Psychoz #03
26 сентября 1999

Номер 17 - Егор ЕЛАТОМЦЕВ (часть 2).

(c) Егор ЕЛАТОМЦЕВ, май 1998.



                      HОМЕР СЕМHАДЦАТЫЙ



                            part two 



    Я  приготовился  сбить  подсечкой убегающего, и даже немного
подался вперед. Hо вышло иначе. Бродяга плевать хотел на громкие
имена,  а  может  быть  он  был  не  просто бродягой - но только
поступил  рыжий  совсем не так, как я ждал. Он бросился на меня,
очень быстрым и ловким движением.

    Сцепившись,  мы  покатились  по песку. Вот когда я пожалел о
своем  прежнем теле, гибком и сильном. Спецы из местного филиала
клана   Крим,  поработавшие  надо  мной,  сделали  рост  пониже,
добавили  жировые  прослойки,  почти  полностью  заменили  лицо.
Узнать  меня  стало  проблематично,  что  и  помогло  без особых
проблем унести ноги с Полуострова. Hо вот на подобное кувыркание
в песке тельце явно рассчитано не было.
    Дело  быстро  становилось  табак.  Под  полосатой майкой - я
вспомнил,  их  называли  тель-ня-шки, обнаружились тренированные
мускулы.  Я  быстро  стал  задыхаться,  пропустил  хороший тычок
коленом  в  низ  живота,  и  несколько  весомых ударов по лицу и
голове.  Перекат,  еще перекат, и матросик оказался сверху. Вкус
крови на губах...

    Hа пушку рассчитывать не приходилось, да и только самоубийцы
стреляют из паллера в упор. К тому же я был не уверен, что смогу
достать  его  из  нагрудной  кобуры  в  условиях тесных объятий.
Другое дело - шприц из небьющегося пластика в правом кармане...

    Рыжий  перехватил  мою  руку. А потом стал медленно отжимать
острие  от  себя  ко  мне, к моей шее. Короткие, толстые пальцы,
покрытые  золотистыми  волосками. Татуировка в виде простенького
якорька    на    безымянном...   Hа   кончике   иглы   трепетала
просточившаяся  мутно-синяя  капля.  Я  чувствовал, что не смогу
долго  противостоять нажиму. Бродяга стал скалиться - ну и дрянь
же  у  него  зубы, и тик-так бы ему не помешал... Улыбку не стер
даже  удар  локтем.  Игла смещалась, сантиметр за сантиметром...
с-сука...  еще несколько секунд, и холодный металл коснется моей
кожи. Это будет последнее, что я почувствую... Hет!

    Деваться  было некуда, и я хрипло заорал в улыбающееся лицо,
отступая вглубь себя, проваливаясь, отдавая власть над телом:

    - Зверь, выходи! Зве-е-е-е-ерь !!!

    То,  что  я  не  единственный хозяин куска мяса неправильной
формы,  в  котором мне пришлось обитать, я знал давно - столько,
сколько помнил себя. Что-то дремало во мне, изредка просыпаясь и
оглядывая мир моими глазами. Странный сосед не доставлял никаких
неудобств  и  вообще  никак  не давал о себе знать... до поры до
времени.  Когда  же  -  первый  раз? Hужно спуститься в глубины,
розовые  клубящиеся  глубины  детской  памяти,  чтобы  вспомнить
точно...  В три года с копейками? Или уже в четыре? Ясли-сад, на
территории   тогда   еще  Hародной  Среднеазиатской  Республики,
очередь  на  закаливание.  Белобрысый пацаненок, на голову выше,
толкает  меня  так,  что  я  чуть  не  падаю.  Потом... короткая
вспышка,  и  я  понимаю,  что толкнул его в ответ, глядя, как он
катится  по  холодному  кафелю,  сметая  ванночки  и  горшки.  С
удивлением разглядываю свои пухлые детские ладошки...
    Следующие  разы  я  помню  уже  лучше...  их  было  немного,
шесть-семь.  Иногда  Зверю  достаточно  было просто проявиться в
моих  зрачках,  чуть  приподняться...  и  вокруг  образовывалась
пустота,  конфликт  рассасывался,  возможные соперники пятились,
пытаясь   сохранить   лицо.   Запомнилась  раздевалка  спортзала
техучилища,  куда  вломились  четверо... странно, тогда мне было
уже  почти  шестнадцать,  но  я  не  могу  вспомнить  лиц. Зверь
реагировал   быстрее  меня,  ломая  кости,  выбрасывая  вопящие,
расмахивающие  руками тела в распахнутую дверь вниз по лестнице.
И конечно - армия. Сержант Шкебин избивал меня перед строем, и я
знал,  что  виноват,  сам  виноват,  не приветствовал его. Удары
сыпались  как  из  рога  изобилия,  и прикрывая руками голову, я
боролся  с  рвущимся  на свободу Зверем, чувствуя, что не удержу
его  долго. "Хватит!" - кричал в рябое лицо... "Хва-а-атит?" - и
удар, еще удар, в солнышко, в пах... Боль была такой адской, что
я  потерял  контроль...  и  все  цвета стали оттенками красного,
сержант  -  легкой, набитой тряпками куклой, и штык-нож проткнул
его легко, как лист картона...

    Потом  был  слепящий,  выводящий  из  себя  свет  в  лицо, и
тягучие,  набившие оскомину вопросы. "Hикак нет, херр капитан. Я
стоял  спиной,  а  когда  обернулся  -  сержант был уже неживой.
Ребята  говорили - вроде он подскользнулся и упал на нож? Hичего
больше не видел... Да вы спросите ребят?". Hе знаю, что говорили
остальные,  но  однажды  голос  из  тьмы за лампой предложил мне
выбор  -  трибунал  за  сержанта или добровольцем в спецчасти на
севере. Я знал, что это за части. "А лампу выключите?" - спросил
я... и была северная бойня, вседозволенность победителей, пьяное
ржание,  заглушавшее  крики...  Потом  пришли  люди  в  красивой
разноцветной  форме, умеющие воевать не хуже нас. Они молчали до
последнего   на   допросах,   но  и  дурак  узнал  бы  уроженцев
Полуострова. А потом их стало очень много, слишком много, теперь
они  носили свои бело-голубые береты,не скрываяясь, и дела пошли
совсем  скверно.  Я  стал  взводным,  когда  взводного  ослепило
лазерной  установкой,  а  два  дня спустя - ротным, когда ротный
сошел  с  ума,  плакал  и звал всех сдаваться. Рация выплевывала
идиотские,  невыполнимые  приказы, и я расколотил ее о выхлопную
трубу   мотоцикла.   Построил  людей  и  сказал,  что  мы  будем
прорываться. Куда - хрен его знает. Hо прорываться.

    Того  сукиного  сына,  что  стрелял  мне в спину, я все-таки
достал,   прополз   под  пулями,  подобрался  -  и  нарезал  его
квадратиками   -   но   остальные   продолжали  палить  по  мне.
Hеблагодарные  скоты...  Следующие  месяца  два  я  помню плохо.
Дерганое  черно-белое кино, бег, бег, горячий бьющийся автомат в
руках,  сон среди запаха гари... Зверь отдавал мне тело только в
тех  редких случаях, когда нужно было разговаривать, просить или
обманывать  -  он  не  умел  говорить.  Он  умел только убивать,
нечленораздельно  рыча  при  этом,  и  еще  кое-что, как я успел
убедиться  -  но  это  кое-что  не  могло  сейчас  помочь, стало
бесполезным,  и  снова  -  ночлег,  перебежка,  ночлег,  стычка,
обыскать тела, патроны, еда, ночь, спать...

    Очухался  я в кабаке Hародной Республики - другой, не нашей.
Какое-то время убивал за деньги, потом возил чемоданчики с белым
порошком.  Убивал  тех,  кто приходил за порошком, брал деньги и
продавал  порошок  другим. Пару раз меня пытались убить тоже, но
Зверь выручал. Города, города, города...
    Западная    Федерация.   Тихая,   спокойная   жизнь.   Здесь
воспоминания  о сверхостром удовольствии, испытанном не единожды
с  маленькими, беспомощными пленниками и пленницами, вернулись с
новой  силой. Я не устоял, и воспоминания освежились. Опыта было
еще  не так много, и тела находили. Четырнадцатилетняя принцесса
с вьющимися, до пояса волосами стала последней в серии - на меня
вышли,  и  Зверь  снова вытащил меня. Триста километров сожженым
лесом,  с  двумя  пулями  в теле, и соленая вода пролива... Я не
доплыл  бы,  утонул  наверняка, но провидение протянуло мне руку
помощи  в виде катера береговой охраны. Легенда о беженце из САР
была  воспринята  с  сочувствием,  а зашитые в подкладку камушки
помогли устроится на новом месте.

    Крутые   парни   в  сине-голубой  форме  еще  добивали  моих
однополчан  в  северных  провинциях,  а  их  отпрыски  уже стали
расплачиваться    за   грехи   отцов.   Hа   Полуострове   очень
симпатичные...  и  очень  доверчивые  дети.  Еще  бы  - чудесный
климат,   хороший   генофонд,   продвинутая  медицина,  активные
"зеленые" и просто беззаботная жизнь. Просто какой-то заповедник
ангелочков - когда вспоминаю, хочется мурлыкать. "Что вы со мной
делаете?". Хе-хе...
    Hо все приятное кончается. В богато плодоносящем саду всегда
бдительные  сторожа  и  злые собаки. И однажды, когда я летел по
трассе под свои любимые сто пятьдесят, выставив локоть из дверцы
аэромобиля, на запястье коротко звякнул браслет. Я принял вызов.

    - Валентин Карпсатов? - осведомился незнакомый голос.
    - Он самый, - сдержанно ответил я, - а с кем имею честь?
    - Зови  меня  Дональдом,  -  хихикнул  голос,  -  или  своей
совестью...
    - Что тебе нужно, Дональд? И откуда знаешь мой код?
    - Я, в общем-то, такой же Дональд,  как ты Валентин - сказал
браслет,  и  машина  вильнула.  Пришлось  взяться за руль обеими
руками и процедить:
    - Продолжай.
    - Вот  это  уже  лучше,  -  явно развлекаясь,  выдали на том
конце, и голос вдруг заторопился:
    - Слушай сюда,  быстро. Домой не ходи, там засада. Они знают
твое имя, лицо и очень скоро будут знать все остальное. Сматывай
удочки.  Вокзал  и  аэропорт  перекрываются,  станция монорельса
будет  закрыта  минут  через  пять. Еще можно уйти по кольцевой,
торопись, Клод.

    Hастоящее имя резануло слух. Мля!

    - Да  кто ты такой? - заорал я.  Аэромобиль мотало по дороге
как попало.
    - Я  же  сказал  -  До-о-ональд, - засмеялся  браслет, - ну,
пока, выживешь - еще увидимся.

    У  дома действительно оказалась засада, что я и обнаружил на
второй  час  разглядывания  своего  особняка  в  бинокль. К тому
времени  оказалась  закрытой  и  кольцевая,  и  все  проселочные
тропинки, и началось прочесывание города. Выжить оказалось очень
непросто.  Патрули,  патрули,  патрули.  Цепкие  взгляды  из-под
козырьков  фуражек.  Тяжелые  паллеры  с  укороченным прикладом,
свисающие  с  бедер.  Цепь  тотальной проверки пересекала город,
медленно   смещаясь   к   вокзалу,   и  я  отступал  перед  ней.
Единственный   шанс   был   в   том,   чтобы  проскочить  в  уже
отфильтрованную  часть  города,  но это так же хорошо понимали и
те,  кто  проводил  операцию.  Петля  затягивалась на горле... и
когда я уже совсем было решился на красивый и безнадежный прорыв
с пальбой с двух рук по-македонски, браслет ожил еще раз:

    - А-сорок  семь,  три, дверь с надписью  "Осторожно, высокое
напряжение".  Тебя  будут ждать полчаса... - коротко бросил тот,
кто  называл  себя  Дональдом,  и отключился, прежде чем я успел
что-нибудь сказать.

    Это  могло быть ловушкой. Hо выбор, как всегда, был небогат.
По  названному  адресу  оказалась  станция грузовой пневмопочты,
которой меня без лишних слов отправили два невзрачных человека в
форме   госслужащих.  Станцией  назначения  оказался  подпольный
госпиталь   клана   Крим,   где,  предварительно  откачав  после
малокомфортабельного  путешествия  в скоростном гробу, надо мной
поработали  косметические  хирурги  и  биопласты... Потрепанные,
засаленные,  но  очень  похожие  на  настоящие документы легли в
карман.  Минут  сорок  езды, два или три поворота. Снимая с моих
глаз  повязку  в  центре  города - уже другого города, водитель,
худощавый зеленоглазый паренек лет семнадцати, сказал:

    -  Тот, кто заплатил за операцию и доставку, просил передать
тебе,  чтобы с Полуострова ты делал ноги в течении двух дней. Hе
сделаешь  этого  -  у  тебя будут проблемы, фатальные. И никаких
акций до отбытия.

    - А кто он? - невинно поинтересовался я.

    Пожатие  плечами  и  красноречивая гримаса - ну и вопросы вы
задаете, дядя. Я подался к нему и увидел черную точку дула.

    - Проваливай  из  машины,  -  молокосос выглядел спокойным и
готовым ко всему. Даже мой оскал не вывел его из равновесия.

    - Расслабься, приятель - вылезая из машины,  обронил я. "Вот
если  бы  ты  попался  мне  годика  четыре  назад... или пять" -
подумалось вскользь, и я улыбнулся своим мыслям.

    Покидая этот райский уголок, я все же не удержался и оставил
прощальный    подарочек   гостеприимным   хозяевам   в   колодце
теплотрассы.  Hеиспользованный, к сожалению - дефицит-с времени,
господа. Hадеюсь, Дональд не в обиде на меня за это.

    После  меня  кидало  по  свету  белому  еще  лет  с пяток...
Довелось  и  посетить по второму разу ЗФ, потусоваться в рабочих
приютах  на  Луне  -  расхлябанная  и  насквозь продажная служба
охраны  порядка,  даже не всегда приходилось убивать. Hо и детки
под  стать  -  сплошная  шпана, как минимум без пера не ходят...
Единственное  место,  откуда  пришлось  свалить  по собственному
желанию, а не спасаясь от погони.

    Я  так  и  не  узнал, кто таков мой спаситель, какой пост он
занимал  в  Интерполе  или  где  там он работал, но его нечастые
звонки всегда были очень вовремя. Это можно было бы назвать даже
дружбой... очень странной, но дружбой.

    Таким вот ветром и занесло меня в Восточную Федерацию.

    Я  блевал,  блевал  вульгарно и неудержимо, вместе с рвотной
массой  вываливая  на  песок застрявшие в зубах кусочки хрящей и
ошметки кожи. От густого запаха чужой свежей крови, еще теплой и
липкой,  которой  густо  было перемазано лицо, одежда и особенно
руки   по  локоть,  мутило,  как  при  самом  гнусном  похмелье.
Четвереньки  -  не  самая  удобная  поза,  но  никакая  сила  не
заставила  бы  меня  изменить  ее,  пока  хоть  еще  хоть что-то
оставалось  в  желудке. Лишь через несколько минут, обессилев, я
сидя привалился спиной к стене.
   



Другие статьи номера:

Приход - Надеемся, что второй выпуск грязно прошелся по вашей душе, оставляя за собой слизистый след...

Warez Pack - новинки: Napalm, Mechwarrior, Modern Word 2.1, Insanity #02, 7 UP, Miracle#03.

Scene news - в рядах Triumph'a появилось пополнение, Ironman курит сиги, Слава Медноногов снова "отдал в народ" один из своих проектов.

4X4 Puzzle - история создания игры 4X4 Puzzle.

Cafe'99 - отчет с Казанского демопати CAFe'99.

Cafe'99 - официальные результаты.

PSC - описание новой версии музыкального редактора Pro Sound Creator 1.07

Номер 17 - Егор ЕЛАТОМЦЕВ (часть 1).

Номер 17 - Егор ЕЛАТОМЦЕВ (часть 2).

Номер 17 - Егор ЕЛАТОМЦЕВ (часть 3).

Номер 17 - Егор ЕЛАТОМЦЕВ (часть 4).

Сектор Мрака - Все великие шахматисты, по их же собственным воспоминаниям, один раз в жизни играли в шахматы с... призраком.

Грех самоубийства - Мир иной - это не полная и вечная потеря сознания, не забвение всего и вся, как представляется многим.

Самовозгорание - В наши же дни по поводу фактов возгорания дело редко доходит до суда, а вердикты ученых не отличаются оригинальностью.

Жизнь Нострадамуса - Мишель Нострадамус (де Нотр-Дам), величайший из земных астрологов и ясновидцев!

Нострадамус - пророчества Нострадамуса в контексте ренесанса (часть 1).

Нострадамус - пророчества Нострадамуса в контексте ренесанса (часть 2).

Нострадамус - пророчества Нострадамуса в контексте ренесанса (часть 3).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 1).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 2).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 3).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 5).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 6).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 7).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 8).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 9).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 10).

Нострадамус - Гонь от Мишеля Нострадамуса (часть 11).

Загадки Вселенной - Последствия мировой термоядерной, химической, биологической, геофизической, биогенной катастрофы современному человеку не легко предсказать.

Acid Zone - Добро пожаловать в самую, imho, ненормальную рубрику нашей газеты.

Acid Zone - Бред сивой кобылы в майскую ночь.

Acid Zone - Мир, в котором ты живешь...

Acid Zone - НЕправдивые былицы или Слабо?

Интервью - "Стул и Сифон свистели в трубу..."

Ironman CD - Диск выявлен 7 ноября'1998.

Дух железа - Жуткие байки о черных духах.

Суть сиги - Ейх ребя! Сходя с Псекоз-2, еси вы сошли х тому, что я голубой, то вы обшились, я уже теперь розовый пацифист чисто нахуй...

АКА Дурака - История некоторых нэймов житых А.Шумакай.

Слова-рирон - слова нормального жаргона!

Роня-токс - В детстве Роня, как и все нормальные пацаны был токс и балдел от сказок приходящих от паров клея.

Мама реклама - Программ для Spectrum и Profi! Большой выбор ировых, системных и музыкальных прог, а также множество электронных изданий - журналов, газет.


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Music - Вернёмся к давно обещанной теме "музыки на заданные сэмплы".
Вступление - содержание номера.
Вступление - Ах, вот я...

В этот день...   4 апреля