Erotic #18
25 января 1998

Рассказ - Сексуальная история: Алёша, Наташа и Лия (продолжение).

<b>Рассказ</b> - Сексуальная история: Алёша, Наташа и Лия (продолжение).
________________________________________________________________

                           8. Алеша.

  Сегодня  ночью  мне пришлось провозиться с двигателем, который
без конца ломался, а при отсутствии запчастей наладить его никак
не удавалось. Без двигателя девушки не могли подзаряжать аккуму-
ляторы  и  передавать сводки по радио. Он был основным средством
их производства. Поэтому я проспал целый день. Проснувшись к ве-
черу  и не застав девушек в аппаратной, я заглянул в их комнату.
У высокого трюмо голая Лия внимательно рассматривала свое тело в
зеркало в свете слабой электрической лампочки. Рука ее бесцельно
бродила  по телу, то касаясь высокой груди, то поглаживая барха-
тистую  кожу живота, то каштановые завитки на лобке. Она подняла
руку и сравнивала волоски под мышкой и курчавыми завитками внизу
живота.  Она была так поглощена созерцанием себя что не замечала
меня. Я невольно залюбовался ею. Лия вообще была сложена иск лю-
чительно  гармонична,  во  всех  деталях своего тела. У нее была
очень  красива  высокая грудь с маленькими маленькими чуть выда-
вавшимися  сосками.  Груди  были  упругими,  что  даже когда Лия
стояла,  она только чуть-чуть в нижней части своей делалась пол-
нее  верхней.  У  нее были красивые руки с ухоженными ноготками.
Маленькие ступни ног с аккуратными пальчиками. Ноги были длинные
, стройные,  несмотря на то, что она была худенькая, бедра и жи-
вот  были  четко  обрисованы. Тело у нее было смуглое , покрытое
золотистым  пушком , у самых щиколоток переходящим в редкие тем-
ные волосики. Волосики лобка , имеющие резкую границу отделяющую
их от живота и бедер, были такие густые, что через них совершен-
но не просматривалось тело.
  Наташа  в  этом  отношении сильно отличалаь от Лии. Если с Лии
можно  лепить  фигуру  чистоты  и девственности , то Наташа была
скорее Венера. При взгляде на Наташино тело возникали вполне оп-
ределенные  желания.  У нее было очень сильное эротическое нача-
ло.
  Я  тихонько  подошел к Лии и положил руку ей на плечи. Лия по-
вернулась  ко  мне  и я поцеловал ее. В поцелуях Лии было что-то
особенное.  Она вся отдавалась им, ее полураскрытый рот во время
поцилуя  медленно  бродил  по моим губам туда-сюда в то же время
крепко  прижимаясь к ним. Мои руки ласкали ее тело. Тело от ласк
ожило,  напряглось, заострились соски, по животу и бедрам прошла
легкая  волна дрожи , ноги сами собой раздвинулись. В образовав-
шемся просвете моя рука почувствовала горячую шелковистую глуби-
ну.  Лия стояла лицом к зеркалу, наблюдая в нем за моими руками.
Я  немного приспустил штаны с трусиками , и она потерлась ягоди-
цами  о  мой  ЧЛЕН.  Потом отстранилась чтобы и мне было видно в
зеркале. Так мы стояли несколько минут, любуясь друг другом. Ру-
ка  Лии  открывала  и закрывала мою головку. В такт ее рукам мой
ЧЛЕН напрягался , становился больше и старался подняться еще вы-
ше.  Мне  было очень приятно , только хотелось чтобы сжимала она
его крепче и делала это чаще. Она как бы почувствовала мое жела-
ния  , ее ладошка плотнее сжала мой ЧЛЕН, а темп задавал я, уст-
ремляясь  в  кольцо ее пальцев. Нам было очень удобно делать это
стоя.  Я  подсказывал  Лии:  "Чуть быстрее , посилнее сожми, вот
так". Лия беспрекословно повиновалась. Глаза блестели , на щеках
играл  лихорадочный  румянец. Я чувствовал, что скоро у меня все
кончится  и не хотел Лию оставлять без ответной ласки. Я подхва-
тил  ее  на руки и поставил над собой так, что ее влажная, пышу-
щая,  ждущая  глубина  оказалась над моим лицом. Одной рукой Лия
опиралась на кровать, другой продолжала гладить мой ЧЛЕН. Я при-
жался  губами к ее нижним губкам и, вставляя туда язык, начал им
щекотать  ее. В ответ на это она сжала своей лодошкой мой ЧЛЕН и
начала быстро двигать ей. Я покрывал поцелуями ее влагалище. Еще
мгновение,  и  сперма оказалась в руке Лии. Она откинулась рядом
со мной. Я повернулся на бок и продолжал лизать у нее влагалище.
Она судорожно подергивалась. Еще немного и она прошептала: "Хва-
тит,  Алеша, я и не знала, что мужчинам так можно. Тебе действи-
тельно было приятно со мной как с женщиной? Это ведь была только
рука". "Это не имеет особого значения, главное чтобы было прият-
но  обоим.  Чтобы  не превращалось в привычку, чтобы было каждый
раз ново и желанно, тогда можно, и все будет хорошо".

                            9. Лия.

  Сегодня  опять  мой день. Вначале наши отношения с Алешей были
беспорядочными, но потом мы договорились об очередности. Нас бы-
ло двое, а он один, и ему, естественно, было трудно. Алеша  мол-
ча  принял наш порядок. Только во время естественной нашей "хво-
ри"  порядок  несколько  нарушался,  и тогда другая на это время
владела  Алешей безраздельно. Алеша ужинал на кухне, а я готови-
лась  к встрече с ним. Как правило, они проходили в нашей комна-
те,  если  только  фантазия или другая прихоть не вызывали у нас
желания  заниматься  этим  в другом месте. Зная, что Алеша любит
целовать  меня в самых неожиданных местах, я тщательно помылась,
слегка  надушилась,  даже подкрасила соски грудей и опять, как в
прошлый  раз,  осмотрела себя в зеркале - все ли в порядке. Меня
уже  давно мучила мысль, что рано или поздно у нас все кончится.
Вид  половых  сношений между мужчиной и женщиной очень возбуждал
меня.  Глядя  на Алешу и Наташу, я бывала так удовлетворена, как
будто сама побывала под ним. Я хотела оставить о наших взаимоот-
ношениях более вещественную память, чем воспоминания. У нас была
киноаппаратура и цветная пленка. Наташа и Алеша умели фотографи-
ровать,  да  и  я бы сумела , хитрость не велика. Я все не могла
набраться  смелости высказать им свое желание. А какие виды   мы
могли  бы  запечатлеть?!. ... Мысленно я сочиняла сценарий и ра-
курсы съемки.
  Раздразненная  всеми  этими  мыслями,  я набросилась на Алешу,
когда  он вошел, так, как будто не видела мужчину сто лет. Разд-
разнив Алешин ЧЛЕН губами, я по Наташиному образцу легла на стол
и позволила Алеше воспользовать ся обоими моими отверстиями  так
глубоко  ,  как  только  он мог. Мне почти не было больно, я уже
привыкла  к  Алешиному ЧЛЕНУ. Закончили мы новым способом, честь
открытия  которого  принадлежала  Наташе. Когда я была полностью
удовлет  ворена, а Алеша был на грани этого, я смазала вазилином
внутренние  стороны бедер, слегка свела их, а Алеша в образовав-
шуюся  щель,  чуть  выше колен, стал вводить свой ЧЛЕН. Он мягко
скользнул  между  бедер, и через минуту я почувствовала, что это
все. Пока мы отдыхали, я , поколебавшись немного, выложила Алеше
свои  планы.  Как ни странно, но он сразу согласился. Оставалось
теперь  только  уламать  Наташу, но вдвоем это было уже легче. В
благодарность  за уступчивость, я второй раз удовлетворила Алешу
так,  как он больше всего любил, ртом. Это умела делать только я
, Наташа  пробовала,  но  у нее не получалось. Она делала зубами
Алеше  больно  и  некогда не могла довести Алешу до конца, а я с
Алешиным ЧЛЕНОМ обращалась нежно, глубоко вставляла в рот, осто-
рожно  глотала. Оказывается, его конец, хоть он и очень толстый,
можно  почти  проглотить.  Вообще  с  Наташей мы, как женщины, в
чем-то разные. Как-то мы придумали игру. Алеша садился на стул и
закрывал  глаза, а мы поочередно вводили в себя его ЧЛЕН, присев
к нему на колени. Алеша , не касаясь нас руками, должен был уга-
дать, кто это из нас. Он никогда не ошибался, хотя мы и придумы-
вали  разные  уловки, чтобы сбить его с толку. На вопрос, как он
нас  различает, он отвечал, что "там" мы разные, и что пословица
насчет  серых  мышек  неверна,  - каждая женщина в ошушениях для
ЧЛЕНА мужчины разная.

                           10. Наташа.

  Сегодня  у нас великий день: наш "главный режиссер" Лия закон-
чила  монтаж  фильма "Наташа, Алеша и я". Так она и показала его
широкой  общественности,  то  есть мне и Алеше. Господи, как она
нас с ним замучила, некоторые сцены заставляла переснимать дваж-
ды  -  видите  ли, плохо видно. На свое горе мы научили ее обра-
щаться  ее с кинокамерой, так она объективом влезала ко мне, из-
вините,  чуть  ли  не в ... Мы перед камерой демонстрировали все
возможные  способы, о которых знали и могли сами изобразить. Из-
расходовали  всю пленку, сделали несколько сот фотографий, а те-
перь она потребовала от нас письменных изложений своих впечатле-
ний в качестве приложения к фильму. Фильм шел около 2-х часов, и
все  это  время я находилась в постоянном нервном напряжении , в
сладкой  истоме.  До  сих  пор  не  могу успокоиться , хотя сама
участница этого фильма , но Лия так умело смонтировала его , что
многое  показалось новым и интересным. Снимались мы в черных по-
лумасках , на этом настояла я - вдруг фильм попадет в чужие руки
, страшно  даже  подумать  об  этом. Сам просмготр оказал на нас
такое  действие, что мы несколько раз прерывались для удовлетво-
рения страсти - откуда только силы брались, Алешу совсем докона-
ли. Нам с Лией пришлось приняться за старое, благо вспоминать не
приходилось  в фильме мы все это показали, а иначе смотреть было
бы  невозможно.  Сейчас  в  голове у меня хаос, ни о чем не могу
связно  думать. Отдельные сцены фильма оказались настолько ярки-
ми, что и без фотографий, отпечатанных в основных сценах , я мо-
гу  описать  их совершенно подробно. Лия лежит сейчас на кровати
в  совершенной  прострации. Она настолько перевозбудилась, что с
ней  случился  обморок После кино пришлось ее отхаживать. Сейчас
она  выпила  снотворное и спит. Ну и вид у нее. Глаза ввалились,
лицо  бледное,  на  теле синяки. Не знаю, кто это из нас сделал,
или  она  сама так себя растерзала? ЩЕЛЬ опухла, покраснела и не
закрывается.  Еще  бы, рука у меня не такая уж маленькая, а ведь
под  конец  вся кисть была у нее там. Да и у меня вид, наверное,
не  лучше,  хотя  я  и более выдержанная, но никакой выдержки не
хватит,  чтобы спокойно смотреть эти сцены. Когда это снималось,
мы  как-то  не  обращали внимания на детали. Или сама снимала, и
тогда внимание рассеивалось из за необходимости управления кино-
камерой,  или  снимали меня, а в эту минуту как-то не замечаются
подробности.
  Перед камерой мы никогда не играли, старались разными способа-
ми  возбудить себя, добиваясь естественности, и в результате по-
лучили потрясающее произведение. Дураки люди, что из-за присуще-
го  им  ханжества преследуют так называемую порнографию. Да имей
бы они хотя бы часть такого фильма, как у нас, то не страшно бы-
ло бы стареть, разводиться. Он может заменить все. Эти сцены при
любых жизненных невзгодах будут утешать меня и напоминать, что я
изведала  в половой жизни все, что только можно и нельзя, ничего
не  упущено и нет ничего неизведанного. Мне жаль замужних "муро-
чек", стеснительно прячущих свои прелести даже от мужей. Во вре-
мя  половых сношений они боятся проявить свою страсть." Ах, ведь
это нехорошо, ведь это стыдно. Что он подумает, если я охну чуть
посильнее или сделаю как-нибудь по-другому, чем обычно. Или слу-
чайно выскажу, что его ЧЛЕН доставляет мне удовольствие, ведь он
подумает,  что я совсем развратная женщина." Несчастные, мне вас
жаль.  И  себя,  и  его Вы лишаете всего удовольствия, сдерживая
естественные  порывы страсти. Вам надо показать этот фильм в ка-
честве  наглядного пособия , как надо отвечать на ласки мужчины.
Вы бы увидели, как он бывает благодарен за ваши естественные по-
рывы,  и как тройной платой платит за это. Но вам не перешагнуть
через урод ливое половое воспитание и вашу ханжескую мораль. Лия
должна быть довольна, я по достоинству оценила ее фильм.
  Ну,  а теперь об отдельных сценах фильма. Я перебираю фотогра-
фии.  Вот я стою на полу, ноги слегка раздвинуты, согнутое туло-
вище грудями покоится на Алешиных руках, он сзади уже ввел напо-
ловину свой ЧЛЕН в мою ЩЕЛЬ еще мгновение, и я почувствую острый
толчок, его бедра ринутся к моим, и упоительное чувство взаимной
, всепоглощающей  страсти  заставит  наши тела стремиться друг к
другу во все убыстряющемся и убыстряющемся ритме.
  Вот  это опять я, снято крупным планом, видны только фрагменты
наших  тел  Но  мне ли не знать свою ЩЕЛЬ и довольно-таки пышную
попу. Лия постаралась снять все в подробностях. Я лежу боком  на
столе.  Алеша приподнял мою ногу так, что в объектив смотрит все
мое приоткрывшееся нутро, моя рука, просунутая между бедер, дер-
жит  его  ЧЛЕН  двумя пальцами, головка его обнажена, он вот вот
очутится  во  мне. Я хорошо помню этот момент, в фильме он имеет
продолжение.  Из баловтсва я в последнюю минуту изменила положе-
ние  Алешиного  ЧЛЕНА, и он попал сначала в более мелкое отверс-
тие.  Чем  он,  впрочем,  не был огорчен, да и я тоже. А вот эта
сцена  потребовала  введения  в кинокамеру маленькой автоматики,
которая помогла нам снять сцены с участием троих. Я лежу на спи-
не,  Алеша  присел на корточки, его ЧЛЕН между моих блестящих от
вазелина  грудей, которые он сжимает своими руками. Ноги мои ши-
роко  раздвинуты,  из  ЩЕЛИ торчит наполовину погруженная свеча,
Лия обхватила ее рукой и готовится ввести ее всю. Потом по сове-
ту Алеши мы решили ее заменить куском губчатой резины, обтянутой
презервативом. Сначала сделали двух размеров для меня и для Лии,
впрочем, сейчас, пожалуй, у нас один размер.
  Еще одна групповая сцена: мы с Лией лежим на диване задом друг
к другу на небольшом расстоянии. Ноги у нас согнуты и прижаты  к
груди. Алеша вставил нам обеим длинную свечу и двигает ее туда--
сюда  мне  поглубже,  Лие помельче. Другая сцена. Алеша лежит на
полу.  Лия сидит над ним на корточках, Алешин ... в ее щели, она
заглядывает  туда.  Я  тоже  на  корточках сижу над Алешей. Он ,
раздвинув мои ягодицы, напрвляет между ними эрзац, уже описанный
мной.  Опять группа. Мы с Лией лежим на столе, Алеша перед нами:
мне  он воткнул свой ЧЛЕН, а Лие заменитель. Потом мы поменялись
с Лией. А на этой фотографии Алеша порет Лию, придерживая ее  за
талию.  Лия стоит на четвереньках на табурете. Вот опять с Лией.
Алешина  голова  между  ее бедер. Лежат они на боку валетом. Лия
обнажила головку его ЧЛЕНА и тянется к ней губами. Более эффект-
ный кадр. Лия на коленях перед стоящим Алешей, который прижимает
ее  голову себе. Его ЧЛЕН почти весь у нее во рту , руки Лии ох-
ватывают бедра Алеши. Опять я лежу на спине с раздвинутыми нога-
ми.  Он  надо  мной на корточках. Его руки на внутренней стороне
моих  бедер  у самой щели, его руки стараются широко открыть ее.
Лия  со  своим приспособлением рядом и наготове. На сегодня хва-
тит,  чувствую,  еще немного , и я побегу к Алеше , а сил больше
нет. Надо спать.

                            11. Лия.

  Я проснулась от того, что "заболела" преждевременно. Вчерашний
просмотр не прошел для меня даром , возбуждение было слишком ве-
лико.  Хотя  во  время  монтажа я внимательно просмотрела каждый
кадр  ,  но  совместный просмотр на большом экране совсем другое
дело.  Через  15  минут  просмотра  я  не  выдержала и выключила
проектор.  Схватила Алешу, повалила его на себя и начала ему ис-
тупленно отдаваться. Все кончилось очень быстро, я еще ничего не
успела,  а он уже кончил , да еще прямо в меня - хорошо еще вов-
ремя приключилась моя "хворь".
  Алеша  только  раздразнил  меня, и я не знала, куда деваться."
Наташа,  помоги."  И через мгновение я почувствовала внутри себя
прохладный,  упругий  каучук.  Стало немного легче. Я благодарно
гладила по горячей, влажной Наташкиной промежности, наконец ста-
ло  совсем  легко, и я прекратила движение Наташиной руки." Лия,
теперь  ты  меня," услышала я шепот Наташи. Алеша тоже его услы-
шал.  "Давай  я," сказал он Наташе. Наташа стала на четвереньки,
он  присел у ее бока, одной рукой обхватил ее за талию, а другой
ввел  ей  резиновую "игрушку" Сначала слышалось только ее преры-
вистое  дыхание,  в  комнате  была  почти полная темнота. Только
смутные контуры тел выделялись на фоне экрана.
  "Алешенька,  поглубже,"  -  Наташа застонала." Еще так, милый,
еще,  о-оо,  как  хорошо, миленький мой, еще", - слышались стоны
Наташи,  тяжелое дыхание Алеши и легкий шорох. Я подползла к ним
и стала гладить Алешины яички и поникший ЧЛЕН. Сквозь нашу тихую
возню  слышались  бессвязные Наташины слова-вздохи: " Алешенька,
как моя ЩЕЛЬ любит тебя. Алешенька, поглубже, сделай мне    нем-
ножко  больно.  Покачай  его. О-оо, как приятно, как сладко, еще
разик.  Вынь его совсем и опять воткни еще так. Послышались чмо-
кающие  звуки. Под влиянием моих ласк и того, что он делал с На-
ташей,  Алешин  ЧЛЕН  поднялся  и окреп. Он перевернул Наташу на
спину  и  стал  ее  трахать  ее  по-настоящему. Наташа счастливо
засмеялась."  Алешенька,  как  мне приятен твой ЧЛЕН, как ты ...
меня,  я  вся растворяюсь под тобой. Милый, хватит, дай я    его
поцелую.  Бедненький, сколько ему пришлось поработать, а он  все
еще хороший. Спрячь его у Лии, ей мало досталось. И опять я жад-
но поглощала Алешин ЧЛЕН, как будто только что не была удовлетво
рена  Наташей  полностью.  Наташа  не дала на этот раз закончить
полностью. "Побереги его, впереди еще целая картина. Лия принеси
еще  вина, а то мы до конца не дотянем." Мы выпили прямо из гор-
лышка, и я снова включила аппарат. Через некоторое время я опять
почувствовала,  что  у меня стало мокро, по животу прокатывались
теплые  волны.  Я протянула руку к Алешиному ЧЛЕНУ, там уже была
рука Наташи. Снова пришлось выключать аппарат, до конца, правда,
осталось  немного.  Опять Алеша лежал на Наташе, их неповторимые
звуки  будоражили меня еще больше. В качестве компенсации Наташа
поглаживала  у  меня,  приговаривая:  "бедненькая, она опять вся
мокрая, она опять хочет. Потерпи, миленькая, сейчас мы кончим  и
что-нибудь  придумаем для тебя." Через минуту они кончили. Ната-
шина рука оставалась между моих ног. Ее пальцы скользили внутри,
касались  стеночек, входа, теребили волосики. Я невольно придви-
галась  к ней все ближе и ближе. Было немного больно, Наташа хо-
тела  выдернуть  руку,  но я не давала. "Лия, глупенькая, что ты
делаешь,  ведь тебе больно, дурочка." Я стиснула зубы продвинула
ее  ладошку  еще дальше. Наташа поджала большой палец, и он тоже
вошел в меня. Сквозь боль я чувствовала, как ее пальцы шевелятся
внутри меня касаясь какого-то бугорка, стало очень сладко. Ната-
ша осторожно повернула руку внутри. Неповторимо приятная судоро-
га  прошла  по моему телу, руки и ноги мелко задрожали, все тело
покрылось потом. Мне захотелось закричать, а может, и закричала.
Мне  не  хватало  воздуха, я сжимала груди руками, пробовала еще
шире  раздвинуть ноги, покрывала лицо склонившейся ко мне Наташи
безумными  поцелуями.  Шептала:" Наташенька, еще меня, еще. "Что
было потом, не помню - я потеряла сознание.


                          12. Алеша.

  После  фильма  я  никак  не мог уснуть. Перед глазами мелькали
соблазнительные  картины. Наташа тоже не спала. Она сидела в со-
седней  комнате и что то писала. Было около 2-х часов ночи. Свет
в  соседней комнате погас, Наташа вошла ко мне и прилегла рядом.
Некоторое  время  мы лежали молча, внутренне пережывая перипетии
дня.  Потом  начали  шептаться,  делясь впечатлением и о фильме.
"Алеша,  как  тебе  больше нравится со мной ? Тебе нравится меня
.... или  с  Лией  приятней?" "Наташа, я уже говорил Вам, что Вы
очень разные. Лия своими необузданными выходками, любопытством и
возбужденностью заставляет как-то по-новому чувствовать свое те-
ло, обнаружывая совершенно незнакомое мне в нем свойства. Ты  же
совершенно  другой  тип  женщины.  Ты  тоже  страстная,  но твоя
страсть  удовлетворяется,  как  правило, самым обычным способом,
при этом ты очень приятна, ты очень женственна, ты обладаешь яр-
ко  выраженным  женским  началом.  Если с Лией все бывает обычно
бурным, но коротким, то с тобой чувтва нарастают постепенно. Ус-
певаешь  все почувтвовать и осмыслить, удовлетворение бывает бо-
лее полным от тебя".
  "Ну,  а  как  все-таки  приятнее со мной?". "Я люблю, когда ты
прижимаешься  ко мне", - я похлопал ее по голой попке, - "у тебя
она очень приятная. Когда ты прижимаешься ею ко мне, я испытываю
дополнительное наслаждение". "Правда? Я это чувствовала. Мне то-
же так приятно, ты как бы глубже проникаешь в меня". "А что раз-
ве  тебе мало ? - "Что ты, Алешенька, мне его вполне достаточно.
Но,  знаешь, как бы не глубоко, а хочется еще глубже, таковы  уж
мы, женщины". Она положила руку на мой ЧЛЕН, погладила его, при-
говаривая: он меня вполне устраивает, я его люблю." - "Наташа, а
ты  не ревнуешь меня к Лие? "." Нет, Алеша. Мы с ней так близки,
так  много  знаем друг друга, что когда ты ласкаешь ее, мне тоже
бывает  очень  приятно. Я хоть этого не показываю, но тоже люблю
смотреть на Ваши с Лией забавы".
  Я погладил Наташу. Она раздвинула ноги, чтобы мне было удобнее
гладить  там. Наташа опять была готова, почувствовав это, я тоже
зашевелился  под  ее  рукой. "Подожди, Алеша, не торопись, давай
поговорим  о  чем - нибудь. Ты много знал женщин до нас с Лией?"
я  сказал,  что  двоих.  Это была правда. "А ты?" - "А у меня до
тебя,  кроме мужа, никого не было". - "Ты жалеешь, что разошлась
с ним?" - "Не знаю, Алеша. Раньше думала, что правильно поступи-
ла,  а  сейчас  думаю,  что  наша жизнь при обределенных обстоя-
тельствах могла сложиться по-другому. Если бы ты, Алеша, вовремя
не  подвернулся  нам с Лией, мы бы с ней, наверное, с ума сошли.
Как  мы благодарны тебе за все, но знаешь, Алеша, ведь так долго
продолжаться не может. Тебе надо устраивать свою жизнь, да и нам
нужно подумать о будущем." - "Наташа, мне очень жаль будет с ва-
ми  расставаться."  "Алешенька, а нам-то каково! Ты думаешь, нам
будет  легко?  Но  не может же это продолжаться вечно!" - "Я сам
думал, что наши отношения не могут долго продолжаться. Все скоро
должно кончиться, так как мне надо будет уезжать".
  Некоторое  время  мы  лежали  молча, утешая друг друга нежными
ласками.  Потом Наташа легла ко мне спиной, взяла ЧЛЕН в руку  и
начала  водить  им  у себя меж ног. Я чувтвовал, как под усилием
ее  руки головка легко раздвигает губы, каждый раз как бы споты-
каясь  о маленькую ступеньку. Там стало очень мокро. Наташа  на-
мочила  движениями ЧЛЕНА ближайшую ко мне дырочку, и, когда ЧЛЕН
оказался  напротив ее, я сделал легкое усилие, пытаясь туда про-
никнуть. Наташа не припятствовала, и, когда у меня с первого ра-
за не получилось, сама направила его туда. "Только не надо сразу
глубоко".  Я  осторожно  двигал ЧЛЕН, погружая фактически толька
головку.  Отверстие  туго схватывало его, мешая вынимать совсем.
Чувствуя, что я боюсь сделать ей больно, Наташа сама надвинулась
на него, так что он вошел до конца. Когда я хотел перейти в дру-
гое  отверстие,  Наташа  шепнула:" Не надо, кончай там". Мы были
слишком  усталые  и пересыщенные. Я еше несколько раз прижался к
Наташе  и  оставил  ее  в  покое, так и не доведя дело до конца.
Опять мы лежали рядом, перекидываясь отдельными фразами. "Я при-
несу  карточки,  давай  посмотрим  их вместе?" - и, не дожидаясь
моего  согласия, Наташа встала с кровати. Через минуту мы лежали
рядом  и при свете настольной лампы любовались нашей коллекцией.
Одни  фотографии  показывали  красоту мужского и женского тела в
момент  удовлетворения  страсти,  другие, снятые крупным планом,
были  натуралистичны.  Мне больше нравились первые. Особенно мне
нравились  фотографии,  где  женщина сама направляла рукой ЧЛЕН,
или  где ее поза выражала полную готовность. Нравились мне также
фотографии,  где женщина своим телом, положеним рук и ног, выра-
жением  лица,  всем своим существом как бы говорила о величайшем
наслаждении, доставляемом ей мужчиной. Были шутливые фотографии.
Лия  с  Наташей  в полной готовности приглашают меня к себе, а я
стою перед ними и не знаю какую выбрать, или фотографии, где они
своей  неудобной  позой,  руками или складками одежды мешают мне
добраться  до  них. Остается совсем маленькое расстояние, а доб-
раться  нельзя. Правда, после таких шуток меня всегда вознаграж-
дали  сторицей. Было несколько фотографий где не сама партнерша,
а ее подруга направляла мой ЧЛЕН в соответвующее место. Запомни-
лись  фотографии стоящей на чевереньках Наташи. Лия сидит на ней
верхом,  раздвигая  ее  ягодици. Я вставил Наташе кончик и вот -
вот  совсем  погружусь. Или Наташа лежит на столе с раздвинутыми
ногами, я стою перед ней на коленях и целую ее ... , а Лия лежит
под  столом  и  сосет  мой  ЧЛЕН. Много было фотографий, где мои
партнерши  полураздеты.  Создавалось  такое впечатление, что они
так торопились, что не успели раздется до конца, что впрочем бы-
вало  в действительности. Неполностью сняты чулки или оставшийся
на теле лифчик, просто приподнятый подол платья, полурастегнутый
халатик - все это придавало фотографиям интимный характер.
  Несколько  фотографий изображали нас после полового акта. Осо-
бенно  хороша  на  одной  из них Лия. Безвольно распростертые на
смятых  простынях ноги еще не успели сдвинуться, руки расбросаны
в стороны, голова повернута набок, рот полураскрыт. Грудь подня-
лась  в  последнем вздохе, к бедру стекает капля прозрачной жид-
кости.  И  еще много, много фотографий. Как мы одеваемся, разде-
ваемся, купаемся и целуемся, спим или просто лежим , обмениваем-
ся интимными ласками.
  Рассматривание  фотографий  привело  к тому эфекту, на который
расчитывала  Наташа.  Чувства наши пробуждались. Наташа поверну-
лась  ко мне и прижалась губами к моим губам. Мы обменялись дол-
гим  поцелуем.  Головка моего члена искала Наташин вход." Только
не  торопись"  шептала  Наташа.  Я не торопился, только повернул
Наташу  на  спину и начал медленно трахать ее. Наташа лежала со-
вершенно  неподвижно, вся отдаваясь сладким ощущениям. Я нарочно
направил  ЧЛЕН  чуть  выше чем надо и он, как с горы, скатился в
теплую  глубину. Время от времени мы замирали, плотно прижавшись
друг  к  другу. Было очень приятно и я чувствовал, что смогу еще
очень  долго.  Влагалище стало просторным и мой ЧЛЕН входил туда
почти без сопротивления. У меня было такое впечатление, что ког-
да  я вынимал его, там оставалось открытое пространство. Я решил
проверить  это. Просунул руку между нашими телами и ввел палец в
Наташино  влагалище.  Нет. Дырочка все-таки закрывалась. Вдруг я
услышал:  "Алеша,  поглубже".  "Наташа, остальные пальцы не пус-
кают" "а ты и остальные". Я неуверенно ввел Наташе ладонь. Она с
трудом  продвигалась  внутрь,  раздвигая  упругие стенки. Внутри
оказалось  не совсем гладко. Стенки были как бы гофрированные. Я
боялся,  что делаю Наташе больно, но она молчала. Продвинувшаяся
вперед, моя ладонь встретила препятствие, я осторожно ощупал его
кончиками пальцев. Препятствие было выпуклым, а впереди его была
маленькая  впадинка.  Я попробовал ввести туда кончик пальца. Но
Наташа  остановила  меня: "Алеша, не надо. Это матка." Я немного
отодвинул  ладонь назад и пальцами гладил стенки влагалища. "На-
таша,  тебе  не больно?" "Нет." "А приятно?" - "Не пойму, как-то
странно,  непривычно.  Ты иногда что-то трогаешь пальцами, так у
меня  истома поднимается до самого горла. Хватит, Алеша." - "За-
чем  тебе  это было нужно, Наташа?" "Ну и что?" - "Наверное, все
это  было  как-то  по другому". Я снова начал трахать Наташу, но
чувствовал, что не удовлетворил ее. Мужчины это хорошо чувтвуют.
Слишком много было всего на сегодняшний вечер. "Подожди, Алеша".
Я  прекратил. "Алешенька, можно я сделаю одну вещь, ты не будешь
надо  мной  издеваться?" - "Ну что ты Наташенька, Вам с Лией все
можно,  разве  ты  не  знаешь?" Наташа поцеловала меня, проворно
соскочила  с кровати, минуту покопалась в ящиках туалетного сто-
лика  и  подошла  ко мне, пряча что-то за спиной. "Алеша, закрой
глаза и не открывай, пока я не скажу". Я закрыл послушно глаза и
почувствовал,  что Наташины руги трогают мой ЧЛЕН и обворачивают
его  чем-то мягким. Потом я почувтвовал, что она на все это оде-
вает  презерватив. "Теперь можешь открывать глаза". Я взглянул и
увидел,  что  мой  ЧЛЕН  стал  в два раза толще и раза в полтора
длиннее.  "Алешенька,  ты  не  думай, что мне твоего не хватает.
Просто  со мной что-то случилось, я никак не могу кончить, а без
этого боюсь, что со мной будет то же, что и с Лией. Ты уж прости
меня". Я заверил Наташу, что все понимаю и что не обижен и, если
она  думает,  что так будет лучше, то я не возражаю. Но мой ЧЛЕН
ничего  не чувствовал через слой фланели и Наташа сама направила
его."  Наташа, если тебе будет больно, скажи." - "Хорошо, Алеша,
не  бойся, ну давай". Теперь Наташа не лежала неподвижно. В такт
моим  движениям ее тело то взрагивало, сквозь стиснутые зубы вы-
рывались легкие стоны, ногти впивались в мои плечи. С ней проис-
ходило  то же, что и с Лией. Она также начала дрожать и биться в
конвульсиях,  стоны  перешли  в протяжное вскрикивание. Я уже не
мог остановиться. Чувтво, что я удовлетворяю женщину, как никог-
да  в жизни заставило меня забыться. Наташа вскрикнула в послед-
ний  раз,  ноги  ее  судорожно сжали мое бедро, и она неподвижно
распростерлась подо мной. Я пришел в себя, вытащил ЧЛЕН и сорвал
с  него  все.  Потрогал  лицо Наташи, из глаз у нее текли слезы.
"Что  с  тобой?" - "все в порядке, Алешенька, полежи со мной ми-
нутку  спокойно". Я лег рядом, стал гладить ее тело. Наташа отк-
рыла глаза, села на кровать и счастливо рассмеялась. "Алешенька,
как  мне сейчас хорошо и спокойно. Миленький, что же я смогу для
тебя сделать, ведь ты еще не кончил?" Признаться, я уже не думал
об  этом, с меня было достаточно. Я отклонил все предложения На-
таши. Утомленные, полностью удовлетворенные, мы лежали обнявшись
на кровати. Наташа, засыпая, шептала мне: "Алешенька, как хорошо
ты меня сейчас трахал, я еще никогда не чувтвовала такого полно-
го удовлетворения, хочу, чтобы ты еще меня когда-нибудь так, ми-
ленький,  я ради этого готова для тебя на все. Делай после этого
со мной, что хочешь, только трахай меня так иногда..."!!!


________________________________________________________________
Телефон редакции: (017) 249-89-60 Сергей
Адрес редакции: 220085 г.Минск пр.Рокоссовского д.85 кв.187
Интернетовские адреса:
                       paul.pavlov@usa.net     с пометкой
                       zxnet.by@iname.com        EROTIC!
________________________________________________________________




Другие статьи номера:

Вступление - От авторов.

Рассказ - Сексуальная история: Алёша, Наташа и Лия (продолжение).


Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
SOSG - То самое легендарное царство солюшенов!
Программы - Принтер.
Творчество - Носки.

В этот день...   22 октября