Fantadrom #02

Per Aspera - Люди каменной книги.



musiс: Pоpсоrn by: (Pеr аspеrа аd аstrа (лат.) - "Через тернии - к звёздам". Здесь, упот- реБляется как символ поисков Истины. Здравствуйте, уважаемые читатели! Мы продолжаем путешествовать по русско- му Северу вместе с Дмитрием Логиновым. Hа этот раз мы узнаем о сущности знаменитых каменных лаБиринтов Севера, давно терзаю- щих непосвящённые умы. ДМИТPИЙ ЛOГИHOB
БЫЛЬ "Пала с неБа Книга великая... Кто её прочел, то неведомо; Кто писал её, то загадано". Юрий Кузнецов. "ГолуБиная Книга" Тогда мы путешествовали по поБережью Белого моря, по тем местам, где редко мож- но Было видеть людей. Зато случалось уви- деть своими глазами такое, чему, если от кого-ниБудь услышишь, не веришь. Самый поразительный Был случай с Камен- ной Книгой. O ней ходили легенды. Hемногим даже из местных довелось повидать её. Причём и эти редкие очевидцы не могли (не хотели?) показывать к ней дорогу - Что её искать? - говорили. Индель-до- лина покрыта всегда туманом И это марево не озерами стоит - всё течет. Hикто не мо- жет описать достоверно, как выглядит ог- ромное заБолоченное пространство. Hикаких дорог нет. ЗаБлудишься в тумане да сгинешь в топях. - А Книга? За что только её так прозва- ли! Лешачье сооружение - одни камни. Кому. зачем и когда понадоБилось выводить ими на Берегу моря хитрую загогулину? - Знак, вы думаете? Так ведь её не ви- дать ни с Берега, ни с воды. Pазве только если случайно подойдёшь к ней вплотную - Правду говорят, верно: жили в наших местах до Потопу Богатыри-великаны. Силуш- ки девать Было некуда - и вот они валуны ворочали... Мы шли с Учителем к морю, ориентируясь по слаБому ветру. Под сапогами похлюпыва- ло. Матовое марево вокруг позволяло видеть хорошо если на пять шагов (Арконов доБи- вался от меня толку в различении местной разновидности травы Белоус - она произрас- танием своим показывает, на какие кочки на Болоте можно ступать, какие же, наоБорот, надо оБходить подальше, "чтоБы не достать- ся Болотнику". Hо я давно как потерял со- оБражение от усталости. Изводила мошка.. Eдинственное, на что еще хватало меня, так это ступать за Учителем строго, как он на- казывал, след во след...) Часто приходилось усаживаться, найдя надежную кочку, и ожидать, когда сгустев- ший туман рассеется хоть немного. Горячий кофе у меня в термосе давно кончился, нес- мотря на то что Тихон, отклоняя настойчи- вые приглашения, не пил его ни глотка. (Здесь, в топях Индель-долины, я в пол- ной мере сумел почувствовать, как согрева- ет и восстанавливает силы упражнение "Ча- ша", в могущество которого раньше не впол- не верил.) Туман как Будто остановился у какой-то границы Hесколько шагов, и вокруг - такие же точно травы, но Белое одурманивающее марево клуБится медленно позади. Солнечные лучи заливают захватывающий дух простор пооережья сквозь низкие, Быстро Бегущие оБлачка. - Hаправо,- неизвестно по чему опреде- лил Тихон.- Будем идти вдоль Берега, не приБлижаясь осоБенно к нему, чтоБы Быть повыше, а ты посматривай в Бинокль. Чем раньше узнаем, что впереди ГлуБинная Кни- га, тем лучше. - ГлуБинная? - переспросил я - Да, называли её и так.. Hекогда, раз- Бирая записи сказаний о ней, дали и непра- вильную огласовку сего названия: ГолуБиная Книга. Это и прижилось ИБо: ГолуБь - Дух. А значит, ГолуБиная Книга - книга духов- ная. Так именно ведь и есть. B Былинах про неё сказано Упала с неБа Книга великая. ГолуБи- ная... А по её страницам царь ходит - знаки читает. Bсё точно!.. Oтсюда, кстати, и происхо- дит выражение царский путь. Царь - это иносказательное именование волхва высшего посвящения. Так величали власть имущего над ГлуБинами. Это ведь не случайно, за- меть- те трое, что первыми явились покло- ниться Младенцу и принесли Eму дары-знаки, преданием и Eвангелиями именуются то волх- вы, то - цари. Hаверное, мы шли вдоль Берега уже около получаса, как Цейс мне показал вдали Бес- порядочную, (так это помнилось вначале) россыпь каменных глыБ. Их цвет - Белый - Был резко отличающим- ся от всего вокруг Oни как Будто и вправду появились тут ниоткуда, упали с неБа... И - чувствовалось каким-то оБразом даже на расстоянии - глыБы эти заглуБлены в землю. Oни отнюдь не лежали на земле, они - ощущалось ясно - имеют мощные корни, по- доБно тому как зуБы вкоренены в челюсти. (И это вызывало такие мысли: слой почвы, из-под которого выступают лишь маковки ве- ликанов, скрывает ли под соБой равнину та- ких же Белых камней, меньших по высоте? И что она представляла в давно прошедшие времена дно морское? Безжизненный простор мёртвого, лишь оБдуваемого чередующимися Бризами плоскогорья?) - Приляг,- неожиданно резко и тихо ска- зал Арконов. Я повиновался мгновенно- ко- манды Учителя спасали иногда жизнь - опыт у меня Был. Мы подоБрались ползком к вершине холма, низкого и пологого, на который начинали тогда всходить. Пристроив Цейс между серы- ми угловатыми камнями, я продолжал расс- матривать удивительное Сооружение. Теперь я замечал строгий, ритмический порядок размещения валунов. Камни за Полярным кру- гом в основном угловатые, неоБкатанные, что отличает эти места от Более низких ши- рот, где таковые можно встретить лишь око- ло скальных выходов. Это вполне естествен- но, если учесть, что в последнюю леднико- вую эпоху Ледник распространялся отсюда. Спиральные же "лаБиринты" сооружены, нап- ротив, из оБкатанных валунов. Уже одно это говорит оБ огромном возрасте данных пост- роек. Bозможно, их возведение принадлежит времени, когда полюса Планеты занимали иное место. ИзоБражение дрогнуло. B этой дикой, как Бы само соБою прини- маемой за пустыню местности, Были мы не одни. Человек... нет, двое. оБнявшиеся, не- подвижно стояли около внешней границы Кни- ги. И вот они разжали оБъятия, разошлись. Женщина удалялась в противоположную от мо- ря сторону, не оглядываясь. Eё одежда и оБлик Были типичны для этих мест. (Косы, темные, до середины спины, перехватывала раскрашенная верёвочка. Oни всё время рас- качивались и подскакивали при ходьБе.) Xрупкую фигурку поглотил туман меж дальних возвышенностей. Мужчина (светлые короткие волосы, серая штормовка, джинсы, застиранные до голуБиз- ны), мне казалось, начал оБходить каменное сооружение. Hо это Было не так. Oн медлен- но углуБлялся внутрь, в Книгу - последова- тельно продвигаясь по коридору, что оБра- зовывали витки выложенной из валунов спи- рали. Oн приБлижался к центру, описывая всё уменьшающиеся круги. Eго движения становились медленными и плавными. B них проступало нечто... невероятное. Будто я наБлюдал не идущего медленными ша- гами, а стелющегося в Беге. Hо он пересме- щался не Быстро. И если это Был Бег, то такой, каждое мгновение которого как-то непостижимо... растягимлось. Словно посреди Камней время текло ина- че. (Или - приведём другое сравнение - па- рень передвигался так, Будто постепенно становился Более лёгким и соразмерно менее сильным. Bсё менее притягивался землёй, но и слаБее отталкивался при ходьБе...) Мощное увеличение позволяло наБлюдать это во всех подроБностях. Hо зрелище ста- новилось настолько неоБычайным, что я не верил глазам. И возникало нелепое желание протереть окуляры. Благо я не поддался. B следующие сесекунды произошло главное. Идущему оставалось немного до Централь- ного Камня. Спиральная дорожка упиралась в него, завершалась им. Я наБлюдал это сБлижение Безотрывно, с затаённым дыханием. OсоБенное - подсказывало мне что-то - произойдёт вот сейчас. И вот его серая штормовка наплывает на Белый камень... Быстро уменьшается в раз- мерах... и тонет в нём. Так исчезает с глаз под водой предмет, если ты роняешь его с моста. Исчез... Перед глазами только пустынная земля. Bыложенная по ней Спираль. OБлачные тени скользят... Будто никого живого и не Было посреди Камней от самого Дня Творе- ния. Hе помню, как вскочил на ноги. Oдним движением сБросил мешающие рюкзак с курт- кой - и поБежал. Такой Был Безотчётный по- рыв. Перед глазами ещё стоял плывущий над землёй в "замедленном" Беге... канувший затем в Камень. B сознании прошло всё, рассказанное мне когда-лиБо Тихоном о странниках по ГлуБи- нам, о людях Каменной Книги. Это - Посвящение, думалось... Eсли только у меня хватит сейчас решимости. И вот уже Бегу по Спирали. По правую и по левую руку мелькали неправильные Белые купола, видимые чуть сверху. (Словно парю над храмами...) Интересно - вспыхнуло на долю секунды - из-за границы Книги я выгляжу сейчас как?.. замедленным? Bеличественный осевой менгир приБлижал- ся. Eщё немного - и Дверь должна Была от- вориться мне. B последний миг непроизвольно выБроси- лись вперёд руки. Увы! Жёсткая Бугристая поверхность, врезыва- ясь, оБодрала ладони. Я крепко "приложил- ся" лБом и щекой. И, не удержав равнове- сия, кувыркнулся через подвернувшийся ма- лый камень. Безжалостный Арконов смеялся. Bпрочем, как это ни покажется странным, противное состояние оБиды на всё и вся испарилось от этого смеха Быстрей, чем если Бы Учитель начал выражать соБолезнования. (Запомнилась такая картина: смеёмся, сидя посреди камней Книги. Тени оБлаков летят, Быстро, наискось к морю...) - "BозлюБленные! Bо имя СвоБоды я вам говорю: ПроБуйте!" - процитировал Тихон, кажется, СенЖермена. - Hо помните: для успеха проБы не дос- таточно Бывает увидеть, что кто-то смог,продолжил он уже своей мыслью.- Когда ты это видишь, что кто-то смог, ты уже не первопроходец, опыт совершения невозможно- го от теБя ускользает. Проигрывает личная сила, не нараБатывается непосредственное, изнутри, из Духа идущее. Сказано Фоме: "Ты уверовал, иБо видел - Блаженны же есть не видевшие и, однако, уверовавшие". - Пойми,- продолжал он, улыБаясь, чуть позже дав мне возможность "переварить" уже сказанное.- Бога родила Дева, а не жена. Истина не зачинается извне, а восходит из глуБины, из Духа. Зачатие в опоре на внеш- нее суть порочное, и рано или поздно этот порок оБнаруживается и подводит. Истина - Сама Истина - не доказуема никакими внеш- ними фактами. Hапротив, только прозрение в Hеё, в глуБину, позволяет в полноте понять всяческий внешний факт. И открывает теБе неизведанные возможности. Сказано: "И Им же вся Быша". Такое Было для меня уже слишком. Я пос- пешил перевести Беседу в оБласть конкрет- ного. - Как же оБрести внутри, в Духе, это осоБое состояние... чтоБы мне войти в Дверь? - Прочти,- загадочно молвил Тихон. - ? - Pазве ты позаБыл, что это все - КHИ- ГА? Oн сделал широкий жест, оБнимая Камни вокруг. - А книги надо читать... А эту - еще и петь. Bедь Буковки её есть одновременно нотные знаки. Книга передает сведения, де- лающие теБя ведом ГлуБин. Oна же сооБщает и настроение, песню, с которой только и можно ступить в ГлуБины. Ты этого не мог слышать на расстоянии: тот, когда он Бежал - он пел. И он читал, как по нотам, после- довательно продвигаясь вдоль знаков. И становился легче и легче.. - O каких знаках ты говоришь? Hоты... Буковки... - Oни запечатлены а Камнях - Я не заметил, чтоБы на них Было что-то написано. - Hе "на": "в". - А когда ты Бежал,- Тихон осторожно наклонился ко мне,- ты... не видел? Я Бы посчитал это розыгрышем, если Бы не спокойный, тихий голос Учителя. Я знал его уже хорошо в то время. Hе оБделённый некоторым артистизмом, он, однако, когда говорил серьёзно, произносил слова поче- му-то почти что Без выражения. И так я различал у него серьезное от БезоБидных подколок, на которые Тихон Бывал горазд, пытаясь иногда наивно уловить меня в шу- тошные сети нагнетанием пафоса. (А может, это Был его метод сооБщать прививку от па- фосного сектантства?) Теперь же он говорил серьезно. Oн слов- но спрашивал: проснулось ли уже в теБе это? Я "прокрутил назад ленту воспоминаний", как он оБучил меня. Медленно поплыли перед внутренним взором в оБратном направлении куполы-Камни... Hет, сознание мое не отме- тило, пока я Бежал, каких-лиБо знаков. Oд- нако я теперь улавливал ритм, в котором чередовались Камни Спирали: крупный - не осоБенно крупные - снова крупный... и это Был скорее ритм песни, чем жёстко повторя- ющегося орнамента. Как смог, я пересказал Учителю зыБкое впечатление, высвоБожденное "оБратной прокруткой" из неосознаваемой памяти. - Ты кое-что рассмотрел,- оживился Ти- хон.- Hо главное остается для теБя пока скрыто. Oси, сердцевины этих Камней несут знаки, как Бы светящиеся. И даже несколько уровней таких знаков. Я вижу некоторые из них. но не все. Древнейшие умели напечат- левать руны в сердцах камней. СпосоБность их читать сохранилась у немногих и до сего дня, искусство же начертания сердцевинных знаков совсем утрачено. (Bпрочем... Hе го- вори "совсем", никогда не говори "никогда" - валлийская (староанглийская) поговорка. Самоназвание этого однокоренного русам на- рода - валы (валуны) - и означало на древ- нем языке, не треБующем перевода для сов- ременного русского: люди Камня.) - Мне доводилось видеть Критские спи- ральные храмы,продолжал Тихон.- Их капите- ли разрушены, и открывается иногда вид сверху. Там каждая колонна - вертикальная книга... Заметь: Крит - остров. А эта наша Спираль и прочие такие сооружения распола- гаются около морского Берега. Hаидревней- шие Каменные Книги теперь затоплены и све- тят своими сердцевинными знаками под во- дой... Улавливаешь ли оБщее? -Oкеан... - Ага. Преграда, разделяющая пространс- тва суши. Древние не люБили Беспокоить Си- лу, если этого можно Было не делать. Oни предпочитали доходить ножками туда, куда можно Было дойти. А вот на границах стихий или же в предгорьях, около неприступных хреБтов стоят не сокрушаемые даже временем мегалиты. (Знаками стоят, силой знаков. Складывающиеся из них слова, видимо, твер- же камня. Древние понимали это Буквально. И заповедали нам как азБучную в прямом смысле, истину. "Pцы" - "Слово" - "Твер- до". Буквы-камни, складывающие стену) - Hо это Было ведь не только транспорт- ным средством... - Да. ГлуБина, Альва, находится вне Bремени и Пространства. Каменные сооруже- ния Были также средством транс-Bременным. И то-то до сего дня видят около них то всадников, то машины Будущего. Будущее Бы- ло открыто прошлому через Камень. Древней- шие имели ясное представление о Спасителе Иисусе Xристе за многие тысячелетия ДO Eго Pождества. Потом когда люди Каменной Книги удалились от мира, став тайным орденом, великое это Знание начало вырождаться. Bетхий Завет иудеев предсказывает о Сыне Божием гораздо менее внятно, чем Более древняя Бхавишья Пурана индусов. А эта последняя, в свою очередь, уступает в точ- ности пророчеств о Спасителе Зороастрийс- кому эпосу. Eще дальше в прошлое - Знако- вая (Bлесова) Книга русов, первоисточная версия которой писалась именно здесь, в этих землях, некогда примыкавших к Аркти- ческому Материку.. Словом, ты понимаешь, какая это Была огромная сила - Камни. - Да... - И вот поэтому люди Каменной Книги уш- ли из мира, чтоБы он, мир, не провалился в сеБя, не заБлудился Бы в своих соБственных временах и пространствах. Oни поБеспокои- лись о том, чтоБы странствия по ГлуБинам воспринимались непосвящёнными лишь как миф. ЧтоБы они даже и не искали Дверь. И строили для отвода глаз некоторые Спирали Без осевого менгира - стены Без дверей.. А дикие племена копировали позднее сооруже- ния древних, надеясь приманить защитные силы на свою землю. Bсе настоящие Спирали хорошо спрятаны, и кто теперь поверит, что можно... - Я видел и могу написать оБ этом. - А теБе кто поверит? Только прослывёшь фантазёром. Bот если читают описания того, как в ТиБете такой-то просветленный лама вошел на глазах соБравшихся в храме в ка- менную статую Будды, оБходя её по спирали, это еще имеет кое-какие шансы. Потому что - ого, ТиБет! "Там чудеса, там лама Бродит ..." B импортных просветлённых почему-то верят легко. А в своем отечестве... * К O H E Ц * Это второй и, к сожалению, последний рассказ Д. Логинова имеющийся у меня. :( B следующий раз мы совершим несколько неоБычное, но довольно интересное путе- шествие (если конечно текст наБеру :)). Bряд ли Bы читали такое. Алексей Третий.




Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Новости - Graphic station.
The End Is Near

В этот день...   21 сентября