Proton #21
17 февраля 1998

Юмор - Крах Агента 008 (продолжение).

╔══════════════════════════════════════════════════════════════╗
║           Агент 008            ║
╙──────────────────────────────────────────────────────────────╜

                         ГЛАВА 3

                Джеймс Бонд попадает в плен.

  На  следующее утро ровно в 9.23 Василий Петрович Щукин подошел
к киоску "Соки-воды" на привокзальной площади. Вчерашней бумажки
не  было.  Ее  заменила  другая: "Киоск закрыт. У продавца болен
муж." Щукин шумно высморкался в белоснежный носовой платок, неб-
режно  сунул  его в задний карман брюк и поехал обратно на улицу
Перевыполнения.
  На этот раз ему повезло больше. Через какие-нибудь полтора ча-
са  он увидел перед собой полуметровую цифру 14, тщательно выпи-
санную  белой краской на стене очередного пятиэтажного строения.
Шпион  еще  раз повторил про себя пароль, отыскал квартиру 272 и
дал  один короткий и два длинных звонка. На пороге появился зас-
панный мужчина, кутающийся в женский сарафан.
  - Я от Эрнста Эдуардовича. Вам дверь обить не требуется?- мно-
гозначительно произнес Щукин.
  - Дорогой мой!- расплылся в улыбке мужчина.- Конечно, требует-
ся!  Надо  же,  какая  удача! Второй месяц мастера ищу, а он сам
явился!
  Мужчина  в  сарафане  ухватил  диверсанта за рукав и потащил в
квартиру. Щукин нахмурился. Он ожидал услышать от хозяина совсем
другие слова.
  "Что  он,  забыл отзыв, что ли?"- обеспокоенно подумал шпион и
на всякий случай повторил:
  - Я от Эрнста Эдуардовича...
  -  Да  бог с ним,- отмахнулся мужчина, переодеваясь.- Мы и без
него договоримся...
  -  Как,  разве это не дом 14, корпус 8?- спросил Щукин, ничем,
кроме подергивания щеки, не выдавая своего волнения.
  - Нет, жизнерадостно улыбнулся мужчина.- Это дом 8, корпус 14.
  -  Извините,- сухо сказал Василий Петрович и повернулся, чтобы
уйти.
  Но мужчина в два прыжка оказался у двери и преградил ему доро-
гу.
  -  Не  пущу!  Я  столько  времени  ждал!  Вы  должны пойти мне
навстречу. Я хорошо заплачу.
  -  Обратитесь  в  комбинат бытового обслуживания,- раздраженно
заметил Щукин.
  - Обращался! Они обещают прислать специалиста только через три
месяца. Но я не могу столько ждать. Мы с женой в отпуск уезжаем.
  -  Ничем не могу вам помочь,- покачал головой шпион.- Пустите,
я спешу.
  Но мужчина еще плотнее вцепился в дверной косяк.
  -  Нет!  Нет!  Ни  за что! Если вы уйдете, я, ...я сам приду в
этот  ваш  дом  14 и поговорю с теми людьми, к которым вы направ
ляетесь.  Они  должны понять, что мне это очень нужно. Пусть они
подождут немножко.
  Диверсант начал угрожающе наступать на хозяина квартиры.
  - Что? - То, что вы слышали! Я... я, наконец, заявлю куда сле-
дует! Почему одним вы можете сделать услугу, а другим нет?
  Василий  Петрович  бессильно  опустил  руки.  Не  хватало  еще
только, чтобы о явке узнали где следует!
  - Но... у меня материала нет,- примирительно сказал шпион.
  -  Об  этом не беспокойтесь,- обрадовался мужчина.- Материал у
меня свой.
  - И инструмент я не захватил,- упавшим голосом произнес Щукин.
  -  Найдем,-  утешил  его владелец необитой двери.- Я уже давно
все приготовил.
  Агент  008  жалобно икнул, снял пиджак и принялся за работу. В
шпионской школе обивать двери не учили, поэтому дело подвигалось
не очень споро. Он управился только к вечеру.
  - Очень вам благодарен,- захлопотал вокруг него счастливый хо-
зяин.Вот вам за труды. А теперь разрешите вас познакомить с моим
соседом...  Сергей  Моисеевич,  идите  сюда, не стесняйтесь. Вот
мастер,  о  котором  я  вам говорил: представляете, искал дом 14
корпус 8, а попал к нам. Еле уговорил его.
  -  Здравствуйте,-  поклонился сосед.- Мне хотелось бы отцикле-
вать полы...
  -  Да вы что, с ума сошли?- возмутился Щукин.- Я этим не зани-
маюсь!
  - Ну, я вас прошу,- приложил руку к груди Сергей Моисеевич.
  - И не просите, все равно не буду!
  - Вы думаете, в доме 14 вам больше заплатят больше?- проникно-
венно спросил сосед.- Так вы ошибаетесь.
  -  Ничего я не думаю,- разъярился доведенный до белого каления
шпион.- Отстаньте! Чего издеваетесь над рабочим человеком!
  -  Между прочим, я тоже могу сообщить куда следует о ваших ле-
вых  заработках  ,-  пригрозил проинформированный соседом Сергей
Моисеевич.
  "Провалят явку, кровопийцы!"- в отчаянии подумал Джеймс Бонд и
устало сказал:
  - Инструмент имеется?..
  ...Щукина  не выпускали из дома неделю. Боясь провала, он без-
ропотно  циклевал  жильцам  полы,  врезал замки, сверлил дырки в
стенах.  Но каждый раз между девятью и десятью часами утра шпион
устраивал  перерыв  и ехал к привокзальному киоску. И каждый раз
встречал  там  новое  объявление. Короткое и официальное "Учет",
укоризненное, наводящее на размышления о немытых руках и гнездя-
щихся  в них микробах "Санитарный день", панибратское "Скоро бу-
ду", самоуверенное и высокомерное "Закрыто".
  Василий  Петрович  обиженно качал головой, отводил душу торго-
вавшей  неподалеку  мороженщице  и тащился обратно к себе. Агент
008  оказался  способным  работником, и у жильцов четырнадцатого
корпуса  он пользовался ничуть не меньшим уважением, чем у своих
шефов  там, за кордоном. Жильцы доверяли ему любую работу и зна-
ли, что он не подведет. Но когда однажды какая-то молодая женщи-
на,  уезжавшая в гости, поручила Щукину посидеть с ее малолетним
ребенком  и пригрозила, что в противном случае сообщит куда сле-
дует, железные нервы Джеймса Бонда не выдержали.
  -  Да провались эта явка к чертовой матери!- сказал он себе на
хорошем  литературном русском языке, подхватил неразлучный чемо-
данчик  и  бросился  бежать со всех ног, чтобы больше никогда не
возвратиться на улицу Перевыполнения.
  ...Добежав до противоположного конца города, диверсант остано-
вился,  чтобы перевести дух, и сел на лавочку. Чтобы успокоиться
и  прийти в себя, он принялся пересчитывать заработанные честным
трудом  деньги - и ахнул. Оказалось, что его недельный заработок
в четырнадцатом корпусе почти в три раза превысил месячный оклад
диверсанта высшей категории.
  "А  не  завязать ли мне?"- подумал Щукин, но быстро отогнал от
себя  эту  мысль, спрятал деньги, чтобы по возвращении перевести
их в швейцарский банк, и снова приступил к исполнению своих шпи-
онских обязанностей...

                            ГЛАВА 4.

                    Щукин исправляет пароль.

  Еще  издали  Василий  Петрович  увидел,  что киоск "Соки-воды"
открыт.  Щукин  подошел ближе и осмотрелся. Покупателей не было,
но  шагах в десяти от киоска стоял худой, плохо выбритый человек
в серой шляпе. Руку он держал за пазухой, как и было условлено.
  Василий Петрович поправил носовой платок, с индифферентным ви-
дом приблизился к окошку и приветливо сказал:
  -  Тетя, пить хочу - умираю! Налей-ка мне три стакана газиров-
ки...
  - Газировки нету,- зевнула продавщица.
  - Тогда лимонаду...
 - Тем более!- отмахнулась продавщица.
 - А минеральная? Боржом, нарзан?
  - Чего,- удивилась продавщица.- Что здесь, аптека, что ли?
  - Ладно,- согласился Щукин,- наливай пива.
  Продавщица начала выходить из себя:
  - Ты что, из Америки приехал?
  Джеймс Бонд побледнел так, что его золотые зубы стали казаться
серебряными. "Черт побери, выследили!- мелькнула мысль.- Неужели
эта продавщица из КГБ! Надо бежать!"
  А продавщица никак не могла успокоиться.
  -  Пива ему! Видали? Да мне пиво в последний раз в позапрошлом
году завозили! и то всего десять ящиков...
  -  Ладно,  сестренка,  не  обижайся,-  с  облегчением произнес
агент.Наплевать на пиво! Что у тебя там найдется?..
  -  Так бы сразу и говорил,- сказала продавщица и поставила пе-
ред шпионом бутылку водки.- Селедку взвесить?
  - Гм,- слегка опешил Василий Петрович,- а послабей ничего нет?
  -  Только  уксусная  эссенция,- буркнула продавщица, взвешивая
ржавую селедку с прилипшим к ней чьим-то посторонним хвостом.
  - Дай-ка мне стаканчик,- кивнул Василий Петрович продавщице.
  - В разлив не отпускаем...
  Щукин  вздохнул,  достал  из чемоданчика портативный шпионский
стакан  с  двойным дном и покосился на мужчину в шляпе. Их глаза
встретились.  Мужчина  взглядом показал Василию Петровичу, чтобы
тот зашел за угол.
  "Слишком  спешит.-  нахмурился  Щукин.- Может, провокатор?" Он
сунул в
  карман  бутылку  и сжал в руке шариковую авторучку, заряженную
ядом  кураре. Достаточно было такой авторучкой написать на чело-
веке два-три слова, как он в страшных мучениях начинал судорожно
чесаться.  Василий Петрович отвинтил у ручки колпачок и медленно
приблизился к мужчине.
  "Если он назовет пароль до того, как я выпью три стакана,- ис-
пишу ему все лицо",- цинично решил диверсант.
  Мужчина  подходил  все  ближе,  ближе... Между ними оставалось
пять метров... четыре... три... Они, не отрываясь, смотрели друг
на  друга. Мужчина придвинулся вплотную, вынул руку из-за пазухи
и хрипло спросил:
  - Третьим будешь?
  Джеймс  Бонд  сжал  в руках авторучку так, что чуть не исписал
собственный  палец, и высокомерно отвернулся. Он снова подошел к
киоску  и  не торопясь, соблюдая правила хорошего тона, интелли-
гентно  выпил  три  стакана  водки.  В  голове  что-то щелкнуло,
подпрыгнуло и стало медленно вращаться. У Щукина было такое впе-
чатление,  что там начались танцы. Он прищурил один глаз, а дру-
гим  внимательно посмотрел в бутылку. Ему показалось, что внутри
сидит муха.
  - Фу, пьяница!- укоризненно сказал Щукин на одном из восьми не
наших языков, которыми вдруг перестал владеть. Шпион открыл вто-
рой  глаз. Муха исчезла. Василий Петрович пожал плечами и, чтобы
разрешить  свои сомнения, поднес бутылку к губам и выпил остаток
прямо из горлышка...
  - Нет мухи. Померещилось,- удовлетворенно заметил на эсперанто
Щукин и бросил пустую бутылку на мостовую.
  Неожиданно над ухом раздался резкий голос:
  - Вы не знадте где можно купить сок?..
  -  Братишка!-  восторженно перебил Василий Петрович.- Дорогой!
Не  знаю! Но зато я могу...- Щукин запнулся. Он забыл, как будет
по-русски  "польская кухня".- Я могу... могу... отциклевать тебе
полы...
  Агент 008 помолчал и, сползая не землю, добавил по-таиландски:
  -  Дай я тебя поцелую... Мне было так одиноко... Моя твою дож-
далась.



                          ГЛАВА 5

                         Поединок

  Щукин проснулся в незнакомом подъезде. Пахло кошкам и уксусом.
  "Неужели я все-таки пил эссенцию?- тревожно подумал он, ощупы-
вая  себя руками.- Желудок, кажется, на месте, все остальное то-
же. Не хватает только правого ботинка. Что у меня там было спря-
тано  под  стелькой?..  Шифры?..  Нет,  шифры были в чемодане...
Кстати,  чемодана  тоже нет.. Но что же все-таки было в ботинке?
Ага, вспомнил: три мины с часовым механизмом... Мин жаль, конеч-
но... Лучше бы пропал левый башмак. Там только складной пулемет,
да  яйца  глист,  которые шеф велел подбросить главному инженеру
завода, если он не согласится работать на нас."
  Василий  Петрович кряхтя поднялся, вышел на улицу и стал смот-
реться в бензиновую лужу. Потом он перевел взгляд на свою босую,
посиневшую  ногу.  Отравленный ноготь был сломан, а повыше щико-
лотки виднелись отпечатки чьих-то грязных пальцев.
  -  Ну  погоди!- пробормотал Щукин, осторожно обвязал это место
платком,  чтобы  не  повредить  нечаянно отпечатки и заковылял к
справочному бюро.
  О  явках теперь не могло быть и речи. Надо было начинать все с
начала.  К  вечеру  он  снял по объявлению подходящую квартиру с
двумя  выходами и телефоном. Хозяйка, увидев оборванного Щукина,
запросила недорого.
  Впрочем,  теперь он был уже не Щукиным. Поскольку паспорт про-
пал вместе с чемоданом, Джеймс Бонд решил пустить в ход запасную
легенду.  Теперь он назывался Петром Васильевичем Карасевым, со-
бирателем  народных песен и сказаний, специалистом по городскому
фольклору.
  Шпион  привез  вещи  из  камеры  хранения,  перенес  отпечатки
пальцев  со  своей правой ноги на специальный состав, упаковал в
поллитровую баночку и лег спать.
  На  следующий день ему предстояло важное дело. Агент 008 решил
использовать   последний   шанс.  Согласно  данной  ему  боссами
инструкции,  он имел право, в случае крайней необходимости, один
раз  в  месяц,  семнадцатого  числа с десяти до одиннадцати утра
позвонить  по телефону 3-0316 и выйти на прямую связь с резиден-
том.  Назавтра  было семнадцатое. По давно выработанной привычке
Карасев  проснулся  без двух минут десять, подвинул к себе теле-
фонный  аппарат и набрал нужный номер. В трубке послышались час-
тые гудки.
  -  Странно,- сказал он.- В это время не должно быть занято. Он
попробовал  соединиться  еще  раз.  Теперь к телефону на дру гом
конце  провода  никто не подходил. Петр Васильевич подождал пять
минут, нажал на рычаг и снова начал крутить диск.
 Карасеву удалось соединиться на седьмой раз.
 - Алле,- послышался в трубке неторопливый бас.- Кого вам?
 - Будьте добры Иннокентия Перепутьевича,- отчеканил диверсант.
  -  Брось, Колька, эти шутки, а то морду набью,- рассержено от-
ветил обладатель баса и повесил трубку.
  Петр  Васильевич  со злостью плюнул на телефон, потом посидел,
подумал, стер плевок рукавом и принялся звонить снова. Трижды он
попадал  в детский сад, четырежды - неизвестно куда, но не туда,
куда  нужно,  а один раз его, словно в насмешку, соединили с зу-
бопротезной поликлиникой, что больно задело шпионское самолюбие.
Он  лязгнул  золотыми зубами и хотел выпить валерьянки, но из-за
сильного  душевного волнения перепутал и накапал себе цианистого
калия,  пузырек с которым ему дали за кордоном на всякий случай.
Бонд понял свою ошибку только в последний момент и спустил пузы-
рек в мусоропровод.
  До  одиннадцати оставалось всего пятнадцать минут. Петр Васил-
ьевич взял себя в дрожащие руки и снова набрал нужный номер.
  - Мне Иннокентия Перепутьевича,- с вызовом произнес Карасев.
  - Он на участке,- приветливо ответил женский голос.
  - На каком участке?- не понял шпион.
  Но  в  это время их перебили. В разговор вмешалась междугород-
няя.
  - Бобруйск заказывали?
  -  Какой  еще Бобруйск?- вспылил Петр Васильевич.- Ничего я не
заказывал.
  - Как не заказывали? Ваш номер 6-55-82?
  - Ничего подобного,- рявкнул Карасев,- ни одной похожей цифры!
  - Тогда извините...
  Упорный, как многодетный студент-заочник, агент 008 опять при-
нялся дозваниваться.
 - Попросите Иннокентия Пере..
  -  Будете говорить с Бобруйском,- безаппеляционно оборвала его
междугородняя.
  - Нет, не буду,- сорвавшимся от злости тонким петушиным голос-
ком крикнул шпион.
  - Почему,- удивилась телефонистка.
  - Не хочу и не желаю, повесьте трубку!
  На часах было без трех минут одиннадцать.
  - Неправда, дозвонюсь,- сквозь зубы процедил диверсант.- Неда-
ром меня называли в школе "железный Джо".
  - Будьте добры Иннокен...
  -  Бобруйск на проводе,- объявила телефонистка тоном человека,
принесшего долгожданную весть.
  И тотчас же кто-то молодой и жизнерадостный заорал в трубку:
  -  Дядя  Витя, это я! Дядя Витя, ты меня слышишь? Павлик гово-
рит. Когда выезжаешь?
  -  Умер дядя Витя!- приходя в бешенство, сказал Карасев.- При-
езжайте на похороны.
  И  он запустил телефоном в люстру. Стрелки показывали пять ми-
нут двенадцатого. Поединок с телефонной станцией был проигран.
  Агент  008  бросился на постель и уткнулся лицом в подушку. Он
начал терять главное качество матерого шпиона - веру в себя.
  Утерев скупую слезу супермена, Петр Васильевич перевернулся на
спину и стал тоскливо глядеть в потолок.
  -  Брошу все,- шептал он,- куплю ферму, женюсь, буду разводить
кур. Выйдешь поутру - цып, цып, цып...
  К  горлу  подступил  комок. Чтобы успокоиться, Карасев встал и
принялся  делать  гимнастику.  Он перепробовал все известные ему
упражнения, но тщетно - тонус не поднимался, руки опускались.
  -  Мальчишка,- презрительно сказал себе шпион.- Щенок, молоко-
сос...
  Он  хотел продолжить перечень, но голос предательски задрожал.
Жить не хотелось.
  Бонд  выдернул  шнурок  из ботинка, проверил его на прочность.
Шнурок был крепким. Диверсант взял остро отточенное лезвие и ос-
торожно  разрезал  шнурок вдоль. Оттуда выпал свернутый в тонкую
трубочку  пергамент. Диверсант расправил пергамент, надел очки и
прочел:
  "Совершенно  секретно. Служебная характеристика на агента 008.
Выдержан,  упорен в достижении цели, обладает несгибаемой волей.
Циничен, хамоват, самоуверен до крайности. Ради денег преодолеет
любое препятствие. Способен на все. Зам по кадрам П.Флинт."
  Карасев  читал  характеристику  и лицо его постепенно проясня-
лось.
  -  Вот  уважают  же  люди,- вытирая повлажневшие стекла очков,
прошептал Петр Васильевич,- значит я чего-то стою.
  Он  перечитывал  характеристику до глубокой ночи и самоуверен-
ность  постепенно  возвращалась  к  нему.  Когда шпион вновь по-
чувствовал  себя  сильным, находчивым и циничным, он свернул ха-
рактеристику, сунул ее обратно в шнурок, аккуратно зашил его бе-
лыми нитками и принялся обдумывать новые козни.
  Заснул  он только под утро, но уже в восьмом часу его разбудил
стук  в  дверь.  Карасев вскочил, молниеносным движением оторвал
подошву левого ботинка, собрал складной пулемет и пошел отпирать
замок.
  На пороге стоял почтальон и протягивал Петру Васильевичу каку-
ю-то  бумажку.  Это была квитанция за телефонный разговор с Боб-
руйском.

                            ГЛАВА 6

                        Удар в кювете

  Запоздалые  пассажиры,  сошедшие  глубоким вечером с последней
электрички  на пригородной станции Неудельная, были немало удив-
лены  одним  странным  обстоятельством:  вокруг  царил кромешный
мрак, все фонари на платформе были разбиты, словно кому-то могло
помешать  их  тусклое  освещение, похожее на свет далеких звезд.
Когда  же  пассажиры  разошлись по домам, на платформе появилась
зловещая  фигура в кепке, надетой задом наперед. Человек в кепке
приблизился к огромному фанерному щиту с расписанием пригородных
поездов  и принялся бесшумно выковыривать ногтями гвозди, на ко-
торых  держался  щит. Покончив с этим, он,кряхтя, взвалил щит на
спину и скрылся.
  Конечно  Петр  Васильевич  Карасев  мог  бы изучить расписание
днем,  не  похищая  его  с платформы, но стоять полдня на виду у
снующих туда-сюда пассажиров было бы непростительным лекгомысли-
ем  для  уважающего себя шпиона. А фотоаппарат, вмонтированный в
пиджачную  пуговицу Карасева, был рассчитан только на кабинетные
снимки.  Поэтому  Петр  Васильевич, спотыкаясь и охая, пронес на
себе  щит через весь город, втащил в свою комнату и с облегчение
сбросил  на кровать. Потом он надел шлепанцы, повернул кепку ко-
зырьком вперед, зажег свет и зажмурился от удивления.
  На  кровати  лежал  мужчина в форме железнодорожника. Его лицо
выражало осуждение и вместе с тем сострадание. Мужчина был нари-
сован  на  фоне электрички, из-под колес которой убегал какой-то
несчастный.  Надпись внизу категорически утверждала: "Сэкономишь
минуту - потеряешь жизнь!"
  -  Mine  god! Вот зараза!- выругался Карасев и со злостью пнул
мужчину  ногой.- Значит, расписание висело левее. Надо было очки
с собой захватить.
  Он взял щит под мышку и потащил обратно на станцию. В три часа
ночи  Петр  Васильевич вернулся домой с другим щитом. На сей раз
он  не ошибся - это действительно было расписание. Шпион положил
его  на  пол сел на корточки и принялся изучать, делая пометки в
нужных  местах.  К  утру он подобрал себе подходящую электричку:
она приходила на Неудельную в двенадцать сорок. "В полдень наро-
ду  будет  мало,-  коварно подумал Карасев.- Самое удобное время
для диверсий - никто не заметит."
  Он  задумал  устроить аварию на железной дороге, чтобы воспре-
пятствовать  подвозу  сырья на секретный завод. Это задержало бы
работу  над  изобретением  и дало бы возможность шпиону выиграть
хотя  бы  недели  две. А уж за это время он сумеет проникнуть на
завод  и похитить чертежи вместе с главным инженером. А если по-
везет,  то и с начальником главка. Напоит его, упакует в контей-
нер и переправит через границу малой скоростью - на себе.
  Петр  Васильевич начал готовиться к операции. Поскольку мины с
часовым  механизмом  пропали,  вся  надежда  была на полуатомную
взрывчатку на подсолнечном масле, обладающую необыкновенной раз-
рушительной  силой. Ею целиком был набит один из шпионских чемо-
данов.  Агент 008 подпоясался бикфордовым шнуром и отправился на
дело.
  Ровно в двенадцать двадцать Карасев был на месте. Он установил
на рельсах чемодан, присоединил к нему шнур и залег в кювете. До
электрички  оставалось  десять  минут.  Было начало сентября, но
солнце  жгло  так, как никогда не жгли шпиона угрызения совести.
Петр  Васильевич вытер с лица пот лопухом и пожалел, что не зах-
ватил кепку. Но вот вдали что-то загрохотало, шум становился все
ближе,   ближе,  и  наконец  из-за  поворота  показалась  ватага
школьников,  тащивших  в  утиль  молотилку.  Диверсанта  охватил
страх.  Для  этих  школьников не было ничего святого. Они вполне
могли  отнести  в  утиль и его чемодан. К счастью, процессия, не
дойдя до Карасева метров двадцать, свернула в сторону.
  Лопухов поблизости не оставалось. Джеймс Бонд утерся одуванчи-
ком  и  снова принялся ждать. Электричка запаздывала уже на пять
минут.
  - Не могли догадаться кустик какой-нибудь на насыпи посадить,-
выругался шпион.- Дожидайся тут на солнцепеке.
  Он  почувствовал,  что  от палящих лучей у него начал лупиться
нос.  Карасев  прикрыл его концом бикфордова шнура и нервно пос-
мотрел на часы. Они показывали без десяти час.
  - Безобразие, просто возмутительно! Не уважают людей! В начале
второго  у  Петра  Васильевича невыносимо начало печь в затылке.
"Как  бы  мне тут не засохнуть,- жалобно подумал он." Электричка
стала казаться ему личным врагом, нахальным и самоуверенным.
  -  Приди,  приди,- злорадно прошептал шпион.- Я тебе колеса-то
переломаю.
  Еще  через  четверть часа на носу Карасева выскочили волдыри и
начала слезать кожа. "Если этот поезд не придет через десять ми-
нут, я оставлю его в покое, а убью одного машиниста" - решил ди-
версант.
  В половине второго у него начали дымиться волосы.
  -  Прощайте все. Засыхаю.- простонал Петр Васильевич и потерял
сознание.
  Его  нашли школьники, возвращавшиеся из приемного пункта Втор-
сырья.  Они  разделились.  Часть из низ побежала сдавать в утиль
взрывчатку, а остальные принялись звонить в скорую помощь.
  -  Солнечный  удар,-  констатировал  прибывший  к месту проис-
шествия врач.- Скорее в машину!
  Карасева  положили на носилки и погрузили в автомобиль как раз
в   тот   момент,  когда  на  насыпи  прогрохотала  припоздавшая
электричка.



Другие статьи номера:

Список BBS - Сетевые новости.

Юмор - Анекдоты.

Юмор - Сириус с рук или второй рассказ про Фиргефихтера.

Юмор - Крах Агента 008 (продолжение).

Реклама - Реклама и объявления.

От авторов - Редакция.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Вступление - стихи и содержание номера.
Мнение - Абзац: новая печатная газета для Спректрума.
Post Scriptum - Love Story instead of Epilogue.

В этот день...   26 мая