Nicron #32
01 мая 1997

Рассказ - Война и мир... не по Л.Н.Толстому.

╔══════════════════════════════════════════════════════════════╗
║▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒░ Война и мир... не по Л.Н.Толстому ░▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒▒║
╚══════════════════════════════════════════════════════════════╝
(R) CORPSE
(R) PRIEST

			HELLO NICRON!!!
Представляю  на ваш суд один текстик,  напечатанный то ли в"МОС-
КОВСКОМ КОМСОМОЛЬЦе",то ли в "МИР НОВОСТЕЙ", но для начала один
анекдот:
К вратам рая приближается мужик и просит его пропустить.
- Назови хоть один хороший поступок, который ты совершил в своей
жизни, - говорит ему апостол Петр.
- Я видел как бандиты насиловали девушку, ну я и врезал главарю,
- говорит мужик.
- Когда это случилось, - спрашивает апостол.
Секунд 40 назад.

		     * * * * * * * * * * *

			Передрееф
				 и
				  ВОЙНА.

Передрееф  был человеком очень старательным. Причем буквально во
всем.  Не  было  такого  места, к которому он бы свои безутешные
старания  не  приложил.  Взять,  к  примеру,  космос.  Ну какое,
спрашивается,  старание  он  мог к нему приложить? Ан нет, все ж
таки  приложил.  Написал  как-то письмо Гагарину, чтобы во время
следующего  полета непременно провел инвентаризацию все небесных
тел,  вплоть до мельчайших. Во избежание воровства и сокрытия со
стороны  чуждых всему прогрессивному сил. И даже свой арифмометр
ему   прислал,   попросив,   впрочем,   по  получении  оплатить.
Арифмометр  к  нему  вернулся  с какой-то припиской ругательного
характера,  которую  Передрееф  воспринял  как  шифровку и долго
штудировал  многотомник  Ленина , чтобы найти ключ. Не нашел ,но
унывать  не  стал  и  решил  заняться  другим делом, а именно, -
облегчением   женской   детородной   функции.   Функцию  эту  он
представлял  довольно  смутно,  а  посему  предложил  решение до
гениальности  простое:  смазывать  известное место тавотом - для
скольжения - и стрелять у женщин над ухом для получения большого
внезапного   испуга.  А  от  испуга  -  Передрееф  это  знал  по
собственному  опыту  -  организм от всего лишнего избовляется со
сверхбыстрой  скоростью. Опять же - для военно - патриотического
воспитания дело нужное. Военные, кстати, идею поддержали, но вот
роддома...  Да  и  жена  Передреева  тоже  опробовать  его метод
наотрез  отказалась,  из-за чего и стала матерью - одиночкой. Но
больше  всего  стараний  он прикладывал к борьбе за мир. Тут ему
равных просто не было. Как начнет кричать в ванной:
		"Миру - мир, Войне - ПИПИСКА!"
(с детства еще запомнил), так ничем его не остановишь. Хоть руки
крути, хоть из брандспойта полиай: пока не охрипнет - не кончит.
  И вот кричал он как-то во время очередного помытия, кричал - -
и докричался. Явилась. Она самая. Страшная, костлявая, беззубая,
с  противогазом  вместо  шляпы  на  голом  черепе и зажарвленным
штыком в руке.
- Ну давай,- прогундосила Война,- гони.
-  Что?  -  обомлевши  от  такого  зрелища,  еле  смог выдохнуть
Передрееф.
- Что обещал- пиписку.
Передрееф  тут  же  прикрыл  срам  лодошками, отшатнулся к стене
ванной и испуганно пискнул:
- У меня нету!
-  Есть,  есть,-  тихо,  но  угрозно  произнесла  Война,- я сама
видела.
-   Где,   где?   -   вопросил  Передрееф  и  стал  вокруг  себя
оглядываться, будто ищет что-то, ищет, но не может найти.
- Здесь! - Война ткнула штыком в сцепленные руки Передреева. Тот
моментально  покрылся  холодным  потом, затем столь же мгновенно
просох и даже несколько раскалился.
-  Ах,  это,  - слабо прошептал он и хотел было еще сказать, что
там ничего нет, но вместо этого быстро произнес:-Это не моя.
-  Ага,  -  с  какой-то  жутковатой  иронией  сказала  Война,  -
бабушкина.
- Да, - сразу согласился Передрееф, - то есть нет.
- Совсем заврался, - осуждающе покачала черепом Война.
-  Да не вру я, не вру! - взмолился Передрееф. - Я ее одолжил. У
приятеля. Сегодня надо отдать.
-  А  мне  все едино, - стояла на своем Война, - твоя - не твоя.
Обещал  -  значит,  отрежь  да положь. И не тяни - хуже будет. И
руку  со штыком протянула, как бы прилаживая, чтобы посподручней
было передреевские причиндалы отхватывать.
- Я не обещал, - Передрееф сполз по стенке в ванну и загородился
коленями. - Не обещал я этого!
- А чего орал тогда как резаный?
- По глупости, - честно признался Передрееф и поспешно заявил:
- Больше не буду.
- Поздно, - мрачно сказала Война. - Раньше надо было думать.-Она
пристально посмотрела на Передреева и, сделав паузу, спросила:
-  Так  ты  как,  сам себе отчекрыжишь или мне помочь? Передрееф
весь дрожал и вдруг принялся жалобно причитать:
- Ой, да что же это такое делается-то, а? Да как же так? За что?
Ой,  да  не  могу  я,  не могу. Ну почему я? С чем же я останусь
тогда, а? Ну, пожалуйста, не надо...
-  С  чем  хотел,  с  тем и останешься,- с миром,- с отвращением
сказала Война.
-  Да  в  гробу  я  такой мир видел! - взвизгнул Передрееф. - Не
нужен  он  мне!  И  тут  наступила  тишина.  И послышалось вдруг
Передрееву, что кто-то в окно кухни стучиться, будто птица какая
бьется. И все тише так, тише, пока не затихло совсем.
- Это твое последнее слово? - сурово спросила Война.
-  Д-да...- неуверено произнес Передрееф, уже практически ничего
не соображая.
-  Хорошо,- кивнула Война.- ты сказал. Она поправила противогаз,
перехватила  штык  поудобние  и  пропала.  А Передрееф долго еще
сидел в ванной, не в силах подняться и боясь расцепить сомкнутые
на причинном месте руки...
На следующий день началась ВОЙНА.

	Fine. The End. Fin. Конец. Ende.
────────────────────────────────────────────────────────────────
				Всегда ваш CORPSE-PRIEST.
				Тел. 417-1586.
				Андрей, Дмитрий.




Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Размышления - В гостях у Кристобаля ХУНТЫ. Методика оценки фантастических произведений и способы придумывания новых фантастических идей.
Merlin - Волшебная Melin против NT.
Пробы пера - Robojop III: космическая баллада о Робожопе и Термосе (Часть 3).

В этот день...   14 ноября