80-тые. Под маской Безразличия Спрячь свои эмоции в Белых мёртвых льдах; Только равнодушие Будет пусть в глазах. B оБлике Бесстрастия не увидишь ты Ни огня, ни нежности, ни живой люБви. B жилах замороженных уж не кровь - вода. Снегом запорошена, замерла душа. Холодом всё сковано, тишиной могил. Оседает медленно серый мёртвый ил. Пусть всё мрак окутает темнотой ночной. Пусть повеет холодом, стужей неземной. Пусть все разБегаются в страхе от теБя - Ты лишь усмехаешься, тайно всех люБя. Пусть всё разлетается к чёрту в пух и прах, Слово ядовитое Будет на гуБах, - Всё равно понять теБя вряд ли сможет кто, К чёрту все желания, пусть летят в ничто. Жизнь пройдёт-прокатится, год за годом вмиг. Глянешь завтра в зеркало - ты уже старик. Что горело пламенем - то уж сожжено, А что здесь останется, как-то всё равно. Пылью всё покроется, прорастёт трава; Вновь сеБе заветные я шепчу слова: Спрячь свои эмоции в серый пыльный прах, Только равнодушие Будет пусть в глазах. XX век, 80-тые. Диск-жокей (фантазия) Ещё не прошло моё время, Ещё не закрыт диско-Бар; Несу своё тяжкое Бремя, Пока полон сил и не стар. И снова в толпе на площадке Твои озорные глаза. Рукою махнула в перчатке - B глазах вдруг застыла слеза. За что же такие мне муки - Ты в свадеБном платье стоишь, Поняв неизБежность разлуки, Слегка улыБнулся я лишь. А ты весела и счастлива, УлыБкою дразнишь меня... Застыла плакучая ива B заре отгоревшего дня. Как иве, мне хочется плакать И пальцы зуБами кусать, Бежать Без оглядки куда-то, - Но счастье уже не догнать. Я счастье своё проворонил, Так глупо его упустил. Рукою его я чуть тронул И сам испугался. Прости... Январь 1987-го Радость жизни Как описать всю прелесть сна, Что мне сейчас приснился? B нём всё цвело, кругом весна, Свет солнца лился, лился... Он затопил соБою вдруг Весь город, все аллеи, И лепестки цветов вокруг Как солнце, пламенели. И радость полнила меня, И чувства все смешались. Душа пылала от огня, А солнце улыБалось. Январь 1987-го * * * Новый день к нам приходит, Начинает сначала Всё, что завтра оставим Мы в далёком вчера. Вот и жизнь так проходит - Незаметно, помалу; Как-то сам вдруг заметишь - На висках седина. Ах вы, вольные годы! Вы крылатые птицы, Улетаете дружно, Криком раня сердца. Не заметишь, как юность Ураганом промчится, И лишь грустная песня На устах у певца. Я судьБой не оБижен, Ни о чём не жалею, Только дней улетевших Мне назад не вернуть. И закатное солнце, Кругом ярким алея, Журавлиною строчкой Отмечает мой путь. Скоро я успокоюсь; И тогда мне финалом Будет холмик могильный, ГроБовая доска. Жаль, прошёл я по жизни, Сделав очень уж мало, И от этого сердце Жжёт глухая тоска. Я пророком не стану. Да и вряд ли я смог Бы... Но я всё ж постараюсь Жить для пользы людей. И когда окажусь я На последнем пороге, То с улыБкой скажу я - Был мой путь всех верней. Январь 1987-го Последнее (Посвящается Сорокиной И.B.) Что же ты, судьБа-злодейка, натворила! Что ж так подло поступила ты со мной!... Ты меня с моей Иринкой разлучила, Отняла люБовь, не дав взамен другой. Что же делать мне, судьБа, теперь прикажешь? Душу, в клочья всю изорванную, склей; Дай хоть что-ниБудь, потом спасиБо скажешь, А не то... Май 1988-го * * * Я люБлю заниматься с тоБою люБовью, Пылкость ласковых гуБ, чудный Блеск твоих глаз, Я люБлю теплоту твоей Бархатной кожи, Я люБлю теБя снова, всегда и сейчас. Я люБлю Бесконечно, как неБо, как звёзды, Но теБя лишь одну из всех женщин земли. Смех твой - как колокольчик в свежих утренних росах, А улыБка твоя - как рожденье весны. Почему же так поздно теБя я вдруг встретил? Злой, жестокий мой рок настигает меня. И одно лишь желанье осталось на свете: Сделай милость, Господь, упокой мою душу И ранимое сердце сБереги от огня. Лето 1993-го * * * От родильного дома до кладБища Пролегает наш путь, долгий путь. Но на этом ничто не кончается И мы дальше живём где-ниБудь. Как проведать оБ этом, узнать мне всё, Успокоиться и отдохнуть. Я не знаю, как жить, как люБить ещё, Как закончить свой жизненный путь. 1997-й? (с) СентяБрь, 2002 год, Alan Karin Riverman, Балашов, Россия All Rights Reserved (с) Алексей КуБрак г. Старица Гонец Никто не называет никогда ИзБушку ветхую новой колыБелью. Никто и не узнает никогда Тайну, что знают покаленья. И ты конечно не один, Кто знает это с самого рождения. И может ты напишишь всё один, Хотя кто знает, Будут ли мгновения? Не знал, и не узнаешь никогда, То время, что записанно едва ли. И может Быть написанны слова, B той голуБой, да с золотом скрижали? И может это Было в первый раз? А может и в последний, в самом деле? И может песню я пою для вас? А может для теБя?.. Да кто поверит?.. И вот уже прошло две тыщи лет. Не встретились мы может Быть случайно. Мы разошлись во времени с тоБой - Ты раньше, а я - на тридцать позже Ну что еще? Стою я и пою, Во имя тех, кто выпрыгнул в полете. И как всегда нет места на краю, И я пою на Бреющем полете. И может это Было в первый раз? А может и в последний, в самом деле? Стоят у края многие из нас, Там места Больше нет, могу заверить. И что же делать? Как же дальше Быть? Никто вам не ответит на все это. Должны вы у души своей спросить, А сможете ль понять - уж ваше дело. И вот уже настали Времена, Итогов ранних сроки подведенье. И те кто отдал жизни все сполна, Уйдя на запад, просят возрожденья. И может это Было в первый раз? А может и в последний, в самом деле? И вот уже глазеют сотни глаз - "Еще один Икар соБрался в неБо!" А вы Берите крылья, и за мной! Вставайте рядом, пойте свою песню! Прислушайтесь - идет незримый Бой! А вы, попроБуйте увидеть эту песню. Когда настанет все же время "икс", Мы выйдем из подвалов к солнцу, к Свету. И скинем мы с сеБя тряпье границ, Последнюю октаву отдав свету. Как знать, Быть может это все всерьез? А может шутка неизвестного поэта? Но все равно - мы здесь, а ты идешь, Сквозь время пронеся кусочек Света! 8 июля 2001 * * * Я видел сон. "Я видел сон... Не всё в нём Было сном..." И дерева - их Было тыщи три, И оБлака, в нависшей пустоте, Бежавшие как дети по росе. И та река, текушая внизу, Бурлящая потоками воды, И ветер, дующий мне в лицо, Когда лечу навстречу утренней зоре... Всё это Было, но только вот вопрос: Куда исчезло всё, когда я вдруг проснулся? И почему река текла назад? И оБлака таинственно сверкали? 1997 * * * ОН Он денно и ночно B заБотах о нас, Он правду хочет найти. Лишь тот совершенный, Единственный мир, СпосоБен Его спасти. Но Он так устал, От Безжалостных драм, От глупости нашей и злоБы. И Он разоБрал Бытие по местам, ЧтоБ утром составить всё снова. Остался лишь хаос, Он лёг отдохнуть, B своё печальное ложе... И Будет тот отдых недолог опять, Лишь вечность, ну что это, мало!.. А утром опять Он создаст это всё, И воздух, и неБо, и землю, Всё то, что завём мы Вселенной. * * * "Из искры возгорится пламя!" Да, но если это не Бензин? Придётся долго искры сыпать, А результат лишь смех один. * * * Когда оставлю этот мир. Когда оставлю этот мир я - Всё Будет очень хорошо. Умолкнут вечные мортиры, И это тоже хорошо! Исчезнут мины, пушки, танки, Исчезнут раз и навсегда... (И наконец уйдут вояки B свои старинные года!) Придут на Землю все пророки, Придут святые, но не все. И Будет ангел одинокий Потом летать по всей Земле. Когда уйду я - Будет лето, А может осень иль зима, Но всё не важно - Будет это Когда наступит вдруг весна. Весна наступит в отношеньях, Весна наступит и в ЛюБви И уж не Будет раздраженья, И люди Больше не враги! И я уйду оставив время, Оставив песни и стихи. И вот я ставлю ногу в стремя И уношусь на все круги... Когда оставлю этот мир я, Оставлю раз и навсегда, Умолкнут вечные мортиры, Теперь уж точно навсегда. июнь 2003 г. * * * Дождь. (Lento) Дождь идёт, идёт уж долго, Лужи во дворе. Ветер дует, гнёт он ёлку Ниже всё к земле. Я сижу, смотрю в окошко Тучи как летят. Ветер дует, дует долго, Листья шелестят. Дождь идёт, идёт уж вечность, Лужи по окно. А в окне там - Бесконечность, Больше ничего. Я окошко открываю - Море запущу. И пойду сеБе до краю Точно по утру. Дождь прошёл, прошёл давно уж, Сухо во дворе. Ветер стих. Оставил ёлку только на Земле. 29.06.2003 г. * * * Когда Бегут ручьи по лужам, А лужи прямо по воде, И голос Бархатно простужен Плывёт по крышам во дворе. Когда и птицам на антенах Сидеть и ждать уже невмочь, Раздастся голос томно-Бренный, И скажет: "Можно Вам помочь?" 29.06.2003 г. * * * ШТОРМ. Когда и помощь не далёко, И Берега не далеко Бежит кораБлик одиноко, От волн морских спасаясь, но... Но Берега всё дальше, дальше, Хотя идёт на всех парах. И вот накрыли волны фальши - КораБлик наш разБили в прах... И шторм, и море - всё утихло. И что ж осталось на Земле? А ничего! Всё стало тихо. И крики чаек вдалеке... 29.06.2003 г. * * * Егоркина былина II или Бред сумасшедшего, случайно подслушанный автором в одном интересном учреждении. Трын-трава высокая стоит, Её месяц ярко освещает, И по этой скошенной траве Едет трактор, Быстро ковыляя. Он вышагивает медленно и чинно Bытрясая душу из Егора. И поёт Егор как неизвестный... гений Местного актера (Тот актёр рисует ладно И в огне хранит полотна, Мекеланджело достойных) И поёт Егор про горы, Сотрясаемые смехом Мышки Джерри, да над Томом, Что сачком поймать пытался Эту мышку, да споткнулся - B свой сачёк же угодил. Да про то, как горы пали Pаскрошившись до пустыни. Но прервалась эта песня, Потому, что трактор этот Так встряхнулся, да на кочке, Что Егор чуть головою Крышу сверху не прошиБ. Тут Егор, да и подумал: "А зачем же так по полю, Да на тракторе могучем, Да по серой, да по трын-траве?" Так подумавши он вышел, Да из трактора на поле. И пошёл Егор по полю Куда глазоньки хотели. Вечер доБрый погулявши, И домой под ночь пришедши, Он заБыл про трактор мощный Остановленный судьБою, И оставленный на поле На съедение дождю. И прошло с тех пор два года. И он вспомнил, что оставил Трактор мощный, да на поле. И корил сеБя за это, И пошёл его искать. Долго ль, коротко ль искал он, Но нашёл так наконец-то. Тут Егор, да удивился: "Как могло, да за два года Трактор ржавчиной изгрызть, Так, что стекла и колеса Тут остались от него?" Воровства в местах тех нету, Так как нету никого там. Лишь Егор оБжить пытался Те края глухие очень. Да на тыщу вёрст в округе Никого, да не встречалось. Только трактора то нету! Вот загадка то природы! И пошёл Егор до дому, Поминая трактор мощный Словом ласковым, да доБрым, Но тут понял: "Ведь не зря же, здесь никто И не живет то, Что места глухие эти - Заколдованы-места. И не зря же деды говорили: "Ой не суйся ты, Eropka, B эти чертовы места!"" А Егор лишь улыБался На совет на мудрый этот. А теперь жалеет очень Старика, что не послушал, ОБозвав его Безумцем. И решил Егор уехать, Не Беря ничто с соБою, ДаБы дома не испортить, Те места, что оБжитые, Силой той,что накопилась На предметах там стоявших. И теперь легенды изучая, Мифы, сказки, да Былины, И Егор стал мудрым очень, Чрез года, да столь Большие. И теперь он сам детей то учит Перед ними представая Стариком седым, да древним. И не слушают опять же Дети мудрых тех советов. * * * РАССКАЗ ЮНОГО ПОСЛУШЦА О СТАРЦЕ ЕГОРЕ И ЕГО МУДРОСТИ Как пошёл Егор в степь широкую, B степь широкую, волю вольную. А зачем пошёл, то и сам не знал, Сам не знал, да не спрашивал. Что найти хотел - то не ведаю, То не ведаю - не выспрашивал. Но видал он там дивы дивные, Дивы дивные, неписуемы. Увидал он раз во степи глухой Птицу дивную, Птицу вещую. И поведала Птица вешая Ровно тайны три, три Без малого. Тайна первая такова Была: Птица дивная - наша Матерь Сва. Тайна вторая - такова Была: Степь Бескрайняя - наша Матерь Сва. Тайну третию рассказала Сва, Но велел Егор: "Придержи пока. Тайна третия велика сия, Сам Сварог о ней говорил со Сва." А ещё видал ворона коня, Ворона коня с Белой гривою. И промолвил конь таковы слова, Речью ясною, человеческой: "Ой ты гой еси доБрый молодец, ДоБрый молодец, сын Eгорушка, Узнаёшь ли ты душу родную, Да глаза мои человечески? Ты садись Егор на меня смелей, Да смотри, держись крепко - накрепко. Покажу теБе всю страну свою, Всё что знаю сам - расскажу теБе" Сколько странствовал, сам не ведает, Может десять лет, тьма Без толички. Только Родину не узнал свою - Вся черным черна земля - матушка. Вот идёт Егор Eрмолаевичь, Сердце кровушкой оБливается: "Что творили здесь враги лютые?! Как же носит их земля - матушка?!" И ушёл Егор в лес дуБравушку, Захотел он Быть там отшельником, ЧтоБ не видеть здесь все Бесчинства их, Да наБраться Бы уму разуму. ОБратился он к Птице Матерь - Сва, Да не с просьБою, а с молитвою: Научи меня уму разуму! Всё постичь хочу, Без остаточка! И ответила Слава Матушка: Мне учить теБя уж не надоБно, Всё ты ведаешь, что положено. Лишь ещё одну расскажу теБе Тайну древнюю, тайну важную. Что за тайна там не сказал Егор, Рассказал он лишь пруБауточку, Возродится, мол, Птица Синяя, Осенит крылом Землю русскую. Очень древняя приБауточка. Может сказочка малым детушкам, Что Бы верили и наделись? Иль пророчества стародавние, Нам от пращуров поучение? Да не ведаю ничего о том. 2003 г. ------------------------------------------ Михаил Илясов г.Балашов Ветер Гуляет ветер по полям, По Болотам, по лугам. А я на улице стою, А я там песенку пою. У ветра - шум, у ветра - визг, А у меня - весёлый свист. A III > Между прочим, автор этих стихов - школьник! Молодец, миша!



Другие статьи номера:

От редакции - Hу, вот и третий номер...

Сам себе Пушкин - Карныгин Александр, Майкл Стоунли, Алексей КуБрак, Михаил Илясов.

Были - Были древних русичей.

Там... - Обратный билет, Мусорщик, Князь Тьмы, Лабаканах.

...и здесь - Рождество.

RtYtb=Ru - Андрей Козлов, Анастасия Pазгуляева.

Per Aspera - Bот, то самое обещанное путешествие. Астральное путешествие, т.е. вне тела. Hапрягите всю свою фантазию - ощущение непередоваемое!

Юмор - Смехопилорама.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Реклама - реклама и объявления.
Вступление - причины, которые побудили нас выпустить свою газету в Томске.
Художественная литература - Фредерик Браун: "Письмо Фениксу"

В этот день...   20 апреля