City #43
09 апреля 2000

Бук - ПАПАХИ HА БАШHЯХ.

╔═══───────────────────────────────────────────═══╗
│ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! │
│ !!*!!!!!!!!██████!!!!!█!!!!█!!!!!!█!!█!!!!!!!!! │
│ !***!!!!!!█!!!!!!!!!!█!!!!█!!!!!!█!!█!!!!!!!!!! │
│ !!*!!!!!!█████!!!!!!!█████!!!!!!████!!!!!!!!!!! │
│ !!!!!!!!█!!!!█!!!!!!!!!!█!!!!!!█!!█!!!!!!!!!*!! │
│ !!!!!!!█!!!!█!!!!!█!!!!█!!!!!!█!!!█!!!!!!!!***! │
│ !!!!!!██████!!!!!!█████!!!!!!█!!!!!█!!!!!!!!*!! │
│ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! │
╚═══───────────────────────────────────────────═══╝

(c) В.Пелевин

           П А П А Х И  H А  Б А Ш H Я Х

                    пpодолжение

  Началось все с того, что всеобщее внимание к себе
привлек  широко  известный  певец  Полип  Херборов.
Некоторое   время  покрутившись  перед  камерами  в
шафранной   мантии   и   зеленой  чалме,  он  вдруг
пораженно  указал  пальцем вверх и рухнул в подобие
обморока.  Когда  стоявшие  вокруг  подняли  глаза,
выяснилось,  что на головокружительной высоте между
башнями  подвешена  трапеция,  на  которой  в лучах
прожектора  качается  его великая подруга Степанида
Разина,  причем  то ли отражательная способность ее
камуфлированной  зеленым  бархатом  туники,  то  ли
спектр  излучения  софитов подобраны таким образом,
что  она кажется удивительно худенькой. Откуда-то в
руках  Херборова  появился  микрофон,  и  он, играя
бровями, запел:
  -  Но  не  верьте,  нет,  не верьте, что к Кремлю
легка дорога!
  При   этом  он  с  мучительной  негой  глядел  на
чертящую  ночное  небо  Степаниду и простирал к ней
руку,  ясно  давая  присутствующим понять, что поет
для нее одной.
  Это  было  как  бы  сигналом всем присутствующим.
Почти  одновременно  в  другом углу Кремля зажглись
ослепительные    магниевые    лампы    -   какой-то
неизвестный  рыжебородый  урод со сдвинутыми к носу
крохотными глазками, сдавшийся в заложники одним из
первых,  начал снимать рекламный клип про кроссовки
"Адидас",  для  участия  в  котором  он  за большие
деньги  нанял  нескольких чеченцев. Сюжет клипа был
довольно  примитивным  -  ночная перестрелка, яркие
трассы  пуль,  мелькающие  лица  в  масках,  мягкие
кошачьи  прыжки  в  темноте.  Кто-то  спотыкается и
больше  не  встает,  а в последнем кадре появляются
ноги  в  кроссовках  "Адидас",  освещенные  сиянием
сигнальной   ракеты;   в   кадре   бородатое   лицо
поверженного  врага  и  дымящийся  ствол  автомата.
Дальше   шел   монтаж  -  три  смотанных  изолентой
автоматных  рожка  - три полосы на кроссовках - три
сигнальных  ракеты в небе. Это был первый ролик под
новый   слоган  для  стран  СНГ:  "Адидас.  Горькая
радость  победы".  (Впоследствии  этот  слоган  был
заменен другим - "Адидас. Три сбоку, ваших нет".)
  Одновременно  другими  людьми обкатывались первые
пробные    кадры   по   смене   имиджа   курильщика
необлегченных    сигарет    "Винстон"    -    усача
предлагалось заменить на камуфлированного бородача,
а  вынутую  из  костра ветку - на бутылку бензина с
горящей тряпичной пробкой.
  Перечисление   всего   того,   что  творилось  на
территории  Кремля, заняло бы много места. Началось
все  как-то  очень  быстро;  ситуация  не то что бы
вышла  из-под  контроля  боевиков  Басаева - просто
Басаев и его громилы отошли куда-то на задний план.
Когда   Шамиль   попытался   прекратить,   как   он
выразился,  разврат  и беззаконие и велел закончить
все  съемки,  а заложников и телевидение запереть в
Кремлевском  Дворце  съездов,  произошло совершенно
непредвиденное.  Его  как-то  оттерли  в сторону от
горстки  еще не ангажированных боевиков и культурно
объяснили,  что  тут ему не Буденновск и базар надо
фильтровать, а то можно и ответить.
  Пораженный  таким  небывалым  обращением,  Басаев
обратился  за  консультацией  к  своим пакистанским
инструкторам, которые, в свою очередь, связались по
вертушке  со  своей  московской  агентурой. То, что
выяснилось,  привело  Басаева в ужас - оказывается,
стоимость   одной   минуты   рекламного  времени  в
репортажах   из   Кремля  составляла  ровно  двести
пятьдесят   тысяч  долларов.  Передача  "Папахи  на
башнях"  должна  была выходить в эфир каждый вечер,
длиться   около   часа   и  была  вписана  в  сетку
останкинских  передач  примерно  на  месяц  вперед.
Тридцать   минут   из  этого  часа  отводилось  под
рекламу.
  Обладая  некоторыми  тактическими  способностями,
Басаев    начал    догадываться,   что   если   его
диверсионно-штурмовой      батальон     и     может
противостоять паре бронетанковых дивизий российской
армии,  то  уж  никак  не  таким деньгам. Поскольку
террористы  были в некотором роде фундаментом всего
происходящего,  им  самим  ничего не угрожало, но в
целом  ситуация  выливалась  в  нечто  такое,  чего
Басаев совсем не ожидал.

              продолжение следует ...




Темы: Игры, Программное обеспечение, Пресса, Аппаратное обеспечение, Сеть, Демосцена, Люди, Программирование

Похожие статьи:
Поэзия - Guest poemz...
Что нового - О новинках и новостях в Минске.
Юмор - Пpо то, как я завел себе девyшкy.

В этот день...   22 сентября